Коридорами памяти

Глава 1. Лабиринтами снов

Автор: GvenGlaive (gven_glaive @ mail.ru)
Фандом: Naruto
Пейринг: Саске/Наруто (а также несколько фоновых, в том числе гетных)
Рейтинг: R
Жанр: drama, angst, romance, action
Summary: AU манги после 342 главы. Акацки и Орочимару были благополучно побеждены где-то за кадром, Саске и Наруто примерно по двадцать с небольшим, оба живут в Конохе и ходят на миссии во благо родной деревни – пока однажды не дают о себе знать некие давние недоброжелатели… и пока не возникает новая, совершенно неожиданная проблема.
Disclaimer: мир и персонажи (за исключением нескольких третьестепенных) принадлежат не мне.
Размещение: с разрешения автора
Посвящение: нежданно и негаданно, но от всего сердца – любимому братику Къянти
От автора: история была начата и полностью продумана в марте-апреле 2007 года, когда о Мадаре едва-едва упомянули, а об Акацки (а также их целях) было известно относительно немногое. Имеют место сильные расхождения с каноном, в том числе относительно Итачи.



Он сам себя убедил, дабы не пережить того горя вторично,
что ему достаточно того, что есть, и нечего желать большего.
Джованни Боккаччо, «Декамерон»

А мы идем по лабиринту снов
И не находим слов,
Чтобы обо всем сказать друг другу.
Но разбивается стекло,
И наше время истекло,
И мы летим в никуда,
Ты все дальше от меня…
4етыре 4етверти


Дыхание вырывалось из сорванного горла с натужным хрипом. Перед глазами плясали черно-красные пятна, ног он уже почти не чувствовал. В боку нестерпимо кололо.

На мгновение мелькнула неуместно веселая мысль: «Не самый лучший день в моей жизни!» - и тут же растворилась в мутном мареве, которым почему-то оказалась забита его голова.

Коридоры. Бесконечные темные коридоры, без конца, без начала, перетекающие один в другой, словно лабиринт. А может, это и был лабиринт.

Каменные коридоры, пахнущие сыростью и плесенью. Холод, остро кусающий за пальцы. Глухая темнота – беспросветная, безнадежная. Только кое-где бледнеют пятна светящихся грибов – их слабого сияния достаточно лишь для того, чтобы не пропустить очередной поворот.

Сотни одинаковых поворотов. Коридоры. Коридоры. Тьма за спиной, тьма по бокам, тьма впереди. А в этой тьме затаилось что-то страшное, вязкое, неотступное. Затаилось – и ждет, выжидает, когда можно будет напасть на беспомощную жертву. Когда надоест просто играть с ней.

Бесконечные темные коридоры. Откуда-то он знал, что ни в коем случае не должен останавливаться. Сначала он пытался бежать, потом, когда сил уже не осталось, продолжил ковылять, ежеминутно спотыкаясь, буквально полз вперед, цепляясь пальцами за липкие сырые стены. Воздуха почти не было, вместо него вокруг плескался жидкий страх. Забивал глаза и ноздри.

Черные и красные пятна.

И снег.

Белый-белый.

Воспоминание.

…цепочка четких следов на белом море бесконечного сияния, хмурый взгляд, теплые руки, бледно-желтое солнце, шелест сухих веток над головой…

Коридоры.

Коридоры.

Поворот.

Тупик.

Дверь?..

 

*  *  *

 

Рокуро одним четким, слитным движением стряхнул с лезвия крупные капли свежей крови и, наклонившись, вытер клинок о куртку лежавшего человека. Вернее, того, что всего минуту назад было человеком – чувствовало, мыслило… боялось.

Он позволил себе усмехнуться и повернулся к Нобу. Напарник почему-то хмурился, пристально разглядывая тела и потирая подбородок.

- Что-то не так? – уточнил Рокуро, не спеша убирать катану в ножны. Предчувствия Нобу игнорировать не стоило: они имели пакостную привычку сбываться.

