Обрести свой дом

Глава 3

            Хисока изо всех сил старался игнорировать Цузуки, который с меланхоличным видом шел рядом. Точнее сказать, он старался игнорировать вообще все вокруг. Закрыв глаза, Хисока боролся с воспоминаниями о том, что произошло два дня назад, когда этот пьяница попытался схватить его…

            Ко всему прочему, идиотская одежда отнюдь не способствовала уменьшению его страхов. Даже более того, если бы сейчас к Хисоке кто-нибудь начал приставать, ему пришлось бы признать, что он сам напросился. Он чувствовал себя до невозможного беспомощным и уязвимым. А ведь сам сказал Цузуки, что справится, так что пути назад нет…

            Внезапно Хисока вздрогнул, почувствовав, как плеч коснулось что-то мягкое и теплое. Он удивленно моргнул. Темная замшевая куртка Цузуки.

            - Я захватил ее с собой на случай, если тебе будет холодно… в этом… - заметил напарник,  привычными движениями одевая его.

            Хисока не нашел слов, чтобы ответить. Даже  когда Цузуки спокойно взял его за руку и повел вдоль по улице, он не смог возмутиться и хотя бы обозвать его идиотом для приличия.

 

           *          *          *

 

            Цузуки отмечал взглядом проходивших мимо бродяг, неосознанно крепче сжимая руки Хисоки. Тот вел себя подозрительно тихо. Цузуки ожидал, что он хотя бы обзовет его придурком за это держание за руки - но реакции не последовало.

            Хисока ненавидел саму мысль о том, что он от кого-то может зависеть, но сейчас он выглядел каким-то потерянным.

            «Не оставляй меня одного, я не хочу больше быть один…Если тебе не для чего больше жить, живи ради меня. Пожалуйста…»

            Жить для кого-то. Для Хисоки.

            Цузуки улыбнулся про себя. «Может быть, я и смогу. Мне нравится ощущать себя нужным, нравится сознавать, что рядом со мной всегда кто-то будет».

           

            Когда они, наконец,  подошли ко входу в клуб, Хисока вернул куртку Цузуки. Тот нахмурился, но возражать не стал. В конце концов, они должны были выглядеть, как завсегдатаи этого заведения.

            Хисока пробормотал что-то неразборчивое.

            - Что? - переспросил Цузуки.

            - Спасибо, - буркнул он, не осмеливаясь встретиться с ним взглядом.

            - Аа.

            Несмотря на темноту, Цузуки отчетливо себе представил, как щеки напарника покрылись румянцем, и не сдержал улыбки.

 

 

                                                           *          *          *

 

            Хисока потер виски, тщетно пытаясь избавиться от головной боли. Он и представить не мог, что находиться в маленьком помещении в окружении большого количества народу будет для него настолько… невыносимо. Всего несколько минут в этом клубе, а он уже чувствовал, что готов взорваться от избытка нескончаемых мыслей и эмоций других людей. Да к тому же, мысли личностей, посещающих подобное место, были далеки от приличий.

            Первую четверть часа Хисока просто сидел рядом с напарником в уголке и пытался укрепить свои внутренние защитные барьеры.

            - Тебе лучше? - заботливо спросил Цузуки.

            Хисока кивнул. Он ухитрился снизить напор окружавших его эмоций, и на смену шуму, от которого лопались барабанные перепонки, пришло тихое жужжание, как будто пчела кружила где-то над ухом. Еще немного, и с головной болью он тоже справится.

            Беспокойство, исходившее от Цузуки, уменьшилось, но Хисока по-прежнему чувствовал, что тот взволнован.  Даже в этом дальнем уголке они все равно привлекали внимание посетителей, и это бесконечно раздражало Асато.

            А между тем сам Хисока постепенно начинал привыкать к окружающей обстановке. Эти люди все еще казались ему отвратительными, но, по крайней мере, не вызывали больше у него приступов паники. Неплохое достижение. В конце концов, всем им было далеко до Мураки - а даже при встрече с этим психопатом Хисока не сломался. Ну, по крайней мере, не полностью.

