О вере и доверии

Автор: GvenGlaive (gven_glaive @ mail.ru)
Фандом: Naruto
Персонаж: Ирука, Какаши, Наруто, Саске
Рейтинг: G
Жанр: джен, angst
Summary: Четыре человека. Совершенно разных и одновременно – в чем-то – одинаковых
Ключевые слова: печать, ширма, стена
Disclaimer: Мир и персонажи принадлежат не мне
Посвящение: моему свету



…и надежду на миф – вместо веры в живых людей.
Зимовье Зверей

1.

 

Умино Ируке с самого детства очень хотелось верить. Даже не так важно, во что или кому. Просто – верить.

В себя, в мир и людей вокруг, в саму жизнь…

В реальность.

И особенно сильно ему этого хотелось, когда он сидел у стены в пустой комнате, уткнувшись носом в колени, и считал пылинки в лунном свете. Когда все болело от бесконечных ссадин и царапин после целого дня тренировок, после очередной нелепой и неуклюжей выходки с ним самим в главной роли, после целого каскада смеха и насмешек. Когда ему очень-очень хотелось верить, что его воспоминания – о прошлой жизни, о первых днях в Академии, о крепких руках отца и такой светлой улыбке мамы – реальны. Что это действительно было, даже несмотря на то, что сейчас этого нет.

И когда над краем горизонта медленно-медленно показывался бледно-желтый краешек солнца, Ирука, за всю ночь так и не сомкнувший глаз, наконец находил в себе силы поверить. Ночные страхи отступали, растворялись без остатка – до следующего вечера.

Но этого было достаточно. Потому что в своей вере Ирука тоже черпал силы – чтобы продолжать тренировки и нелепые неуклюжие выходки и чтобы улыбаться в ответ на чужой смех и насмешки.

Ируке нравилось быть живым.

И именно поэтому он верил.

Всем и всегда.

Или по крайней мере делал вид, что верил.

Образ наивного доверчивого учителя – маска ничуть не хуже любой другой.

И большинства окружающих совсем не касается то, что под этой маской – умение искренне улыбаться сквозь боль, и жадная жажда жизни, и любовь к безрассудным выходкам…

…и отчаянное желание верить.

 

 

 

2.

 

Хатаке Какаши всегда боялся доверять.

Потому что слишком хорошо знал значение слова «терять».

Хатаке Какаши. Один из героев войны – живых героев, что немаловажно – гениальный шиноби, ставший чуунином в шесть лет, одна из самых загадочных фигур Конохи. Человек, о котором детям рассказывают сказки на ночь. И которым их иногда даже пугают.

Тень. Тень в маске.

Он сам возводил стены вокруг себя. С детства. С того черно-красного мгновения, когда случайно наступил в лужу крови собственного отца.

И только два раза эту стену удалось проломить.

Первый раз – был Обито. Безумная гонка по лесу, и новое слово «друзья», и проклятые черные скалы, и густая, тягучая, как смола, боль… и сумасшедшая, невозможная, искренняя улыбка с потеками темно-красной крови на подбородке.

Второй раз – был сенсей. Желтая Молния Конохи, Четвертый Хокаге. Человек, без раздумий выбросивший свою собственную жизнь… ради того, чтобы спасти тех, кто в него верил.

Два раза, когда стена оказалась пробита.

А потом были годы, годы, годы, и почти каждый вечер – у мемориального камня.

И однажды Какаши вдруг понял, что стен больше нет. Что они сами исчезли, растворились, пропали.

И что вполне достаточно просто маски.

Тонкого слоя ткани на лице, улыбки и неизменной книги в руках.

А потом… глядя на своих таких разных – но таких в чем-то одинаковых – учеников… и на тихую улыбку одного полузнакомого (на тот момент полузнакомого, разумеется) учителя…

…Какаши решил, что вполне может научиться доверять.

 

 

 

3.

 

Для Узумаки Наруто вопрос веры всегда был одним из важнейших.

И дело даже не в том, что его так уж часто обманывали, нет. Просто…  верить ему было банально некому. Ну, так уж получилось. Когда вокруг тебя никого нет, когда тебя никто не замечает, когда ты – фактически пустое место… сложновато найти себе идеальный объект веры.

Поэтому Наруто решил верить в самого себя.

Правда, «идеальным» вариантом это, конечно, не назовешь… Но хоть что-то! Согласитесь, единица – это уже не ноль.

А что касается «идеальности»… К ней вполне можно стремиться.

Что, собственно, Наруто и делал. С тех самых пор, как вообще узнал значение данного слова.

Другое дело, что способы и методы у него были… достаточно оригинальные. Всегда и во всем.

А, впрочем, главное – результат!

И результат был.

Наруто верил в самого себя. И в этой вере находил силы идти дальше.

Надо сказать, умел идти он только вперед. Благополучно наплевав на все препятствия.

О да, Узумаки Наруто не искал легких путей.

Он мог бы добиться всего, он мог бы получить абсолютное силу – для этого нужно было только протянуть руку и сорвать Печать, удерживавшую Девятихвостого.

Но это значило бы предать свою собственную веру в себя.

Поэтому Наруто продолжал идти только вперед, радостно ухмыляясь и громко сообщая всем вокруг, что он – самый сильный, самый смелый, самый-самый-самый и вообще будущий Хокаге.

Но на самом деле…

На самом деле больше всего Наруто просто хотел, чтобы остальные тоже верили в него.

 

 

 

4.

 

Учиха Саске считал доверие самой большой глупостью, на которую только способны люди.

Разумеется, у него были объективные причины считать так.

И он действительно знал, какую страшную, незаживающую рану-язву наносит преданное доверие.

Саске был сам по себе. Всегда – с тех самых пор, как остался один. Слишком больших усилий ему стоило научиться одиночеству, чтобы потом позволить кому бы то ни было это самое одиночество нарушить. Чтобы позволить кому бы то ни было заглянуть за расписанную черной тушью ширму его души.

У Саске была цель. Нет, даже не так. У Саске была Цель. И именно этой Цели было подчинено все его существование. Все его мысли. Все его чувства.

До того самого момента, когда в его жизнь бесцеремонно ворвался бестолковый оранжевый вихрь… и не пожелал уходить.

Сначала Саске злился. Потом злость перешла в ярость. Потом перекипела в глухое раздражение.

А потом неожиданно превратилась в привычку.

Привычку постоянно видеть рядом с собой одно блондинистое недоразумение с полным отсутствием хороших манер и очень громким голосом.

Впрочем, доверять Саске все равно не собирался.

Ни за что.

Хватит.

Уже обжегся.

И здесь совершенно неважно, что он не мог  не обжечься, что у него не было такой возможности, что тогда от него ничего не зависело…

На самом деле ответ был прост до банальности: Саске… боялся доверять.

Но, разумеется, ни за что не признался бы в этом даже самому себе.

И поэтому продолжал делать вид, что в его жизни есть только Цель.

Учиха Саске считал доверие самой большой глупостью, на которую только способны люди. А слово «глупость» не должно стоять в одной строчке со славным именем Учиха. Ни в коем случае.

Саске думал именно так… и, глядя на своего неугомонного напарника, старательно гнал от себя мысль, что, может быть, - пока только «может быть» - он ошибается.

 

 

 

5.

 

Свет и тень.

Вера – в доверии. Доверие – в вере.

Потому что…

На самые сложные вопросы существуют самые простые ответы.

 

30 июня 2007




-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-