Правила игры

Пролог

Авторы: Haruno (veela @bk.ru) и Romanta (romoon @bk.ru)
Фандом: Bleach
Пейринг: Айзен/Гин, Гин/Бьякуя, Гин/Рангику, Кира/Гин и некоторые другие.
Рейтинг: NC-17
Жанр: action, angst
Summary: У каждой игры свои правила.
Disclaimer: права принадлежат правообладателям
Предупреждение: AU относительно некоторых фактов глав Маятника (Turn Back The Pendulum), но не всей арки.
Размещение: с разрешения автора



- С какой стати! Так нечестно!

- Не положено, - в который раз сурово отрезал шинигами, а потом, не выдержав, добавил: - Фуса, проводи их.

- Никуда я не пойду! Если сейчас не...

- Гин, хватит, пошли...

- Заткнись, Рангику! - еще больше выходя из себя, зашипел Гин. - Я не пойду один! Или и она проходит, или...

- Или не попадаете оба. Слушайте, я уже все объяснил, ты можешь проходить хоть сейчас, но без нее. Уровень ее рейацу не позволяет пропустить в...

- Какого черта! Она просто со вчерашнего дня не ела, тут любая рейацу исчезнет!

- Значит, как появится - придете еще раз.

Гин стиснул зубы, в бессильной злости глядя на бесстрастное лицо шинигами. Рангику крепко сжимала худыми пальцами его запястье и настойчиво тянула назад, к выходу, где их уже ждали, чтобы выпроводить обратно за стены Сейрейтей. Но ведь они только что пришли оттуда, голодные и уставшие, пришли с мыслью, что теперь-то все закончится. Вот и закончилось. Не начавшись.

- Перестань, Гин, правда, пойдем, - заскулила Матсумото. Гин с раздражением глянул на нее. Если бы не она, их бы пустили. Если бы не она, никто не держал бы его за руку, не цеплялся из последних сил, и он смог бы навсегда покинуть Руконгай, оказавшись под надежной защитой этих стен. Как долго об этом мечтали...

- Гин... Гин, не надо, давай уйдем... - у нее покраснели глаза, она все растирала их ладонью, не в силах удержать слезы - от разочарования, обиды и страха, что Гин сейчас выдернет свою руку из ее хватки и уйдет один. - Вернемся... вернемся и потом попробуем снова.

 

Ворота Сейрейтей захлопнулись за их спинами, заставляя и так трясущуюся Рангику вздрогнуть и оглянуться. Гин не сбавлял шага и не оборачивался - видеть не хотел этих тошнотворно белых стен, не хотел вспоминать об упущенном шансе. В следующий раз он представится не скоро. Год - срок слишком большой для Руконгая. Даже в благополучных районах беспризорникам выжить сложнее, чем может показаться.

Путь от тридцать пятого района до Сейрейтей занял у них больше трех лет. Пожалуй, только сейчас Гин мог спросить себя - стоило ли оно того? Мечта стать шинигами преследует каждую душу, обладающую рейацу - мечта о красивой жизни, о сытости, отсутствии угрозы от пустых. С этой мечтой они и пришли в Сейрейтей, где, по слухам, принимают всех, но на деле убедились, что это не так. Гина могли взять, установив у него при проверке нужный уровень рейацу, но на Матсумото даже смотреть не стали. Долгая дорога изнурила ее.

Вскоре семенящие шаги Рангику догнали его, а пальцы снова вцепились в рукав косодэ. Щеки от слез еще не обсохли, но она уже не плакала. Проходило и заживало у нее все быстро. Как на кошке.

- Ты злишься на меня?

- С чего бы это? - вяло огрызнулся он. Сложно было долго обижаться на Рангику, но сейчас был один из тех моментов, когда Гин жалел, что взял ее с собой. - Всего-то, снова найти пустой дырявый дом и воровать кур у соседей еще лет пять. Все в порядке.

- Гин, я не виновата, ты же сам видел, они просто...

На Руконгай медленно наплывали сумерки. Улицы наводнялись бродягами, в домах по обеим сторонам дороги зажигались огни: хозяева спешили запереться в них. Во дворах сновали бездомные дети. Они собирались вокруг костров, с трудом разведенных на сырой после дождя земле, и ревностно косились на шедших мимо чужаков. Гин с завистью обнаружил у одного такого костра чан с дурной на вид, но отменно пахнущей похлебкой. Лишь устремившиеся на них десять пар недоброжелательных глаз заставили пройти мимо.

