Самое важное

Автор: vzmisha4 (mishka_adk @ yahoo.com)
Фандом: Fruits Basket
Пейринг: Кье/Юки
Рейтинг: PG13
Жанр: romance/angst
Summary: Многое изменилось...
Disclaimer: от всего отказываюсь
Предупреждение: слегка вольная трактовка событий канона - якобы Юки заранее знает об истинной форме Кье.



1.


- Кье, - тот стоит на пороге, держась рукой за косяк, и вид у него был такой, будто он не до конца уверен в том, что не ошибся дверью, - чего тебе?
Мальчик нерешительно берется за лямки своего комбинезона, которые, как всегда отстегнутые, болтаются по бокам его штанов. Глаз он не поднимает.
- Мне нужно делать уроки, - нетерпеливо говорит Юки, - у меня нет никакого желания драться с тобой сейчас.
Кье вздыхает и делает несколько шагов вперед. Остановясь напротив Юки, который сидит за столом и недоуменно смотрит на него, он наконец поднимает голову и смотрит Юки в глаза.
- Она до сих пор не знает, - произносит он вполголоса.
Юки откидывается на спинку стула и вытягивает ноги вперед. Он не очень понимает, как реагировать на неожиданную откровенность Кье.
- Да, - осторожно отвечает он.
Кье опускается на пол, подогнув колени.
- Ей не стоит этого знать никогда.
- Наверное, - соглашается Юки, все еще недоумевая.
- Ты-то будешь рад, - неожиданно зло говорит Кье, и апельсиновые кошачьи глаза вспыхивают с чем-то подозрительно похожим на ненависть, - тебе-то будет лучше. Ты в любой момент можешь сказать ей – да, Юки? Козырная карта в рукаве, так?
Юки закусывает губу, подавляя желание вскочить и резким ударом сломать нос этому идиоту.
- Убирайся, - тихо говорит он, - вон отсюда.

2


- Она ведь никогда не сможет дотронуться до меня, - говорит он, упорно смотря перед собой невидящим взглядом. Они сидели на крыше - на самом деле там, как всегда по вечерам, сидел Кье, а Юки просто пришел сказать, что ужин готов - но рыжеволосый слишком долго не отвечал, и Юки почему-то сел рядом.
- Да нет, она это делает иногда, - отзывается зачем-то Юки, прекрасно понимая, что речь идет не о рукопожатиях и дружеских похлопываниях по плечу.
Кье не отвечает, продолжая смотреть на верхушки деревьев. Юки думает с раздражением, что гораздо логичнее был бы им с Тоору смотреть на закат вместе, но Кье прочно оккупировал территорию крыши, к тому же Хонда боялась высоты.
«Она боится крыш, - хочет сказать он, - она не любит авантюр и скитаний, ей нужен уют, надежность и тепло, она маленькая домашняя девочка, она совсем не для тебя, ты ведь всего лишь задиристый уличный кот».
«Ей нравятся женственные мальчики, - хочет сказать он, - ей нравится изящность черт, хрупкость, подобная хрупкости и неприспособленности комнатного растения, и она может долгими минутами смотреть на меня, думая, что я этого не вижу».
«Она восхищается добротой, - хочет сказать он, - она ищет вежливости и тактичности, и вообще вечно ищет во всех людях только хорошее. Она любит, когда ей улыбаются. Она чувствует и ценит малейшие проявления симпатии, которых ты никогда ей не показываешь, и которые так стараюсь показать ей я».
«И в то же время я проиграл уже в тот самый момент, когда ты проломил нашу крышу и бесцеремонно свалился ей на голову».

3.


Мне нужно обнять кого-нибудь. Прямо сейчас.

4.


Удар – и по губе Юки течет кровь. Он, видно, нехорошо чувствует себя сегодня – никогда раньше Кье не удавалось ударить его по лицу. Кье стоит, тяжело дыша, опустив кулаки.
- Ну, - насмешливо спрашивает Юки, и по его лицу невозможно определить, раздасадован ли он своей промашкой, или ему все равно, - а дальше?
Костяшки на сжатых руках Кье белеют.
- Идиот, - бросает он, - почему ты не сказал мне, что болен?
- Да ладно тебе, Кье, - Юки улыбается, - как будто тебя это может смутить.
Кье молчит.
- В конце концов, у тебя ведь всегда есть возможность сожрать меня, когда мы в наших истинных формах, - улыбка Юки прямо-таки ослепляет, - козырная карта, а?
- Это форма не истинная! – вопит Кье, бросаясь на Юки и валя того на землю, - это проклятие! А ты мог думать, что я... Что я... Да за кого ты меня держишь?!
Юки лежит очень спокойно, не обращая внимания на то, что его белый костюм безнадежно вымазан в земле. Фиолетовые глаза смотрят куда-то вдаль.
- Ты хоть понимаешь, что оскорбляешь этим меня? – тихо говорит Кье, глядя на него во все глаза.
- Зуб за зуб, - отвечает Юки и целует его.

5.