Напарник слегка качнул головой:

- Слишком просто. Это ведь анбу, элитные воины Конохи…

Рокуро досадливо поморщился:

- Не забивай голову подобной ерундой. По мне, так это были не элитные воины, а сущие слабаки. Четыре идиота. Падали от одного удара! Ладно, забирай свиток и пойдем, думаю, нашего нанимателя задержка не обрадует…

Нобу кивнул и уже сделал было шаг к одному из поверженных людей в масках, сжимавшему в кулаке окровавленный свиток – но замер на середине движения и внезапно схватился на рукоять меча, резко развернувшись. Глухо прошипел, лихорадочно оглядываясь по сторонам:

- Четыре?.. Но почему тогда их здесь только три?!

Рокуро не успел ничего ответить, не успел поудобней перехватить катану – как почувствовал на шее холодное дыхание стали.

- На твое счастье я не люблю бить в спину, - раздался над ухом незнакомый, абсолютно безэмоциональный голос.

И в то же мгновение тела остальных анбу исчезли в клубах светлого дыма, оставив после себя черные от сырости поленья. Дзюцу замещения… Три черно-белые фигуры спрыгнули откуда-то сверху, с деревьев, и окружили Нобу.

- Ловушка на ловца, - с ясно слышавшейся в голосе улыбкой произнес, почти промурлыкал один из анбу, в кошачьей маске.

Сильный порыв ветра с шорохом закружил сухие рыжие листья.

…Так вот что значит – отчаянно, напоследок, вместе с финальными судорожными вдохами – чувствовать, мыслить… бояться.

Предчувствия Нобу игнорировать не стоило. С самого начала не надо было соглашаться на эту мисси…

 

*  *  *

 

Погода портилась. С северо-запада подул пронизывающий холодный ветер, нагоняя на пока еще ясное небо клубы черно-серых туч. Саске недовольно прищурился от слишком яркого солнца и, поплотней запахнувшись в плащ, зашагал быстрее. Еще только под дождь попасть не хватало. Благо хоть ворота Конохи уже виднелись впереди.

Миссия была завершена успешно. Нервная впечатлительная дама из какого-то аристократического рода страны Волн, вышедшая замуж за одного из шиноби Конохи, после смерти супруга решила вернуться домой и потребовала себе в сопровождение эскорт из самых сильных воинов деревни. Пятая поскрежетала зубами, но все же решила с престарелой истеричкой не ссориться и исполнила ее просьбу. Так и получилось, что Саске с половиной своего обычного отряда отправился на своеобразные «каникулы». Если не считать ежевечерних скандалов клиентки, миссия особых проблем не доставила… до последнего дня, когда на них вдруг напали какие-то два придурка из деревни Звука. Захватить живым удалось только одного, ничего вразумительного он не сообщил – якобы им с напарником поручили выкрасть у отряда анбу некий свиток. Дело обычное… если проигнорировать тот факт, что единственный свиток, который был у них с собой – это карта местности. Заказчика звуковик описать тоже не смог. А может, по каким-то причинам не захотел. В любом случае, Саске оставил разбираться с ним своих подчиненных, а сам поспешил в деревню, чтобы доложить о произошедшем. К тому же…

Он и так уже отсутствовал больше недели.

Ветер швырнул в лицо пригоршню сухих листьев, заставив недовольно отмахнуться. Внутри беспричинно назревало глухое раздражение. И беспокойство. Странно. Наверное, это из-за этих проклятых снов.

Мутная беспросветная серость каждую ночь. Туманная тревога. Не кошмары в традиционном понимании – но что-то вроде. Осложняло ситуацию еще и то, что по пробуждении Саске почти ничего не помнил. Только какие-то бессвязные обрывки… и еще оставалось неотступное чувство безысходности, которое преследовало потом весь день.

Эти сны его доводили. Выматывали, не давали нормально отдохнуть…

Что за бред.

Саске раздраженно скрипнул зубами, но тут же заставил себя успокоиться. Надеть на лицо маску – не маску анбу, та спокойно лежала в заплечном мешке вместе с формой – а свою обычную маску холодного безразличия.

Отчего-то он невольно задержал дыхание, когда проходил в ворота. Хотя, казалось бы, он вернулся сюда уже давно, больше трех лет назад… и все равно, каждый раз – словно возвращался заново. Не зная, что ждет его в родной деревне.

- Эй, Саске, не отставай! Ну что ты ползешь, как больная улитка?! Мы наконец-то возвращаемся домой – и только посмей мне сейчас опять заявить, что дома у тебя нет! Врежу Расенганом и заставлю строить!

- Эй, Учиха! – весело окликнул его откуда-то сбоку знакомый голос. – С возвращением!

