Эксперимент

Автор: Моэри (xidaka @mail.ru)
Бета: inritsu
Фандом: Loveless
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Кё/ОМП, Соби/Рицка
Жанр: : romance, lemon
Summary: А началось все с того, что я решила подыскать Кё достойную пару... а в итоге получилась почти детективная история.
Disclaimer: бла-бла, прибыли не извлекаю, хотя хотелось бы..
Размещение: с разрешения автора
Предупреждение: Еще раз напоминаю - NC! И собирицки! Все поняли, что это означает? ;-) Нет, не потерю хвоста и ушек. Но очень близко!




- Кайдо-кун... - осторожный шепот почти сливался с шорохом грифелей. - Кайдо-ку-уун...

- М? Я? - Кё выглянул из-за мольберта и поправил карандаш, торчащий за ухом.

Мика-тян прыснула в кулачок. Она была очень хорошенькой - скуластое личико, по форме напоминающее сердечко, большие карие глаза и вьющиеся волосы, завязанные в хвостики. Несмотря на то, что Мика-тян была старше всех в группе, выглядела она, как пятнадцатилетняя школьница, и умело этим пользовалась. Вот и сейчас, наклонившись и поправляя оборочку на белом носочке, она лукаво улыбалась Кё. И тот сразу же улыбнулся в ответ.

- Кайдо-кун, - прошептала она, косясь на сенсея - тот как раз отошел в противоположный конец аудитории. - У тебя, случайно, нет лишнего ластика?

- Ага, есть... - Кё оглянулся на свою сумку, порылся в кармане и извлек искомое на свет божий. - Держи, купил только сегодня...

Девушка ухватила добычу тонкими пальчиками с короткими ногтями, выкрашенными бледно-розовым лаком.

- Спасибо, - прошептала она. - Это, вообще, не мне, это вот ему... - она кивнула на своего соседа слева и передала ему ластик. Тот, чуть улыбнувшись, кивнул Кё. - Ты не против?

- Я не против, - пожал плечами Кайдо и вернулся к работе.

Прорабатывая фон рисунка, он, отвлекшись, поднял голову. Показалось... или сосед Мики действительно опустил глаза к мольберту на полсекунды раньше, прежде чем Кё взглянул на него? Хм. Он совершенно точно был не с их курса - иначе непременно бы запомнился... Высокий, пропорционально сложенный - рисовать таких одно удовольствие - с темными вьющимися, стянутыми в хвост волосами, он чем-то неуловимо напоминал Мику.

- Это мой брат, - снова выглянув из-за мольберта, зашептала девушка . - Двою-юродный...

- Угу... - отозвался Кайдо, взглянув на темноволосого с большим интересом. Брат, значит... и чтобы сестра не поделилась с ним таким пустяком, как ластик? Кё усмехнулся, склоняясь ниже к рисунку. Настроение резко повысилось - так взмывает вверх вагонетка на американских горках.

- Кё-кун... ты повесил себе новую сережку?

Кайдо поднял руку к левому уху и машинально коснулся пуссеты в хрящике.

- Я...

- Кацумото-сан! - девушка резко выпрямилась и захлопала длинными ресницами. - Чем вы там занимаетесь?

- Простите, сенсей! - она склонилась к своему рисунку, крепко сжав карандаш, как будто от него зависела ее жизнь. И, под прикрытием мольберта, послала Кё еще одну улыбку.



- ... наверное, это был самый глупый эксперимент за всю мою жизнь, - рассмеялся Кё, сдирая обертку с апельсинового чупа-чупса. Сунул в рот и довольно зажмурился. - М-ммм... - невнятно пробормотав что-то, он продолжил. - Ну так вот, сначала я покрасился в рыжий цвет... а потом мне это надоело... через пару дней... и я решил стать черным...

Мика в притворном испуге ахнула и прикрыла ладошкой рот, хотя глаза ее смеялись.

- И что же дальше? - с придыханием произнесла она, поджав ноги и крепче ухватившись за лавочку, будто для того, чтобы не упасть от очередного откровения, выдаваемого Кё.

Ее брат молча курил, улыбаясь, и время от времени кидал на Кайдо короткие взгляды. Вроде ничего особенного, но от этих взглядов становилось жарко. И хотелось дурачиться, болтать всякую ерунду, только не молчать. Потому что молчания Кё не любил... Когда люди молчат, невольно начинаешь задаваться вопросом - а не молчат ли они потому, что не хотят с тобой разговаривать? А может быть, просто им неловко сказать тебе, что твое присутствие неуместно... и что у них есть более важные дела, нежели разговор с тобой...

- Ну...- слегка упавшим голосом произнес Кё, - я покрасился... а когда смыл краску, оказался... зеленым. - Он дернул себя за челку и смущенно посмотрел на своих спутников. - уже почти отросли, конечно... А вообще у меня волосы светлые... почти как у Агацумы-куна...



- Кайдо-кун, - развеселилась Мика. - ну разве можно так издеваться над собой? А если бы у тебя выпали все волосы? Ну какой же ты смешной...

Кё вымученно улыбнулся. Вагонетка настроения нырнула вниз, и сейчас он хотел только поскорее вернуться домой. Хотя... там наверняка эта ушастая мелочь, а в присутствии Рицки Кайдо всегда чувствовал себя третим лишним. Со-кун его почти не замечал...

Поток невеселых мыслей прервали теплые пальцы, вдруг коснувшиеся его уха. Кё вздрогнул и поднял глаза, казавшиеся неправдоподобно большими из-за стекол очков, на Киру. Тот, улыбаясь, разглядывал его из-под приспущенных ресниц.

- Он не смешной, Мика, - его голос был низким, глубоким, каким-то... бархатным. - Кайдо-кун... - пальцы скользнули по неровному ряду колечек, задержались чуть дольше, чем следовало, на мочке, а потом Кира, будто неохотно, убрал руку. Кё невольно опустил глаза, подсознательно ожидая, что сейчас чужая ладонь коснется его шеи, и тут же отодвинулся, злясь на себя, вспыхивая до корней волос - краснел он очень легко.

- Кайдо-кун, - добавил Кира, не отводя обволакивающего, тяжелого взгляда от лица Кё. - Скажи... ты сам прокалывал себе уши?

- Кира занимается пирсингом, - тут же встряла Мика, и безумное напряжение момента тут же рассеялось, - а еще татуировками...

- А.... - Кё невольно прикусил конфету, и та треснула с печальным хрустом. Это тоже не добавило хорошего настроения - леденцы он любил облизывать долго и со вкусом. С усилием Кайдо отвел взгляд, чувствуя себя, как стукнутый пыльным мешком. - Значит, ты не художник? - неизвестно зачем добавил он.

- Художник, - улыбнулся Кира и зажег новую сигарету. Глубоко затянулся и откинулся на спинку скамейки, выдыхая дым. - В каком-то смысле... - когда он разговаривал, было видно, что у него проколот язык - металлический шарик привлекал внимание.

- Ясно, - Кё покраснел гуще, вскочил, подхватил со скамейки свою сумку, зачем то полез внутрь, отчаянно пытаясь собраться с мыслями. В руках попеременно оказывались - пустой кошелек, ключи от дома, складной нож, тот самый ластик, одолженный Кире... А тот полунасмешливо наблюдал за ним, глядя снизу вверх. - Я... мне пора. Приятно было познакомиться... - Кё поклонился уже на ходу и рванул по аллейке к воротам.

- Забавный... - прокомментировал Кира, разглядывая быстро удаляющуюся спину. - Мика, дай-ка мне его телефон...

Девушка спокойно и серьезно смотрела на брата. Сейчас ей при всем желании нельзя было дать пятнадцать.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - негромко сказала она и достала мобильник.

Кира усмехнулся и выкинул окурок.

- Да-да. Конечно.

* * *

- Соби... Со-ооби... мои ушки... а-аах... - Рицка дрожит, всхлипывает и вздрагивает от укусов, поцелуев, ерзая на кровати, отчаянно сжимая бедра, а хвост мечется, стегая по обивке, - не хочу... - он сам не замечает, как выгибается навстречу, подставляясь под жадные руки, губы, пальцы Соби...

- Не бойся.... я люблю тебя... - на выдохе. Ответом беспомощный стон. Закрыта дверь в комнату, задернуты шторы, а значит, можно делать что угодно. Скользнуть губами по обнаженной спине, просунуть ладони под грудь, погладить и почти грубо сжать напряженные соски. Рицка ноет от болезненного удовольствия, едва не плача от смущения, ерзает, пытается натянуть джинсы, сейчас спущенные до колен вместе с трусами, приподнимает ягодицы, но только дает больше простора для ладони Соби - она протискивается между сжатых бедер, обхватывает влажный, напряженный член, сжимает, резко двигается - раз, другой, большой палец обводит головку... Рицка стонет в голос, вцепившись в простынь, раздвигая ноги, толкаясь бедрами в ладонь - забыты все "нет", стыд, неуверенность. Да-да, еще, ну, пожалуйста, еще, сожми сильнее, а-аааа.... Соби, Со-ооооби...

В замке входной двери щелкает ключ, Агацума вскидывает голову, прислушиваясь, а Рицка в этот самый момент кончает ему в руку, беззвучно крича и выгибаясь. Зарывается лицом в подушку, вздрагивая и тихонько постанывая. Кончик хвоста мелко дрожит. Соби прижимается к спине, обнимая, шепча нежности в поникшие ушки, поглаживает волосы, отводя влажные прядки с висков, целуя пылающие щеки...

* * *

- Ты сегодня рано, - заметил Соби, нервно закуривая.

Кё смотрел на него так, словно впервые видел. Длинные светлые волосы собраны в небрежный хвост, из него выбились несколько прядок и прилипли к влажной шее. У самой ключицы, под бинтами - пара тонких красных полосок. Как знак - "мой". От Соби пахло сексом. В прихожей - кроссовки Рицки. И вдруг Кё понял, что ему все равно - лишил ли Соби мелкого ушей, нет ли... а просто Со-кун никогда не был его и не будет. И нет смысла в ревности, каких-то глупых мечтах...

Кё улыбнулся своему другу.

- Да, - легко ответил он и отвернулся, включая чайник. - Я ушел с истории... вместе с Микой-тян посидели в парке... она на занятия брата своего привела. Он, в общем-то, ничего... - достал из шкафчика пакетик с лимонным мармеладом, - на нее очень похож.... - он болтал скорее по привычке, не рассчитывая на то, что Агацума вообще слушает. - Вроде пирсингом занимается... и татуировками... А что, у нас чай закончился?

Соби, коротко выдыхая сигаретный дым в приоткрытое окно, смотрел на Кё.

