Chase

Автор: Jennifier D.
Переводчик: Itildin (itildin @ mail.ru)
Фандом: Prince of Tennis
Пейринг: Фуджи\Рёма
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Summary: "Давай встречаться"
Disclaimer: от прав отказываюсь
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Примечание: первая часть трилогии



 «Он еще не завершен».

Казалось странным, что Фуджи, несмотря на постоянно закрытые глаза, знает об окружающем мире гораздо больше остальных. Еще более странным было то, что он практически всегда безошибочно угадывает, о чем думают другие люди. И, наконец, самое странное - тенсай всегда проигрывал Тезуке.

И причина заключалась вовсе не в том, что Фуджи уступал в своих навыках капитану команды Сейгаку. Стиль игры в теннис тенсая настолько резко отличался от стиля всех остальных, что даже сравнивать было бессмысленно… и гением его называли отнюдь не просто так. С самой первой встречи с Фуджи Рёму постоянно преследовало странное ноющее ощущение где-то глубоко внутри. Впрочем, Фуджи был последним человеком, которого хотелось видеть в качестве врага.

Разумеется, тенсай являлся достойным противником, благодаря ему можно было многому научиться – так же, как и у Тезуки. Рёму временами невероятно раздражало то, что Фуджи, обладая потрясающим талантом, имея все возможности стать игроком национального уровня и принимать участие в матчах против сильнейших теннисистов… Выбрал иное. Он не хотел заниматься тем, что получалось слишком легко и просто. Без малейших усилий.

Возможно, в этом решении проявилось его непостоянство. Или то, что Фуджи играл в теннис исключительно ради собственного удовольствия.

Рёма охотно признавал и удивительный талант тенсая, и необычный характер. Острый. Хитрый. Тех, кто имел неосторожность задеть Фуджи, ждали не самые приятные события. Никто не воспринимал Фуджи всерьез – невинный, улыбчивый, только и всего. Опасное заблуждение.

Рёма знал это. И остерегался. Острые лезвия, скрытые за мягкими улыбками - вот что представлял собой тенсай.

«Поэтому он еще не завершен. Наш матч».

Рёма не позволил бы Фуджи забыть эту прерванную игру, остановленную из-за так не вовремя начавшегося дождя. Создавалось впечатление, что даже небо было настроено против него - ливень хлынул именно в тот момент, когда Рёма начал отыгрываться. Он был абсолютно уверен – еще несколько сетов, и ему удастся победить Фуджи. Но, тем не менее, Рёму это не устраивало. Поскольку он не смог отбить ни один из Трех Ударов тенсая – только блокировать их. Мысль угнетала. Возможно, в ближайшее время у него получится придумать новый способ противостоять Фуджи. Способ, позволяющий с легкостью вернуть любой из Трех Ударов. Рёма отчаянно желал увидеть, как медленно гаснет улыбка тенсая во время их игры.

- Отнесись к матчу серьезно, - Рёма нахмурился, заметив, что после его слов улыбка Фуджи стала шире. – Будь серьезным, когда играешь против меня, Фуджи-семпай.

Рёма вынырнул из невеселых воспоминаний и взглянул на Фуджи – тот находился рядом с Тезукой, и они оба внимательно наблюдали за матчем. Тенсай улыбался. Как обычно.

Словно почувствовав чужой пристальный взгляд, Фуджи обернулся и мягко улыбнулся Рёме.

Тишина.

Еще мгновение Рёма смотрел на тенсая, а потом прикрыл глаза, лениво прислонившись к дереву. Когда он открыл их снова, Фуджи уже успел переключиться на игру и тихо говорил о чем-то Тезуке.

Тезука. Фуджи.

На данный момент Рёма решил полностью сосредоточиться на Тезуке, раз победить Фуджи ему не удалось. Он знал, что сумеет превзойти капитана. Так же, как и своего отца. И цель будет достигнута. Почти.

Даже после этого у него по-прежнему останется Фуджи.

Пока тенсай не доиграет тот прерванный матч, пока Рёме не удастся вернуть его Три Удара…

Время еще не пришло.

В конце концов, он всегда оставлял самое интересное напоследок, верно? В мире есть множество сильных, интересных игроков, и Рёма был уверен, что скучать ему не придется.

