Обрести свой дом

Глава 2

            Тацуми не преувеличивал, когда назвал эти кварталы «опасными». Напротив. Скорее, это было его самым большим преуменьшением. На темной аллее, где стояли Хисока с Цузуки, обычно собирались … Эээ. Хисока покраснел. Слава богам, здесь не было ни единого фонаря, так что его смущение осталось тайной для окружающих.

            Голоса женщин, обольстительно зазывавших перспективных клиентов, казалось, заполнили собой воздух. И это еще не все! Среди них были и мужчины. Не клиенты. Мужчины, которые зарабатывали себе на жизнь тем же, что и эти женщины.

            И тут же вторглись непрошенные воспоминания… Ночь красной луны, и лепестки сакуры цвета крови… Хисока крепко зажмурился, пытаясь прогнать их, и ощутил, как пальцы Цузуки коснулись его руки. Не задавая вопросов, напарник сжал его ладонь почти до боли, но Хисока не возражал - напротив, он почти отчаянно вцепился в него. А Цузуки даже слегка ослабил свои барьеры - но ровно настолько, чтобы на мгновение окружить Хисоку теплотой и нежностью. Как всегда, Цузуки прочитал его мысли и дал ему именно то, что нужно, чтобы предотвратить полное изнеможение. И Хисока вздрогнул при мысли о том, что однажды он может лишиться этой поддержки. Он стал слишком зависим от Цузуки, чтобы выжить без него.

            Напарник не отпускал его руку, пока они шли вдоль аллеи, и чуть что - сразу притягивал ближе к себе. Они остановились перед мужчиной, преградившим им путь и отказавшим Цузуки в вежливой просьбе посторониться. Этот человек явно давно уже не менял одежду, к тому же, от него сильно пахло вином. Покрасневшие глаза смотрели затуманенным взглядом. И неожиданно он подмигнул, подходя ближе.

            - А с чего бы это мне вас пропускать? - ухмыльнулся он.

            Цузуки проигнорировал вопрос и попытался пройти.

            - Фу, как грубо… - прошипел мужчина. - А между прочим, я готов заплатить за то, что хочу! - Он внезапно схватил Хисоку за руку, и тот вскрикнул. - Ну же, милый мальчик… сколько ты хочешь за ночь?

            Хисока замер от страха.

            Иди ко мне, моя милая игрушка… моя прекрасная кукла.

            Исходившие от мужчины эмоции только усиливали панику.

            … страсть, желание, голод и почти животная потребность в…

            «О Боги, это как в ту ночь… сделай что-нибудь. Ты должен что-нибудь сделать. Кто-нибудь, помогите! Пожалуйста!!!»

            Он словно издалека наблюдал, как мужчина упал навзничь, получив от Цузуки удар кулаком в лицо. Потом ощутил себя на руках у напарника, услышал ласковые успокаивающие слова, которые тот отчаянно бормотал…

            Черт, почему руки трясутся? Или он всем телом дрожит?

            Грубые руки скользят по телу… прикасаются там, где он никому не позволял прикасаться, принося одну лишь боль…

            Боль… больно… как же больно…

            - Хисока! - кто-то резко встряхнул его.

            Цузуки…

            - Хисока, ну приди же в себя, Хисока! - в голосе Цузуки слышались тревога и страх.

            Медленно он попытался сфокусировать взгляд и сразу же увидел аметистовые глаза Цузуки, склонившегося над ним.

            - Хисока?! - объятия стали крепче. Цузуки вздохнул с облегчением, прижимая его к груди.

            Он поднял голову, чтобы посмотреть на напарника. Такой взволнованный… и все из-за него. Хисока мысленно проклял себя за это.

            - Я в порядке, - заставил себя сказать он. - Почему бы нам не продолжить…

            - Нет, - уверенно возразил Цузуки. - Мы возвращаемся. Немедленно.

            И Хисока не стал спорить.

 

*          *          *

                        - Я не собираюсь продолжать вести это дело, - заявил он.

            - Цузуки, только из-за того, что… - предпринял слабую попытку Хисока.