- Пирсингом, значит, - кивнул он и затушил сигарету в пепельнице. - Значит, вы друг друга нашли... - он мимоходом коснулся колечка в ухе Кё, почти так же, как касался его Кира. И это легкое прикосновение отозвалось где-то в районе живота, защекотало, словно крыльями сотен вспугнутых бабочек. - А чай я куплю. Вот пойду провожать Рицку...

Кё посмотрел на Соби с легким удивлением, стараясь успокоить внезапно заколотившееся сердце. Надо же... не только слушает, но и отвечает...

- Как хочешь, - осторожно ответил он, словно боясь нарушить хрупкое внутреннее равновесие. Агацума кивнул.

Скрипнула дверь комнаты Соби, и мальчишеский голос, в котором явно сквозили недовольные нотки, позвал его.

Кё рассматривал внутренности шкафчика - блестящий бочок жестяной коробки из-под черного чая, чайная кружка с вишенкой... еще одна с вереницей котят - он любил пить из этой чашки, поворачивая по кругу и считая зверят. Котят всегда оказывалось ровно двенадцать. "Почему именно двенадцать?" - отвлеченно думал Кё и удивлялся тому, что ему совсем не больно.

Мобильник, который он, вернувшись домой, вынул из сумки, пискнул, завибрировал и поехал по столу.

Кё закрыл дверцу шкафа, наощупь подхватил телефон и нажал кнопку ответа вызова.



- Пришел, значит... - Кира приветствовал Кё широкой улыбкой. Тот кивнул, стараясь улыбаться так же непринужденно.

- Ага... я тут мимо проходил, все равно времени много, вот... хоть посмотрю, где ты работаешь... - он оглядывал небольшое полуподвальное помещение, в котором располагалась приемная тату и пирсинг-салона "Ягуар". Стены были выложены плиткой, имитирующей кирпичную кладку, и расписаны граффити. В противоположном углу, у внутренней двери, за столом сидела ярко-рыжая девица и красила ногти. Кё, взглянув на нее, понял, что времени она здесь даром не теряет - сережек у девушки было больше, чем у него самого. К тому же, пирсинг украшал ее нижнюю губу, щеку, бровь... и бог знает, какое количество мест, скрытых одеждой.

- Ты посиди, - Кира дружески хлопнул Кё по плечу и указал на одно из кресел у стены. - Я только закончу, это пять минут... и буду свободен. - Ок? - не дожидаясь ответа, он подмигнул и скрылся в комнате, где, очевидно, и происходило таинство пирсинга, а Кайдо, кивнув его спине, послушно сел в кресло.

Девица приветливо улыбнулась Кё, перекатывая во рту шарик жвачки.

- Привет, - она кивнула в сторону приоткрытой двери, через которую вышел Кира. - Хочешь пока посмотреть каталоги татуировок? Или ты пришел пирсинг делать? - она одобрительно рассматривала колечки в его ушах.

- Нет, - покачал головой Кё. - я просто, в гости... а вообще, Кира... он надолго?

- М? - девица вытянула руку и пошевелила длинными черно-красными ногтями. - Кира... а, нет. Он клиенту пупок колет, а это дело двух минут...

И, словно в подтверждение ее слов, в дверном проеме показалась невысокая девушка с волосами до середины спины, с виду - примерная студентка колледжа. Следом появился Кира.

- Не забывай промывать утром и вечером... И, если что, приходи, - он улыбнулся Кё, и махнул рукой, подзывая его. - Ёко, на сегодня больше никто не записан? - тяжелая ладонь опустилась на плечо Кайдо, чуть сжала, подтолкнула к двери. За ней оказался небольшой кабинет с широким креслом, почти как в кабинете зубного врача, ширмой, настенным зеркалом и умывальником. Кё остановился на пороге, изучая незнакомую обстановку. Ноздри защекотал запах антисептика.

- Не-а... - донесся до него голос менеджера. - Пока никого. Можно, я в кафе схожу? Я сегодня без обеда, между прочим!

- Иди-иди, - фыркнул Кира. - Я пока с другом побеседую.

"О... с другом..."

- Да ты проходи, садись, - тот подтолкнул Кё к "зубному" креслу. - Нравится здесь?

- Ага, - улыбнулся Кё, хотя, по правде сказать, он немного нервничал. И с чего бы? - Вообще-то, я в таком месте первый раз.

- Ну, ясно, - Кира, улыбнувшись, поднял руки и стянул резинку, стягивающие волосы, тут же рассыпавшиеся по плечам. Встряхнул головой и внимательно посмотрел на Кё, продолжая странно улыбаться.

Вновь вернулось то странное ощущение напряжения - как тогда, в парке... Кайдо отвел глаза, делая вид, что заинтересовался огромным, во всю стену рисунком дракона.

- Кира-кун...

Тот шагнул в сторону, к хромированному столику, снова убрал волосы в хвост. Чем он там занялся - Кё со своего места не видел.

- Кира-кун, а как ты догадался, что я себе уши сам прокалывал?

Тот рассмеялся низким, грудным смехом.

- Кё, ты как ребенок, честное слово. У тебя один прокол выше другого, а третий в левом ухе вообще... наискосок. То ли ты так умудрился сам, то ли тебя колол пьяный сапожник ржавым шилом...

Кё рассмеялся в ответ, чувствуя, как уходит напряжение. Что он, в самом деле, как маленький. Ну и что с того, что он пришел в гости к полузнакомому человеку? Мало ли кто к кому в гости ходит, и все это просто так...

- Ну, да, - кивнул он. - Я правда, сам. Точнее, два первых - автоматом кололи, а остальные - сам. Это и не больно почти...

- М-мммм... - Кира посмотрел из-за плеча тем особенным, жарким взглядом, - тебе тоже нравится это чувство?

- Какое чувство? - Кё почувствовал, как заалели щеки, но глаз не отвел.

Кира обернулся, сложив руки за спиной.

- Боль, - он по-прежнему улыбался, но уже не той легкой, ни к чему не обязывающей приветственной улыбкой. - Дискомфорт, и одновременно - удовольствие. - Кё уже не был уверен, что тот говорит о пирсинге. - Все мы немного мазохисты... Ведь это чистой воды мазохизм - получать удовольствие от подживающей раны... верно? На эти ощущения подсаживаются, как на наркотик... - повисла тяжелая пауза. - Вот почему многие из моих клиентов - постоянные, - просто добавил Кира, и Кайдо вздохнул с облегчением. Как у него так получается - сначала нагнетать напряжение, а потом рассеивать одним словом?

А Кира помолчал и добавил:

- Ну так... что мы проколем тебе?



- У тебя нет аллергии на обезболивающее?

Получив отрицательный ответ, Кира, удовлетворенно кивнув, отвернулся. А Кё, ругая себя за непозволительное слабоволие, поерзал на кресле, устраиваясь поудобнее. Он совсем не собирался делать пирсинг, ему вполне хватало девяти сережек в ушах, а теперь лежит здесь, уже без майки, и трясется как чахоточная барышня.

- Крови не боишься? - Кира подошел к нему и коснулся соска ваткой, пропитанной антисептиком. Кё невольно дернулся, стараясь отодвинуться от неожиданного источника холода, а тот, словно издеваясь, поглаживал, чуть надавливая, обводя ореол... - ну, что ты молчишь?

- Не боюсь, - собственный голос показался чужим. Хриплым и надтреснутым. Кё вспомнил шрамы Соби, бесконечные бинты-повязки, и добавил уже уверенней, - не боюсь, конечно.

- Значит, можешь смотреть... - улыбнулся Кира и Кё дернулся еще раз - игла шприца, наполненного обезболивающим, впилась под кожу. - Ну, ну... - пальцы в хирургической перчатке коснулись груди, едва заметно погладили, - сам себе, наверняка, без наркоза делал...

- Без наркоза, - хмуро отозвался Кайдо. - Но то - сам себе...

- А, ну да, - хмыкнул Кира. - Полежи. Через пару минут подействует укол, тогда и начнем.

Вздохнув, Кё откинулся на спинку кресла и уставился в потолок, выложенный черной плиткой. В ней, почти как в зеркале, отражалась вся комната. Обнаженную кожу торса овевал прохладный ветерок - работал кондиционер - отчего плечи и грудь покрылись мурашками. Правый сосок уже почти ничего не чувствовал.

- Ну что, готов? Герой... - Кира присел на высокий табурет рядом с креслом, в руке сверкнула устрашающего вида игла. Рядом, на столике, лежали еще какие-то инструменты, но внимание Кё приковали только щипцы с петлями-наконечниками. - Уверен, что хочешь смотреть?

- Уверен, - кивнул Кё и приподнялся. В самом деле, кем он его считает?

- Ну, смотри... - негромко сказал Кира и зажал сосок в тех самых щипцах угрожающего вида. Кайдо сильно закусил губу, ожидая боли, или хоть каких-то неприятных ощущений... но он совсем ничего не чувствовал. А Кира, действуя спокойно и уверенно, словно пришивая оторвавшуюся пуговицу, коснулся острием иглы кожи, надавил... и она вышла с другой стороны. Кё захлопал глазами, облегченно выдохнул. И тут же потерял сознание.



Первым, что увидел Кё, придя в себя, был уже знакомый черный потолок. Наслаждаясь небывалым спокойствием, он вглядывался в мозаику, ища отражение своего собственного тела. А потом он почувствовал запах сигаретного дыма, и, скосив глаза, обнаружил, что Кира сидит рядом, курит, и внимательно его разглядывает.

- Извини, - с трудом выговорил Кё, чувствуя себя полным идиотом. - Я... прости. Я пойду... - Он попытался сесть, даже приподнялся на локтях, когда сильный толчок в грудь уложил его обратно.

- Ну и куда ты пойдешь? - грубовато-добродушным тоном поинтересовался Кира. Руку с его груди он убрать "забыл". - Лежи, отдыхай...

- Но... твои клиенты... - смутился Кё. Кира пожал плечами.

- Да шут с ними. Ёко ушла домой, салон я закрыл...

- Я что, так долго... - Кё поднял руку и потер лоб. - М-мммм...

- Да уж, - прищурился Кира. - Минут десять. Ты меня порядком напугал, парень. Ты вообще, обедал сегодня?

Кё задумался.

- Кажется, нет... утром ел бутерброд.. Ну, и чупа-чупс, конечно, - бесхитростно добавил он.

Кира рассмеялся и наконец-то убрал ладонь с его груди. Очень вовремя.

- Да, чупа-чупс, это, конечно, еда... - он отбросил прядь волос - они снова были распущены - с правого глаза, - Значит, так, Кё-кун. Сейчас я тебя кормлю, потом везу домой... а то, не приведи боги, рухнешь вот так, посреди дороги. Что я скажу сестре? - он усмехнулся.

