Original Sin

Глава 6

Словно сквозь вату до Айи доносился приглушенный низкий голос.  Абиссинец провел ладонями по лицу, окончательно приходя в себя, по волосам и сжал голову руками, надеясь, что это заставит притихнуть боль, разрывающую виски. Кроуфорд беседовал с кем-то по телефону.  На мгновение он бросил взгляд на Рана, оценивая, насколько плох вайс, затем снова сосредоточился на дороге и разговоре.

- Это мое последнее слово, - услышал Айя безапелляционный тон, - и мне все равно, выгодно вам или нет.

Да, умеет Шварц делать предложения, от которых невозможно отказаться. Айя откинулся на спинку сиденья, прислушиваясь к коротким «все равно», «да», «больше нечего сказать».   Наконец разговор закончился, Кроуфорд захлопнул крышку телефона и отбросил его на сиденье.

- Вовремя очнулся, почти приехали, - проговорил он, сворачивая на узкую улицу, - отсюда до вашего магазина один квартал пешком.

Автомобиль плавно затормозил около невысокого здания, освещенного слабым светом фонарей, и Айя тотчас же дернул ручку двери, стремясь побыстрее выбраться из машины.  И - чего уж там - оказаться подальше от Кроуфорда.

Он резко повернул голову и поморщился от боли, услышав, как хлопнула дверца со стороны американца.

Черт! Что еще?

Айя смотрел, как Кроуфорд обходит машину и открывает багажник.

- Твое, - бросил ему Шварц.  Жалобно звякнула катана, упавшая на асфальт.  Там, на земле, вся в пятнах крови, она впервые показалась Аей чудовищем, прикасаться к которому не хотелось. Поэтому вместо того, чтобы поднять меч он не сделал ни одного движения, продолжая в упор смотреть на Кроуфорда.

- Как знаешь, - усмехнулся шварц.

- Тебя это не касается, - первая фраза далась Рану с трудом.  Слова раздирали горло, и голос звучал хрипло, - Наша сделка закончена.

В свете фонарей здания и деревья отбрасывали странные тени.  Сейчас Кроуфорд казался Айе всего лишь одной из них.  Все неправильно с того самого момента, как он набрал чертов номер.

Все кувырком.

И Балинез - Ран непроизвольно дотронулся до раны на горле - оказался прав.

Это проблема.

- В следующий раз, когда мы встретимся… - начал Абиссинец, но Кроуфорд перебил его:

- Ты говорил - убьешь меня, - сказал Оракул, - Не повторяйся, становишься скучным.

Шварц захлопнул багажник.

- В следующий раз,  - продолжил он, - Если он для тебя наступит, ты не сможешь сделать ничего.

Айя непроизвольно сжал кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не заехать по самодовольной роже. Что он там думал полчаса назад? Влюблен в Кроуфорда?! Сейчас сама мысль об этом казалась бредом.

- Скорее, твои Вайс убьют тебя раньше, - услышал Абиссинец.

Кроуфорд коротко, издевательски улыбнулся, поправив очки жестом, который Айя узнал бы среди сотен других.

- Вряд ли ты прислушаешься к моим словам…

Шварц смотрел на него, словно прикидывая, стоит ли продолжать. Эта затянувшаяся беседа ни о чем, короткие фразы, единственное предназначение которых - заполнить пустоту, действовали на Рана, как скрежет металла по стеклу. 

Он смотрел на Брэда - аккуратного и собранного - и чувствовал, как кровь теплой струйкой стекает по спине и еще одной - по руке.  Если ее не остановить, то скоро она начнет капать с пальцев.  Так паршиво Фуджимии не было очень давно.

- …ты понимаешь, что они не оставят тебя, - Кроуфорд не мог не заметить, что половина его слов просто растворилась в воздухе, но, видимо, Оракула это мало волновало.

- Какое тебе дело? - Айя сжал правую ладонь в кулак, чувствуя, как кровь просачивается сквозь пальцы, - То, что я с тобой связался, было ошибкой, - продолжил он, глядя прямо в ореховые глаза, - Больше я ее не повторю.

Кроуфорд кивнул, соглашаясь.  Слова и тон, которым они были произнесены, звучали достаточно убедительно даже для него.

Ошибкой было думать, что мы не просто враги, - думал Айя, наблюдая за тем, как американец садится в машину, - что ты можешь помочь.

