Сезон дождей

Автор: HRT (hthomson @ sio.midco.net)
Переводчик: Schuschu (schuschu @ bk.ru)
Фандом: Gravitation
Пейринг: Юки/Шуичи
Рейтинг: PG13
Жанр: romance/humour
Summary: Шуичи только что расстроил помолвку Юки и Аяки. Однако певец боится, что обязательства Юки по отношению к нему недостаточно глубоки. Может ли Юки доказать обратное?
Disclaimer: Gravitation принадлежит Маки Мураками, а не мне. Я не извлекаю никакой выгоды из этой истории.
Разрешение на перевод и размещение: получено. Оригинал: http://fiction.gurabiteshiyon.net/story.php?no=1713
Размещение: Ищите и обрящете.



- Какого черта ты там делаешь? - спросил меня Юки, слегка притормаживая кабриолет.

Мы ехали по скоростному шоссе Чуо, направляясь обратно в Токио. Я корчился на пассажирском сиденье, изогнув одну ногу так, что она стала похожа на помятую скрепку для бумаг, и чуть ли не тыкаясь носом в собственную подошву.

- Пытаюсь снять эти проклятые сандалии на каблуках! Стоит мне сделать несколько шагов, у меня нога из них выскальзывает набок. И завязки вокруг лодыжек запутались. Господи, как женщины вообще ходят?

- Это тебе за то, что ты выдал себя за Аяку, - он, прищурившись, бросил косой взгляд на мою одежду. - А откуда взялись эти юбка с блузкой?

- Тацуха нашел их у Мики в шкафу, в храме. Надеюсь, она не будет возражать.

Нам пришлось покинуть храм Уэсуги сегодня после полудня, сразу после встречи с Уэсуги-саном. У меня не хватило наглости попытаться остаться подольше. Немногие гости решаются вместо знакомства сверкать своим хозяйством перед пожилым монахом. Но тогда я был действительно зол.

- Наконец-то! - воскликнул я. О, чудесно. Какое облегчение для моих бедных пальцев. Первая туфля полетела через шоссе, в переплетенные кусты птичьего горца и жимолости.

- Шуичи, мимо нас проезжает грузовик. Водитель высунулся посмотреть, что ты делаешь, - предупредил Юки.

- Дааааааааа! - я вышвырнул вторую туфлю из окна. Грузовик занесло в сторону, когда водитель подпрыгнул от испуга.

- Хочешь бесплатное шоу, козел? На, смотри!

- Прекращай давай, черт возьми! - Юки нажал на газ, оставляя грузовик позади. - Ты хочешь аварию устроить? И хватит задирать юбку. Мы в кабриолете, тупица. Тебя все видят.

- Не. Раньше. Чем. Я. Сниму эти чулки, - заявил я, ерзая задницей по сиденью. - Блин! Волосы у меня на ногах торчат сквозь капрон, как колючки у ананаса.

- Ты закончил, - ядовито поинтересовался Юки, - или собираешься продолжить раздеваться на публике, пока нас с тобой не арестуют?

- Почти готово, - скомканный чулок унесло ветром.

- Хорошо. Ты можешь мне объяснить, почему женская одежда делает из тебя такого жуткого мачо?

- Что, правда?

- Да, черт возьми. Отец вашей встречи точно не забудет. Надо будет как-нибудь позвонить ему, чтобы узнать, отрекся он от меня или нет.

Я сполз вниз по сиденью. Я ни о чем не жалел. Юки мой, и никто, ни его отец, ни кто-либо еще, не сможет нас больше разлучить.

Я посмотрел на него. Его новая стрижка, окончательно растрепавшаяся от ветра, казалась такой странной. Я привык к обрамляющим его лицо длинным, тонким как паутина прядям, с которыми я часто играл, пока он не отталкивал мою руку. На нем все еще были его монашеская ряса и четки, хотя он и набросил сверху плащ, чтобы скрыть рясу.

- Я действительно в долгу у Тацухи, - сказал я.

- Это он тебя накрасил? Видок у тебя жуткий.

Я вздрогнул. Он говорил правду, но я был не  в том настроении, чтобы выслушивать, какой я урод. И за что только мне выпала судьба влюбиться в самую честную сволочь в Японии?

- Да, это он.

- Ты, наверное, вертелся. Мой брат умеет обращаться с кистью. Ты знаешь, что у тебя рот, как у клоуна?

- Я не успел посмотреться в зеркало. Тацуха просто накрасил меня и отвел прямо к вам с отцом.