- А при чем тут Мика-тян? - поинтересовался Кё и наконец-то нашел в себе силы сесть. Чувство расслабленного спокойствия давно ушло, вместо него появилось тянущее напряжение во всем теле, и концентрировалось оно, казалось, в районе правого соска. Скосив глаза, Кайдо увидел титановую подковку с шариками на концах. Значит, все-таки он ее надел... И что еще делал с ним Кира, пока Кё валялся в отключке? Судя по застегнутому ремню джинс - ничего предосудительного. Залившись краской по уши, он спустил ноги на пол. Напряжение усилилось. Это было похоже на... когда смотришь дома порножурналы. Но дома хотя бы можно протянуть руку, и удовлетворить себя...

- Мика-тян? - переспросил Кира. - Да ничего. Просто я пообещал ей тебя не обижать... Кё едва ли слышал, о чем ему говорят. Все его внимание было поглощено одной мыслью - как он выйдет на улицу в таком виде? Увидев свою майку, он торопливо натянул ее через голову... и едва не застонал. Проколотый сосок отозвался болью... и одновременно - таким удовольствием, что Кё закусил губу едва не до крови, прерывисто выдохнув. Он замер посреди комнаты, слегка дрожа, прислушиваясь к своим ощущениям. Кира наблюдал за ним сквозь приспущенные ресницы.

- Отходит наркоз, - спокойно сказал он. - Некоторое время будет повышенная чувствительность. Сосок, знаешь ли, такое место...

Кё, дрожа, ухватил непослушными пальцами майку и потянул наверх - каждое движение давалось с трудом, но прикосновение ткани к горящему огнем соску было еще хуже, да так и замер с поднятыми руками, с натянутой на лицо футболкой. Он чувствовал себя накачанным наркотой. Наверное, у него в самом деле была аллергия...

Кира, поднявшись, помог Кё стянуть майку и усадил обратно.

- Посиди, - он взял ватку и обильно смочил антисептиком, - и постарайся не слишком дергаться.

Но когда Кира коснулся соска, Кё застонал в голос, запрокидывая голову. Это было слишком - слишком больно, слишком хорошо, он едва ли сознавал, что делает, ерзая на этом чертовом кресле. Кира с невозмутимым лицом обрабатывал рану. В последний раз провел по проколу... а потом наклонился и коснулся его языком. Кё ахнул, вздрогнув всем телом. Лицо Киры, когда он посмотрел на него, было почти злым. Не говоря ни слова, он протянул руку, запустил пальцы в волосы на затылке, сжал... а потом резко дернул к себе, впиваясь в губы. Кё застонал в рот, пытаясь отстраниться, выгибаясь, а сильные пальцы по-хозяйски шарили по его груди, до боли тиская левый сосок, опустились на живот, сжали в паху. Удовольствие было слишком ярким, слишком острым. Он и сам не заметил, как оказался на коленях Киры, бесстыдно раздвинув ноги, ерзая, потираясь о него, в штанах было тесно, горячо, почти больно, а Кира, чертыхаясь, возился с молнией... Расстегнул рывком, запустил внутрь руку, обхватил член, и Кё почти закричал, стиснув пальцы на чужом плече, выгибаясь, толкаясь в ладонь. Выматерившись сквозь зубы, Кира впился в его шею, жадно целуя, кусая, быстро задвигал ладонью, а Кё терся об него, содрогаясь, и всхлипывал в такт, умолял - ну, пожалуйста, еще, кончить, ну... прошу... Господитыбожемой, еще, еще, да, да-ааа!! Закричал протяжно, надрывно, кончая в горячую тесноту ладони, содрогаясь всем телом. Кира, тихо зарычав, расстегнул свои штаны и, достав, принялся дрочить, резко выдыхая сквозь зубы, стискивая другой ладонью задницу Кё, а тот только беспомощно вздрагивал.

Потом наступила тишина, нарушаемая только звуками их частого дыхания. Кё ткнулся в шею Киры, вдыхая запах его кожи, пота, чувствуя, как остывает на животе его сперма. Шевелиться было лень. Лень было даже думать... Это было так непохоже на Кайдо - трахнуться... ну, не совсем трахнуться, но все же... с почти незнакомым человеком. Решив списать все на действие наркоза, Кё глубоко вздохнул и пошевелился на коленях Киры. Не лишним было натянуть штаны и отправляться домой.



- Кайдо-кун!

Кё дернулся, как от удара током, и обреченно обернулся. Соби удивленно поднял брови. Кира подошел к ним - белая футболка с коротким рукавом, видно татуировку на плече, солнце в лицо - он щурился, от этого взгляд казался презрительно-опасным.

- Поговорить надо, Кайдо-кун, - негромко сказал он, пренебрегая приветствием.

Кё поежился и повыше перехватил подмышкой планшет, словно пытаясь отгородиться от вторжения. Они не виделись неделю - и всю эту неделю Кё изводил себя бесплодным самокопанием, пытаясь разобраться и понять - а что же, собственно, произошло...

- Кё? - негромко произнес Соби. В этом коротком словечке недвусмысленно читалось: это он? тебя смущает его присутствие? я могу помочь? Кира и Агацума мерили друг друга неприязненными взглядами. Такие разные - хрупкий блондин и яркий брюнет... и такие похожие. Кё кожей ощущал опасность, искру, проскочившую между ними, и поспешил рассеять напряжение.

- Все в порядке, Со-кун, - искусственно улыбнулся он. - Это Кацумото-сан... я тебе говорил о нем. Кира - это Агацума-сан... - Кира медленно кивнул. - Ты иди, Соби-кун, я попозже приду, - добавил Кё.

Агацума кивнул, и, развернувшись, направился к остановке.



- Значит, ты меня избегаешь, - утвердительно произнес Кира, уперев локти в крышку стола и подняв сцепленные в замок кисти на уровень лица. - Не приходишь, не берешь трубку... Кстати, как твой пирсинг?

Кё пожал плечами, избегая его взгляда, и обвел глазами кафе. Народу было немного.

- Заживает... - слегка поморщился. - Чешется вот... А тебя тоже на занятиях не было... - тихо сказал он, вытирая вспотевшие ладони.

Кира фыркнул.

- Между прочим, я работаю. Ну, так и в чем же дело?

Кё оперся локтями о стол, уткнулся взглядом в салфетку, со скрупулезной точностью пересчитывая хвостики на краях. Ну не мог он сказать Кире, что всю жизнь боялся завязывать отношения... боялся, что сделают больно, не полюбят - как можно полюбить такого скучного и неинтересного, как он? И каждый раз влюблялся сам - и раз за разом обжигался. Вот и Кира - они виделись всего два раза, а за эту неделю голова Кё чуть не лопнула от мыслей о нем. Может быть, именно поэтому он так увлекся Соби - потому, что тот не мог ответить ему взаимностью...

- Да так...

- Ну что, что? - Кира явно был в ярости. - Что, секс не повод для знакомства?!

Кё вздрогнул и торопливо огляделся. Тот понизил голос.

- Тебя что-то не устраивает?

- М-ммм... - неопределенно покачал головой Кайдо и ляпнул первое, что пришло в голову - я тебя совсем не знаю...

- Ага... - усмехнулся Кира, откидываясь на спинку стула. - Значит, тебе подавай биографию? Пожалуйста. Имя - Кацумото Кира. Возраст - двадцать шесть. Образование - школа. Неженат, детей нет. Профессия... кем я только не работал... Посещаю художественные курсы в твоем чертовом университете... - он прищурился, разглядывая смущенного Кё. - Продолжать?

- Не надо, - Кайдо помотал головой. - Кира, ты знаешь, ты пойми, я не могу...

- Только не говори, что тебе не понравилось, - презрительно бросил Кира, - и что ты натурал.

Кё сжал пальцы, отчаянно пытаясь сформулировать, привести свои мысли хоть в какую-то форму, выразить словами...

- Нет, я не это хотел сказать! Я... я же просто не знаю, как ты ко мне относишься! Это... то что было - конечно, классно... Но я не хочу просто секс, я хочу, чтобы я нравился, и ты, знаешь... - он умолк под тяжелым взглядом Киры.

- Так значит, ты еще и романтик, - процедил тот, усмехаясь. - Ты нравишься мне, Кё-кун. Иначе я бы не просил сестру нас познакомить. Чтобы тебя не пугать. А ты похож на мальчика из средней школы... Только формы не хватает. Ты знаешь, Кё-кун, что тебя хочется завалить на стол и трахать, пока ты не запросишь остановиться? - будничным тоном, словно говоря о погоде, добавил он. - Тебе чувства подавай... а хочешь, я покажу тебе, где твоя романтика?

Он резко поднялся, ухватил Кё за запястье, и дернул к себе.

- Что ты де...

Кира молча потащил его за загородку, где располагался туалет. Захлопнул дверь и притиснул Кё к стене, обжег жарким дыханием и бешеным взглядом.

- Романтика... - процедил он, почти силой раздвигая коленом его ноги и вжимаясь бедром в пах Кё. Тот дернулся и закусил губу, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не застонать. - Значит, тебе подавай романтику... - прошипел Кира, начиная тереться об него. - У тебя же стоит, Кайдо-кун... не болит еще, а? Сколько раз за эту неделю ты дрочил, думая обо мне? - укус обжег мочку, язык скользнул по ряду сережек, забрался в ухо. - М-ммм? Ты хочешь, чтобы я сосал тебе? Трахал тебя? Хочешь взять у меня в рот? - шептал он, вжимая Кё в стену жесткими толчками. - Так зачем ты строишь из себя целочку? - Кира забрался под его рубашку ладонью, провел ногтями по коже в двух сантиметрах от проколотого соска, надавил, царапнул, и Кё задохнулся, выгибаясь. - Да, да, - шептал Кира, - какой ты горячий мальчик... Хочешь кончить, хочешь? - Кё отчаянно замотал головой, очки съехали на кончик носа, он почти ничего не видел, а Кира, жестоко усмехнувшись, расстегнул молнию на джинсах, сдернул с бедер, стиснул влажный член в ладони, и Кё захлебнулся стоном, выгнувшись навстречу. - Глупый, красивый... - шептал Кира ему в ухо, перемежая слова с лизками и укусами, торопливо и жадно лаская пах, - ты мне нравишься... я тебя получу...

Неожиданно он резко отстранился, а Кё, задыхаясь, смотрел на него расфокусированным взглядом, со спущенными штанами, торчащим членом, цепляясь за умывальник, чтобы не упасть, уже не зная, просить ли Киру продолжать... или убираться прочь.

- Вот и вся твоя романтика... - тихо сказал тот, и, снова прижавшись, властно поцеловал Кё, и тот кончил неожиданно для себя, беспомощно всхлипывая и содрогаясь всем телом.