            Так, а вот и еще один. Проявляет нездоровый интерес к Цузуки. Хисока постарался осторожно проникнуть в его сознание. Ничего стоящего, все мысли о том, как потрясающе Цузуки выглядит в рубашке без рукавов, как перекатываются его мускулы, когда он двигается, как обтягивающие джинсы подчеркивают контур его бедер, как эротично мягкая ткань облегает грудь…

            Звон стекла…

            Хисока так и подпрыгнул на месте. Официантка рассыпалась в извинениях и принялась собирать осколки разбитых стаканов.

            Что за мысли были сейчас у него в голове? Они явно принадлежали кому-то другому…

            Мужчина продолжал заигрывать с Цузуки - и его трудно было в этом обвинить. Не он первый, в конце концов. Да и, откровенно говоря, напарник и правда выглядел восхитительно в этой облегающей рубашке, чем-то похожей на ту, что была на нем вечером на «Королеве Камелии».

            Хисока сглотнул, вновь поймав себя на подобных мыслях. Похоже, он так далеко залез в сознание этого мужчины, что принял его чувства за свои. Но, слава Богам, мужчина решил уйти: Цузуки достаточно ясно дал понять, что не заинтересован. И Хисока смог вздохнуть с облегчением. Всего пару секунд назад… нет, не собирался он думать об этом!

            И вот конечно, как же Цузуки было не спросить, чего это он краснеет без причины! Хисока послал ему угрожающий взгляд, и напарник сообразил вовремя заткнуться.

 

                                                           *          *          *

 

            - Думаю, я уже в состоянии подойти к барной стойке. - Хисока поднялся и направился прямиком через толпу. Нашел себе место, заказал кружку пива. На его памяти это было первое место, где алкоголь свободно продавали шестнадцатилетним. Впрочем, пить он все равно не собирался: последний опыт был слишком позорным.

            Цузуки присоединился к нему, сев рядом и тоже сделав заказ, и уже через минуту у него завязался веселый диалог с официантом.

            Хисока поднес кружку к губам… и наткнулся на предостерегающий взгляд напарника. Хмуро посмотрев на него в ответ, он сделал несколько крошечных и осторожных глотков. Пару раз он уже экспериментировал и полагал, что выдержит небольшое  количество пива. Да и потом, он будет выглядеть подозрительно, если вообще не станет пить.  Конечно, с другой стороны, алкоголь помог бы расслабиться, но… под таким взглядом Цузуки вряд ли Хисоке удалось бы напиться.

            - Привет! Я Ашихей.

            Хисока обернулся и увидел парня примерно своего возраста с волосами до плеч, темными глазами и гламурными серьгами в ушах. Впрочем, даже он одет был на порядок приличнее Хисоки, и тот подумал про себя, что непременно прикончит Сайю и Юму, когда вернется.         

            - Хисока, - представился он в ответ, и тут же начал осторожно прощупывать сознание парня. Впрочем, похоже, в этом не было необходимости: Ашихей вел себя на удивление открыто.

            - Потанцевать не хочешь? - предложил он.

            Вот и что нужно было на это отвечать? Мысль о танце не очень-то понравилась Куросаки. Во-первых, он и танцевать-то не умел. А во-вторых, одно дело - сидеть здесь и наблюдать с безопасного расстояния, и совсем другое - оказаться так близко к другому человеку…

            Но ведь подростки затем и приходят в такие места, верно? Не будет ли выглядеть странно, если он отвергнет предложение? Хисоке изрядно недоставало жизненного опыта, и он понятия не имел, как вести себя в подобных ситуациях. Наверное, следует согласиться. Может, у парня есть друзья, которые что-нибудь знают, и…

            Но Цузуки не дал напарнику принять решение.

            - Отвали. Он со мной, - коротко ответил он.

            Хисока не смог и слова вымолвить: только беззвучно открывал и закрывал рот, надеясь, что не слишком сильно покраснел. Ведь слова Цузуки абсолютно ничего такого не значили!