Едва заметно ухмыльнувшись, Рёма опустил голову.

- Мада мада дане.

 

***

 

Забавно.

Вспоминая матч, проигранный Эчизеном, Фуджи не мог удержаться от веселой улыбки – всего лишь самая обычная тренировка. Не решающий матч. Не финальная игра важного турнира. Во всяком случае, Фуджи так считал… Хех. Действительно, только тренировочный матч.

Тенсай поймал себя на том, что ему приходится гораздо больше концентрироваться и использовать сложные удары, чем он планировал изначально. Пожалуй, Эчизен Рёма не из тех, кто позволит расслабиться оппоненту хоть на мгновение. И с каждой новой победой Эчизена это становилось все очевиднее. Фуджи постепенно начал замечать чужое упорство и нежелание уступать в игре с абсолютно любым противником.

Замечательно.

Смелость, настойчивость и вера в теннис… Сам тенсай обладал талантом и не нуждался ни в чем подобном, поэтому такое сочетание казалось ему действительно забавным. Разумеется, когда Фуджи впервые встретился с Тезукой, стиль игры будущего капитана команды Сейгаку так же немало его удивил. Потрясающий. Тенсай не знал никого, хоть немного похожего на Тезуку, и им обоим тогда было тринадцать лет. Сейчас им пятнадцать, и Фуджи давно уже сбился со счета проигранных Тезуке матчей.

Возможно, большинство людей ничуть не удивились бы подобному – в конце концов, Тезука считался сильнейшим игроком в Сейгаку, и Фуджи прекрасно знал об этом. Но тенсаю не хватало мотивации. Конечно, он любил побеждать - это казалось таким забавным. Еще забавнее было наблюдать, как противники пытаются превзойти его. Но Тезука играл совершенно иначе. Фуджи чувствовал, что его лишают любимого развлечения, и в итоге решил следовать чужим правилам.

С таким капитаном команда Сейгаку действительно могла претендовать на победы в чемпионатах. Фуджи верил в это. Никогда прежде ему не доводилось видеть кого-то, обладающего столь сильным характером, как Тезука. И турнир Канто перестал казаться недостижимой мечтой. И все же полной уверенности не было: причина заключалась в ограниченном количестве по-настоящему сильных игроков в команде. Все рассчитывали на Тезуку и Фуджи в Одиночном один и два, а также на Золотую Пару. Но незакрытым оставалось место в Одиночном три и одной из парных игр. Кроме того, столкнувшись с достаточно сильной командой, поражение могут потерпеть и лучшие из Сейгаку.

Всеобщее молчаливое опасение немного развеялось, когда появился новый игрок.

Эчизен Рёма.

После Тезуки, Эчизен оказался первым человеком, на которого Фуджи захотелось взглянуть широко распахнутыми глазами. Было в мальчишке что-то такое… словно он всем своим видом показывал - «Посмотри на меня!»

Интригующе. Фуджи никогда не встречал никого, похожего на Эчизена. Только если Тезуку. Впрочем, сходства между этими двумя было не так много, как могло показаться на первый взгляд. Появление Эчизена стало стимулом для самосовершенствования, придало энтузиазма. Стимул… возможно, не совсем подходящее слово. Для Инуи, Кайдо и Момоширо проигрыш Эчизену стал хорошей встряской. И в то же время, в отличие от неизменного стимула, сам Эчизен постоянно менялся, становясь лучше. Сильнее. Острее.

Фуджи нравился Эчизен.

Нравилось его упрямство, так похожее на упрямство Юты. Нравилась страсть Эчизена к игре, увлеченность. Но еще не пришло время говорить об этом вслух, хотя тенсай не сомневался в своей симпатии. Невозможно ошибиться. С того самого момента, как Эчизен Рёма ступил на корт… Фуджи знал. В конце концов, Юта не сможет оставаться с ним вечно, верно? Однажды он женится, заведет детей, будет жить своей жизнью. Рано или поздно, Юта перестанет мечтать исключительно о победе над своим братом. Фуджи совершенно не хотелось, чтобы единственной целью Юты на всю оставшуюся жизнь стал выигрыш в теннисном матче. Глупо. Но на данный момент – в самый раз.