- Тш-шшш.... - шептал Кира, неожиданно нежно поглаживая волосы. - Ну прости, прости... Тебе просто не нужно было от меня бегать... - пальцы коснулись щеки Кё, смазали влажную дорожку слезы, обвели очертания губ. - Подыши...

Кё кивнул, невольно прижимаясь теснее, стараясь успокоить бешено колотящееся сердце, вдыхая воздух, казалось, целиком состоящий из запаха лимонного освежителя, кожи Киры и сигарет. Ладно... Пусть пока будет так. Он не против.



- Кё-кун, ты не подумай, что я вмешиваюсь в твою личную жизнь, - негромко начал Соби.

Кайдо поднял глаза от рисунка, едва слышно вздохнул. Начало не предвещало ничего хорошего. Он потер кончик носа рукой, в которой держал кисть, не замечая, что оставляет на щеке полосу краски, и снова вернулся к этюду. Сегодня они устроились в комнате Соби - там было светлее всего.

- Что ты хотел спросить? - Кё кинул взгляд на кровать, где с толстенной книжкой устроился Рицка, и казался полностью погруженным в чтение. Вообще-то, он изо всех сил старался не смотреть в ту сторону, даже мольберт развернул таким образом, чтобы неудобно было поворачиваться. При взгляде на ушастую мелочь, а теперь еще и на мелочь на кровати, в голову лезли совершенно непристойные мысли. Неловко было думать, что какое-то время назад он и Соби... Кё и хотел бы в очередной раз назвать Соби извращенцем, но только теперь он, кажется, начал понимать, что связь этих двоих гораздо глубже, чем просто влечение. Он бы не мог объяснить словами, как не мог объяснить многое, но просто... это было так. А сейчас Кайдо пытался решить, хочет ли он, чтобы Рицка знал о Кире, стоит ли попросить Соби перенести этот разговор, ведь, судя по серьезному лицу соседа, ему приспичило поговорить именно о нем. И следующие слова Соби подтвердили эту догадку.

- Кё, ты хорошо знаешь Кацумото-сана? Киру? - неизвестно зачем добавил Соби, как будто на этой неделе он встретил по крайней мере с десяток Кацумото-сан.

Кайдо не поднимал взгляд от рисунка. Набрал слишком много алого, чертыхнулся, попытался смыть...

- А почему ты спрашиваешь? - с наигранной беспечностью спросил он. При упоминании о Кире в животе и паху потеплело, и Кё мысленно дал себе пинка.

- Он не внушает мне доверия, - спокойно ответил Соби. - Чем занимается?

Захотелось дать пинка и ему - ну что смотрит так, как будто читает мысли! И, конечно же, видит, как покраснел Кё... Он нервно переступил с ноги на ногу.

- Я же говорил, - Кайдо полез в карман за лимонной карамелькой, зашуршал оберткой, сунул в рот и только тогда посмотрел на Соби. - Работает в тату-салоне...

- Помню, - кивнул Агацума. - Несколько часов в день... а остальное время? Чем он живет? Ты был у него дома, Кё?

Неожиданно тот разозлился. В самом деле, какого черта? Сначала Соби обращает на него внимания не больше, чем на табуретку, а теперь вдруг заинтересовался, с кем он проводит свободное время?! Да, Кё был у него дома. В голове мелькнула картина - небольшая, захламленная комната - настоящее жилище холостяка. Разбросанные вещи, полные пепельницы и полупустые блюдца, служившие пепельницами, какой-то плакат на стене... Кё даже не помнил, кто изображен там, не до этого было. Какая-то девица? Или нет... И, конечно же, кровать. Вот тут Кё понял, что его губы неудержимо расползаются в улыбку. То, что происходило на этой кровати, было безумно, дико, нечеловечески хорошо... он не ожидал такого от Киры, и не ожидал от себя самого.

Оказывается, ему нравится, когда его берут грубо, шепча непристойности, не слушая возражений, превращая все его "нет" в игру - ну, будь послушным мальчиком, ты же хочешь, я вижу - как будто Кё был развлечением на одну ночь, и одновременно понимал, хотя опять же не мог объяснить словами - это не игра. Но как же хорошо... Кайдо улыбнулся своим мыслям, невольно облизнулся... и вернулся в реальность. Отчаянно смутился - сколько он так стоит, улыбаясь в пространство? Впрочем, Соби вряд ли это заметил - сам он смотрел на Рицку. И в его взгляде светилась такая нежность, что Кё неожиданно взревновал. Хотелось бы, чтобы и на него так смотрел... Кира.

- Да, я был у него дома, - с непривычной резкостью сказал Кё. - И что? Ты мне мамочка, Со-кун?

Тот удивленно поднял брови, отрываясь от созерцания Рицки.

- Да что с тобой? Разве я сказал что-то обидное, Кё-кун?

- Нет, - буркнул тот, уже стыдясь своей вспышки. - Но я не понимаю, почему тебя заинтересовал Кира.

- Он странный, - задумчиво произнес Соби, скрестив руки на груди. Его взгляд снова вернулся к Рицке.

- Чем это? - Кё снова начал закипать. Агацума пожал плечами.

- Если бы я понял, в чем дело - сказал бы. Ты ведь и сам о нем ничего не знаешь.

- Кайдо-кун, - неожиданно подал голос мелкий. Кё неохотно повернулся. Двое на одного? - А что он читает?

- Читает? - тупо переспросил тот, хлопая глазами и нервно поправляя дужку очков. Аояги серьезно кивнул, прижимая к груди свой фолиант.

- Ну да. О человеке многое можно сказать по книгам, которые он читает.

Кё некоторое время гипнотизировал обложку "Экзистенциальной философии", что-то припоминая, а потом вздохнул.

- Книг у него дома я не видел...

Рицка нахмурился и повел левым ухом.

- Ты прости, Кё-кун, но я не доверяю людям, которые не читают книг.



- Книги? - удивился Кира. - Почему ты спрашиваешь? - он притянул к себе Кё и зубами прихватил колечко в левом ухе. - М-мм...

- Ну, перестань, - рассмеялся тот и завозился, путаясь ногами в простыне. - Щекотно...

Кира тут же его выпустил. Кё коснулся его ключицы тыльной стороной ладони. Хотелось погладить, но было как-то... неловко. Он как-то не привык к подобному - постоянному партнеру, долгому сексу, возможности просто лежать рядом - поэтому стеснялся открытых проявлений своих чувств. А вот Кира, похоже, не стеснялся ничего. Его ладонь опустилась на ягодицу Кё, властно сжимая и поглаживая.

- Я просто... - Кайдо покусал губы, послушно прижимаясь. Он уже не хотел, и с большим удовольствием полежал бы просто так, но отказывать Кире было как-то... - А что ты обычно делаешь после работы?

- Что за допрос? - Кира прищурился. - С тобой трахаюсь, если ты еще не заметил. Ага-а... - тут же протянул он, улыбнувшись, - люблю, когда ты краснеешь, - он провел пальцем по щеке Кё, и тот опустил глаза. Ну вот... что за манера уходить от разговора?

- Кира, я же серьезно... - сообщил он татуированному плечу. - Мы совсем не разговариваем, я даже не знаю, что ты делаешь, когда меня нет рядом...

- А зачем тебе это знать, сладкий? - равнодушно спросил Кира и отстранился, потянувшись за сигаретами. - Ты ведь мне не жена... да и то, будь она у меня, я бы ей не позволил вести себя подобным образом.

Кё будто окатили холодной водой. Он отвернулся, делая вид, что ищет очки, и сильно закусил губу. Ну вот...

- Эй, не дуйся... - Кира притянул его к себе, поцеловал в шею. - Я не привык отчитываться перед кем-то, ясно? И если я не говорю тебе чего-то, то только потому, что не хочу грузить своими проблемами... тебе это не нужно. Да и неинтересно.

- Интересно... - тихо сказал Кё, не поднимая глаз.

- Упрямый, - в низком голосе послышалась улыбка. - Тогда сделаем так - сначала ты рассказываешь мне о себе... а потом спрашивай, что захочешь. Это будет честно, так? М-ммм... А расскажи-ка мне о своем соседе... об этом... Агацума-сан...

- Ну... - Кайдо покусал губы, пытаясь собраться с мыслями. Теплая ладонь на груди создавала чувство защищенности. Быть может, не все так плохо, как думает Соби?

- Кё? - с едва заметным нажимом. - Я тебя внимательно слушаю...



- Соби, если ты собираешься весь вечер сидеть с таким лицом, лучше иди домой, - Рицка недовольно смотрел на своего Бойца. - И не кури здесь! Мама почувствует...

Соби взглянул на пачку сигарет, которую извлек минутой раньше, и сунул обратно в карман плаща.

- Прости, Рицка, - машинально ответил он и потер переносицу кончиками пальцев. - Не могу избавиться от этого странного чувства...

- У тебя мания преследования, - фыркнул Аояги и отвернулся к компьютеру. Хвост недовольно топорщился. - Если бы он был чужим Бойцом... или Жертвой - ты бы почувствовал, верно?

- Верно, - согласился Соби, поднялся и подошел к Рицке. Тот вздрогнул и прижал ушки, когда узкая ладонь коснулась его волос. - Только вот... зачем ему Кё? Они совсем не подходят друг другу...

Аояги поморщился, словно съел что-то кислое.

- А может, он ему понравился... Хм. Двое мужчин... какие извращенцы! - тут же осекся, взглянув на Соби, и покраснел. - Ты в этом лучше разбираешься, - буркнул он в ответ на широкую улыбку Агацумы. - И хватит о них!

- Конечно, Рицка, - Соби все еще улыбался. - Как скажешь.

- Угу, именно... - тот не отрывался от монитора. - Эй... оставь мои уши в покое!

Соби рассмеялся, поглаживая шерстку на кончике кошачьего ушка.

- Не могу...

- Ты завидуешь, - досадливо отмахнулся Рицка. - что у тебя таких нет.

- Может быть, - кивнул Боец.

Аояги недовольно посмотрел на него.

- Ты меня иногда бесишь, Соби! - запальчиво выпалил он, подняв сжатые кулачки. - Соглашаешься со всем, что бы я ни сказал, а что думаешь на самом деле?! Вот и... и поступаешь, как тебе заблагорассудится!

- Я люблю тебя, Рицка, - улыбнулся тот.

Аояги фыркнул и отвернулся.

- Отвали.



Кё не появлялся дома уже второй день. Не звонил... более того, его мобильник был выключен. Это было не похоже на него - обычно такое позволял себе Соби, и, возвращаясь из своих отлучек, обнаруживал полсотни уведомлений о звонках от Кё. А тот, даже если выходил на час, спешил сообщить об этом соседу. Не звонком, так смс... А сейчас молчал уже его телефон.