Когда этой ночью Кье преодолевает последнее сопротивление Юки, и это нежное тело наконец-то полностью в его распоряжении, он почти осторожен и старается двигаться медленно, хотя это вовсе не в его натуре. В решительный момент Юки только стискивает зубы, и из его зажмуренных глаз, к ужасу Кье, начинают течь слезы – но Кье уже не может остановиться, как никогда не мог остановиться в их бесконечных спорах, ссорах и драках. Это тоже своеобразная борьба – по крайней мере, оба отдают ей все силы и стремятся к совершенству в каждом своем движении, оставаясь искренними и честными сами с собой и друг с другом. Разница только в тоскливой нежности в фиолетовых глазах и в неуверенности, с которой Кье обнимает своего врага – так, будто до конца не уверен, что не ошибся дверью. Они практически бесшумны – Шигуре спит за закрытыми седзи, а Тоору имеет привычку бегать в туалет несколько раз за ночь.
После они некоторое время лежат, обнявшись почти целомудренно. Им обоим не хватало этого уже очень давно. Слышно, как стрекочут цикады и как мирно шумят ветви в лесу. В открытое окно видна луна и верхушки деревьев.
- Ты красивее ее, - говорит Кье спокойно.
- Это ничего не меняет, - говорит Юки.

6.


Это действительно ничего не меняет – почти. По крайней мере, когда Поросеночек уводит Кье за руку, он дергается и протестует точно так же, как и всегда, и когда Шигуре говорит, что Юки нужно пригласить Тоору на свидание, он без колебаний соглашается.
Тоору смотрит на него, как всегда, восхищенно. Он, как всегда, улыбается ей, прищурив свои огромные глаза.

7.


Поросеночек говорит что-то, но он почти не слушает девочку. Она так давно влюблена в Кье, что устройство ее системы ценностей порой пугает – вот и сейчас она лопочет что-то о самопожертвовании и счастье Кье.
- Кье грубый, - говорит она, - я думала, что если стану ему тоже грубить, то найду с ним общий язык. Но на самом-то деле он не такой, он совсем другой внутри, и я это прекрасно чувствую, и знаю давно... Но он не хочет, чтобы я знала. Ему неприятно, ему кажется, что я лезу ему в душу.
«Ты и лезешь», - думает Юки.
- Тоору так Тоору, - говорит девочка, собирая свой рюкзачок, - ему нужна она, значит – пусть будет так. Он готов терпеть меня, если я не лезу. И, может быть, когда-нибудь, дело будет не только в этом.
Юки вскидывает голову.
- Тоору так Тоору, - повторяет она, а он уже выбегает из комнаты.
Он точно знает, где сейчас Кье.

8.


...и видя, что Кье сейчас вот-вот рванет с места, он хватает его в отчаянном прыжке и говорит что-то, чего не понимает даже сам – быстро, бессвязно, а она стоит сзади, и она смертельно бледна, и вся в грязи, и подол юбки испачкан в рвоте – нелицеприятное зрелище, но им всем сейчас плевать – и, морщась от смрадного запаха, который источает тело Кье в его нынешнем обличье, он все-таки держит, из последних сил держит его...
И через пару мгновений – как в замедленной съемке – он видит, как настоящий, истинный Кье тянется губами к ее волосам, а в ее глазах – и нежность, и смирение, и даже, может быть, любовь.

9.


Они возвращаются домой и Тоору несет рыжего кота на руках. Юки молча следует за ними.

10.


Сегодня Кье снова придет к нему. Он знает это, лежа нераздетым на своей кровати, смотря в деревянный потолок и слушая, как капли дождя выбивают свою монотонную дробь по крыше.
Сегодня многое изменилось – Тоору решилась остаться, не без увещеваний Ханаджимы, как подозревает Юки, в очередной раз молчаливо изумляясь способности той к самопожертвованию – впрочем, рано или поздно эта загадочная девочка-телепат догадается, что именно мешает ее дорогой подружке найти счастье с любым из этих многочисленных симпатичных представителей мужской половины семьи Соума – тогда, возможно, на сердце у нее будет полегче, ведь будет надежда, что Тоору все-таки, когда-нибудь, поймет ее.
Да, многое изменилось – целая гамма невиданных эмоций за один только день – и плачущий от радости Шигуре, и неожиданно кроткий молчаливый Кье, и еще более кроткая счастливая Тоору, и исступленно рыдающая на заднем дворе Поросеночек – все вдруг всколыхнулось, как гуща со дна суповой тарелки, вот только Кье все равно придет к Юки сегодня ночью.
У него три обличья, у него полная голова сомнений, у него нежность, у него ярость, у него смятение, у него рыжие вихры и деревянный браслетик. У него любовь Тоору и у него сенсей, который согласился стать его отцом. Перед ним – целый мир, мир апельсиновыми глазами помоечного кота-хулигана, со встопорщенным загривком, драными ушами и непомерными амбициями.
Что есть у Юки? Белая кожа да нежное, мышиное тепло. Гордость, которая дает слабину в самый неподходящий момент. Слишком доверчивые глаза и слишком искренние эмоции. Холодность, которая спасает только до тех пор, пока кто-то не узнает, каково то, что за ней скрывается – слабое, чуткое, ранимое, ищущее. А как броня треснет – пиши пропало, он уже не сможет притворяться.
Но Кье обязательно возвратиться к Юки, потому что больше ему не к кому больше прийти вот такой вот дождливой ночью, когда вся широта мироздания сводится к одному простому и четкому желанию обнять.
И, может быть, когда-нибудь дело будет не только в этом.

Конец




-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-