- Хвала Будде, - горячо отозвался Юки. - Туфли тоже были моей сестры?

- Упс,  - сказал я, оглядываясь назад. Они, наверное, уже в лепешки превратились. - Кажется, да.

- Невелика потеря. У Мики полные шкафы всякого барахла. Меня больше отец беспокоит.

- Думаешь, они попытаются нас разлучить? - может, и правда было бы лучше, если бы отец отрекся от Юки.

- Если я его хоть немного знаю, он обязательно попробует.

Откровенное признание. Черт. Я думал, Айзавы с меня достаточно.

Я привалился к стене машины, думая об этом. Сегодня мы уже проехали по горам, через безмолвные заросли пушистых елей; пару раз промелькнула Фудзи, припорошенная снегом, как сахарной пудрой. Но приближаясь к Токио, мы попали в душный индустриальный смог. Густой воздух щипал горло, и небо стремительно темнело.

От моего вопля кабриолет чуть не слетел с дороги.

- Черт побери! Ты хочешь сказать, хоть я и вернул тебя, мне все равно придется сражаться со всем светом, чтобы тебя удержать?

Юки затормозил и повернулся ко мне. Я знал, что он сейчас видит перед собой: сплошные морщины вместо лица. У меня есть две манеры плакать. Первая  - это всемирный потоп. Вторая - тихие, вызывающие чувство вины слезы, которые доводят Юки до безумия. Я не хочу его мучить, так уж само собой получается.

Сейчас как раз второй случай.

Юки перегнулся и положил руку на дверь с моей стороны.

- Шуичи. Я сказал, что мой отец наверняка попытается нас разлучить. Я не говорил, что я на это соглашусь.

- Но он твой отец.

- Последние шесть лет он ненавидит все, что бы я ни делал.  Ничего нового.

Надо отдать должное моей туши, слезы ее ничуть не размыли. Юки с минуту разглядывал меня, потом расстегнул ремень безопасности и подвинулся ближе. Ни один из нас не обращал внимания на свист ветра от проносящихся мимо машин.

- Шуичи, - снова заговорил Юки, - посмотри на меня.

Я вздрогнул от прикосновения его губ. Его неожиданная нежность - всегда шок для меня. Когда он прервал поцелуй,  мне казалось, что у меня вот-вот случится сердечный приступ.

- Юки?

- Хм?

Подавить смешок было нелегко.

- Ты довольно странно выглядишь.

- Да?

- Помада отпечаталась, - настойчиво прошептал я, указывая пальцем. Теперь у нас обоих были рты как у клоунов. Но на нем помада явно смотрелась лучше, чем на мне.

Он поднял руку и дотронулся пальцами до алой восковой пленки.

- Тогда мне придется вернуть ее назад, верно? - угрожающе спросил он.

Он наклонился для еще одного поцелуя. Небо над нашими головами издало рык, словно в знак неодобрения.

КАП!

Водяная стрела врезалась мне в макушку. Капли дождя начали падать, отскакивая от капота и багажника. Надвигалась одна из ужасных токийских гроз.

Я взглянул на Юки. Должен признать, его хладнокровию можно позавидовать. С видом голливудского супергероя он, не отрывая от меня многообещающего взгляда, протянул руку и нажал кнопку, поднимающую верх кабриолета, чтобы мы, надежно укрытые, могли вернуться к прерванному занятию.

Вот только верх так и остался сложенным позади сидений.

Юки нажал кнопку еще раз, посильнее.

Ничего не произошло.

В то же мгновение дождь полил в полную силу. Не успели мы и глазом моргнуть, как вымокли до нитки под жалящими кожу струями.

Юки еще раз со злобой ударил по бесполезной кнопке и, выскочив из машины, попытался раскрыть верх вручную. Я вылез за ним, чтобы помочь.

- Черт, каркас зацепился, - проорал он. - Тяни со своей стороны изо всех сил. Сейчас не время осторожничать.

- Может, нам его раскачать туда-сюда? - я яростно дернул. - УПС!

Э-хе-хе. Я был практически уверен, что стальные скобы не должны сгибаться вот так.

Юки неверяще уставился на машину. Он кинулся на мою сторону, чтобы разглядеть скобы. Даже сквозь шум дождя я слышал его рычание.

- Дерьмо. Они погнулись. И не разогнуть никак.

- Может, попробуем их выпрямить?

- Нет. Только хуже сделаем. Залезай в машину.