Автомобиль сдал назад, едва не задев Абиссинца, и Брэд, наклонившись через сиденье к стеклу, проговорил:

- Ты хороший противник, Фуджимия, так что не дай им просто убить тебя.

Оракул рассмеялся, и машина рванула вперед, оставляя Айю одного  Он смотрел вслед удаляющимся огням, затем перевел взгляд на катану, забытую на земле.

Этот Шварц!

Проклятье!

Словно в отместку за все слова, сказанные Кроуфордом, Фуджимия схватил ни в чем неповинный меч и запустил в темноту, где только что скрылся американец.

Он того не стоит, - будто чужой голос ворвался в его мысли, - Что бы ты ни чувствовал, но он того не стоит.

Так ли это? Ран не знал.

 

***

Колокольчик на двери звякнул, выдавая Айю. Абиссинец еще минут пять стоял на той улице, где Кроуфорд оставил его, не зная, что делать дальше и размышляя над тем, может ли он теперь вернуться в Конеко.  Рассказал ли Кудо Манкс о том, что произошло на миссии?

Обязан был рассказать - таковы правила.

Айя сжал рукоять катаны и закрыл дверь, еще раз выдав себя звоном колокольчика. 

Взгляд обежал помещение - вазы с цветами, стойку с кассой, витрину.  Предупреждения Кроуфорда не остались неуслышанными, он был готов к тому, что ждет его в Конеко.

- Айя-кун, - Оми появился со стороны кухни, - Айя…

Если бы Бомбеец не держал в руках арбалет, то можно было бы поверить, что он просто вышел встретить Рана, как бывало не раз. Мальчик сделал несколько неуверенных шагов вперед, прежде чем, пошатнувшись, опереться плечом о стену.

- То, что сказала Манкс… - Оми закашлялся, не договорив, - Что ты и Йоджи…

Еще один приступ кашля сотряс его, заставив замолчать.

- Они здесь?

- Здесь.

Айя резко повернулся на звук женского голоса.

- Вижу, ты не удивлен, - проговорила Манкс.  Острие катаны, направленное в ее сторону было лучшим подтверждением этих слов.

- Что рассказал тебе Кудо?

- О, он много чего сказал, когда пришел в себя. Например, про сговор со Шварц и что тебе нельзя доверять.

Манкс сверлила Рана холодным взглядом. 

- Где он сам?

- Здесь, - она оглянулась и позвала, - Балинез!

Йоджи выглядел измученным. Бледный, со ссадиной на лице и следами крови на лбу он был похож на восковую копию самого себя.  Зеленые глаза смотрели на Айю настороженно и виновато.

За спиной Балинеза стоял Хидака.

- Ты перестал быть Вайсс! - выкрикнула Манкс. Ее голос прозвучал неожиданно громко в тишине магазина, - Предал все, за что мы боремся!

- Манкс! - Кен толкнул Кудо в плечо, вырываясь вперед, - Все это ерунда! Айя не мог! Йоджи! - Он повернулся к Балинезу, - Что ты наговорил ей?!

Но Кудо лишь покачал головой.

- Только то, что было. 

- Это недоразумение! - Взгляд синих глаз метался от Манкс к Йоджи, - Я знаю, Айя не мог! Айя никогда бы… Слышишь?! Никогда!

Кен рванулся к Йоджи и схватил того за ворот плаща, заставляя пригнуться.

- Не Айя, - прошипел он в лицо блондину.  Глаза его яростно блестели, и Йоджи захотелось поверить, что все, произошедшее сегодня, действительно лишь плод его воображения.  Что Ран, стоявший в нескольких метрах от него, Ран, который ударил его катаной, невиновен.

- Я не могу, Кен, - Балинез резко вырвался. - Я... черт!
Манкс усмехнулась.

- Думаю, хватит, - она сделала шаг вперед. - Ран Фуджимия, ты больше не Вайсс. Как предатель, ты будешь задержан, и Персия решит твою участь.

Нарушить тишину, наступившую после этих слов, не решался никто.

Айя несколько секунд смотрел в глаза Манкс, а потом повернулся к двери.  Кажется, он выяснил, что хотел - команда в порядке. Ну, или в относительном порядке, подумал он, искоса бросив взгляд на Оми, устало прислонившегося к стене, и Кена, застывшего рядом с Балинезом. Кудо вцепился Хидаке в плечо, не давая тому рвануться вперед.

