Новогодняя тайна

Автор: Тойре (jalkala @ mail.ru)
Фандом: Monochrome Factor
Пейринг: Рюуко/Широгане, Широгане/Рюуко
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Summary: cамый любимый праздник Королей - Новый год...
Disclaimer: прав нет, только возможность любоваться героями…
От автора: фик основан на аниме, без учета манги, поэтому Королей здесь два
Размещение: буду рада, только укажите, где



Самый любимый праздник Королей - Новый год, и это известно абсолютно всем Синам и Рей. И именно это делает и так очаровательный праздник совершенно бесподобным. В это время удивительное, нежное, захватывающе-искреннее настроение как будто сияет в воздухе вместе с инеем и новогодними украшениями, развешенными на улицах и в домах…

И люди говорят, что так происходит потому, что в эту ночь Короли никогда не скрывают от окружающих своих чувств.

Разумеется, истинные отношения глав Син и Рей ни для кого не секрет, но демонстрировать это в обществе не принято. И только в новогоднюю ночь всегда сдержанные и умеренно-официальные Широгане и Рюуко ведут себя откровенно. Если вам не достаточно легенд и слухов, и вы хотите лично убедиться, что Короли Син и Рей любят друг друга, тогда раздобудьте приглашение на Новогодний бал. Достать его обычно очень трудно, потому что этот прием никогда не бывает большим, но уж вы постарайтесь, и тогда вы все увидите собственными глазами.

В новогоднюю ночь Рюуко не выясняет металлическим голосом отношений с впавшими в немилость вассалами, а Широгане не демонстрирует тонкими намеками, от которых душа уходит в пятки, свою осведомленность в интригах… Нет. Короли обращают внимание на окружающих лишь для того, чтобы благосклонно принимать поздравления, все остальное время не сводя глаз друг с друга. Они держатся за руки. Не постоянно и не нарочито, но всякий раз, когда оказываются достаточно близко, их руки будто непроизвольно встречаются, переплетаясь, и замирают, обрывая нить разговора. Во время пира они сидят рядом, а не на противоположных сторонах огромного парадного стола, как предписывает этикет. Рюуко, как известно, никогда не танцует, но в новогоднюю ночь и Широгане, который обычно отбывает эту повинность за двоих, не отходит от него ни на шаг. Смотреть на Королей в такие моменты – все равно, что любоваться удивительным произведением уникального монохромного искусства. И когда на фоне темного окна, освещенного белыми вспышками новогодних петард, серебряные волосы Широгане перебирает, не торопясь, рука Рюуко в черной перчатке, то кажется, будто Свет и Тень начинают древнюю игру. В такие минуты никто уже не тревожит их поздравлениями… Лишь смотрят, стараясь делать это не очень явно, и запомнить увиденное на всю свою жизнь. Как глубоки и искренни их взгляды, обращенные друг к другу. Как в суматохе и суете праздника они умудряются оставаться в пронзительном, звенящем уединении. Как явственно звучит между ними молчаливый диалог, диалог, в котором не имеют значения слова, потому что безо всяких слов понятно, что речь в нем идет о любви…

А потом они уходят с приема, практически не касаясь друг друга, просто рядом, шаг в шаг, проходят мимо придворных и желают счастья в новом году… И не остается ни малейшего сомнения, что едва они исчезнут из поля зрения посторонних, как черно-белые одежды, развевающиеся сейчас вокруг них, станут помехой; распущенные ради праздника волосы смешаются в черно-белый каскад; а ярко-голубые и темно-красные глаза одинаково медленно и самозабвенно закроются… Чтобы не видеть, чтобы только чувствовать, всей кожей, всем телом, всей душой и каждым вздохом – единство… 

 

***

Но только двое знают, что в какой-то момент, прервав поцелуи, Рюуко проведет кончиками пальцев по щеке Широгане и тихо попросит:

- Расскажи.

И Широгане будет долго молчать, отвернувшись, или просто закрыв глаза, а потом начнет говорить.

Эта странная, болезненная и щемящая традиция сложилась в тот Новый год, который они опять встречали вместе. Тогда в качестве подарка неугомонный Широгане пожелал узнать, как скоро Рюуко вновь захотел его. Но встречное требование сбило игривый тон:

- Расскажи, как ты искал меня. Потом я отвечу.

Год от года звучат немного разные слова, вспоминаются и описываются с разной подробностью немного разные события, но каждый год в этом рассказе плещет через край все та же боль.

- Сначала я просто был. Просто пытался выжить, не умереть, существовать. Понимаешь, государства, политика, миры как таковые – просто потеряли для меня смысл… Как черная бездна – ни мыслей, ни чувств. Я не мог думать о тебе, не мог вспоминать. Я не искал, и больше ничего о том времени не знаю. Потом очнулся… и начались слезы. Хорошо, что я один был, и стесняться было некого. Я с ума сходил от тоски по голосу, по взгляду, по прикосновениям…

- А ты… нет?