Мокрые до нитки, мы забрались обратно. Юки дал полный газ, так что дождь, казалось, превратился в ураган. К сожалению, ему пришлось включить дворники, так что куча брызг, слетая с ветрового стекла, падала как раз к нам на головы.

Потом я вспомнил, что у Юки в бардачке есть зонтик! Я торопливо вытащил его. Юки был слишком занят, пытаясь предохранить глаза от встречи с потоками воды, и ничего не заметил.

Я улыбнулся себе под нос. Я раскрою зонтик, подниму его над головой Юки, прижмусь к нему, и наш путь домой будет приятным и уютным, хоть и довольно мокрым.

- Ты что творишь? Погоди! - крикнул Юки, когда я с триумфальным щелчком раскрыл зонт.

В следующее мгновение ветер подхватил зонт и вырвал его у меня из рук. Я обернулся и увидел, как он, кувыркаясь, словно обезумевшая летучая мышь, угодил под колеса едущей сзади машины и разлетелся на куски.

- Ты забыл, с какой скоростью мы едем? - с сарказмом поинтересовался Юки.

- Ну да. Мне очень-очень жаль, Юки. И из-за верха машины тоже.

- Ничего страшного. Мы просто промокнем, а завтра я съезжу в мастерскую. Вовсе не…

На секунду оба поворотника и красные лампы аварийной сигнализации одновременно замигали. Дворники сменили свое стремительное движение на ленивое подергивание и затихли.

Машина издавала странные звуки. Щелканье и постукивание из-под приборной панели, которых я раньше никогда не слышал. Это потому, что я раньше никогда не слышал, как перегорает электропроводка машины.

- Что случилось? - спросил я, пока Юки кое-как выводил умирающий кабриолет на обочину.

К этому времени мои блузка и юбка прилипли к коже, сиденья пропитались водой, и на полу машины плескались лужи.

- Пора звонить Томе, - с философским видом сказал Юки. Он достал мобильник и, пряча его под плащом, нажал на кнопку автонабора.

- Осторожно! - крикнул я.

Мимо проехал грузовик, и нас накрыла огромная, словно морской прибой, волна.

- Мать твою! - заорал Юки, съезжая с дороги. - Неужели трудно немного ПРИТОРМОЗИТЬ, урод гребаный? - он прокричал в сторону оживленного шоссе еще несколько комментариев.

- Эйри? Эйри? Это ты? Что там за шум? Где ты?

Юки поднял полу плаща над головой, чтобы не намочить телефон.

- Тома! Подвези нас. Мы застряли под дождем на шоссе Чуо, почти рядом с въездом в Сугинами. Мы в моем кабриолете, но верх не поднимается, и мы промокли до нитки. Можешь выехать прямо сейчас?

- Уже еду.

- Слава богу, - Юки закрыл телефон и убрал его. Посмотрев на меня, он снял плащ.

- Бери, - сказал он. Его ряса, до сих пор остававшаяся сухой хотя бы в нескольких местах, тут же промокла.

- Не надо было. Я все равно уже мокрый, так что какая разница? - я не сделал попытки взять плащ. Юки ведет себя по-рыцарски? Головой, что ли, ударился?

Он раздраженно потряс плащом у меня перед носом.

- Если рядом с нами остановится полицейская машина, я смогу объяснить, почему я в рясе. Я не смогу объяснить, почему ты в юбке. Живо надевай. Я не хочу провести выходные за решеткой.

Я натянул плащ.

- Может, кто-нибудь остановится и подберет нас? Давай голосовать.

Он не стал спорить. Мы осторожно дошагали до обочины и замахали руками.

Приближался еще один огромный грузовик. Он ехал по другой полосе, но, увидев нас, водитель перестроился ближе. Неужели подвезет? Тут грузовик прибавил скорость.

ПЛЮХ!

- Ах ты, козел хренов! - вопил Юки, пока пена стекала у нас по лицам.

- Черт возьми, Юки. Можно ведь остановиться, когда буддистскому монаху нужна помощь!

Мы отбежали обратно к зеленой полосе.

- Если Тома не поторопится, - прорычал Юки,  - больше он мне не зять. Разведусь к чертовой матери.

Крошки асфальта болезненно впивались в мои голые подошвы. Ковыляя  по траве, я наступил в люк для очистки трубопровода и чуть не поскользнулся на каких-то листьях, пока пытался стереть липкую грязь.