Вполне неплохо. Фуджи нравилось развлекать своего младшего брата, так или иначе.

Эчизен Рёма.

Совсем другая проблема.

Мотивы, эгоистичное поведение – Эчизен напоминал Фуджи закрытую ракушку, которую не стоит трогать, пока не наступит нужный момент. Иначе лишишься всего удовольствия. Тенсай хотел узнать его ближе, понять. Не кажется невозможным, верно? Простое увлечение. Привязанность. И, наверно, искренняя симпатия. О, да. Конечно, Фуджи нравился Эчизен. Что-то еще?

- Куда ты смотришь, Фуджи-семпай? – пробормотал Рёма, привычно надвигая кепку на глаза. Тенсай замер в дверном проеме раздевалки и внимательно разглядывал Эчизена.

- О, никуда.

Рёма недоуменно пожал плечами. Стандартный ответ. Рёма задумался на мгновение, а затем с вызовом указал ракеткой на Фуджи.

- Нэ, Фуджи-семпай… Давай сыграем?

Тенсай удивленно нахмурился, но почти сразу снова начал улыбаться.

- Наверно, будет забавно.

 

***

 

Момоширо осмотрелся по сторонам, и, наткнувшись взглядом на дерево, под которым любил спать Рёма, почувствовал легкий укол ревности. С тех пор, как Тезука уехал лечиться в Германию, Рёма казался расстроенным и подавленным. Возможно, не самое подходящее определение, но… судя по всему, Рёма испытывал странную злость – слишком сильно он желал победить Тезуку. Между ними состоялся матч, но выиграл, разумеется, капитан.

С тех пор Рёма стал ощутимо сильнее, это почувствовали на себе все те противники, которым довелось столкнуться с ним на корте. Похоже, у него были отличные шансы стать игроком национального уровня – как Тезука, Фуджи или Золотая Пара.

Хотя в отношении Фуджи – очень сложно утверждать что-то наверняка.

Тенсай являлся самой большой загадкой из всех существующих. Его гениальность не поддавалась никакой систематизации, даже Инуи вынужден был признать, что не в состоянии собрать данные об этом игроке собственной команды. Фуджи не имел недостатков. Проблема заключалась в том, что тенсай просто не стремился играть на национальном уровне, в отличие от Тезуки, Рёмы, Ойши и Эйджи.

В последнее время Фуджи часто играл с Эчизеном – похоже, лишившись капитана, тот сразу определил для себя сильнейшего противника, которого считал нужным победить. Наиболее удивительным оказалось то, что они оба прикладывали максимум усилий во время этих самых обычных, ничего не решающих матчей. В самый первый раз, тогда, под проливным дождем, Момоширо думал, что выиграет Рёма. Но действительность оказалась несколько иной. Теннис тенсая таил в себе множество неожиданностей и не ограничивался Тремя Ударами.

Но, похоже, Рёма ощущал себя вполне довольным. Несколько поражений… непредсказуемость вызывала желание выиграть у Фуджи по-настоящему. В серьезном матче. Это желание и послужило причиной того, что Фуджи и Рёма очень сблизились, и теперь часто проводили свободное время вместе.

Фуджи и Рёма, уютно устроившиеся подремать под деревом.

Для большинства игроков команды Сейгаку подобная картина была непривычной и удивительной: к Рёме, спящему под деревом на школьном дворе, все давно привыкли, а вот расположившийся рядом Фуджи… Обычно тенсай находился возле Тезуки, наблюдая за очередным матчем. Словно… негласное соглашение между ними. А сейчас – кто знает, что придет Фуджи в голову.

Можно было смело утверждать, что после отъезда Тезуки, оставшиеся в Японии два гения Сейгаку сосредоточились друг на друге. Момоширо невольно задавался вопросом, хорошо ли подобное для команды и как отреагирует Тезука, когда вернется. Рассердится? Все знали – капитан хотел, чтобы Рёма стал опорой Сейгаку, а действия Фуджи, похоже, вполне могли оказаться не такими уж безобидными. Сам же Эчизен решил превзойти их обоих. Хорошо или плохо? Теннис тенсая казался совершенно непредсказуемым, и в большинстве случаев невозможно было определить, играет он серьезно и с полной отдачей или нет. 

