Звуки

Автор: Storyteller (Lauren @lovehermit.com)
Дневник автора: http://storyteller.livejournal.com/
Переводчик: Эсси Эргана (essyergana @narod.ru)
Фандом: Prince of Tennis
Пейринг: Тезука/Рёма, Фуджи/Рёма – основные
Рейтинг: PG13
Жанр: angst
Summary: Тезука учится любить. Фуджи учится побеждать в любви. Рёма учится тому, что можно любить не только теннис.
Disclaimer: ни на что не претендую
Разрешение на перевод и публикацию: получено.



            Она  привычно смотрит на мир через объектив своей фотокамеры, но в какой-то момент руки начинают так сильно дрожать, что ей приходится отложить аппарат в сторону и наблюдать за матчем собственными глазами. И это невыносимо тяжело: она не хочет видеть, как один из них проиграет.

            У нее сводит желудок, но это не имеет значения: она все равно не может отвести взгляд: это совершенно невероятный матч. История взаимоотношений между двумя соперниками освещает корт лучше, чем яркие огни прожекторов или вспышки фотоаппаратов. Воздух кажется тяжелым и вязким, и она не знает, почему это так.

            Шибе-сан требуется время, чтобы понять, чем же так волнующ и необыкновенен теннис, - даже несмотря на все воодушевленные объяснения ее бывшего босса Иноуэ-сэмпая. Есть своя, особенная красота в крученом мяче, летящем по дуге, в искусном наклоне ракетки, в напряжении мышц и в резких, стремительных движениях на грани возможностей человеческого тела. Есть музыка в звуке ракетки, рассекающей воздух, в ударе мяча о корт и в отрывистом дыхании игроков.

            Но не это помогает ей понять.

            Что-то, что она видит в глазах тех, кто стоит на корте. Сила, энергия – нет, что-то еще, что-то большее, чем амбиции и страсть. Теннис – это соперничество, это попытка стать лучше, чем кто-то другой. Это сражение, битва и победа. Желание увидеть, как прекрасное расцветает и прекрасное разбивается вдребезги – вполне характерное для человека желание.

            В конце концов, люди – это любовь и ненависть, и в теннисе все точно так же.

            - Гейм, сет и матч выигрывает Фуджи Шьюске. 6:4.

            Толпа болельщиков финала «Япония Open» на мгновение умолкает и в следующую секунду взрывается бурными овациями.

            Фуджи слегка наклоняет голову, и такого выражения на его лице Шиба не видела еще ни разу: он выглядит так, как будто выиграл впервые в жизни, и ему нравится это чувство. Он плачет.

            Тезука как всегда стоически смотрит прямо перед собой, но его рука, сжимающая ракетку, слегка дрожит. Он перебрасывает ракетку за плечо и протягивает ладонь бывшему товарищу по команде. 

            - Вот что значит иметь настоящего соперника, - говорит он, думая о Рёме и Кевине Смите. Даже Атобе, с его сияющим взглядом и ухмылками, никогда не был настолько равен ему по силе. – Я знал, но не понимал этого до сих пор.

            Фуджи вытирает слезы радости.

            - Интересно, будешь ли ты ненавидеть меня за это, - мягко говорит он, пряча эмоции за своей обычной улыбкой.

            Тезука отвечает ему не сразу.

 

                                                           *          *          *

 

            Конечно же, все начинается именно здесь: на теннисном корте.

            Свет уличного фонаря слабо мерцает в сумерках, и они уже бывали здесь и прежде. Они становились другими с каждой новой встречей, и они изменятся еще больше после сегодняшнего дня.

            Сейчас они не держат в руках ракетки, но сетка все еще разделяет их.

            - Ты выиграл, - говорит Тезука.

            - Mada mada dane. Как и ты, капитан, - отвечает ему Рёма.

            Тезука моргает.

            - Не ожидал снова увидеть тебя в Японии.

Ему нет необходимости говорить: «Ты ведь уже доказал однажды, что превзошел меня. Зачем ты приехал на этот раз? Что я должен дать тебе теперь?» Не станет он рассказывать и о том, как что-то сломалось внутри него, когда Рёма произнес «спасибо», больше похожее на «прощай».

Рёма молчит несколько секунд: с Тезукой ему всегда приходится контролировать себя, чтобы не вести себя по-детски, чтобы не сделать чего-то, что капитан не одобрит – потому что если Тезука не одобрит его, остальное перестанет иметь всякий смысл.

- Я… - начинает Рёма.