Поначалу Агацума не обратил на это внимания - мало ли какие дела могли появиться у его взбалмошного соседа на выходных. В конце концов, он мог провести их со своим новым другом... Но к исходу вторых суток, когда от Кё по-прежнему не было вестей, Соби забеспокоился. Прокручивая в голове их встречу с Кирой, анализируя эту неприязнь, вспыхнувшую, как молния... Нет, конечно же, Кира не был наделен Силой, даже малой толикой... но что-то в нем было не так. При своей внешней агрессивности он походил за запечатанный наглухо ящик. А внутри могло оказаться что угодно.

В замке щелкнул ключ. Кё прикрыл за собой дверь и поставил на пол рюкзак. Наклонился, снимая обувь...

- О, привет, Со-кун... - устало сказал он, заметив Соби. Тот прислонился к стене и сложил руки на груди.

- Где ты был? - спокойно спросил он. Слава богам, с Кё все в порядке... - я тебе звонил. Кайдо подхватил рюкзак и прошел в комнату.

- Батарейка села... - глухо отозвался он и принялся выкладывать на подоконник какую-то мелочь. Ключи, пенал, карманный блокнот, сотовый телефон... - А что?

- Я беспокоился, - Соби приподнял бровь. - Это на тебя не похоже.

- А я полон сюрпризов... - не поворачиваясь, отозвался Кё и оперся о подоконник. - Скажи, Со-кун... - Кайдо обернулся, и Соби внезапно понял, что друг действительно изменился. Похудел, скулы стали острее, и у рта обозначилась складка. Когда Кё успел снять очки? Может быть, из-за линз его взгляд был таким потерянным? Неуверенным... - Со-кун, в меня можно влюбиться?

- О чем это ты? - Агацума подошел ближе. Кё торопливо отвернулся, снова начиная рыться в рюкзаке. - Кира?

- Ага, - Кайдо посмотрел в окно, на улицу, сжимая выключенный мобильник. - Наверное, я с ним расстанусь...

Соби едва удержал облегченный вздох.

- Почему?

Кё пожал острыми плечами.

- У меня такое чувство, что ему на меня... пофиг. Вот мы провели вместе выходные... - он положил ладонь на поясницу и поморщился. - Я теперь пару дней сидеть не смогу нормально... а ты спроси, хоть раз он заговорил со мной о чем-то, что не касается... траха? Только вот о том, какую еду я хочу заказать... Почему я? - он постукивал телефоном по подоконнику. - Под него... любая... любой ляжет. Не такой я уж супер-секси и раскрасавец... Разговаривать со мной он не хочет...

- Хм... - Соби оперся о стену, задумчиво разглядывая правое ухо Кё. Сейчас в нем осталось только одно колечко. - Невозможно два дня говорить только о сексе.

- Возможно, - Кё поморщился. - Ну, может, не только о сексе. Еще он спрашивал, как мне живется с тобой... Кто обычно к нам приходит...

- Обо мне? - неожиданно резко бросил Соби.

- Ага, - устало отозвался Кё и отклеился от подоконника. - Черт его знает, зачем. Вроде к себе жить не зовет... Я пойду, душ приму. И спать... - он пошатнулся. - Завтра зачет, да? - он обернулся и устало улыбнулся Соби. - Не бери в голову, Со-кун. Вообще-то, у нас все не так уж плохо. Наверное это все я... - он описал указательным пальцем эллипс возле виска, - комплекс неполноценности, осенняя депрессия и все такое...

Кё заперся в ванной, а Соби постоял у окна, вглядываясь в темноту за окном, напряженно размышляя, а потом достал свой мобильник. Нажатием одной клавиши набрал номер.

- Здравствуй, - пауза. - Да. Я зайду завтра.



- Что-что?

У Киры был такой вид, будто он сейчас набросится на Кё.

- Ты все правильно расслышал, - тихо сказал тот, не поднимая взгляда от своих рук, сложенных на крышке стола. - Помнишь, ты мне говорил, чтобы я не бегал от тебя? Ну так вот, я не бегаю. Я больше не хочу. Ничего у нас не выйдет... - он поправил на плече ремень сумки. - Я пойду.

- Погоди, - негромко отозвался Кира. Он откинулся на спинку стула, с непроницаемым выражением лица. - Один вопрос - почему?

Кё покусал губы, рассматривая стойку бара. Официантка протирала бокалы, пожилой мужчина за соседним столиком был занят своим кофе... никому не было до них дела.

- Потому что я тебе не нужен, - тихо сказал он, посмотрев в темно-карие глаза. Только сейчас он обнаружил, что на радужке левого глаза у Киры черное пятнышко... а одна из ресниц во внешнем уголке века почти вполовину длиннее остальных, и выглядит как стрелка... неизвестно почему, от этого стало так больно... - тебе нужен от меня только секс. А я так не хочу. Кира, я же не кукла из секс-шопа... - Кё чувствовал, как подрагивают его губы, но глаз упрямо не отводил. - Пусть я двести раз гребаный романтик, но я не хочу, чтобы мной только пользовались...

- А почему ты так решил? - Кира опасно прищурился. Кё сжал пальцы, так, что побелели костяшки. Ему уже было жаль, что он затеял этот разговор, и хотелось только одного - чтобы это побыстрее закончилось.

- А потому что, - он вглядывался в столешницу. От покрытия откололся кусочек, и Кё, протянув руку, поковырял пластик. - Я же чувствую. Ты мной совсем не интересуешься. И... и давай не будем, а? Тебе ведь тоже будет лучше...

- Дурак, - прошипел Кира, подаваясь вперед. - Испугался? Я ведь могу любого выбрать. А выбрал тебя. Но глупый мальчик так и не вырос... Да, мне нужен секс. А ты этим недоволен?

- Недоволен, - Кё резко вскинул голову. - Все, я пошел.

- Стой, - жестко сказал Кира. - Подожди.

Он откинулся на спинку стула и потер уголки глаз, будто что-то напряженно обдумывая. Когда он снова взглянул на Кё, на его лице не было и следа злости. Словно он сменил маску.

- Прости меня, - негромко сказал он. - Я знаю, что был полной свиньей.

- Ты... что? - опешил Кё.

- Что слышал, - усмехнувшись, передразнил его Кира. - На самом деле я рад, что ты об этом заговорил. Послушай, что я скажу, повторять не буду, - он помолчал, а затем протянул руку и коснулся кисти Кё своими пальцами. Сжал ладонь и тут же убрал руку. - Не хочу тебя отпускать. Не перебивай! - он нахмурился. - На самом деле я не меньше тебя боюсь, что меня, мать его, любить не будут. Вот и заранее... делаю вид, что меня ничего, кроме траха, не интересует. Если кто-то бросит - скатертью дорога, плакать не буду. Так оно спокойней... Иногда помогает. Извини, что глупостей тебе наговорил, уж слишком ты меня разозлил... - он обезоруживающе улыбнулся, совсем, как в их первую встречу, и Кё почувствал, как сердце зашлось бешеным стуком. Значит он... ошибался? - Я еще никому не говорил того, что тебе скажу. Останься, - грубовато добавил Кира. - Дурак.

Кё молчал, не отрывая взгляда от металлической молнии на его куртке.

- Ты подумай, - негромко сказал Кира. - Я попробую вести себя по-другому, если ты, - с нажимом на слове "ты", - захочешь. Договорились? Ну, обещай.

- Хорошо, - Кё глубоко вздохнул, поднял голову и чуть улыбнулся. - Обещаю.



- Кацумото Кира? - Рицу-сенсей склонил голову, что-то припоминая. Он, как всегда, сидел против света, лица не было видно. - Нет. Это имя мне незнакомо.

Соби оглядывал кабинет, в котором, в свое время, он провел немало неприятных минут.

- Уверены?

- Вполне, - Рицу сложил пальцы домиком, и взглянул поверх них на своего бывшего ученика. - Если он не Боец и не Жертва, почему ты спрашиваешь о нем именно меня?

Агацума спокойно выдержал испытывающий взгляд.

- Потому что Семь Лун использует в своих целях не только наделенных Силой.

- Мальчик мой, - снисходительно улыбнулся Рицу, - я не занимаюсь... этим. Боевые пары - да. Но все остальное - не моя прерогатива.

- Уверен, что Вы знаете, кто за этим стоит, - процедил Соби. Сенсей пожал плечами и поднялся. Стал у окна, отвел штору.

- Я не буду убеждать тебя в обратном, - спокойно сказал он, разглядывая парк, освещенный заходящим солнцем. - Мне не знаком человек, о котором ты говоришь, и в данный момент нет никого дела до твоего... хм... твоей, так называемой, Жертвы... - он отвернулся и взглянул на Соби. - Но, если хочешь, зайди через несколько дней. А сейчас, извини, у меня дела.



Сунув руки в карманы плаща и задумчиво хмурясь, Соби сбежал по лестнице и толкнул тяжелую дверь парадного входа. Разговор с Рицу-сенсеем оказался пустышкой, но попробовать все же стоило. Уже на пороге он обернулся, задумчиво оглядел просторный холл... и застыл. В дальнем конце коридора мелькнул силуэт. Всего на одну секунду, но за эту секунду Соби наметанным взглядом художника выхватил характерные детали: темные волосы, стянутые в хвост, изгиб спины, решительные резкие движения. Кацумото Кира скрылся за дверью, за которой начинался коридор, ведущий к подсобным помещениям, и он выводил прямо к черному входу. Когда Соби добежал туда - ни в коридоре, ни во дворе, уже не было ни души.



- Кира, ну перестань... - задыхаясь. - Сейчас придет Соби...

- И что? Твой Соби - престарелая тетушка? В обморок упадет? А ты... сам виноват... - Кира прочертил языком влажную дорожку по шее, укусил мочку, и Кё застонал, выгибаясь на его коленях, прижался спиной к груди. - Зачем надо быть таким соблазнительным?

- Я не... не...

- Что не? Не соблазнительный? - жалобно звякнула пряжка ремня, джинсы в один момент оказались содраны до колен. - Ну, иди ко мне... садись... Ох...

- Кира... не... на-аааааа... А-аа...



Соби остановился у дома, кинул взгляд на окна - свет горел в комнате Кё и на кухне. Вроде бы все как обычно, но - Агацума назвал бы это предчувствием, именно сегодня Рицке лучше было бы не приходить к нему. "Наверняка обиделся..." - тепло подумал Соби и торопливо набрал смс. Нажал клавишу отправки, защелкнул крышку мобильника и стал подниматься по ступенькам.



- Это нечестно, - Кё бездумно улыбался в пространство, обнимая Киру за шею, а тот гладил его по волосам. - С тобой я как... - он чуть запнулся, - все время раздвигаю ноги...