            - «Только»?! Да ты посмотри, что с тобой произошло! - резко оборвал его Цузуки. - Это. Просто. Смешно.

            - Послушай, если все из-за того, что я отключился, увидев пьяницу…

            - Мы отказываемся от этого дела. И точка. Я все сказал.

            - У тебя нет никаких причин! - возмутился Хисока. Он ненавидел себя за то, что так говорит с напарником, который, в конце концов, всего лишь волновался за него.

            - Очень даже есть! Я не собираюсь молча наблюдать за тем, как ты проходишь через этот кошмар! Ты отлично знаешь, что…

            - Именно! Ты что, не понимаешь?! Мне нужно пройти через это. Справиться с этим.

            Цузуки не нашел, что ответить.

            Хисока в изнеможении откинулся на матрас. Они находились в номере мотеля, который для них заблаговременно забронировал Тацуми. Учитывая крайнюю скупость секретаря Энма-Чо, номер оказался вполне… приемлемым. По крайней мере, здесь было все необходимое, - а это показатель, ведь Тацуми нередко селил своих служащих вообще на каком-нибудь заброшенном складе.

            Они спорили уже почти полчаса. Удивительно, что до сих пор соседи не начали стучать в дверь. Может, по мнению Тацуми, это и был великолепный мотель, но стены здесь однозначно особой толщиной не отличались и буквально дрожали, стоило хоть немного повысить голос - что оба шинигами не раз делали во время спора.

            - Мне нужно пройти через это, - устало повторил Хисока.

            Цузуки посмотрел на него так, словно он только что предложил отправиться в отпуск в Тимбукту.

            - Хисока, никто не собирается обвинять тебя в том, что ты страдаешь из-за прошлого…

            - Знаю. Но я все равно хочу пройти через это, - он закрыл лицо ладонями. - Не хочу думать о нем, и о том, что произошло… Я так устал от всего этого.

            И когда на этот раз он поднял голову и посмотрел на Цузуки, его взгляд был уверенным и вызывающим.

            - Я сказал, что справлюсь с Мураки сам. Но ты ответил, что мы сделаем это вместе.

            Хисока почувствовал, что злится на себя самого.

            - Тогда почему я по-прежнему теряю самоконтроль, стоит мне увидеть что-то, напоминающее о нем?!

            - Хисока, это больше, чем просто «что-то напоминающее», - жарко возразил Цузуки. - Он же фактически напал на тебя!

            - Это не основание. - Хисока в ярости ударил по подушке кулаком. - Так я никогда с этим не справлюсь.

            У Цузуки был такой вид, будто он готов возразить, но Хисока продолжил:

            - Я должен как-то жить дальше. Но это невозможно, если меня постоянно преследует прошлое. Я должен доказать себе, что больше не позволю этому ублюдку контролировать мою жизнь. - На его лице отразилась уверенность. - И начну я с того, что не позволю какому-то пьянчуге так действовать на меня.

            Он выжидающе посмотрел на Цузуки.

            - И ты обещал, что мы можем сделать это вместе, - тихо добавил Хисока. Во взгляде зеленых глаз мелькнул страх. Это обещание так много значило для него, и если Цузуки сейчас откажется…

            И напарник действительно выглядел неуверенным и, похоже, собирался продолжать спор. Но, должно быть, искренний взгляд Хисоки убедил его в том, что не следует этого делать, и Цузуки просто вздохнул.

            - Хорошо. Но если еще хоть раз произойдет что-то подобное, мы сразу отказываемся от дела.

            Хисока кивнул. Слова куда-то испарились. Почему ему всегда было так сложно выразить свои мысли словами? Он сомневался, что когда-нибудь сможет объяснить Цузуки, как много для него значило то обещание. Обещание оберегать его, уверенность в безопасности… Цузуки всегда давал ему защиту и силы верить в себя, когда он так отчаянно в этом нуждался. И Хисока подумал, что будет не слишком разумным признаться напарнику в том, что он понятия не имеет, как именно собирается бороться со своими страхами.