- Думаешь, сможешь так просто уйти, - выпалила Манкс.  Лицо ее перекосилось от злости, и волосы растрепались, падая на глаза темно-красной волной.

- Дом окружен! - Выкрикнула она Айе в спину, - тебя просто убьют, Фуджимия! И твоя сестра, - Манкс осеклась, увидев, как резко остановился Ран. Он сжал рукоять катаны так, что пальцы побелели.

- У моей сестры, - бросил Айя через плечо, - Все будет в порядке.  А если нет, то ты станешь первой, кто об этом пожалеет.

И дверь, с привычным «дзиньк», закрылась за ним.

***

 

Йоджи спустился в гостиную - если конечно то, что от нее осталось, можно было назвать таким громким словом.  Он уложил Оми, буквально впихнул в мальчишку лекарства и укрыл еще одним одеялом. 

Ну что ж, Балинез, должен же ты хоть что-то хорошее сегодня сделать, - невесело улыбнулся Йоджи самому себе.

Кудо тряхнул головой, пытаясь прогнать воспоминания о том, что произошло в Конеко после ухода Рана. О том, что случилось в саду и на улице думать вообще не хотелось.  Айин путь можно было, как по следам проследить по трупам, которые он оставил за собой…

Сказать, что Манкс была в бешенстве - ничего не сказать.  Носилась по Конеко, словно с цепи сорвалась.

Йоджи фыркнул. 

В голову закралось совершенно неуместное «все бабы - дуры».

Балинез прошел на кухню, поднимая опрокинутые стулья и стараясь не наступить на осколки. В какой-то момент, неудачно задев край разбитой вазы, он порезал руку и выругался сквозь зубы.

Хидака, блин, со своим хреновым героизмом! Ну, вот кто его просил вмешиваться?! Пришлось двинуть Сибиряку как следует, чтобы замолчал.  Манкс и так уже начала подозрительно поглядывать на него. 

Мало им Айи?

Йоджи в который раз за ночь тяжело вздохнул.

- Что там у тебя? - спросил он Кена, входя на кухню.

Хидака дернулся, словно обжегся, и пролил йод на руку.

- Пошел ты, Кудо, - короткий ответ, зато емкий.

- Куда прикажешь? - неудачно сострил Йоджи. 

Натянутые до предела нервы начинали сдавать.

Кен, с шикарным фингалом под правым глазом, посмотрел на него так, что Балинезу захотелось поежиться и действительно оказаться где угодно лишь бы подальше отсюда.

- Ты, - начал Кен, - Как ты мог поверить, что Айя…

- Потому что я знаю, - проорал Йоджи в ответ.

Ну почему все так хотят верить Фудзимии и не хотят - ему?!

- И что? - Кен вскочил со своего стула.  Они стояли теперь на расстоянии вытянутой руки, испепеляя  друг друга взглядами. - Что ты такого знаешь о нем такого, что не известно нам?!

Кудо замялся. 

Давай скажи, подзуживал маленький мерзавец у него внутри, скажи ему, что его обожаемый Айя втрескался в Оракула, ночей не спит, все о Кроуфорде мечтает. 

И посмотрим, как у Сибиряка лицо вытянется.

- Чего молчишь? - напирал Кен, толкнув Йоджи к стене. - Нечего сказать?

- Ты не поймешь, - попытался увернуться Балинез.

- А ты попробуй.

- Кен, слушай, ты считаешь меня сволочью. Я знаю. Но поверь, у меня была причина.

Хидака поморщился, как от зубной боли, и отвернулся. 

- Все это неправда, - сказал он, обращаясь к самому себе, словно забыв о том, что Йоджи тоже здесь, - Я никогда не поверю, что Айя мог предать нас.  Только не Айя.  А если да, - он мгновение колебался, - Я все равно буду на его стороне.

Кен устало опустился на прежнее место. Он был похож на потерянного ребенка, которого хотелось утешить. Прижать его голову к груди и зарыться лицом в темные волосы, скрывающие шею, чтобы чувствовать, как бьется пульс под губами. Сказать ему, что все будет хорошо и он, Йоджи, лично проследит, чтобы все было именно так, как хочет Кен.