Саске медленно повернулся влево. В будке, где обычно сидел привратник, вольготно устроился, закинув длинные ноги на свою огромную псину, Киба. Акамару приоткрыл один глаз, приветственно тявкнул басом и снова задремал.

- Что ты здесь делаешь? – чуть удивленно спросил Саске, приближаясь.

Киба усмехнулся, складывая руки на груди, и с наигранной беспечностью ответил:

- Да вот… Во время ночного обхода, когда была моя очередь дежурить, улизнул на свидание… а нээ-сан потом об этом узнала, - он невольно поежился, сразу растеряв всю свою беспечность. – Так что поставили нас двоих в качестве наказания на вахту. Жизнь несправедлива, правда? – закончил Инузука с широкой ухмылкой.

Саске проигнорировал веселость его тона, настороженно следя за выражением лица собеседника. Глаза Кибы нервно бегали.

- Что случилось? – отрывисто бросил Учиха. Похоже, сам этот придурок ничего не скажет, придется спрашивать прямо.

Поневоле вернулось то противное тревожное чувство, с которым он теперь просыпался каждое утро.

Киба отвел взгляд в сторону, пожевал губами – Акамару тихонечко заворчал, чувствуя настроение хозяина – и наконец негромко, хмуро проговорил:

- Наруто в больнице.

Удар. Пауза. Удар. Пауза.

Сердце продолжало спокойно биться, как ни в чем не бывало.

Сколько сразу вопросов… роятся, как надоедливые раздражающие насекомые…

- Почему? – голос прозвучал как-то слишком резко.

Киба вздохнул и нахмурился, по-прежнему не глядя на него и осторожно поглаживая покатый лоб своего пса:

- Ранили на миссии.

 - Когда?

Интересно, ему так и придется вытягивать необходимую информацию по крупице?

- Почти сразу после того, как вы ушли. Через пару дней, - Инузука наконец решился искоса посмотреть на собеседника, и в его взгляде беспокойство мешалось с любопытством.

Остальные в Конохе, друзья и просто знакомые, не разбирались в слишком сложных взаимоотношениях Саске и Наруто. Если уж на то пошло, то и не хотели разбираться. Для них эти двое просто были вместе.

Ха. Если б хоть что-то в этой жизни было так просто…

Саске резко развернулся и, не говоря больше ни слова, решительно зашагал в сторону госпиталя.

И плевать на свинцовую усталость и гудящие ноги. Плевать. На все плевать.

Ничто не будет иметь значения, пока он своими глазами не увидит этого придурочного усоратонкачи и не выскажет вслух все, что думает о его поведении и умственных способностях.

Пока не убедится, что он…

 

*  *  *

 

Иногда коридоры заканчивались тупиками. А в тупиках были двери. Натужно скрипевшие на несуществующем сквозняке тяжелые деревянные двери. Которые медленно распахивались сами, стоило только к ним приблизиться.

А за этими дверями…

…садящееся в реку круглое рыжее солнце и скользкий старый причал. В воде серебристыми металлическими бликами тонет свет, режет отражение на мелкие кусочки. Руки, лицо – все распадается блескучей мозаикой. И не разобрать, кто же именно отражается в воде…

- А что такое «друг»?

- Друг? Ну-у… Это что-то очень-очень важное! Такое, без чего нельзя жить! Но его почти невозможно найти… А вообще, какая тебе разница?! Все равно у такого, как ты, друзей не будет! Никогда!

Потом двери снова закрывались, а в стене сбоку возникал новый коридор.

И так – до изматывающей бесконечности.

 

*  *  *

 

В больнице, как всегда, оглушающе пахло лекарствами. И почему-то яблоками. От этого странного сочетания у Саске закружилась голова, но он переборол минутную слабость и поспешил в сторону личного кабинета главного врача, который, как ему сообщили на проходной, в данный момент занимала Хокаге.

Перед дверью Саске невольно остановился, прислушиваясь к приглушенным голосам – Тсунаде и, кажется, Сакура – потом решительно толкнул дверь. Яркий свет закатного солнца, лившийся сквозь распахнутое окно, на мгновение ослепил его и дезориентировал. Голоса тут же стихли. Когда Учиха наконец проморгался, то увидел, что и Хокаге, и ее ученица сидят абсолютно неподвижно, как статуи, и молча смотрят на него. Стараясь ни о чем не думать, Саске полубезразлично отметил, что у Сакуры под глазами залегли серые тени, а в уголке губ Тсунаде притаилась беспокойная складка.