- Полагаю, нам лучше заняться этим прямо сейчас.

- Чем? - урчание в животе у Матсумото Гин услышал даже сквозь грохот проезжающих мимо телег.

- Курами.

- Гин...

- Ну что еще? - раздражение становилось все сильнее, но стоило обернуться, как его встретил совершенно изменившийся взгляд Рангику. Ичимару готов был поспорить, что она уже и не помнила, как плакала час назад: доставая из-за пазухи сверток с онигири, Матсумото чувствовала себя полной хозяйкой положения. И когда только успела...

- Я прощена?

Гин не хотел, но усмехнулся. Съедобный рис в руках прельщал гораздо больше призрачной мечты о шинигами.

Отдалившись от главной дороги, они приметили полуразвалившийся дом и устроились около него на ночлег - благо, летом можно переночевать и на улице. Костер было разводить нечем, потому, быстро управившись со скудным ужином, Рангику привалилась спиной к Гину и мгновенно заснула.

А он еще долго сидел с открытыми глазами, пока дрема не пришла сама - мысли о Сейрейтей внезапно превратились в смутные видения. Будто они действительно попали туда, им дали жилье, а Гин своими глазами увидел легендарных капитанов Готэй 13. Никто не знал, как они выглядели, кто-то говорил, будто они не похожи на людей, кто-то - что каждый из них как известный страж западных ворот Дзиданбо: выше и больше других в десятки раз.

Ночной ветер принес издалека едва слышный гул. Гин открыл глаза и вскинул голову. Кругом было темно и по-прежнему тихо, только куда-то испарилось ленивое умиротворение уснувшего района, а внутри нарастало непонятное чувство тревоги. Чего-то странного, необъяснимого и оттого еще более пугающего.

Рангику спала и явно ничего не замечала. Гин даже попытался успокоиться, слушая ее сонное дыхание, но шум повторился отчетливее и яснее. Так звучит гром далекой грозы, которая приходит под утро, но из-за горизонта сюда приближалась вовсе не грозовая туча. Это было что-то невидимое, пока невидимое, живое и страшное.

Гин поджал озябшие ноги, слепо вглядываясь в пустоту. Он все еще не был уверен в том, что чувствует, но неприятная дрожь упрямо не хотела уходить из тела.

- Гин... что такое? - сонно пробормотала Рангику, поднимая голову.

Он хотел ей ответить, уже открыл рот, но в этот момент оглушительный грохот прервал его. А следом, заглушая истошный женский крик, тишину прорезал пронзительный вой. Так не воет ни одно животное на свете, от этого воя стыла кровь. На фоне темного неба ужасающим темным силуэтом поднималась громадная черная фигура. Пустые приходили на свет и тепло душ, чтобы оставить после себя разрушение.

Гин успел схватить Рангику за руку и броситься прочь за секунду до того, как дом, у которого они остановились, с хрустом разрубило надвое.

Выбежавшие на улицу люди метались в панике, где-то слышались надрывные вопли, шум перекрывал холодящий душу рев. От него липкий страх поднимался по позвоночнику, заставляя бежать вперед без оглядки.

- Гин! - испуганно закричала Рангику, но он даже не успел повернуть голову и понять, что случилось. Мощный удар сшиб с ног, Ичимару кубарем полетел на землю, уже не понимая, где верх, где низ. Он приземлился тремя метрами дальше, ожидая, что удар нагонит его, но почему-то ничего так и не происходило. Смаргивая попавший в глаза песок, он поднял голову.

Стоявший рядом с ним человек аккуратно убрал меч в ножны и подошел ближе. В глазах за стеклами очков не было ни тени страха или беспокойства, так что теперь даже собственный ужас показался неуместным.

- Все в порядке? - мягко спросил он. Улыбка его совсем не походила на злые усмешки, что они видели на лицах остальных шинигами.

Трудно сразу довериться человеку, даже если он спас тебе жизнь. Но Гин, наблюдая, как, отходит полуживая от страха Матсумото, все же посмотрел ему в глаза и настороженно кивнул:

- Да.

 


Следующая глава           


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-