- Айя вытащил меня из такого дерьма, - сказал вдруг Сибиряк, поднимая голову и глядя прямо в ярко-зеленые глаза, - Которое тебе, наверное, и представить трудно.  И я никогда этого не забуду, понимаешь? Никогда.

Кудо кивнул.

- Ты ошибаешься, - упрямо повторил Кен, - И я это докажу.

- Не надо.

Йоджи присел на корточки рядом с Хидакой и взял его за руку. Большим пальцем погладил ладонь у самого основания, чувствуя как почти горит кожа под пальцами и что пульс у Кена просто бешенный . Сибиряк словно пылал изнутри.

- Клянусь, у меня была причина, - произнес Балинез едва слышно, стараясь не смотреть Хидаке в глаза. Кен аккуратно высвободил руку.

- Не Айя, - повторил он, поднимаясь, и, уже стоя возле двери, добавил, - У меня тоже есть причина.

 

Два часа спустя Балинез тихо пробрался в комнату Кена. 

Хидака спал на боку, вытянув одну руку вперед. 

Опустившись на пол у его кровати, Йоджи прислонился спиной к краю так, что ладонь Кена почти касалась его плеча.

- Все равно ты не поймешь, - шепотом проговорил он, - Такой правильный…

Горечь, звучавшая в голосе Кудо, была ощутима настолько, что, казалось, ее можно потрогать.

Балинез повернул голову к Хидаке и несколько минут изучал лицо спящего, потом перевел взгляд на протянутую руку.  Он наклонился вперед и прижался лбом к тыльной стороне ладони спящего. 

Не поверишь, на что оказался способен твой Айя…

Я сам не хочу верить.

Насколько можно доверять Фуджимии? И не доверять самому себе?

Мысли носились по кругу одна за другой, нестройным роем, заставляя метаться от одной точки зрения к другой, оправдывать Рана и тут же приводить с десяток причин, почему будет глупо просто закрыть глаза и поверить.

Меня не учили верить. - Йоджи ударил кулаком по кровати. - Chi! Как ты можешь просто доверять?...

Сибиряк недовольно заворочался во сне и потянул одеяло, заставляя Кудо очнуться.  Йоджи приподнял голову, проверяя не проснулся ли Кен, но тот по-прежнему крепко спал.  Балинез усмехнулся, на секунду забыв обо всех проблемах:

- Нет, ну надо же, - изумленно проговорил он, - Хоть снаряд рядом с ним разорвись, будет дрыхнуть! Тоже мне - Вайсс!

О, безусловно, Сибиряк сумел бы достойно ответить на этот выпад, не будь он так занят поисками чего-то непостижимого и постоянно ускользающего от него.  Сейчас Йоджи мог ругаться сколько угодно - Кен спал.

 

***

Не нужно было брать меч в руки, чтобы почувствовать силу, исходящую от него.  Светло-зеленая рукоять и тонкий клинок подходили друг другу, составляя идеальное сочетание кожи и металла.

Меч застыл в воздухе на уровне его глаз.  Красивая вещь, ничего не скажешь, но вот прикасаться к ней Наги почему-то не хотелось.

Телекинетик провел ладонью в сантиметре от лезвия и сжал руку в кулак, чтобы медленно разжать через секунду.  Осталось ощущение, словно он только что держал в руке бешено бьющееся человеческое сердце.

Кроуфорд, конечно, узнает.  Наги опустил клинок на кровать ровно на то же место, где меч лежал до его прихода.  Но проверить было необходимо, потому что если это в самом деле один из тех самых «Пяти ветров», то неприятностей не избежать. 

Наги безупречно выполнил поручение Шульдиха - он узнал все, что только можно было узнать о мече.  Клинков, похожих на тот, что показал телекинетику рыжий, оказалось много, но лишь этот полностью соответствовал ему.

Ни единого отличия, подумал Наоэ, бросив последний взгляд на вакидзаси. 

Он нашел немца в гостиной - Шульдих бездумно смотрел в окно, ожидая возвращения Кроуфорда. 

Что-то - телепат явно не знал, что именно - задержало американца на их последнем задании.

- Он скоро вернется, - сказал Наги. 

Мальчик понимал, что испытывает сейчас Шульдих, и ему захотелось успокоить рыжего. 

Тот лишь кивнул.

- Не в первый же раз, - закончил Наоэ.

