Имаго

Пролог

Автор: Amadeo del Fagot (tsuzukisx @ yandex.ru)
Бета: Ryoma Ehnne
Фандом: Yami no Matsuei
Пейринг: Цузуки/нжп, Цузуки/Рука.
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, angst, drama, deathfic, POV
Summary: кто-то верит в жизнь после смерти, а кто-то в смерть после жизни. Наверное, и те, и другие правы - всё зависит от того, что за чем следует. И жизнь мальчика по имени Цузуки Асато тому прекрасное подтверждение…
Disclaimer: ничего моего здесь нет за исключением больной фантазии.
Предупреждение: гет!!!
От автора: беременным детям, нервным женщинам и ярым канонистам просьба не беспокоиться.
Размещение: Без бэ, только напишите мне, куда и как )
Источники информации (так же во имя сохранения авторского права):
"Япония: от сёгуната Токугавы - в XXI век" Джеймс Л.Мак-Клейн (исторические выдержки и цитаты)
"Страницы мира: всё о Японии" Бондарь А.И
www.leit.ru (легенды, традиции и прочая полезная в написании информация)



- Это...правда, Коноэ?

- Да… Эта проблема связана с внуком Мураки Юкитаки, главного врача Цузуки. С ним уже было до этого несколько столкновений. Кажется, на этот раз он решил поймать Цузуки на эту удочку.

- Хм… Думаю, если этого доктора убрать, то все сохранится в тайне. Эта семья врачей, они все так любят вмешиваться не в свои дела. Он для нас помеха.

- Дай-О-Сама…

- Всё в порядке. Пока давайте посмотрим, как далеко этот внук может зайти. В любом случае, ни один человек не может помешать нашим планам...[1]

 

Молча вглядываюсь в лёгкие сумерки, накинутые на город подобно балдахину. И что-то неизменно болезненное бьётся в моей голове осколками, обрывками, жалкими клочками воспоминаний. Не сразу осознаю, где вообще нахожусь и что здесь делаю - ни черта не помню.

Открываю глаза, глядя в темнеющее с каждой минутой небо.

Он снова пошёл… этот снег.

Белые хлопья, касаясь моего почему-то горячего лица, почти сразу же тают, оставляя на коже холодные капли. И мне кажется, что я плачу, когда несколько пушистых снежинок оседают на мои ресницы.

Кажется, кто-то зовёт меня.

- Цузуки! Цузуки!

Слишком знакомый голос звучит словно бы издалека, и я не понимаю, чудится мне это, или действительно происходит наяву.

- Какого чёрта ты здесь сидишь?

Теперь понимаю, что всё происходит на самом деле - Хисока слишком реален для того, чтобы быть частью моего воображения. Частью этого кошмара.

Реальность кажется слишком запутанной.

- А… Хисока…

- Представление уже окончено. Куда ты смотришь?

- Извини. У меня в голове какая-то пустота - ничего не помню.

- О чём ты?

В конце Мураки сказал что-то странное. Этот подозрительный лживый голос…

Не знаю, сколько длиться моё молчание в ответ на недоумённый вопрос Хисоки, но он терпеливо ждёт, что в другой ситуации показалось бы мне удивительным.

- Кажется, у меня жар…

Я… я…

Удивительно белый снег - он слишком чистый, чтобы касаться меня, прогнившего насквозь. Белый-белый снег…

Я, наконец, опускаю глаза, чтобы увидеть хоть что-то, кроме этой грёбанной пелены перед глазами, чтобы убедиться в наличии остального мира, чтобы, в конце концов, остановить взгляд на испуганном лице Хисоки.

Слов больше не осталось. Ничего не помню, словно память в кои-то веки услужливо спрятала от меня нечто крайне неприятное. Хотя предпочтительнее, чтобы исчез этот странный горьковатый привкус на губах, который я принимаю за чувство вины.

С тех пор, как ты пришёл в мою жизнь, я превратился в нечто противное самому себе…

Или так было и до?..

Подношу руки к лицу, желая закрыть ими глаза и не думать ни о чём хотя бы минуту - ни об этом человеке, ни об этой сосущей пустоте внутри, - но замечаю на пальцах и манжетах рукавов красные пятна.

Какого чёрта?

Мысли панически мечутся в воспалённой голове. Почему мои руки в крови? Что произошло?..

Ничего не помню. Кажется, я…

Беловатая пелена опять стоит перед моими глазами, хотя я давно не смотрю на снег, но дело не в нём, а во мне.

- Цузуки?!

Голос сквозь матовую гладь, застлавшую всё вокруг.

 

Ух ты, снег, такой сильный снег!

Странно, сегодня по прогнозу обещали без осадков. Нельзя доверять этим метеорологам, никогда.