- Нет. Мне казалось, что едва я представлю на себе твои руки, и просто рассыплюсь, не выдержу… Это пришло потом, когда я уже искал тебя, когда носился по мирам так, будто истекали последние секунды Вселенной. И всякий раз после этого я скатывался в такую черную, дремучую, молчаливую истерику, что зарекался надолго, а потом опять задыхался в твоих воображаемых объятиях…  

Повествование двигается от мира к миру; от очередного ритуала поиска к новому разочарованию; описывает бесконечные блуждания в толпе с тоскливым заглядыванием в лица, и вдруг спотыкается на ночи перед парным юношеским портретом Наследников Син и Рей…

Рюуко давно обнимает Широгане, гладит по лицу, по рукам, целует сухие глаза, устремленные в прошлое. Когда-то, впервые слушая этот рассказ, он, наконец, понял, чем были для Широгане годы, проведенные в одиночестве. И череда этих лет пронзила его сердце острыми шипами. Он знает, что Широгане никогда не забудет то время, и сам не хочет забывать. Это их любовь, их боль, их счастье… Целуя и лаская, Рюуко выслушивает рассказ до конца, и снова отвечает на тот самый, заданный ему когда-то вопрос:

- Сразу, Широгане. Я захотел тебя сразу. И не только тело, а я даже сам не понял, что… Всё… Больше, чем всё… Чуть с ума не сошел от страха. Представь, мальчишка, все проблемы которого – лень и приставучие одноклассницы. В то сознание просто не вмещалась твоя любовь, но я захотел ее всю, сразу, всей силой своей души. С ее страстью, со всей красотой и болью… Всего тебя. Всего… себе. Навсегда.

Поцелуи нежной горячей россыпью покрывают белое лицо, дрожащие руки касаются тела, гладят везде.

- Всегда жду твоего рассказа и всегда теряю рассудок… Так говорить о любви можешь только ты, я не умею так, прости…

И опять, как впервые:

- Неважно. Раз ты смог услышать в этом признание, я буду начинать так каждый год. Просто ответь мне…

- Люблю… больше жизни…

 

***

- Широгане…

- Ммм?

- А ты в курсе, что говорят легенды и сказания о том, почему наш любимый праздник – Новый год?

- Конечно, в курсе. В детстве нам сказали, что как встретишь Новый год, так его и проведешь, а поскольку мы любим друг друга, то и стараемся в новогоднюю ночь, чтобы весь год был таким же счастливым. Это основная версия.

- Да, красиво. – Рюуко удовлетворенно кивает, плавным жестом собственника проводя по плоскому животу Широгане. – Твоя работа?

- Нет. Это подлинно-народное творчество.

Глаза Широгане закрыты, он наслаждается лаской и отдыхом.

- А побочные версии?

- Они понравятся тебе меньше.

- Ну все же?

Широгане вздыхает и распахивает страдальческие голубые глаза, но губы чуть подрагивают в улыбке.

- Потому что мы объяснились в любви в новогоднюю ночь.

- А неплохо. Но далеко от истины.

- Потому что мы впервые переспали в новогоднюю ночь.

- Еще лучше, но тоже мимо.

- Потому что именно в эту ночь мы предаемся особенно извращенному сексу.

- Абсолютная правда, и очевидно твое творчество. Но не это главное. Еще?

- Потому что я нашел тебя в новогоднюю ночь.

- Нет. Им ни за что не догадаться. – Рюуко наклоняется к губам Широгане, заглядывает ему в глаза, усаживается верхом. – Потому что каждую новогоднюю ночь ты меня ищешь.

- И нахожу…

- Да. 

 

***

- Вот интересно, как ты думаешь, почему после нашего ухода новогодний бал всегда так быстро заканчивается? – Широгане легонько тянет длинную черную прядь волос.

- Потому что гости разъезжаются по домам? – Рюуко явно лень сейчас разгадывать загадки. Он устроил голову на плече Широгане и блаженно закрыл глаза, рассеяно водя пальцами по его руке.

- Разумеется. А почему они так быстро разъезжаются? – Широгане щекочет шею Рюуко кончиком прядки и улыбается.

- Действительно, почему бы это… Мы ведь даже не целуемся у них на глазах…

- Надо будет попробовать в следующем году.

- Да ты что, тогда они и до дому не дотянут…

- И пусть.

- Извращенец.

Глаза Широгане закрываются, не в силах больше отогнать уютный, теплый сон, но улыбка остается, отражаясь, как в зеркале, в лице уснувшего Рюуко.

Утро, пробиваясь сквозь морозные узоры на стекле, уже готово заявить свои права на спящих в обнимку Королей.

 

Год начинается, как обычно.

Конец


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-