- Я знаю, - немец поправил край рукава. - Ты нашел что-нибудь? - вдруг спросил он, - Те два меча.

Резкая смена темы разговора Наги не удивила.

Всякий раз, когда телепат начинал чувствовать себя хоть сколько-нибудь уязвимым, он либо прятался за ядовитыми насмешками, либо увиливал  - вот как сейчас.  Это случалось редко, но неизменно вызывало приступ глухого раздражения у Кроуфорда.

- Не много, - ответил телекинетик, - В основном легенды.

- Легенды я и сам знаю, - недобро усмехнулся телепат, вспомнив все то, что он вытащил из головы старика, - Спасибо, сыт по горло.

- Тогда ничего.

Это был риск, ведь Шульдих мог попытаться залезть к нему в мысли.  Но когда в ответ на бессовестную ложь рыжий только кивнул, Наоэ понял - пронесло. 

Почему он не сказал? Наги не знал, но чувствовал, что лучше попытаться сперва поговорить с Брэдом, чем рассказывать о своих опасения телепату.  Как бы Шульдих ни уверял, что никогда не предаст - так ли это?  Он не был уверен.

Тем более, в последнее время что-то явно разладилось в отношениях между телепатом и Кроуфордом.

- Я найду, - наконец, сказал Наги.

- Конечно, - улыбнулся немец, - Не сомневаюсь.

Послышался звук открывающейся двери, и Шульдих мгновенно забыл о разговоре. Все напряжение, казалось, ушло из его тела, поза стала расслабленной, даже немного вальяжной. 

Прислонившись к стеклу, он разглядывал вошедшего Кроуфорда, отмечая малейшие детали - уставший вид и пятно крови на бежевом костюме, чуть встрепанные волосы и даже морщину, прорезавшую лоб пророка. 

Американец снял пиджак, на ходу бросил его на спинку кресла.  Не останавливаясь, стянул галстук и отправил туда же. 

Шульдих наблюдал за всем этим, чуть склонив голову, с легкой улыбкой на губах.  Нечасто увидишь своего рода стриптиз - телепат улыбнулся чуть шире - в исполнении Кроуфорда.

Такое зрелище стоило всех ожиданий.

Когда американец скрылся в коридоре, Шульдих выждал еще минуту, прежде чем отправится за ним. 

Наги, забытый в гостиной, недовольно нахмурился.

 

Немец знал, что его, скорее всего, не ждут. И что Кроуфорд, возможно, будет недоволен - но ему было все равно.

Открывая дверь в комнату Оракула он наплевал на все, потому что либо ты с ним, либо нет.  И свой выбор Шульдих сделал уже давно.

Он ничего не сказал, когда Кроуфорд отстранился от первого прикосновения. И промолчал, когда Оракул скрылся в ванной, не обратив на телепата никакого внимания, словно тот был мебелью, а не человеком. 

Когда он выйдет, - подумал рыжий, - Я буду здесь. И его кожа под ладонями, прерывистое дыхание, когда он кончает, зажав мои волосы в кулаке - все это тоже будет. Когда он глубоко внутри меня, и наплевать, что было до этого. Когда после секса он пахнет мной, и это мои руки обнимают его. 

Потому что из  всех я выбрал тебя, когда мог быть с кем угодно.

Немец сбросил пиджак и растянулся на кровати в ожидании Кроуфорда.  Он слышал, как шумит вода в ванной, и мысленно видел, как тот проводит руками по лицу и волосам, смывая с себя пыль и весь сегодняшний день.

Шульдих повторил это движение, потом скользнул ладонями по груди и ниже, представляя, что это руки американца касаются его. Он закрыл глаза, чуть закусив губу от наслаждения.

Потому что, когда все уйдут, я останусь.

Полностью погруженный в свои фантазии он не заметил, как Кроуфорд оказался рядом. Только кончив и открыв глаза, Шульдих увидел, что Брэд наблюдает за ним. На американце не было ничего, кроме полотенца, повязанного вокруг талии.

- Повторим? - кошачьим движением рыжий поднялся и приблизился к Кроуфорду, - Что скажешь?

Он провел ладонями по влажной коже, лаская и уговаривая.

- Я же вижу, ты хочешь.

Пальцы зарылись в темные волосы. 

И телепат даже не старался скрыть улыбку, когда в ответ увидел огонь в таких обычно холодных глазах.

 


Следующая глава           


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-