Улыбка ползёт по губам подобно неровному разрезу - наискосок.

- Снова пьёшь?

Голос Хисоки со знакомыми ворчливо-усталыми нотками заставляет меня улыбаться; это напоминание о том, что кто-то до сих пор есть рядом в этой пронизывающей пустоте, меня успокаивает, заставляет на какие-то мгновения чувствовать себя не-одиноким.

- Хватит пользоваться кредитом Тацуми.

Наверное, это единственное, насчёт чего стоит задуматься - ведь Тацуми-сан действительно будет не в восторге от того, как быстро тратятся его деньги. Впрочем, кажется, в этот раз я, напротив, экономен как никогда, да и выпил пока всего ничего…

- Хисока…

Минутная пауза, которая необходима мне для того, чтобы выдавить из себя улыбку и почти выкрикнуть неестественно-радостное пиглашение:

- Выпей со мной, дружище!

Заказываю сеюе ещё и почти сразу же слышу ворчание рядом:

- Совсем сдурел? Один кофе, пожалуйста.

- У тебя совсем нет чувства юмора…

Шутливо обижаюсь, но тут же растягиваю губы в улыбке, от которой уже болят скулы - я слишком устал, чтобы заниматься сейчас самообманом. Ведь я не Хисоку обманываю, что всё в порядке - самого себя.

- Эй, Хисока… Мураки сказал, что я не человек.

- Что?

Слова сами срываются с языка, хотя мне вовсе не хотелось рассказывать об этом, вспоминать то, что мне наговорил этот ненормальный. С какой стати я должен воспринимать это всерьёз? Не понимаю, почему это настолько задело меня…

- Что у меня ДНК другая… не такая, как у людей. Или что-то в этом роде…

- Цузуки?

По беспокойному голосу напарника становиться ясно, что пора остановиться, но алкоголь, кажется, окончательно развязал мой язык. Дурацкая привычка, пора было бросить ещё лет 50 назад.

Амида-буцу, как же я устал.

- Тогда что я?...  Если я не человек, то что я тогда?

Мне почему-то совершенно не хочется слышать ответ, но он неизменно последует, потому что вопрос уже успел сорваться с моих губ.

Проклятье.

- Идиот… что за бред ты там бормочешь?

Хисока пытается свести весь разговор к моей глупости. Наверное, так было бы проще, но я не могу больше так.

- Когда я был маленьким, меня всегда травили из-за цвета моих глаз. Ни у кого не было такого… Ни у кого из тех, кто меня окружал.

Чудовище! Монстр! Ты не человек!

Крики кажутся пришедшими из прошлого, слишком настоящие, яркие и живые образы наполняют сознание, память привычно шутит со мной, показывая то, что я, как казалось, давно забыл. Десятки лет назад…

Сам не замечаю, как подрываюсь с места и выбегаю на улицу - в этом помещении я, кажется, больше не могу дышать. Хочется почувствовать до рези в лёгких холодный воздух, ощутить, как снег падает на пылающее лицо.

Я чертовски  пьян…

Меня не останавливает даже крик Хисоки, который я слышу за спиной.

- Цузуки!

Хватаю первый камень, который попадается мне под руки - а они дрожат так, что я сразу же едва не роняю его. Я хочу закончить всё это!

- Цузуки! Идиот! Ты что делаешь?!

Испуганный голос Хисоки доносится до меня за секунду до того, как я сам теряюсь в пространстве и времени на те мгновения, пока чувствую боль, со всего размаха загоняя камень себе в глаз.

- Эти глаза… лучше бы их совсем не было!

До ужаса напоминает истерику, но хуже то, что я не могу остановиться.

Нет сил сопротивляться, когда напарник выдирает камень из ослабевших рук - почти падаю на землю, созерцая блаженную темноту с разноцветными кругами. Ни черта не вижу…

- Эти… эти…

Зрение начинает проясняться снова, когда на глаза наворачиваются бессильные слёзы. Руки Хисоки, крепко вцепившиеся мне в плечи, вздрагивают. Я самый настоящий идиот - мне нельзя было позволять касаться себя сейчас.

Почему я должен помнить всё это?

- Я знал, что я другой, что я не такой, как все…

Пытаюсь вытереть слёзы, но они появляются снова и снова. Было бы лучше, если бы они застывали на холодном воздухе, превращаясь в маленькие кристаллики льда.

- Но я… я хотел быть с людьми… Я хотел быть человеком.

Всё время я видел несбыточный сон. Пожалуйста, сделайте меня человеком…



[1] Matsushita Yoko, Yami no Matsuei, vol. 7, p. 165-166


Следующая глава           


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-