           

 

*          *          *

                        - Ну что, похоже, мы на месте, - провозгласил Цузуки, в очередной раз сверяясь с картой, в основном из-за того, что на этом настаивал Хисока. Мальчик не испытывал никакого желания потеряться в подобном местечке, особенно из-за того, что выбрал своим проводником Цузуки.

            Они стояли перед входом в какой-то сомнительный ночной клуб. Расследование Цузуки показало, что все жертвы были его частыми посетителями, так что он автоматически попал на первое место в списке подозрительных мест. Хисока все еще не верил в происходящее. Конечно, Цузуки мог быть хорошим работником, когда хоть немного старался, но сейчас создавалось такое впечатление, что он превратился в настоящего трудоголика.

            Он  изобретал сотни поводов, чтобы не брать Хисоку с собой на расследования. Что, откровенно говоря, доводило последнего до бешенства. Очевидно, смирившись с тем, что отговорить Хисоку от задания не удастся, Цузуки твердо решил как можно скорее закрыть проклятое дело и уволочь своего юного напарника обратно в Мейфу. И он постоянно уходил один, стоило Хисоке только выйти в ванную, или на балкон подышать свежим воздухом. Или вообще посреди ночи, когда мальчик спал. А возвращался он  всегда с длинным списком опровергнутых или подтвержденных фактов. Все было сделано без ведома и присутствия Хисоки.

            В конце концов, Хисока принялся сопровождать напарника днем и ночью, что невероятно огорчало Цузуки. Двадцать четыре часа в сутки они были вместе, и это доводило до ручки обоих. Цузуки совершенно не хотел брать его с собой на расследования, но Хисока не спускал с него взгляда, и ускользнуть от него было совершенно невозможно. Так что Цузуки решил поскорее разобраться с этим делом, и…

            Вот сюда это их и привело.

            Цузуки был очень взволнован, а Хисока пребывал в не лучшем расположении духа, что отнюдь не удивляло в свете того, что за последние сутки ему удалось поспать всего три часа.  Цузуки всерьез забеспокоился, когда его напарник споткнулся, засыпая на ходу, но Хисока только заорал в ответ, что это он  виноват. И Цузуки и вправду выглядел немного виноватым. Но только немного. И, конечно же, он не согласился дать обещание, что больше не станет уходить на расследование без напарника.

            Хисока ощущал, что еще немного, и Цузуки бы взорвался.

            Он усилием воли заставил свои мысли вернуться в настоящее. Вход в клуб преградил какой-то мужчина. Похоже, их не собирались пускать внутрь. Цузуки почему-то развернулся и потащил Хисоку прочь. Не потрудившись ничего объяснить. Хисока резко выдернул руку и с яростью посмотрел на него:

            - Ну?!

            - Что - ну? - невинно переспросил Цузуки. Да он почти светился от радости!

            - Что не так с этим клубом?

            «Так, нужно успокоиться. Драка с Цузуки во время работы - это плохая идея», - подумал он.

            - А, ты об этом. Мужчина сказал, что таких, как мы, туда не пускают. Полагаю, мы не похожи на завсегдатаев подобных заведений.

            Неудивительно, что он так доволен. Впрочем, и Хисока не собирался спускать этого. Цузуки не имел никакого права ограничивать его, оберегая, как какую-то драгоценность.

            - Ну и что с того! Думаю, мы можем стать похожими на них. Давай-ка переоденемся и завтра вечером придем снова, - жестко сказал Хисока.

            И это произошло.

            Он взорвался.

 

*          *          *

            - НЕТ! И я не собираюсь этого больше повторять!

            - Это смешно!

            - Ты совсем спятил!

            - Не понимаю, почему…

            - А я не собираюсь ничего объяснять, я уже все сказал!

            К счастью, рвануло уже тогда, когда они вернулись в Мейфу. Все началось вообще как обычный спор, но с каждой минутой сдерживаться становилось все труднее. Вокруг них в офисе быстро собралась толпа зевак. 