            «Именно! Ничего такого!» - внушил он себе, попытавшись встряхнуться. И вообще, сейчас не время для ссоры с напарником.

            Ашихей улыбнулся Цузуки.

            - Да ладно. Ничего ведь не случится, если твой партнер разок потанцует с кем-нибудь другим, правда? Что скажешь, Хисока?

            - Просто отвали от него, - холодно повторил Асато.

            Парень хотел было что-то возразить, но, увидев глаза шинигами, поспешно удалился, вдруг вспомнив, что его ждут неотложные дела.

            Хисока смерил напарника убийственным взглядом.

            - Ну и как мы сможем хоть что-нибудь узнать, если ты отпугиваешь всякого, кто осмелится к нам приблизиться? Мы тут торчим уже Бог знает сколько и до сих пор ничего не выяснили! - при мысли о том, что, если выяснить так ничего и не удастся, им придется возвращаться сюда снова и снова - нет, не просто возвращаться, а возвращаться в этой одежде - Хисоке стало нехорошо.

            Цузуки выглядел обиженным.

            - А почему бы тебе просто не посидеть в уголке, пока я сам займусь расследованием? - предложил он.

            Если бы не люди вокруг, Хисока прикончил бы его на месте.

            - Позволь напомнить, что здесь одни подростки, - прошипел он. - Думаю, ты уже несколько перешагнул этот возраст.

            И, к его удивлению, Цузуки отвернулся.

            - Я знаю… - пробормотал он. - Просто… Я не хочу, чтобы тебе причинили боль.

            Наверное, до того, что случилось в Киото, Хисока от души накричал бы на него за подобное. Обозвал идиотом. Обвинил в том, что относится к напарнику, как к ребенку. Но теперь… отношение Цузуки странным образом трогало его. Может, теперь, когда он знал, каким уязвимым на самом деле может быть Цузуки, его стремление защищать казалось особенно прекрасным?

            Ярость быстро утихала.

            - Нам все равно нужно выполнить это задание, - вздохнул Хисока. И почему он всегда уступает Цузуки в спорах?

            Тот с минуту молчал, прежде, чем кивнул:

            - Но никаких танцев.

            Хисока моргнул. Вечно он перескакивает с одной темы на другую…

            - Ладно. Но ты не мешай мне общаться с окружающими.

            - Но я же просто волновался за тебя! - невинно улыбнулся Цузуки.

            - Если из-за тебя мне придется снова прийти сюда завтра… - угрожающе начал Хисока.

            - Хорошо, хорошо… Если ты будешь просто разговаривать.

            Хисока закатил глаза. Ну а что же еще он может делать, как не просто разговаривать?!

 

*          *          *

 

            Он сел за столик вместе с тремя другими подростками. Цузуки не возражал, видимо, полагая, что это безопасно, и в данный момент сам был занят разговором с каким-то парнем, не сводя, впрочем, взгляда с напарника.

            - Ты часто тут бываешь? - поинтересовался Хисока у одного из мальчишек, который представился как Эджи.

            - Ага, - ответил тот. - А ты, похоже, впервые? Я тебя тут раньше не видел - Хисока кивнул. - Вообще-то, это неплохой клуб. Народу много, но зато напитки по нормальным ценам. Правда, Хироджи, Койо?

            Двое других согласились, и Хисока решил, что это неплохой момент, чтобы попытаться что-нибудь выведать.

            - Но я слышал, что некоторые люди, приходившие сюда, исчезли. Похоже, они были убиты.

            Хироджи озадаченно посмотрел на него.

            - Ага, я их знал. Ну и что? Мало ли, как будто такое только здесь случается.

            Хисока попытался проникнуть в его мысли. Ничего подозрительного… Похоже, парню действительно было на все наплевать.

            - А ведь среди них был и Коичи, да? - вдруг обратился к Эджи Хироджи.

            - Ага…

            -  Вы кого-то из них лично знали? - надавил Хисока. Может, все-таки удастся что-нибудь выяснить?