- Ты собираешься пойти в профессионалы, Эчизен? – и это больше утверждение, чем вопрос, хотя взгляд Тезуки и говорит об обратном. Рёма не отвечает, и Кунимитсу продолжает: - Ты -  самый юный победитель за всю историю US Open.  Твой талант – это настоящий дар свыше, и ты должен стремиться к самым вершинам.

Для Эчизена нет предела совершенству. Тезуке хочется спросить у него: каково это – держать в руках кубок? Он видел фотографии в газете: улыбка чуть шире обычной, и глаза, сияющие как никогда прежде. Тезука не помнит, как выглядел кубок, но помнит взгляд Эчизена, и Эчизен смотрит на него прямо сейчас.

Рёма кажется совсем юным – и потерянным. Тезуке хотелось бы, чтобы он никогда не возвращался. Он не глуп, он знает, как Рёма на него смотрит - как Рёма всегда на него смотрит, - и знает, что тот, несмотря на все свои экстраординарные способности, все еще смущающийся ребенок. А еще он знает, что Рёма будет стремиться все выше и выше, и что он, Тезука, уже давно не может стоять с ним рядом на одной ступени.

- Я скучал по тебе, капитан.

Тезука закрывает глаза. Ему хочется обнять Эчизена и никогда не отпускать, но это неизбежно. Он недостаточно силен, чтобы удержать столь… стремительного человека.

Рёма делает шаг вперед:

- Я хочу тебя.

Тезука уходит с корта, и решетчатая калитка с шумом захлопывается за ним.

Сев на поезд, он снимает очки и вытирает их носовым платком, потому что они мокрые.

 

 

                                               *          *          *

 

- Эй! Эчизен!

Первая реакция Рёмы – поскорее снова закрыть дверь: на пороге толпятся шестеро подозрительно взволнованных членов команды Сейгаку. Впрочем, уже слишком поздно: Момо-семпай заключает его в удушающие объятия.

- Мы узнали от капитана, что ты вернулся!..

- Эй, Очиби!  - набрасывается на них обоих Кикумару. – Ура чемпиону!!!

- Это было потрясающе, Эчизен, - хвалит его Фуджи, и его голубые глаза сверкают, а потом он дьявольски ухмыляется и протягивает ракетку Така-сану.

- BURNING, BABY! – выкрикивает Кавамура, подбрасывая всех троих в воздух так легко, будто они пухом набиты. – Супер, Эчизен!

- Поздравляю, Эчизен. Мы все тобой очень гордимся, - говорит Ойши, хотя он и сомневается, слышит ли его сдавленно мычащий Рёма.

Инуи поправляет очки на носу:

- Существует 74% вероятности того, что Эчизен сейчас не может дышать.

- Фшшш, - шипит Кайдо, закатывая глаза.

- Эй,  Гадюка! Ты что, не рад возвращению Эчизена?! – орет Момо, сбрасывая с себя руки Кавамуры и выбивая у него ракетку.

Рёме, наконец, удается освободиться от объятий Кикумару и Кавамуры, и Эйджи быстро перебирается к Ойши.

Лицо Кайдо перекашивается от гнева:

- Мои эмоции – это мое личное дело, идиот!

- Подраться хочешь?! – рычит Момо.

Рёма вздыхает и отворачивается, намереваясь вернуться в комнату, когда мягка рука ложится ему на плечо, останавливая:

- Некоторые вещи никогда не меняются, да? – спрашивает Фуджи.

Рёма пожимает плечами, но все еще ощущает на себе теплую ладонь Шьюске.

- Тезука сказал, ему жаль, что он не смог этого сделать.

Он на мгновение замирает с беспощадным выражением на лице, и Фуджи отдергивает руку, как ошпаренный.

- Не имеет значения, - едва слышно отвечает Рёма.

- Эчизен-кун… позже… ты сыграешь со мной?

В памяти всплывают капли дождя, стекающие по лицу и по спине, взгляд голубых глаз, и голос Момо в телефонной трубке…

Рёма медленно кивает:

- Хорошо.

 

                                               *          *          *         

 

Они играют на том же самом корте, где прежде Рёма играл с Тезукой. Он не задумывается над тем, почему выбрал именно это место.

Дождь начинается после четвертого гейма: сильный и холодный, - и они оба слегка улыбаются уголками губ.