            И естественно, Тацуми вмешался вовремя: прежде, чем произошло что-нибудь действительно… разрушительное. Например, третий по счету взрыв в библиотеке. В противном случае расплачиваться за это пришлось бы Цузуки. Собственными деньгами. Впрочем, ему все равно не впервой…

            - Прежде, чем вы продолжите свою дискуссию, могу ли я узнать, в чем причина спора? - сухо поинтересовался секретарь Энма-Чо, гневно сверкая взглядом из серии «Тацуми-Сейчиро-крайне-недоволен». Разозлить спокойного Тацуми было крайне нелегко, и обычно причиной тому становилась вечная неприятность по имени Цузуки.  И этой «причине» потом было очень и очень плохо. Причем долго.  - Ну?!

            Цузуки на секунду съежился под его взглядом, но тут же осуждающе посмотрел на Хисоку, будто это он один был виноват в происходящем.

            - У нас возникли разногласия по поводу одного предложения Хисоки.

            Тацуми помолчал, ожидая продолжения, но Цузуки, судя по всему, закончил и не собирался ничего добавить к сказанному.

            Хисока про себя клял напарника на чем свет стоит. Ну и почему все дерьмо вечно достается именно ему?!

            - Я предложил замаскироваться и продолжить расследование в ночном клубе.

            Тацуми понимающе кивнул. Он уже прочитал доклад Цузуки, так что план представлялся ему вполне разумным. В конце концов, именно клуб стал основной ниточкой. Впрочем, секретарю хватило нескольких секунд для того, чтобы разобраться в причинах возражений Цузуки. Исходя из репутации этого заведения, шинигами наверняка волновался за своего юного напарника. К тому же, нельзя было не учитывать и прошлого Хисоки…

            - Цузуки-сан, если тебя беспокоит безопасность Куросаки-куна…

            - Именно. Тацуми, ты же знаешь, что это за место.

            Хисока нахмурился.

            И Тацуми решил найти компромисс. Эти двое могли быть прекрасной командой, но ничего хорошего не выйдет, если они передерутся. А, судя по их настрою, ни один отступать не собирался. Редкие бараны.

            Другими словами, все это было напрасной тратой времени, а Тацуми свято верил в благородную истину: «Время - деньги». И деньги, естественно, стояли во главе списка его жизненных ценностей.

            - Цузуки-сан. Думаю, вам следует продолжить расследование, если Куросаки-кун совершенно уверен в себе. - При этим словах Хисока заметно расслабился. А вот Цузуки - наоборот. Он явно ощущал, что его предали.  - Кроме того, - добавил Тацуми, - не сомневаюсь, с ним все будет в порядке, пока ты рядом.

            Тон секретаря был абсолютно бесстрастным, но в глубине души он волновался и пытался придумать, как защитить эту парочку. Что ж, помощь никому не помешает.

            - Я сообщу Сайе и Юме о вашем задании. Уверен, они с радостью помогут вам замаскироваться.

            Хисока позеленел.

 

*          *          *

            - Ааах! Хисока-сан такооой хорошенький!!! - возопила Сайя.

            - Просто восхитительный! - с энтузиазмом поддержала ее Юма.

            А самому Хисоке хотелось одного: сдохнуть на месте. Но так как повторно умереть шинигами уже не мог, он ограничился тем, что яростно натягивал край рубашки, пытаясь прикрыть обнаженный живот. Конечно, если эту узкую полоску блестящей зеленой ткани вообще можно было назвать рубашкой. А уж о том, что на ней было написано, он и подавно старался не думать. Ярко-красная надпись крупными буквами гласила «Возьми меня!» и была прекрасно различима с пятиметровой дистанции. Мураки был бы определенно доволен его теперешним видом. Скорее всего, чертов маньяк даже с охотой принял бы данное предложение!

            Брюки были немногим лучше. Ярко красная кожа плотно облегала бедра. Если бы они были кремового или бежевого цвета, люди могли бы подумать, что брюк на нем нет и вовсе. А блестки, черт подери, как он мог об этом забыть?!..

            Сайя и Юма тонировали отдельные пряди его волос зеленым. Под цвет глаз. Хисока гадал, почему они и себе  не перекрасили волосы в зеленый или синий? «Под цвет глаз, хех».

            - Ну что, теперь нужно подобрать Хисоке-сану крутые аксессуары, - задумчиво пробормотала Юма. - Как жалко, что мы не можем заставить его надеть то розовое платьице, правда?