Может, имеет смысл спросить – вдруг случилась какая-нибудь большая неприятность вроде с треском проваленной важной миссии? Или гибели целого отряда? Или серьезного конфликта, например, с пеочниками? Иначе с чего бы вдруг этим двоим выглядеть настолько встревоженно?..

- Явился все-таки, - наконец недовольно пробурчала Пятая, прикладываясь к своей неизменной бутылочке с саке.

Саске проигнорировал сочувственный взгляд Сакуры, выпрямился и сухо доложил:

- Миссия выполнена успешна. Мелкие побочные неприятности устранены.

Тсунаде приподняла брови в притворном веселье:

- О, хочешь сказать, что ты озаботился отыскать меня здесь только для того, чтобы лично сообщить о проделанной работе?

Саске скрипнул зубами, но промолчал. Невольно стиснул кулак, не сразу заметив это… поспешно разжал пальцы.

Сердце продолжало размеренно стучать в груди. Медленно. Очень тихо и медленно.

Сакура перевела непонимающий взгляд с него на наставницу, отрывисто кивнула последней и, немного неуклюже поднявшись на ноги, направилась к выходу. Поравнявшись с бывшим товарищем по команде, она на мгновение замерла и негромко проговорила, глядя прямо перед собой:

- Саске-кун, все-таки мне, наверное, никогда тебя не понять. Как ты можешь оставаться таким спокойным?

И, сделав еще два решительных шага, вышла из кабинета, бесшумно прикрыв за собой дверь.

Саске раздраженно дернул уголком губ.

Конечно, она не поймет. И никто не поймет. Просто не сможет понять.

Разве только…

Он перевел взгляд на Хокаге. Но так и не смог заставить себя задать вертевшийся на языке вопрос.

Тсунаде какое-то время так же пристально смотрела на него, потом фыркнула и пробурчала:

- Идиот, эта чрезмерная гордость когда-нибудь тебя погубит…

Саске в ответ только безразлично передернул плечами, ожидая продолжения. Которое не замедлило последовать.

- Его жизни ничего не угрожает.

Но прежде, чем с губ Учихи сорвался отчаянный вздох облегчения, Пятая, помолчав, чуть менее уверенно добавила, нахмурившись:

- И здоровью, пожалуй, тоже.

Фраза повисла в воздухе оборванной страховкой канатоходца.

- Но? – Саске с трудом узнал собственный голос, настолько хрипло тот прозвучал.

Тсунаде глубоко вдохнула, как перед нырком в темный омут, и с силой потерла пальцами виски. И только после этого ответила:

- Но из-за удара по голове он потерял память. Полностью.

 

*  *  *

 

Он стоял у окна и смотрел, как закатное солнце золотило конохские крыши. Такой спокойный, тихий вечер… Слишком спокойный. Настоящая жизнь может быть только в постоянном движении. Подобное же мирное прозябание без цели и смысла размягчает человеческие души, превращая воинов в достойных жалости безвольных слабаков.

Он не собирался этого так оставлять. Да, первый раунд был проигран – но это не значит ничего.

Откуда-то с потолка спрыгнула гибкая, затянутая в черный костюм фигура и почтительно замерла у него за спиной.

- Докладывай.

- Один из исполнителей попал в плен, второй погиб, - голос, как всегда, ровный и совершенно безэмоциональный. После небольшой паузы продолжение. - М-м, я должен особенно отметить, что с миссией они не справились?

Он позволил себе едва заметно усмехнуться:

- Они и не должны были. Единственной задачей этих двоих было отвлечь внимание от нашей основной задачи и направить заносчивую стерву и ее псов по ложному следу. Надеюсь, ты позаботился о том, чтобы попавший в плен не сообщил ничего лишнего?

- Разумеется. Бедный Рокуро-сан больше не вернется в родное селение Звука… впрочем, его там все равно никто не ждет.

- Хорошо, - он коротко кивнул. - В таком случае, продолжай следить за ними. Как только что-то выяснишь, немедленно сообщай мне.

Воин склонился в гипертрофированно уважительном поклоне:

- Как прикажете.