У Юки нервно дергался угол рта. Он полазил по карманам в поисках сигарет и нашел непочатую пачку. Я видел, как жадно расширились его зрачки в надежде на сухие сигареты. Он сгорбился и, прикрыв зажигалку рукой, ухитрился на секунду зажечь сигарету. Потом дождь, капая между его пальцев, с шипением затушил пламя.

Юки наградил мокрую сигарету полубезумным взглядом.

- Э, Юки, ты думаешь о том же, о чем и я?

- О чем это? - спросил он. Его лицо приобрело кошмарный багровый оттенок.

- Ты думаешь, что вот СЕЙЧАС я должен был вспомнить про зонтик, а не тогда.

- Угадал, - лаконично отозвался он.

- Вот, - я расстегнул плащ и поднял его над нашими головами, по возможности закрыв нас от дождя. - Попробуй еще раз.

Он зажег еще одну сигарету и с наслаждением затянулся. Перемена была просто поразительна: словно истекающий слюной оборотень превратился обратно в человека.

Я сморщил нос от дыма, но, в кои-то веки, не возражал. Огонь перед лицом очень утешает, когда ты промок насквозь. Несколько минут мы молча прижимались друг к другу в нашей импровизированной палатке.

- Что ж. Очень уютно, - сказал он, не вынимая сигареты изо рта. - Мой бойфренд укрывает меня от дождя, чтобы я мог спокойно приобрести рак легких.

Я выдавил из себя смешок.

- По крайней мере, хуже уже не будет. ОЙ!

Что-то сильно ударило меня по костяшкам пальцев.

- Что за…

Несколько белых шариков размером с горошину упали на землю рядом с нами. Потом еще несколько, и еще.

- О черт, - сказал я.

Мы одновременно подняли плащ повыше, защищая головы.

- Побежали к тому кедру! - крикнул Юки.

Не кричи он - я бы его не услышал. Град точно молотками колотил по машине. Он стучал по шоссе и отскакивал от листьев, словно тысяча  беспорядочных ударов в гольфе, и крохотные ледышки обжигали мои босые ноги.

Добравшись до дерева, мы вжались в ствол, пытаясь защититься от ветра. За несколько минут града выпало столько, что все вокруг побелело, словно от снега.

- Теперь ты на меня злишься, да? - спросил я.

Он ответил не сразу.

- Я размышляю о том, что сказал мне отец много лет назад. Мне тогда было около десяти, и я сомневался, стоит ли мне становиться монахом. Он сказал, что даже если я и не приму сан, подготовка к нему все равно пойдет мне на пользу, потому что ничто так не учит терпению и самоконтролю, как буддистские тренировки.

Он смолк и сделал затяжку.

- Конечно, мой отец был полным идиотом.

- Но ты не злишься на меня?

- Усталое смирение - лучшее описание моих чувств. По крайней мере, у меня возникла пара идей для новой сцены романа.

- О, здорово! - пробормотал я. - Значит, вообще-то, нам повезло, что мы тут застряли, да?

Юки раздул ноздри, но ничего не сказал.

- Слушай, Юки. Я знаю, что ты наверняка на меня злишься, и все такое, - торопливо заговорил я, - но посмотри на ситуацию под другим углом. Мы страдаем, но в этом есть своя романтика. Мы почти как Ромео и Джульетта.

- Ты прямо в точку попал, - с сарказмом протянул он. - Не забывай, что они в конце умерли.

Я не знал, что сказать. К этому моменту мне было совсем хреново, и хотелось опять разреветься.

Мгновение спустя Юки добавил:

- Но пока я под никотиновым кайфом, можешь меня хоть убить, я и глазом не моргну.

Я поморщился от боли, когда еще несколько градин врезались в мои костяшки.

- Хорошо, что я не играю на гитаре, как Хиро.

 Надеюсь, я не сломаю палец.

- А мне завтра надо печатать, - пробурчал Юки, поднимая взгляд на свои руки. Словно лед, добавленный в напиток, град внезапно понизил температуру воздуха. Холодное дыхание зимы пронизало мою мокрую одежду, и я задрожал. Здорово. Умру от переохлаждения посреди лета.

Тут мы услышали крик с шоссе.

- Эйри! Эйри, ты там?

- Тома! - закричал в ответ Эйри.

Мы неуклюже побежали прочь от дерева вверх по склону к кабриолету. Это было похоже на пробежку по скользким кубикам льда. Тома как раз припарковался позади нашей застрявшей машины и звал нас из окна своего автомобиля. Мы ворвались на заднее сиденье.