            - Да, - сокрушенно подтвердила Сайя, вздыхая. - Но ничего.

            - Ага, мы лучше проколем ему уши!

            Хисока с каждой минутой закипал все сильнее и сильнее. Эти две чокнутые дамочки переговаривались между собой так, словно его тут не было.

            «Так, минуточку! ЧТО они сейчас сказали???»

            - Вы ИДИОТКИ! - заорал он. - Я НИКОГДА не соглашусь ни на что подобное!

            Девушки боязливо сжались. Светлые глаза заблестели от слез.

            Да плевать!!!

            - Но… Хисока-сан ведь идет в клуб… - Сайя в руках держала фотографию этого заведения.

            - Поэтому мы и делаем тебя похожим на них, - Юма кивнула на снимки жертв.

            О, прекрасно. Его одевают в соответствии со вкусом покойничков. Как мило. Ой, забыл, он же и сам мертв. Хм… Ну ладно, все жертвы носили сережки. Пусть так. Но…

            - Мне не надо прокалывать уши для того, чтобы надеть серьги, - заявил Хисока.

            -  Нет, так будет некрасиво! - запротестовала Юма. Сайя закивала.

            - Вот именно! Я хочу сказать, что всякий, кто хочет носить серьги, должен проколоть уши! Доверься, мы в этом отлично разбираемся.

            Побежденный их совместной атакой, Хисока обессиленно рухнул в кресло. Да уж, это будет очень долгий день.

 

*          *          *

            Сайя и Юма оторвались от того, что делали с волосами Хисоки, только когда распахнулась входная дверь.

            Тацуми и Ватари посмотрели на них весьма изумленно. А точнее, не на них, а на Хисоку. И в тысячный раз за этот день Хисоке отчаянно захотелось быть по-настоящему мертвым, а не привязанным к этой вечной жизни после смерти.

            В комнату впорхнула 003, полетала вокруг и потянула за прядь зеленоватых волос. Вероятно, приняла их за макароны или что-то вроде того.

            «Интересно, что подумает Цузуки, когда увидит меня в этом?.. Он точно офигеет».

            Хотя минуточку, а какое ему вообще дело до того, что там подумает этот недотепа?

            003, наконец, оставила в покое его волосы и полетела приветствовать нового вошедшего. Коим  и оказался никто иной, как Цузуки.

            О Боги…

 

*          *          *

            Они гневно смотрели друг на друга и молчали.

            К этому они пришли совсем недавно. После того, как Цузуки наконец справился со своим приступом гнева,  вылившимся в отчитывание Хисоки по полной программе.  Щеки юного шинигами порозовели при этом воспоминании. На этот раз не только от злости, но и от смущения. Полдня над ним измывались Сайя и Юма, одевая, словно куклу, а потом  пришел этот придурок и отругал его перед всеми, словно… нашкодившего мальчишку!

            «Это же нечестно. Ну почему он одет так… нормально, когда на мне все это?!»

            Мыслишка, конечно, мелочная, но плевать ему сейчас было на это. Ну ладно, придется теперь весь день сверкать ответным гневным взглядом. В этом Хисоке равных не было, так что хоть тут  Цузуки его не обойдет.

            И все же, он был совершенно не готов к столкновению с эмоциями напарника.

            Цузуки умело скрывал свои чувства, но Хисока все равно ощущал их, словно тонкие струйки дыма, просачивавшиеся сквозь барьеры. Впрочем, если бы он намеренно не старался, то, скорее всего, не почувствовал бы вообще ничего.

            И сейчас Хисока ожидал от Цузуки злости и гнева.

            Но вместо этого ощутил лишь сильное желание защитить. И это шокировало… Все остальные эмоции Цузуки казались слабыми и мало значащими, но потребность защитить проходила красной нитью сквозь его сердце.

            И было там что-то еще.. что-то, чего он не мог распознать.

            Хисока потянулся к этому и…

            … и наткнулся на жесткий и совершенно непреодолимый барьер.  

   




Следующая глава           


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-