Кира негромко рассмеялся.

- Значит, ты хочешь раздвинуть ноги, - он запустил пальцы в светлые волосы, чуть отстранился. - Ладно. Целуй меня, и я пошел.

Кё прикрыл глаза и прижался к его губам, словно пробуя на вкус, заново привыкая к ощущениям. Смешно... но целоваться они стали совсем недавно, гораздо позже, чем начали заниматься сексом. Металлический шарик на языке Киры щекотал язык Кё, задевал небо, оказалось, что посасывать его так приятно... не менее приятно, чем чувствовать руки Киры в волосах, на бедрах, на груди, животе...

Когда они наконец оторвались друг от друга, и Кайдо, пьяно улыбаясь, открыл дверь в комнату... они нос к носу столкнулись с Соби. Тот как раз поднял руку, чтобы постучать.

- О... добрый вечер, - холодно произнес Агацума.

- Привет, - слегка растерянно отозвался Кё, покраснев по уши.

Взгляд Киры, которым он одарил Соби, был ненамного теплее.

- Я хотел поговорить, Кё-кун, - продолжил тот, - но вижу, у тебя гости...

- О, не стесняйтесь, Агацума-сан, - ядовито отпарировал Кира, - я уже ухожу...

Соби отошел в сторону, пропуская Кё с его спутником.

- Замечательно, - негромко сказал он соседу.- Сейчас я сам... выйду по делам, а потом вернусь, и мы с тобой поговорим...

- Ну... ладно, Со-кун, - слегка недоуменно отозвался Кё и поправил очки. Видимо, линзы впали в немилость.



- Кацумото-сан!

Кира резко обернулся. Соби подошел к нему и остановился на расстоянии двух метров - руки в карманах плаща, на лице - маска сосредоточенности и сдержанности. Уличный фонарь, под которым они встали, освещал круглую площадку - почти бойцовский ринг. За его пределами, словно отрезанная ножом - оставалась ночная темнота.

- Да, Агацума-сан? - отозвался Кира с убийственной вежливостью.

- Что ты делал в Школе? - без вступительных реверансов начал Соби. И сразу же ударил. Без предупреждения.

Опавшие листья взмыли вверх, словно подхваченные шквальным ветром, хотя никакого ветра не было, фонарь жалобно заскрипел, заморгала лампа, реальность пошла трещинами, и их них глядела тьма - зеркальное отражение этого мира. Кира устоял. И только на лице появилась широкая улыбка.

- Ты меня удивляешь, Агацума-сан, - бросил он, перекрикивая вой ветра из той, другой реальности. - Ты ведь знаешь, что я не обладаю Силой. Но зато я с успехом могу ей сопротивляться... и твои штучки здесь бесполезны.

Ветер стих, наступила гробовая тишина, едва не страшнее стонов бури. И только листья медленно опускались на землю.

- Тебя послали Семь Лун, - бросил Соби. - Зачем? Шпионить за мной и Рицкой?

Кира пожал плечами.

- Я так и знал, что ты заметил меня в Школе... Не стану отрицать. Ты догадлив и мудр, Агацума-сан... - добавил он.

Соби сжал губы.

- Почему именно ты? И почему Кё?

- Почему я? - Кира удивленно поднял брови. - Ну... боевые пары вы с братом Сеймея выносите на раз-два. А человек вроде меня может к вам приблизиться незамеченным, ничем не рискуя.

Соби сжал кулаки в карманах плаща. Откровенность Кацумото поставила его в тупик. Он рассчитывал на долгое отпирательство... но не был готов к спокойному диалогу.

- Я не хочу, чтобы приближался к Кё, - тихо сказал он. - И ко мне.

- А что ты сделаешь, если приближусь? - Кира криво усмехнулся. - Расскажешь ему, какая я сволочь? И про Семь Лун тоже? А знаешь, что с тобой сделают за это? Знаешь... - он помолчал, - никакой сенсей не спасет.

- Мне все равно, - спокойно сказал Соби. - Я найду способ. Но я не хочу, чтобы ты причинил вред Кё.

- Ты не допустишь? - Кира фыркнул. - А с каких пор тебя стал волновать Кё?

- Он мой друг, - тихо ответил Агацума. - Помни, что я сказал. Не подходи к нему.

Соби развернулся и направился к дому, спиной чувствуя ненавидящий взгляд.

- Друг, значит, - негромко рассмеялся Кира. - Скажи, Агацума-сан... а если Кайдо-кун тебе друг, почему ты только сейчас об этом вспомнил? Не потому ли, что он спит со мной, а не смотрит на тебя собачьими глазами?

Соби остановился, как будто налетел на невидимую стену. Кацумото подошел и стал за плечом.

- Слушай, Агацума-сан... - тихо сказал он. - Я с тобой драться не собираюсь. Мне это совсем не к чему. Как думаешь, почему я тебе про Семь Лун рассказал? Думаешь, мне одно удовольствие работать на этих...? - он достал сигареты и закурил.

- Так что по поводу Кё? - резко спросил Соби. Дым щекотал ноздри, дьявольски захотелось курить, но свои сигареты он оставил дома, а просить у Киры не собирался.

- Кё? - тот пожал плечами, и, словно прочитав мысли Соби, протянул пачку. - Будешь? Ну, как хочешь... Так вот... - он глубоко затянулся. - Кё же под тебя ковриком стелился, бери - не хочу... он рассказывал. Глупый... думал, я не слушаю. Тебе он, конечно, нужен был, как рыбке зонтик. Сначала Сеймей, теперь вот... В определенных кругах ты просто легенда, Агацума-сан, - усмехнувшись, добавил Кира и очертил сигаретой окружность. - Ну, а теперь поздно. Кё я тебе не отдам, он тебе все равно не нужен.

- А тебе нужен? - резко спросил Соби.

- Ага, - пожал плечами Кира. - Нужен. Ты сам не знаешь, какое сокровище прое... - он поперхнулся. - Потерял, в общем...

- Сокровище, значит, - задумчиво сказал Агацума.

Кира ухмыльнулся.

- Ну да. Можешь, конечно, не верить, твое дело. Я и сам не думал, что так попаду, - он сделал последнюю затяжку и швырнул окурок в кусты. - Так вот, Агацума-сан. Нам с тобой делить нечего. У тебя есть брат Аояги Сеймея...

- Его зовут Рицка, - негромко, со сталью в голосе, произнес Соби.

- Рицка, - повторил Кира, - Нелюбимый. А у меня есть Кё. И я его люблю, как хочу. Ты мне не мешаешь - я не передаю никакого особого компромата в Семь Лун. Ты достаточно умен, чтобы не говорить ничего такого в присутствии Кайдо-куна... чтобы он ненароком не рассказал мне... Понял теперь? Лучше я, чем кто-то другой. Ну что, - он обошел Соби и стал лицом к лицу, - честная сделка?

Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза.

- Я тебе не верю, Кацумото-сан, - наконец сказал Соби. - Но, боюсь, что в данный момент у меня нет выхода. Я не имею права сказать ему про Семь Лун, а Кё не поверит, если мои утверждения будут голословными... Поэтому я подожду, пока ты промахнешься. Он тебя не любит.

- Жди сколько угодно, - усмехнулся Кира. - А не любит - значит, полюбит. Ну, договорились?



- Так о чем ты хотел поговорить? - Кё, в одних трусах, стоял в дверях комнаты Соби, и вытирал волосы.

Агацума сидел на кровати и курил. Коротко взглянув на соседа, он резким движением затушил сигарету о донышко пепельницы.

- Кира. Зачем ты привел его сюда?

Кайдо стянул полотенце с головы, близоруко прищурился.

- Да так, мимо проходили... я ногу натер, решил домой пойти... ну и показать заодно, где живу. А что? - внезапно ощетинился он.

- Ничего, - Соби разглядывал его пирсинг. - Ты же говорил, что расстанешься с ним. А теперь?

- Передумал, - Кё настороженно смотрел на Агацуму. - Да в чем дело-то? Ты недоволен, что Кира был у нас дома? Я уже понял, что он тебе не нравится, но может, просветишь меня о причинах? - он встряхнул мокрыми волосами, и те встали ежиком, словно отражая его боевой настрой. - Ты что-нибудь узнал о нем, м?

Соби помолчал.

- Не могу тебе сказать, - наконец ответил он. - Просто... я ему не доверяю.

- А-аа... - с видимым облегчением протянул Кё. - Ну вот, когда сможешь сказать что-то определенное... И вообще, просто ты его не знаешь, как я, - добавил он. - На самом деле Кира не такой уж...

- Нет уж, спасибо, - отрезал Соби, доставая из пачки новую сигарету. - У меня нет желания узнать его поближе.

Кё, пожав плечами, скрылся в своей комнате, и, спустя какое-то время, погасил свет. А Соби еще долго лежал на кровати, глядя в потолок, курил и размышлял.

Нет, он ни на минуту не поверил тому, что говорил ему Кира. Может быть, в его словах и была доля правды, но больше всего это походило на провокацию. И провокацию довольно грубую. Если принять за истину то, что Кира не восприимчив к Силе... чему Соби был свидетелем, и что Кира не один такой... Конечно, Агацума знал, что на Совет работали не только одаренные Силой, а сеть информаторов была довольно широка... Но чтобы эти люди еще и обладали иммунитетом? С таким он столкнулся впервые. Если подумать - это дает неизмеримые преимущества. Но зачем? И главное, кому из Совета это может быть выгодно? Соби потер переносицу кончиками пальцев. От дыма защипало глаза, он поморщился и затушил недокуренную сигарету. Семь Лун... то есть, конечно же, уже Шесть, были бы ничто без таких, как он, Рицка, Зеро... Идея создания армии специально обученных не-одаренных шла вразрез с самим институтом Ордена. Но, если Кира был в Школе, то Рицу имеет к этому непосредственное отношение? Получалась какая-то чушь. Соби знал только одно - ему нужно как можно скорее найти решение этой головоломки, понять, кто на самом деле является целью заговора. Ведь, если удар направлен на Рицку... Решив подумать об этом на свежую голову, Соби открыл окно и снова лег. Уснул он почти сразу после того, как коснулся головой подушки.



- Невосприимчивость к Силе? - Рицу задумался на какое-то время. - Это интересно. Если, конечно, ты не ошибся.

- Я не ошибся, - Соби смотрел на учителя, постукивая кончиками пальцев по подлокотнику дивана. - Кто-то из Совета решил рискнуть своим постом.