Белая кошачья маска анбу тускло блеснула, поймав несколько закатных лучей.

 

*  *  *

 

Саске неподвижно стоял в полутемном коридоре и гипнотизировал пристальным взглядом дверь напротив. Самая обычная, ничем не примечательная дверь, серая, с круглой металлической ручкой, с пластиковой табличкой-номером.

Похоже, такими темпами у него просто войдет в привычку неподвижно замирать перед закрытыми дверями.

С каких это пор он стал таким нерешительным?

- Дурацкая вообще получилась история, если, конечно, в данной ситуации применимо подобное определение, - Тсунаде нахмурилась, пристально глядя на собственные ногти. – Миссия-то была самая обыкновенная: одну из соседних деревень с недавнего времени взялись терроризировать разбойники. Как оказалось на поверку, шиноби, за какие-то проступки изгнанные из своих селений. Я отправила Наруто и двоих чуунинов, недавно сдавших экзамен – была бы им неплохая тренировка. Н-да… Ну, с разбойниками-то они справились быстро. Вот только один засранец захватил в заложники маленькую девочку из деревни и скрылся в лесных пещерах. Наруто, конечно же, бросился следом, - Хокаге замолчала, старательно не замечая неподвижного Саске. Прерывисто вздохнула и продолжила. – Девочку он спас. Но сам не успел вовремя выскочить из пещеры… и попал под обвал. Остальные его с трудом раскопали и сразу же доставили сюда.

Саске отрывисто кивнул и собрался было уже повернуться к выходу, но тут Тсунаде наконец-то посмотрела прямо на него с каким-то странно задумчивым выражением на дне глаз:

- Уже поздно. Ты можешь ненадолго зайти к нему, но потом отправляйся домой. И выспись. И, Учиха, - это приказ, - с нажимом добавила она, пристально изучая его лицо. – Все равно от тебя сейчас не будет никакой пользы. К тому же, мне не нужны подчиненные, которые валятся с ног от усталости.

Саске досадливо стиснул зубы.

Проклятая женщина!

Он глубоко вдохнул и наконец-то толкнул злосчастную дверь, заранее нахмурившись.

Просторная светлая палата, широко распахнутое окно, легкие полупрозрачные занавески танцуют в дыхании ветра. Совсем рядом с окном – узкая кровать с белоснежным одеялом.

В воздухе порхали две бледно-голубые бабочки. И одна точно такая же сидела на протянутой руке Наруто, легонько подрагивая тонкими крылышками. А этот идиот блаженно улыбался и щурился от падавших ему прямо на лицо солнечных лучей.

…Наруто терпеть не может насекомых… и регулярно спорит из-за этого с Шино…

Внешне он действительно выглядел вполне нормально. Никаких повязок с ржавыми пятнами крови, никаких лубков и капельниц. Только пластырь на щеке, узкая полоса бинтов на лбу и два аккуратно зашитых пореза на шее сбоку.

Саске поймал себя на мысли, что очень редко видел Наруто без любимой банданы, столько значившей для этого придурка. Так, чтобы пушистая челка свободно падала на лоб, затеняя глаза. Нет, конечно, на ночь Узумаки бандану снимал… но Учиха никогда раньше особо не приглядывался.

А теперь, в ярких солнечных лучах, золотивших светлые волосы, этот усоратонкачи с белоснежными бинтами на лбу, прикрытыми неровными прядями, выглядел слишком… непривычно. Уязвимо.

Это один из самых сильных шиноби Конохи? Надоедливый придурок, всегда добивающийся своего? Живая темница для древнего демона?

Уязвимо?..

Саске осторожно прикрыл за собой дверь, которая захлопнулась с тихим щелчком. Наруто вздрогнул и перевел на него удивленный взгляд.

Неузнающий.

Ксооооо… впрочем – с чего он счел себя каким-то особенным?.. Почему именно его должны были непременно узнать?..

Да уж, воистину – с чего бы это вдруг…

Бабочки еще немного покружили над Наруто и вылетели в окно. Он чуть склонил голову набок, с любопытством изучая гостя, и вежливо улыбнулся:

- Добрый вечер!

Удар. Пауза. Удар. Пауза.

Не сорваться.

Удар.

Пауза.

Саске отрывисто кивнул в ответ и приблизился к кровати, по привычке пряча руки в карманах, как он всегда делал, когда бывал чем-то раздражен.