Каждый из них выиграл по два гейма, но ни Рёма, ни Фуджи не ощущают в себе пыла. Они играют так, будто исполняют тяжелую обязанность. И лишь когда первые капли дождя срываются с неба и стекают прохладой по коже, они оба начинают как будто просыпаться.  

- Вот мне интересно, Эчизен, - замечает Фуджи, выгибаясь назад во время подачи, - если бы Тезука проиграл.. оу, 15-0.

Рёма прищуривается, возвращая вторую подачу с такой яростью, что запястье Фуджи сильно бы пострадало, получись у того дотянуться ракеткой до мяча.

- 15:15, - произносит он, и в его голосе слышится угроза.

Следующие три гейма Рёма выигрывает легко и почти не задумываясь, и возможно, впервые он почти ненавидит теннис.

Фуджи думает о том, что он еще никогда не играл против такого же сильного и прекрасного противника, как Эчизен, и он начинает понимать, почему Тезука готов отдать всё этому мальчику – этому опасному ребенку, чья суть и есть теннис. Фуджи хочет сломать Тезуку, но для этого ему нужно сломать Рёму, и он делает это единственным доступным для себя способом.

- Знаешь, если бы это я выиграл, тебе не было бы нужды выигрывать у Тезуки после меня. Я бы не ушел.

Фуджи выходит к сетке.

Рёма угадывает его движения и тоже приближается, двигаясь ему навстречу. Они наносят удары с лета по очереди до тех пор, пока не перестают замечать мяч. Они смотрят только друг на друга.

Фуджи похож на бушующую стихию. Рёме кажется, что в его взгляде можно утонуть - хочется утонуть. Было бы глупо отрицать, что Фуджи восхищает его не меньше, чем Тезука – или что он однажды не восхищался им. Странно, как один телефонный звонок может изменить все.

Капитан Тезука выиграл.

Тезука играет в теннис так, как никто другой из тех, с кем сталкивался Рёма. В нем есть что-то такое, что привлекает Эчизена, и это больше, чем просто способности, целеустремленность или сила. Он – загадка, которую Рёма отчаялся разгадать. Почему Тезука готов дарить ему снова и снова все, что у него есть? Даже отец никогда таким не был.

Но Фуджи здесь, и Фуджи действительно этого хочет – и возможно, Фуджи сможет дать ему то, что не может – не хочет - Тезука.

Фуджи не дарит того, что дарит Тезука. Но он дарит это.

Они роняют ракетки одновременно, и мяч больше не имеет значения, потому что руки Рёмы тянутся через сетку к рубашке Фуджи, сминая меж пальцев мокрую ткань, а ладони Фуджи зарываются в черные волосы Рёмы, притягивая ближе. Их губы совсем рядом, холодные и мокрые от дождя, их тела прижаты друг к другу, а сердца беспорядочно бьются от изматывающего матча и от этой внезапной близости.

Рёма и представить не мог, что его первый поцелуй будет таким.

 

                                   *          *          *

 

- Тезука-кун, ты сыграешь со мной матч? Давай встретимся в пять, на кортах, где ты играл с Эчизеном перед Национальным Чемпионатом.

Капитан Сейгаку, сжимая в руке зонт цвета лаванды, смотрит на корт и понимает, что Фуджи имел в виду отнюдь не теннисный матч.

Шьюске набрасывает на плечи Эчизена полотенце и встречается взглядом с Тезукой. В его глазах - вызов. Это напоминает Тезуке последний матч Чемпионата, когда Фуджи выиграл матч против Санады.

Фуджи обнимает Рёму и что-то шепчет ему на ухо.

Они уходят вместе, а Тезука опускает зонт и смотрит в серое небо с низко повисшими тяжелыми тучами. Капли дождя стекают по его лицу, смывая все…

 

                                   *          *          *

Проблема заключается в том, что Рёма становится для Фуджи настоящим наваждением.

Фуджи пытается выучить наизусть его расписание, гадает над тем, как правильно назвать оттенок его глаз, проверяет, какие звуки издает Рёма, если целовать его здесь или там, запоминает каждый изгиб его тела… Он не может дышать, когда Рёма кричит «Шьюске!...»

Ему приходится поверить в то, что Рёма – не ребенок. По крайней мере, не обычный ребенок.

Но что еще хуже, так это то, что его совершенно не интересует выражение лица Тезуки в тот момент, когда Кикумару в полный голос отпускает замечание по поводу засосов, покрывающих шею Рёмы. В этот момент Фуджи смотрит только на Рёму, наблюдая за тем, как тот краснеет и переводит взгляд с него на капитана.