Сегучи, похоже, удивился, что Юки сел назад, а не вперед, и холодно осмотрел мои юбку и макияж.

- Я захватил полотенца. Вы в порядке? Пару минут назад шел град, хотя, похоже, уже закончился. Нам надо что-нибудь забрать из твоей машины, Эйри?

Юки нетерпеливо замахал на него руками.

- С нами все нормально, поехали уже.

Сегучи обернулся назад, опираясь на спинку сиденья.

- Ты уверен, что не хочешь сесть вперед, Эйри? Это ближе к обогревателю, и ты поведешь быстрее.

Ладонь Юки хлопнулась мне на плечо, так что брызги от моей мокрой одежды ударили Тому точно в глаз. Он отшатнулся назад и заморгал.

- С нами все нормально, - твердо повторил Юки.

- Я вызвал за твоей машиной эвакуатор, - продолжал Сегучи. Он отвернулся и не заметил, как я показал ему язык. Тоже мне, мистер Всегда-готов-к-любым-ЧП.

Юки предостерегающе смазал меня по лицу, и мы принялись вытираться полотенцами. Я был в некотором роде доволен, что заливаю водой Томины плюшевые сиденья.

- Я тут слышал одну интересную историю от Мики - и от вашего отца, - сказал Тома, трогаясь с места, - о неком событии в храме. Поскольку Шиндо-сан одет довольно необычно, похоже, в словах моей жены была доля правды. Не мог бы ты объяснить подробнее, Эйри?

В зеркале заднего вида я  видел внимательно изучающие меня глаза Сегучи.

- Еще чего, - парировал Эйри, с изможденным видом вытирая волосы и превращая их в некое подобие дредов. - Забей, Тома. Это не твое дело.

- Но ты же понимаешь, как огорчен твой отец? - спросил Сегучи.

Юки не потрудился ответить.

- Формально эксгибиционизм является преступлением. И судья был бы возмущен, узнав, что жертвой стал буддистский монах. Конечно, я ничего подобного твоему отцу не сказал. Полагаю, он был слишком ошарашен, чтобы сам об этом подумать.

Я выпрямился в панике. Мой любовник выронил сигарету и сузил глаза.

- На что ты намекаешь? - резко спросил он.

- Ни на что. Я просто предположил, что твоему отцу может прийти в голову…

- Только если ему эту мысль подбросит его интриган-зятек. Только попробуй, и я тебя прикончу. Останови машину.

- Но, Эйри, не думаешь же ты, что я…

- ОСТАНОВИ МАШИНУ, мать твою!

Сегучи повиновался и с вежливым недоумением обернулся к нам.

- Вылезай, - рявкнул на меня Юки. Дождь все еще не утих.

- Юки… - меня пихнули к дверце. Юки открыл ее, вытолкнул меня наружу и выбрался сам. Он с грохотом захлопнул дверцу, и мы снова оказались под дождем. К счастью, почти весь град растаял, и моим ногам не грозило обморожение.

- Юки? - спросил я. Он зашагал по обочине к следующему повороту с непринужденным видом человека, совершающего обычную прогулку. Я в замешательстве последовал за ним.

- Эйри? - крикнул Тома из машины. - Что ты, по-твоему, делаешь?

Я оглянулся на него.

- Думаешь, он правда уговорит Уэсуги-сана подать в суд? Эй, Юки, он вылезает из машины!

Тома, придерживая шляпу за поля, недовольно скривился от дождя и решительно потрусил за нами. Мы развернулись, наблюдая за ним. Я заметил, что двигатель машины все еще работает,  и Юки, перехватив мой взгляд, кровожадно ухмыльнулся.

- Раз уж собираешься совершить одно преступление, почему бы не дополнить его другим? - спросил он. - Шу, БЕГОМ!

Мы рванули с места, пронеслись мимо Томы и запрыгнули на передние сиденья машины. Юки изящно развернул автомобиль, выводя его на шоссе, и машина с ревом окатила Тому целой ванной воды. Я как безумный махал Сегучи, пока он не исчез позади.

Я еле расслышал слабый крик:

- Эйри! Эй-ри!

- Ты уверен, что стоило это делать? - спросил я. - Он там, похоже, совсем взбесился.

Юки пожал плечами.

- У него есть мобильник. Теперь пускай САМ звонит и зовет на помощь. Отличная погода для поездки, не правда ли, Шу-чан? - промурлыкал мой любовник.

- Лучше не бывает,  - отозвался я.

Конец




-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-