Ха, раздражен – слабо сказано…

Проклятый ублюдок, не смей смотреть на меня так!!! Словно я не более, чем случайный прохожий на улице…

Наруто продолжал внимательно, открыто разглядывать Саске. Тонкие полоски шрамов на его щеках казались кошачьими усами.

Примерно минута прошла в абсолютной тишине. Потом улыбка Узумаки стала неловкой и почти виноватой:

- Простите… я совсем Вас не помню…

Учиха приложил все усилия, чтобы на его лице ничего не отобразилось.

Удар. Пауза.

Пауза.

Пауза?..

Ксо.

- Да, мне уже сказали, - ответил он гораздо более холодно, чем собирался, пристально глядя в доверчивые светло-синие глаза.

Как ты можешь, как ты смеешь быть таким спокойным?

- Я твой…

Соперник? Напарник? Любовник? Как сказать, чтобы не спугнуть, не оттолкнуть это странное полузнакомое существо?..

-…друг.

Наруто перестал улыбаться и на целое мгновение стал выглядеть совершенно так же, как тот самый Наруто-придурок в те редкие минуты, когда он бывал абсолютно серьезен:

- Друг – это очень сильное и важное слово.

Саске с силой сжал в кулак спрятанную в кармане руку. Так, что ногти до боли впились в ладонь.

Не показывать… ни в коем случае не показывать, насколько эта короткая фраза его задела.

- Хорошо, - наконец глухо проговорил он. – Если я скажу, что всегда считал тебя своим…

…единственным…

-…другом, так будет лучше?

Ответом ему была широкая искренняя улыбка и простодушный ответ:

- Ты мне нравишься!

Х-ха. Что ж, и на том спасибо.

Усоратонкачи…

Еще какое-то время они просто молчали. Потом Саске решительно развернулся к выходу, лаконично бросив через плечо:

- Я зайду завтра.

Наруто даже не попытался его окликнуть.

Ах да, он ведь, похоже, не знает теперь его имени…

Ксо.

Саске осторожно прикрыл за собой дверь и без сил привалился к ней спиной. Он даже представить не мог, что это все будет настолько тяжело…

- Ты когда-нибудь оставишь меня в покое?!

- Ух ты, невозмутимый Саске-кун наконец-то показал свои эмоции! Наконец-то позволил себе разозлиться!

- Чтоб тебя!!!

- …знаешь, ответ очень простой. Нет.

- Впечатляющее зрелище, не правда ли?

Саске вздрогнул от неожиданности, быстро вскинул голову.

Неджи. В форме дзенина, с большим пластиковым пакетом в руке, в котором виднелись коробки быстрорастворимой лапши.

Бесстрастное лицо и ехидство в легком изгибе бровей.

Вот уж с кем сейчас хотелось говорить меньше всего…

- Что ты здесь делаешь? – голос прозвучал просто устало, даже без раздражения.

Сил на злость уже не оставалось.

- М-м? Только вернулся – и уже успел бессрочно арендовать весь больничный коридор? – ехидство стало заметно и в изгибе губ. – Или пока только эту палату?

Саске не счел нужным отвечать на это. Просто пристально посмотрел в бесцветные глаза давнего соперника.

Неджи сдался первым. Едва заметно пожал плечами:

- Я всего лишь пришел проведать его.

Разумеется.

Интересно, с каких это пор Хьюга таскает Наруто рамен?

Чего еще Учиха пропустил, пока был на миссии?..

- Он тебя не помнит, - хмуро бросил Саске.

Усмешка Неджи стала более очевидна:

- Ну и что? Все равно это все тот же Наруто.

Нет. В том-то и дело – это не Наруто.

Саске с силой оттолкнулся рукой от двери и двинулся вперед по коридору, держа спину идеально прямо.

В каком-то полуоцепенении он добрался до их дома, аккуратно разложил вещи и оружие, поужинал чем-то найденным в холодильнике, совершенно не ощущая вкуса, принял душ – опять отключили горячую воду – и уже совершенно без сил свалился на свою кровать.

Он подумает обо всем этом завтра.

У него теперь будет охрененная куча времени, чтобы думать об этом. Повезет еще, если не до самой смерти – не важно, кого из них двоих.

Проклятье…



Следующая глава           


-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-