            - Неа, просто парой слов перебросились как-то, - пожал плечами Эджи. - Да и вообще, чего это тебя так интересует?

            - Да нет, просто любопытно.

            Эджи тоже ничего не знал, так что совершенно ни к чему провоцировать их подозрения.

            Парень отхлебнул из своего стакана и усмехнулся.

            - Ну что может быть интересного в трупах? Может, лучше расскажешь нам что-нибудь о себе?

            Хисока с трудом подавил вскрик, ощутив чужую руку на своем бедре. Надо было срочно что-то делать - и  он не придумал ничего лучше, как «случайно» уронить стакан, содержимое которого выплеснулось прямо на Эджи. Тот подпрыгнул, чертыхаясь.

            - Ой, прости! Пожалуйста, извини!

            Эджи хмуро посмотрел на него, отряхнув брюки.

            - Ничего, все в порядке, - ответил он, но недовольная гримаса выдавала его. Хисока едва не фыркнул. Ну и что? Что с того, что ему не нравятся люди, так и норовящие ухватить его за какую-нибудь часть тела? Эджи снова уселся на свое место, но теперь от него исходили волны обиды и разочарования. К счастью, Хисока уже успел передвинуть свой стул так, что теперь сидел ближе к Койо. Хоть бы этот не начал тоже лезть.

             - Держи. - Хироджи вытащил что-то из кармана и протянул Хисоке. Тот взял и с удивлением обнаружил на ладони маленькую белую таблетку.

            Ну, здорово. Так эти парни еще и накачались наркотой!

            - Извини, я не хочу.

            Эджи прищурился. Если раньше  он еще и не подозревал ничего такого, то теперь точно начал.

            - Почему? Все приходят сюда за этим. Выпить-то везде можно, а это - нет. Ты что…

            - Нет, - прервал его на полуслове Хисока, попытавшись выправить ситуацию. - Я не то имел в виду. Просто у меня сейчас с собой мало денег, и я не могу себе позволить заплатить за это.

            Похоже, его объяснение удовлетворило Эджи.

            - Можешь взять бесплатно, - кивнул он, ощупывая Хисоку взглядом. Тот с трудом подавил желание заехать ему кулаком в глаз. - Ты хорошенький.

            И вот теперь они все смотрели на него и ждали, когда он проглотит таблетку!

            Хисока совершенно не собирался этого делать. Наркотики, черт подери! Но если он не выпьет ее,  все пойдет насмарку… И почему только правительство не запретило наркотики?! Ведь это же вредно для здоровья. Впрочем, раз уж сам он все равно мертв, вряд ли имеет смысл теперь заботиться о здоровье… Да и вообще, шинигами быстро восстанавливаются - любая травма тела так или иначе исчезнет бесследно. Ну ладно. Чего тогда он вообще сомневается?

            И, придя к такому выводу, он положил в рот таблетку и проглотил ее, запив из своего стакана.

            К ощущениям, которые последовали, Хисока оказался не готов совершенно.                       Первое слово, которое пришло на ум, - экстаз. Никаких границ, никаких страхов, никакой боли… только свобода. Прикрыв глаза, он попытался удержать остатки рассудка  - и безуспешно. Усталость, предусмотрительность - все как будто испарилось.  Даже эмпатия - притупилась что ли? Краем сознания Хисока еще успел отметить, что все барьеры, которые защищали его от чувств окружающих, теперь рухнули - но ему было наплевать. Безразличие ко всему, отрешенность и -  свобода…

 

*          *          *         

           

            Цузуки с беспокойством наблюдал за напарником. В глубине души он понимал, что Хисока сумеет за себя постоять, но все равно не мог не волноваться за него. Если с мальчиком что-нибудь случится…

            Так, а это еще что? Цузуки расширившимися глазами уставился на Хисоку. Тот весело хохотал с сидевшими рядом парнями. Конечно, он старался быть более открытым, но чтобы настолько?! Обычно Хисока не смеялся, когда был по-настоящему чему-то рад, его улыбки не были искренними. Да и взгляд… сейчас его взгляд стал каким-то безумным. Правда, в полумраке, царившем в клубе, сложно было утверждать наверняка, но яркий, изумрудный блеск глаз юного шинигами словно потух, сменившись зеленоватым туманом…