- Ничего такого, - бормочет Эчизен, застегивая спортивную куртку до самого верха.

- Двадцать кругов, - выпаливает Тезука, - за бессмысленную болтовню в то время, когда вы должны были быть заняты разминкой.

-  О Боже, капитан! – недовольно скулит Момо. Как видно, Тезука – не единственный в команде, кто расстроен происходящим. Все знают, как знают об Ойши и Эйджи. Рёма больше не ходит с ним вместе ни в школу, ни обратно домой, никогда не позволяет угощать себя бургерами: он лишь заметно худеет, а стиль его игры в теннис становится все более жестким и резким. Момо хочется решить эту ситуацию, но он не находит ничего лучшего, кроме как провоцировать еще больше стычек с Кайдо. Он считает, что это и есть взросление.

- Сорок!

Вот теперь все члены возмущены. Точнее, почти все: Фуджи и Рема уже давно бегут рядом.

 

                                               *          *          *

 

Воздух кажется спертым и тяжелым, а недавно появившиеся в небе звезды – крошечными и блеклыми, когда Рёма возвращается домой с Чемпионата Канто и застает свою мать рыдающей так, как рыдают только в случае огромной утраты…

Нанако обнимает Ринко очень крепко, будто боится, что если она отпустит ее, та рассыплется на части.

- Произошел несчастный случай…

Рёме пятнадцать, он – капитан теннисного клуба Сейгаку, и его отец мертв.

Позднее Рёма лежит на теннисном корте во дворе, размышляя о том, что ему никогда уже не удастся обыграть в теннис человека, победить которого он по-настоящему хотел. Его надрывный смех перемежается со всхлипами и проклятиями.

Звезды становятся ярче, воздух – свежее, а слезы полностью высыхают к тому моменту, когда к нему присоединяется Тезука. На следующее утро Нанако скажет Рёме, что она позвала того человека, который, по ее мнению, сможет лучше всего утешить его, но сейчас имеет значение только то, что Тезука рядом и молча лежит рядом с ним. Они не вспоминают о Фуджи.

Рёма кажется таким маленьким рядом с Тезукой. Он всегда будет маленьким, по крайней мере, для Кунимитсу, который понимает, что такое сила, но еще лучше он понимает Рёму.

Вокруг трещат сверчки, и в звуках ветра, колышущего нестриженную траву, слышится одиночество и светлая грусть. Где-то хлопает дверь автомобиля, но даже у этого звука есть свое место, отведенное ему  в едином загадочном ритме жизни.

Они ни о чем не спрашивают и ничего не говорят друг другу. Голова Рёмы покоится на плече у Тезуки, и Тезука замирает, боясь пошевельнуться. Он безуспешно пытается не дышать слишком глубоко, чтобы не ощущать аромат тела Рёмы, но сейчас им обоим достаточно и этого: просто лежать и прислушиваться к звукам вокруг.

 

 

                                               *          *          *

 

 

Фуджи и Рёма не встречались на протяжении трех лет потому, что они никогда не называли свои отношения словом «встречаться». Были прикосновения, объятия и поцелуи, а потом – секс. Поэтому когда Рёма встречается с Фуджи на теннисном корте, где все и началось, и говорит «Я не хочу больше продолжать это», тот не уверен в том, что ему следует ответить.

- Тезука все-таки сделал первый шаг? – с горечью в голосе, наконец, произносит Фуджи. Он не может заставить себя перестать думать о том, что все это связано с матчем, который он проиграл много лет назад.

- Мой отец умер, - говорит Рёма, потому что чувствует себя виноватым в том, что ему всегда отдают право выбора. И это не ложь.

Фуджи прикасается к его лицу, и Рёма трется щекой о его ладонь, даря ему эту последнюю ласку.

- Тезука-кун  - счастливчик, - задумчиво отвечает Фуджи, и когда он улыбается Рёме, это чертовски больно. – И прими мои соболезнования по поводу отца.

Ответ застревает у Рёмы в горле:

- Шьюске…

Улыбка Фуджи меркнет.

- Давай закончим матч, который мы начали много лет назад.

Они берут в руки свои ракетки.

 

                                               *          *          *

 

За обедом Фуджи сидит напротив Тезуки.

- Тебе нужно непременно побеждать во всем, ведь так, Тезука?

Тот ничего ему не отвечает.

Фуджи начинает понимать Юту.

- Я ненавижу себя за то, что не могу стать лучше тебя…

 

                                               *          *          *

 

Рёма ловит Тезуку после тренировке в старшей школе.