- Ради более высокой цели, - усмехнулся Рицу. - Да... неплохо. Устойчивость к энергетическим ударам, психологическая независимость, возможность работать в одиночку... Если бы этот кто-то задался целью уничтожить всех одаренных, то справился бы в самые короткие сроки. Разумеется, при соблюдении эффекта внезапности. Это серьезная заявка на победу. Но у меня другой вопрос - рассчитывал ли этот самый Кацумото Кира на то, что ты сообщишь мне? И следует считать это угрозой или предложением к сотрудничеству?

- Я не знаю, - Соби закинул ногу на ногу, положил кисть на колено. - Он был в Школе, а сюда не пускают посторонних. Вы за пять минут сможете выяснить, кто он, на кого из Советников работает.

- Уже узнавал... - Рицу порылся в бумагах на столе, достал какой-то листок, пробежал глазами. - В Школе учится его младшая сестра, Юрико. У нее другая фамилия... Сам Кацумото чист... на первый взгляд. Пожалуй, стоит провести более тщательную проверку. Соби напряженно размышлял. Сначала история с Кё, затем сестра. Кира намеренно подставлял себя под удар? Не лишним было бы снова увидеться с ним, попробовать вытрясти информацию.

- Я пойду, - сказал он и резко поднялся.

Рицу кивнул.

- Если узнаешь что-то новое - сообщи. Я, со своей стороны, займусь тем же.

Соби поклонился и вышел из комнаты.



По дороге домой, разглядывая свое отражение в оконном стекле автобуса, Соби вдруг подумал, что, возможно, провокация Киры рассчитана именно на это. Чтобы он, движимый беспокойством, стремясь получить хоть какие-то сведения, потерял почву под ногами, раскрылся, натворил глупостей. Интересно, Рицу подумал о том же самом? Наверняка. Сенсей достаточно умен, чтобы не засветиться, наводя справки.

Соби решил выждать какое-то время. Судя по тому, как долго Кира, и, возможно, такие как он, находились рядом с ними - непосредственной опасности нет. Если хозяину Кацумото нужно что-то от Соби или его бывшего учителя - он покажет себя. Если же нет... быть может, Кира на самом деле был влюблен в Кё? А на Совет работает только потому, что сестра находится в Школе... Самая романтическая и самая нереальная версия. Соби усмехнулся своим мыслям. В самом деле, почему нет? Если бы кто-нибудь год назад сказал ему, что он полюбит двенадцатилетнего мальчика...

Выйдя из автобуса, Соби достал мобильник, быстро набрал смс. Он зайдет к Рицке через полчаса, главное - чтобы тот никуда без него не выходил. Никуда.



- Привет! - будто внесенная в кабинет порывом ветра, Нагиса влетела, покружилась.

Иногда Рицу спрашивал себя - умеет ли она ходить, как все нормальные люди? Он возвел очи горе и снова уткнулся в дисплей. На ней было новое ярко-голубое платье, все в рюшах и оборках, - а это значило, что у нее хорошее настроение, и так просто ее отсюда не выгонишь. - Как тебе мое новое платье? - она словно читала мысли. - Правда, замечательное?

- Новое? - нейтральным тоном отозвался Рицу. - Я не заметил.

Нагиса надула губы, как капризная девчонка.

- Фу, какой ты противный! - она топнула ножкой, и тут же просияла. - Но сегодня я на тебя не сержусь! Посмотри сюда!

Рядом с локтем Рицу хлопнулась раскрытая папка. Бордовый переплет, золотые буквы...

- Ну, взгляни же! - торопила его Нагиса. - Я знаю, что мои письма ты не читаешь, поэтому, специально сделала для тебя распечатки!

Он подцепил ногтем листки, бегло просмотрел. Отчеты, графики, диаграммы...

- И что?

- Как что?! - задохнулась сенсей. - Ты посмотри, какие показатели! - она схватила папку, и, доставая распечатки по одной, совала их под самый нос Рицу. - Вот! Вот! И вот... Мои мальчики просто чудные... правда? - с умилением произнесла она, глядя на последний листок.

- Нагиса, я занят, если ты еще не заметила, - Рицу вздохнул. - По поводу "твоих мальчиков" Зеро мы говорили не один раз... и моего мнения не изменят никакие графики, собери их хоть целый шкаф. Ты поразила бы меня гораздо больше, - добавил он, предупреждая очередную вспышку, а Нагиса уже набрала воздуху в грудь, чтобы разразиться очередной возмущенной тирадой, - если бы создала бойцов, не использующих Силу, обладающих к ней иммунитетом... и они смогли бы победить моих. - Он не отрывал взгляда от монитора, делая вид, что ответ его совершенно не интересует.

Ответ превзошел все его ожидания.

- Что?! - Нагиса завизжала, как десяток баньши. - Да ты! Как тебе только приходят в голову такие отвратительные идеи! Не наделенные Силой Бойцы - все равно, что калеки! Ты еще скажи, что они должны драться с помощью камней и дубинок, как неандертальцы! Полулюди! Мерзко, мерзко! - она затопала ножками, обутыми в изящные туфельки, сжала кулачки. - Все равно, что Жертва, пережившая своего Бойца! Или наоборот! Впрочем, чего еще ожидать от того, кто сам... и еще и покровительствует таким! - она вихрем вылетела из кабинета, и, уже стоя в коридоре, остановилась, погрозила пальцем. - Я знала, что ты мерзкий, завистливый тип, но чтобы настолько!

Хлопнув дверью, Нагиса унеслась прочь, а Рицу откинулся на спинку кресла, задумчиво улыбаясь, уперев локти в подлокотники и сведя куполом кисти. Значит, эту вздорную дамочку можно не брать в расчет.

Но кто же из Семи? Сеймей ушел. 7-тян... заподозрить в измене компьютерную программу? Это было бы, по меньшей мере, странно. Итак, оставались пятеро.



Утро ноября выдалось морозным, хотя и солнечным. Соби увел Рицку гулять в парк, где на искусственном пруду зимовали лебеди. Большие белые птицы так пленили младшего Аояги, что он извел на них чуть не половину памяти фотоаппарата. А потом Соби купил по горячему гамбургеру и они устроились на лавочке - Рицка отказался сидеть в кафе.

Улыбаясь, Агацума наблюдал за тем, как тот сосредоточенно обдирал кунжутные семечки и корочку с булки, складывал все это богатство в обертку - наверняка понесет лебедям.

- Со-оби... - Рицка приподнял верхнюю половинку булки и заглянул внутрь. - Посмотри только... у этого огурца такой вид, как будто он заполз туда и сдох...

Агацума расхохотался, представив себе эту картину. Сморщенное колечко маринованного огурца, распластавшегося на котлете, правда, наводило на мысль о естественной смерти.

- Не ешь его, - все еще улыбаясь, сказал он.

Рицка тут же откусил большой кусок гамбургера.

- М-ммммм! - он помотал головой, пытаясь прожевать, и знаками изобразил, что совсем не против.

Они снова направились к пруду - Рицка торжественно нес бумажный сверток, содержащий подношение лебедям, для него Соби пожертвовал половину булки от своего гамбургера. У ограды стояла небольшая компания - двое мужчин и худенькая девочка лет двенадцати, они, смеясь, наперебой отламывали от большого батона и швыряли в пруд, а лебеди, изящно изогнув длинные шеи, подхватывали намокшие куски из воды.

Соби остановился. Мужчинами были Кира и Кё, а девочка... девочку он никогда раньше не видел. Но, судя по внешнему сходству - это была Юрико, сестра Кацумото.

- Что? - Рицка, увлеченный мыслями о птицах, оглянулся на Соби, проследил направление его взгляда... - М...

Кё, повернувшись за очередным куском булки, заметил их и радостно замахал руками.

- Ой! Эй, Соби-кун! Рицка-кун! Идите сюда!

На его лице цвела улыбка. Кира обернулся вслед за ним, встретился взглядом с Соби. Угол его рта слегка дернулся.

- Доброго дня, Агацума-сан... Аояги-сан... - вежливо кивнул он. - Замечательная погода сегодня.

Девочка, невольно придвинувшись ближе к брату, поправила шапочку с двумя треугольниками для ушек, застенчиво улыбнулась Рицке. Юная Жертва.

- Вы совершенно правы, Кацумото-сан, - холодно отозвался Соби.

Радостное выражение на лице Кё увяло.

- Да ну вас, в самом деле, - он бросил сердитый взгляд на Киру, потом на Соби, взял за руку Юрико. - Рицка-кун, пойдем с нами... вон там ограда ниже, можно лебедей с руки покормить...



Облокотившись об ограду, Соби неторопливо курил и наблюдал за тем, как троица кормит лебедей. Кё, хоть и был инициатором мероприятия, дольше всех отказывался претворить сей подвиг в жизнь. Только сейчас, зажмурившись и кусая губы, он решился вытянуть руку, и, совсем по-детски, вздрагивал и вжимал голову в плечи, когда твердый клюв ударялся о его ладонь, подбирая крошки. Рицка и Юрико хохотали над его испугом.

- Кто твой хозяин, Кацумото-сан? - буднично спросил Соби, не отводя взгляда от Аояги. Как раз настала его очередь кормить лебедей. Храбро вытянув руку, Рицка стоял, прижав ушки и хвост, и ждал, когда важная птица подплывет ближе.

Кира усмехнулся и сделал еще одну затяжку.

- Почему я должен что-то тебе рассказывать?

- Может быть, потому, что ты шпионишь за мной и Рицкой? - Соби ответил вопросом на вопрос.

Кацумото посмотрел так, как будто он сморозил несусветную глупость.

- А, ну да, - словно вспомнив что-то, согласился он. - Знаешь, Агацума-сан, перечислять в отчетах ваше меню или распорядок дня, не доставляет мне никакого удовольствия.

- Распорядок дня? - Соби удивленно посмотрел на него.

- А ты думал, сексуальные извращения? - фыркнул Кира. - Хотя, неважно. Большая часть моих отчетов - лажа. Но пока никто не заметил.

- Не понимаю, - Соби покачал головой.

- А что тут понимать, - неохотно ответил Кира, всматриваясь черную, зимнюю воду пруда.- Куда я от нее денусь, а? - он кивнул на Юрико - девочка с визгом убегала от Кё с остатками хлеба. - Тебе было проще - ты сирота. Хотя... кажется, тебя привязали покрепче... - он кивнул своим мыслям. - В общем, жду, пока эти там... решат, что у вас ничего интересного не происходит, и не отзовут меня. Или наоборот, - Кира усмехнулся, - решат, что я плохо работаю, и нужно меня ликвидировать. И даже Юрико не помеха, у Жертвы в стрессовых ситуациях высвобождается невиданный потенциал... сам знаешь.

Они помолчали.

- Сколько таких, как ты? - наконец нарушил тишину Соби.

- Блокеров? - Кира стянул резинку с волос и внимательно ее рассматривал. - Не знаю. Я вообще, не такая уж важная птица, чтобы со мной делились всей информацией.