            Цузуки всерьез забеспокоился. Хисока что, пьян? Нет, пьяный он вел бы себя иначе: просто отключился и все. И тут один из парней, сидевших рядом, придвинулся к Хисоке ближе, еще ближе… провел ладонью по его щеке…

            и Хисока остановил его…

            … рука спустилась ниже… ниже…

            Не помня себя от гнева, Цузуки сорвался с места, едва не столкнув на пол сидевшего на соседнем стуле мужчину, и ринулся к Хисоке.

            Что бы там он себе ни думал, Цузуки этого не позволит. Ни за что.

 

                                                           *          *          *

 

            Хисока поднял затуманенный взгляд. Его ощущения по-прежнему оставались каким-то притупленными, все попытки привести себя в чувства закончились неудачей. Впрочем, что бы с ним ни происходило, это было приятно, и эйфория охватила его полностью.

            Кто-то прикоснулся к нему… Хисока не мог с уверенностью сказать, кто именно. Прикоснулся еще, на этот раз - ниже. Краем сознания Хисока понимал, что совсем не хочет, чтобы это происходило. Не хочет таких прикосновений. Но остановить их он тоже не мог. И они продолжились…

            А потом Хисока почувствовал, как его грубо встряхнули и поставили на ноги. Послышались какие-то голоса - но они словно исходили откуда-то издалека. Кажется, кто-то закричал. Кто-то знакомый? Где он уже слышал этот голос?

            - Хисока? Хисока?!

            Кто-то снова встряхнул его.

            - Хисока!

            Его имя… снова и снова… Хисоке вдруг подумалось, что ему нравится, как звучит этот голос. То, как он произносит его имя.

            Но мир закружился еще быстрее, и последние различимые контуры расплылись окончательно.

            - Хисока!

            И когда его окутала сплошная темнота, Хисока внезапно вспомнил, кому принадлежит этот голос.

            Голос, звавший его по имени.

            Цузуки…

 

*          *          *

 

            Он осторожно положил бессознательного Хисоку на кровать. Наркотики. Если бы он не был так зол, то, наверное, посмеялся бы над абсурдностью ситуации. Хисока действительно принял наркотики?! Да никто в это не поверит!

            Впрочем, надо полагать, мальчик счел положение безвыходным, раз уж пошел на такие меры. Вечно он делал какие-нибудь глупости, боясь, что остальные будут считать его ребенком, изводил себя до предела, боясь показаться слабым.

            «Хисока, тебе не нужно делать этого. Не передо мной…»

            Он рассеянным жестом убрал несколько прядей светлых волос с лица мальчика. Хисока всегда выглядел таким умиротворенным во сне - ни следа обычного недовольства или равнодушия, которое он старательно изображал днем.

            Внезапно зеленые глаза распахнулись, и Цузуки в удивлении отпрянул.

            Хисока поднял руку, как будто пытаясь за что-то ухватиться, и Асато взял ее в свою ладонь.

            - Цузуки…

            Интересно, в сознании ли он? Или просто разговаривает во сне? Его глаза были открыты, но все равно, он говорил невнятно, будто бормотал себе под нос.

            Хисока моргнул, пытаясь сфокусировать на чем-то взгляд.

            - Фиолетовые… фиолетовые глаза…

            Он поднял другую руку и коснулся правой щеки напарника. Цузуки прикрыл глаза, когда подушечки пальцев дотронулись до его век.

            - Фиолетовые… красиво… как будто…

            Но узнать, с чем или кем именно собирался сравнить его Хисока, Цузуки так и не успел: тот снова погрузился в сон.

            Асато вздохнул и провел ладонью по собственной щеке - там, где ее только что касались пальцы Хисоки, - потом осторожно погладил мальчика по лицу.

            «Спи, Хисока».

 




Следующая глава           


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-