Тезука закрывает дверь, ведущую на корт, и поворачивается, уже зная, кто стоит у него за спиной.

- Они меня называют «капитан», и это странно и непривычно, - замечает Рёма. – Но я думаю, мне это идет.

- Эчизен. Прошлая ночь…

- Заткнись. – Рёма сжимает кулаки. – У меня такое ощущение, что ты просто не хочешь быть счастлив. Понять не могу только, почему.

Неожиданно Тезука улыбается.

- Рёма, я…

Но в следующее мгновение Эчизен толкает его к заборной сетке, и они страстно целуются. Прикосновение горячих губ, язык, скользнувший по зубам, ладони на талии, и улыбка капитана – потому что капитан никогда прежде не улыбался ему. Все это кажется таким новым и совершенным, и даже, на долю секунды, настоящим и открытым.

- Ты иногда можешь быть таким придурком, Кунимитсу, - говорит Рёма.

Они улыбаются, оба.

 

                                               *          *          *

 

В семнадцать лет Фуджи, подстегиваемый желанием быть лучшим, первым среди них становится профессионалом, следом за ним – Атобе. Санада уходит из тенниса после того, как весной умирает Юкимура.

 Тезука ждет аж до девятнадцати лет, и к тому времени Атобе успевает «перегореть».

Рёма становится профессионалом тогда же, к всеобщему восторгу мировой общественности, и без того покоренной его победой на US Open.

Все они молоды, и мир принадлежит им.

 

                                               *          *          *

 

Когда Фуджи Шьюске побеждает Тезуку Кунимитсу, единственное, о чем он думает: «Рёма смотрит». И это важнее, чем рев толпы болельщиков, потому что это означает, что снова будут горячие поцелуи, зарывшиеся в волосы пальцы, снова можно будет задирать рубашку Рёмы и целовать его упругий живот, снова и снова – это означает, что у него снова есть то, чего больше нет у Тезуки.

Для таких людей, как они, теннис сильнее любви.

- Итак, наконец-то ты приблизился к вершине, Фуджи? – медленно произносит Тезука, избегая говорить правду.

- Кажется, время пришло, разве нет? – Шьюске спиной ощущает взгляд Рёмы. – Хотя это… странно, если подумать, что именно заставляет нас открыть собственный потенциал.

Тезука смотрит куда-то ему за спину, и Фуджи больше всего хочется увидеть сейчас выражение лица Рёмы.

- Не совсем. Это ведь всегда любовь, не так ли?

- Кунимитсу… - начинает Фуджи, но умолкает, передумав. – Эчизен любит тебя?

Тезука опускает руку и вежливо наклоняет голову.

- Рёма любит теннис.

Из чьих-либо других уст это могло прозвучать, как насмешка, но Фуджи понимает.

Сегодня он выиграл. Возможно, завтра выиграет Тезука. Это не имеет значения. Для Эчизена всегда будет существовать более сильный противник. Фуджи говорит себе, что у него есть сегодняшний вечер. И что он продолжит побеждать до тех пор, пока это не перестанет иметь значения.

Тезука знает, что сегодня Рёма не пойдет с ним вместе домой.

 

                                               *          *          *

 

Ресторан, в котором они ужинают, по обычным меркам дороговат для людей столь юного возраста.

Рёма поднимает взгляд на Тезуку и, не моргнув, говорит:

- Я провел прошлую ночь с Фуджи.

Сотни крошечных деталей, которые врезаются в память Тезуки: его белоснежная салфетка (он еще не успел дотронуться до еды), голоса влюбленной парочки за соседним столиком (эти двое флиртовали друг с другом, и забавно, что  Тезука не помнил, флиртовал ли сам с кем-нибудь хотя бы раз в жизни), отварной, вкусно пахнущий лобстер на тарелке, и дрожащие руки, сложенные на коленях.

- Почему ты проиграл?! – Рёма почти срывается на крик, и он смотрит на Тезуку, но тот отводит взгляд.

- У каждого из нас есть свой предел.

- Кунимитсу.

- Я ухожу, Рёма, - произносит Тезука.

- Почему? – выпаливает тот, и его голос дрожит от сдерживаемых слез.

            Тезука злится очень редко, но сильно, и раньше Рёме нравилось провоцировать его, заставляя проявлять эмоции, но сейчас он его почти ненавидит.

            - Это – предел моих способностей в теннисе. Весной я поступаю в Университет Токио.