- Но тебя же тренировали, - Агацума внимательно смотрел в скуластое лицо Киры. - Кто?

- Меня? Тренировали? - удивление казалось неподдельным. - Ты что-то путаешь, Агацума-сан. И вообще, - он резко оттолкнулся от ограды. - Давай закончим. А то я голову сломаю, изобретая нейтральную тему для разговора, которую можно... - он поводил кистью, будто выписывая иероглифы. - Договорились?



- Соби, ты опять!

Когда Рицка так хмурился, на лбу у него появлялась маленькая морщинка. До чего трудно было удержаться от искушения стереть ее поцелуями...

- О чем ты?

- Ты знаешь, о чем, - Аояги раздраженно повел ушками, прибавив шагу. - Молчишь... и не просто молчишь, а [I]молчишь[/I]! В смысле, я чувствую, когда ты думаешь обо мне, и просто... не говоришь, а когда витаешь мыслями... и тебя что-то беспокоит! И опять не говоришь мне, в чем дело! Бесит!

- Рицка, - Соби вздохнул и положил ладонь на худенькое плечо. - Ты ошибаешься.

- Я... - младший Аояги встряхнулся, сбрасывая руку, - я не ошибаюсь! Мы же договаривались! - в фиалковых глазах плескалась почти детская обида. - Что ты... ты будешь говорить со мной и все рассказывать! А ты... снова, как будто я маленький! - он сжал кулачки. - Видеть тебя не хочу! - Рицка отвернулся и быстрым шагом направился к дому.

Соби нагнал его, развернул к себе, обнял, благословляя ночную тьму.

- Хорошо, Рицка... - он коснулся губами вздрагивающего ушка. - Я расскажу тебе.



- Значит, ты думаешь, что он врет? - Аояги устроился на кровати, поджав под себя ноги, и задумчиво рассматривал кончик хвоста. Соби пожал плечами.

- По поводу того, что у него иммунитет к Силе - нет, я проверял не раз. С подобными случаями я раньше не сталкивался, но это еще ничего не значит. Неизвестно, тренировали его или это врожденный дар... По поводу того, что он информатор - тоже вопрос. Уж слишком легко он об этом говорит.

- Значит, он за нами следил! - нахмурился Рицка. - Почему ты молчал, Соби!

- Это обычная практика, - устало вздохнул Агацума. - Когда боевые пары заканчивают обучение и выходят за стены Школы, за ними ведется наблюдение. Негласное, разумеется. Но и тайны из этого тоже не делают. А ты - брат Сеймея, к тому же, мой... - он запнулся, - ты - особый случай.

Рицка передернул плечами. Мысль о том, что они находятся под своеобразным колпаком, ему совсем не нравилась.

- Я не хочу, чтобы за мной следили! - фыркнул он, постукивая хвостом по обивке. - Это нарушение прав человека! - он покусал губы, разглядывая узор на покрывале. - Соби... а ведь, если Семь Лун запрещают использовать таких, как Кира, значит, мы можем пойти в полицию, и Луны нам ничего не сделают?

- Не думаю, что это хорошая идея - идти в полицию, - Агацума покачал головой и обнял Рицку. Тот недовольно забурчал, но прижался, утыкаясь носом в плечо. - Мне еще многое не ясно, но я разберусь. Обещаю тебе.

- Надо сказать Кё, - хмуро сообщил Рицка.

- Нет, - покачал головой Соби. - Мы не имеем права впутывать его в наши дела.

- Его уже впутал этот... - Рицка поморщился, - Кира... пусть Кё знает, что из себя представляет его друг!

- Я не имею права сказать ему про организацию, - спокойно, но твердо сказал Агацума. - А если Кира будет все отрицать - у меня нет никаких доказательств.

Рицка помолчал.

- Соби, - тихо сказал он. - А если все не так, как ты думаешь? Если Кира просто хотел тебя подразнить? А Луны узнают... и что ему будет?



- Кира... - сонное ворчание, - ну... нет... ты снова? Воскресенье же... спать хочу...

- Поцелуй меня и спи дальше, - в голосе Киры явно слышалась улыбка. - А мне пора.

- Знаю я твои поцелуи... - пробормотал Кё в подушку, и пошевелил пальцами, как бы отмахиваясь. - Я счас... полчаса... ладно? Какие дела... в выходной день... м-мм...

Кира улыбнулся, наклонился и поцеловал обнаженное плечо. Он был уже полностью одет.

- Ладно, спи, - он поднялся с кровати, набросил на плечи куртку. - В общем, если я не вернусь, - сообщил он в пространство, - завещаю тебе самое дорогое, что у меня есть - инструменты! А еще - часы с позолоченным корпусом, которые я выиграл... впрочем, это неважно.

Кинув быстрый взгляд на спящего Кё, он вышел за дверь и осторожно прикрыл ее за собой.



Телефонный звонок в полседьмого утра - верх садизма. Соби, не открывая глаз, потянулся к тумбочке, наощупь ища мобильник.

- Да, - недовольно буркнул он хриплым со сна голосом.

- Соби, - голос в телефонной трубке заставил его резко сесть на кровати. - С сегодняшнего дня можешь не беспокоиться по поводу Кацумото и спать спокойно.

- Спать? - Агацума покосился на часы, и со стоном упал обратно на подушку. - Рицу-сенсей, а я как раз-таки спал... - внезапно Соби широко раскрыл глаза. - Вы сказали - Кацумото?

- Именно. И, что касается меня, то я не спал, - раздраженно сообщил Рицу. - Я был у Седьмой.

- М-м? - Соби потянулся за сигаретами, вытряхнул одну и сунул в угол рта, щелкнул зажигалкой.

- Фальшивка, - отрезал Рицу. - Многоуважаемый Кира-сан - подсадная утка, и работает он на саму Седьмую.

- А... Погодите... - кажется, Соби наконец проснулся и даже начал кое-что соображать. - Чистка рядов?

- Именно, - согласился Рицу. - Подобную информацию получили еще несколько человек, и, насколько я понял, не все поспешили поделиться ею с Советом... Но это не телефонный разговор. Захочешь обсудить - приходи в любое время.

- Подождите, - Соби торопливо затянулся, - а что насчет слежки? Это тоже приказ Седьмой?

- Это не слежка, - негромко сказал Рицу. - Это охрана.

В трубке раздались короткие гудки. Агацума нажал кнопку отбоя и положил телефон рядом с подушкой.



Иногда Соби думал, что с радостью отдал бы десяток лет жизни за то, чтобы люди, а, конкретнее, девушки в возрасте от тринадцати и до... бесконечности, перестали реагировать на него подобным образом.

- Ёко-сан, - терпеливо повторил он, - я очень рад знакомству, но не хочу становиться клиентом салона, и каталоги мне тоже не нужны. Я хочу знать, где в данный момент находится Кацумото-сан, и когда он появится...

Рыжеволосая девушка разочарованно вздохнула и покрутила сережку с шипом на конце, красовавшуюся в левом ухе.

- Вообще-то, у него сегодня выходной, - неохотно созналась она. - Я звонила ему полчаса назад, кой-чего спросить, но телефон не отвечает... Эй, стойте! Может быть, хотите чаю? А я Вам запишу адрес Киры...



- Соби? - Кё стоял на пороге квартиры, поддерживая край простыни, обернутой вокруг бедер, и близоруко щурился. - Ты что здесь...

Агацума прошел мимо него и торопливо оглядел небольшую комнатку.

- Где Кира?

- Кира? - Кайдо почесал растрепанную шевелюру. - Не знаю... когда я проснулся - его не было. Наверное, скоро придет, - он пожал плечами и добавил с деланной небрежностью, - вообще-то, я не сторож... своему парню. А вот ты как сюда попал?

Соби подошел к стулу, переложил на кровать джинсы и рубашку Кё, футболку, завязанный в узел непарный носок, и уселся, положив ногу на ногу.

- У меня к нему дело. Я подожду здесь, ты не против?

- Я-то не против, - нахмурился Кё, включая телевизор и игровую приставку. - Раз уж поспать не судьба... Можешь сделать себе чаю, есть все равно нечего. А вот что за дело у тебя к Кире, хотелось бы мне знать!



Спустя полчаса Соби уже потерял всякое терпение. И как раз в тот момент, когда он собирался подняться и уйти, оставив Кё в компании его игрушки, дверь открылась и на пороге появился Кира в обнимку с пакетом, из которого торчал хвостик лука-порея, удивленно поднял брови, увидев гостя. Соби молча кивнул, приложив пальцы к губам, и поднялся, направляясь в кухню. Кё, по-прежнему одетый в одну лишь простыню, приветственно помахал в пространство, не отрываясь от игры, и, кажется, даже не заметил, что остался один в комнате.



- Почему ты не сказал сразу? - негромко поинтересовался Соби, закатывая рукава и принимаясь умело нарезать овощи.

- А ты бы мне поверил? - Кира пожал плечами. - Вообще, это были твои слова - насчет слежки.

- А ты не отрицал.

- Ага, - кивнул тот и поставил на огонь широкую сковородку. - Это было забавно...

- Забавно?! - процедил Соби, прищурившись. - Такими вещами не шутят.

- А мне уже все равно, чем шутить, - невозмутимо отпарировал Кира. - Нельзя же быть таким подозрительным, Агацума-сан... хотя, может, поэтому ты еще жив?

- Значит, Седьмая приставила тебя охранять нас? - Соби решил проигнорировать намек, явно проскользнувший в последней фразе.

- Да.

- От кого?

- От бед и напастей... - скривился Кира. Швырнул нож в раковину и повернулся к Соби. - Слушай, что ты от меня хочешь? Все что мог - уже сказал. Остальное - сам знаешь. Считай меня своим личным Палладином... что ли... - фыркнул он, снова обернувшись на Кё. - Компьютерные игры - забавная штука, правда?

Агацума проследил за направлением его взгляда. В этот самый момент Кайдо с громким стоном "Не-еееееет..." упал на спину, раскинув руки. На экране красовалась надпись: "Игра окончена".

- Меня убили! - жалобно сообщил он в пространство.

- Скажи мне еще одно, Кацумото-сан, - тихо сказал Соби. - Сведения о блокерах поступили нескольким людям. И что же... ты с каждым обходился... подобным образом? - он кивнул в сторону Кё.

- Ну ты уж... - Кира чуть запнулся, явно проглотив неприличное слово, адресованное Соби. - Скажешь тоже, - нахмурился он. - Можешь считать меня кем угодно, но только не подлецом. И вообще. Положи нож, ты же вроде как гость. Так что иди... сыграй с Кё в приставку, я ее уже видеть не могу.

Соби едва заметно улыбнулся и направился в комнату.


КОНЕЦ



-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-