Секрет

Автор: Mokushiroku (moku @ list.ru)
Бета: Эсси Эргана
Фандом: Naruto
Рейтинг: G
Пейринг/Персонажи: Учиха Изуна, Сенджу Хаширама
Жанр: angst
Summary: Заставить ветку дерева расцвести - что может быть проще?
Disclaimer: всё принадлежит господину Кишимото.
Размещение: с разрешения автора




В стране, в которой родились братья Учиха, зимы не бывает, поэтому, попав на север и впервые увидев лишённое листьев дерево, маленький Изуна решает, что оно засохло, и поджигает его Катоном.

- Зачем ты это сделал? - печально спрашивает незнакомый мальчик, случайно оказавшийся рядом.

Другой мальчик обрушивает на горящее дерево потоки воды, однако оказывается слишком поздно: рассеившиеся клубы дыма открывают взглядам всех троих почерневшие и обуглившиеся ветви.

- Больные и слабые должны умирать, - яростно заявляет Изуна, повторяя слова брата. Ему сейчас очень не хватает Мадары: они почти всегда вместе, и он понятия не имеет, как вести себя и общаться с другими, когда он один. - А это больное дерево, у него не было листьев!

- Идиот! - белобрысый мальчишка смотрит на него презрительно. - Ты что, зимы никогда не видел? Весной у него бы распустились новые листья!

Уязвлённое самолюбие и страх перед незнакомцами не позволяют Изуне признать свою ошибку. К тому же, расстроенный вид второго мальчишки вызывает у него странные и неприятные чувства. Изуна злится: ну что за глупость переживать из-за какого-то там дерева?!

- Теперь это неважно, - заявляет он с вызовом. - Оно мертво!

Бросив на незнакомцев высокомерный взгляд, Изуна разворачивается и уходит быстрым шагом прочь. Он полагает, что должен быть доволен собой: ему удалось поставить этих двоих на место; дома он расскажет обо всём Мадаре, и они вдвоём над ними посмеются.

Однако на душе у него неспокойно, и в последний момент он зачем-то оборачивается.

Второй мальчишка стоит возле сгоревшего дерева, и сначала Изуна видит только его длинные волосы, развеваемые ветром, однако потом он замечает то, что заставляет его содрогнуться: на почерневших ветках распускаются зелёные листья.

"Но этого не может быть", - думает он растерянно.

- Тебе привиделось, - смеётся Мадара, услышав его рассказ. - Я слишком долго держал тебя в прошлый раз в гендзюцу, и теперь у тебя начались галлюцинации.

- В следующий раз галлюционации будут у тебя, - фыркает Изуна. - Между прочим, я сильнее тебя в иллюзиях!

- Ну это мы ещё посмотрим!

И они уходят тренироваться.

 

...Он сопротивляется, долго и яростно, кусается и царапается, как дикий кот, складывает печати, но все попытки бесполезны, и оба противника это понимают: главная сила Учихи заключена в глазах, которых у Изуны больше нет.

- Отдай, - наконец, говорит он беспомощно. Он хочет приказывать, как и положено гордому Учихе, однако против воли получается просьба, жалкая и униженная. - Отдай моё оружие.

- Нет, - возражает ему невидимый враг. - Зачем?

Запястья Изуны опутаны чем-то гибким и прочным, и он безумно устал от этой борьбы, а более всего - от осознания своего бессилия. В конце концов, он оставляет попытки вырваться и укладывается на землю, вдыхая запах дыма, пропитавшего воздух. Он сам попросился в битву, рассчитывая найти в ней долгожданную смерть, однако судьба, как будто издеваясь, хранила его, слепого, от вражеских техник, сколько он ни кидался в самое пекло, уверенный, что на этот раз - уж точно конец.

Мысль о том, что враги попросту жалеют его, в конце концов пришедшая Изуне в голову, была настолько невыносима, что разрушила последнюю преграду, удерживавшую его от самоубийства - гордость Учихи.

В конце концов, Учиха без шарингана - не Учиха.

Так что он теперь никто.

Вот только даже в этом у него ничего не получилось: кто-то из врагов неожиданно выхватил у него из рук кунай, когда он собирался перерезать себе горло.

- Затем, - говорит Изуна еле слышно и растягивается на земле. Странно: к запаху дыма и крови примешивается какой-то другой, какой бывает в сосновом лесу солнечным утром... Или у него снова галлюцинации, на этот раз обонятельные? - Больные и слабые должны умирать.

- Это просто зима, Изуна, - говорит ему неизвестный собеседник.

Изуна не понимает смысла этих слов. Впрочем, его гораздо больше занимает вопрос, откуда врагу известно его имя. Неужели сомнительная слава сумасшедшего брата главы клана, который добровольно отдал свои глаза, свою главную силу, разнеслась настолько далеко?

Однако потом он забывает и об этом. Он мучительно хочет понять, что это за запах, такой знакомый, откуда он здесь? Ведь все леса сожжены, все растения вытоптаны.

Путы, сдавливавшие его запястья, внезапно распадаются, и Изуна тянет руку к своему кунаю, однако натыкается на другое - цветущую ветку дерева, возникшую как будто из ниоткуда.

И тогда он внезапно всё понимает.

- Теперь это неважно, Хаширама, - бормочет он. - Я уже мёртв.

Глава клана Сенджу склоняется над ним и говорит, очень тихо, но Изуне кажется, что его опаляет жарким солнцем и одновременно окатывает волной.

- А я умею возвращать к жизни.

Изуна молчит, стискивая в руке ветку дерева. Пальцы его перепачканы в липкой смоле, к ладони липнут клейкие листья, бархатистые лепестки неизвестных цветов щекочут кожу.

- Мой брат одержим стремлением узнать главный секрет клана Сенджу, - произносит он, наконец и запрокидывает голову. - Но самое смешное, что я рассказал ему о нём давным-давно.

 



-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-