            Лицо Рёмы краснеет от гнева. Это – первая игра, в которой он не может победить. Ему семнадцать, он – пятый в списке лучших игроков мира, и Тезука не идет на поводу у его желаний. Раньше капитан казался ему крайне сдержанным, но теперь, когда Тезуке больше нечего от него скрывать, Рёма не знает, что он за человек.

            В глазах Кунимитсу – вопрос: «Значу ли я для тебя больше, чем теннис?»

            Остаток времени за ужином они не разговаривают. Рёма расплачивается.

            Прежде, чем взойдет солнце, он будет лететь на самолете в Нью-Йорк. Он скажет себе, что теперь, наконец-то, они оба свободны.

 

 

                                                           *          *          *

 

            Мелодия звонка на мобильном телефоне Тезуки – самая простая из всех существующих. Друзья наверняка подшучивали бы над ним по этому поводу, если бы так его не боялись. Ему нравятся простые и функциональные вещи, и исключений из этого правила практически нет.

            Не отрывая взгляд от окна, Тезука открывает крышку мобильного телефона и подносит его к уху:

            - Тезука Кунимитсу слушает.

            - Ты уже слышал? – интересуется знакомый мягкий голос в трубке.

            Тезука вздыхает.

            - Фуджи.

            - Включи телевизор.

            Пульт, как обычно, лежит в правом углу журнального столика. Тезука нажимает на кнопку. В эфире новости, и он собирается переключить канал на ESPN, но внезапно понимает, что в этом нет необходимости.

            «Японец Эчизен Рёма выиграл Кубок Большого Шлема всего лишь в девятнадцать лет».

            Ролик, демонстрирующий победную игру Рёмы на US Open, и восхищение, написанное на лице у игрока, потерпевшего поражение – Кевина Смита. Самурай, наконец, полностью пробудился. Теннис Рёмы – это нечто невероятное, и внезапно Тезуке не хватает игры, не хватает возможности посмотреть матч. Ему не хватает Рёмы.

            - Он всегда делал первый шаг, Тезука. Может, теперь твоя очередь? – устало спрашивает Шьюске.

            - Фуджи, но почему…

            - Даже когда я выиграл у тебя, этого было недостаточно. Я думал, что с Рёмой может быть только сильнейший. Я ошибался. Но и ты тоже был неправ. А, кроме того, - добавляет он с легкой насмешкой в голосе, - кажется, у меня появился новый повод для мазохизма.

 

                                                           *          *          *

 

            Это не деньги, не известность и не сила.

            Это не желание превзойти отца, титулы победителя или слава.

            Самой великой мечтой Кевина Смита был, есть и будет Эчизен Рёма и все, что с ним связано. Поначалу Кевин идеализировал его, позже – узнал многие его недостатки, и даже они стали предметом его восхищения.

            Когда его спрашивали, какова его цель, он отвечал: «Весь мир». Но мир для него – это Рёма. Покорить мир, конечно же, нелегко, но Кевин столь же настойчив, сколь и талантлив. Он мечтает о том, что однажды Рёма посмотрит на него так же, как смотрел когда-то на Фуджи, - а может, даже так, как он смотрел на Тезуку.

            Это решающее очко, финал Уимблодна, - и Кевину нужно выиграть только этот последний мяч, и он победит, и Рёма будет принадлежать ему.

            Рёма надменно ухмыляется и подбрасывает мячик. Его подача – это едва ли не самое прекрасное из всего, что доводилось видеть Кевину. Изящество, идеальный самоконтроль, безукоризненная точность.

            Они играют, быстро и почти яростно. Кевин ни на секунду не сомневается. Рёма берет очко, он выкладывается на все сто. Рёма всегда ненавидел проигрывать.

Но сейчас он ниже надвигает на лоб бейсболку и сканирует взглядом разноцветную толпу скандирующих что-то болельщиков. Игра становится другой, он чувствует это.

Несколько секунд он не может дышать, потому что в гуще людей он видит Тезуку – Тезуку, который смотрит на него. Тезука здесь. «Капитан», - думает Рёма.

Есть вещи, гораздо более важные, чем теннис.

Он представляет себе, что Тезука присутствовал на всех его матчах.

Он потерял Тезуку –

Рёма знает, что Кевин будет подавать в дальний левый угол.

- и он уже вышел за пределы человеческих возможностей в теннисе, для него больше нет границ.

Рёма двигается резко вправо.

На его губах – привкус будущего.  


Конец



-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-