Фуджи как никто другой соответствовал выражению про тихий омут. В нем таилась такая глубина, что Момоширо сильно сомневался – действительно ли тенсай уступил в матчах Тезуке, поскольку тот превосходил его, или проиграл специально? В конце концов, капитан обладал непререкаемым авторитетом для остальных, а Фуджи знал его очень давно и безмерно уважал. К тому же, тенсай никогда не стремился победить Тезуку и вполне мог намеренно уступить исключительно по причине отсутствия достаточной мотивации.

Мысль вынудила Момоширо вернуться к сложившейся ситуации – сложной и беспокоящей.

Фуджи и Рёма.

Итак, что происходит на самом деле? Никто не был уверен.

Момоширо снова обернулся и внезапно заметил, что Фуджи уже проснулся, и теперь мягко улыбается, глядя прямо на него. Рёма продолжал дремать, удобно устроив голову на плече тенсая и надвинув кепку на лицо. Они оба казались совершенно умиротворенными, но Момоширо помнил, что речь идет о Фуджи, а, значит, расслабляться не стоит. Возможно, любой другой в подобный момент решил – Фуджи Шьюске выглядит невероятно мило и привлекательно. Даже Сакуно так считала.

Но Момоширо думал несколько иначе.

И, кроме того, разве не с Момоширо Рёма обычно устраивался подремать немного? С каких это пор Фуджи заменил его?

- Все еще наблюдаешь за ними, ня? – понимающий взгляд Кикумару заставил Момоширо вздрогнуть и нарочито равнодушно пожать плечами.

- Просто решил, что они смотрятся…

- …невероятно симпатично вместе, - Кикумару усмехнулся, и в его облике появилось нечто неуловимо кошачье.

- Э…

- Никогда не видел Фуджи таким серьезным, ня.

Заинтересованный взгляд.

- Разве ты не знаешь? – Кикумару потянулся и закинул руки за голову. – Фуджи никогда не играет серьезно. Но с тех пор, как появился Очиби…

Момоширо кивнул.

- Знаю.

И они оба вновь уставились на Фуджи и Рёму.

Тенсай улыбнулся, и Кикумару улыбнулся в ответ.

- Удачи, Момо-чан.

 

***

 

«Фуджи, не отвлекай его».

Это все, что сказал Тезука Фуджи сразу после окончания турнира. Капитан вылечил поврежденное плечо, но играть в теннис врачи ему пока не разрешали. Сказать по правде, тенсай успел соскучиться по Тезуке. В его отсутствие команде словно не хватало чего-то необъяснимого, но крайне важного. И Ойши не мог в полной мере заменить капитана Сейгаку.

Фуджи был заинтригован. Что значит – не отвлекай его? Разве он отвлекает Эчизена? Тенсай предпочитал думать, что скорее помогает, нежели мешает. С их уровнем игры возможность достичь Национального чемпионата уже не казалась несбыточной мечтой.

Но, разумеется, ситуация не являлась идеальной. Зато теперь, с возвращением капитана, игроки практически перестали сомневаться в успехе. А Эчизен снова переключил все внимание на Тезуку – свои возможности в отношении Фуджи он более-менее выяснил, и теперь желал победы над капитаном. Тенсай неожиданно понял, что ревнует. И ощущает себя несчастным. Он так и не смог выяснить, где допустил ошибку.

Фуджи охотно признавал, что его странная привязанность к Эчизену не кажется нормальной. Но ему это невероятным образом нравилось. Кто знает, чем все закончится.

- Фуджи? – тенсай медленно отвернулся от окна, успев спрятать недоумение и растерянность за привычной улыбкой.

- Знаешь, почему я сказал тебе не отвлекать Эчизена?

Улыбка Фуджи не дрогнула.

- О. Думаю, будет лучше, если ты все же объяснишь, Тезука.

- Я хочу, чтобы Эчизен стал опорой Сейгаку. Тем, кем сейчас являюсь я сам. Полагаю, ты это прекрасно знаешь.

О. Тезука. Что еще можно было ожидать от него. Этим он удивительно походил на Эчизена – его всегда волновал исключительно теннис и ничего больше. Временами Фуджи задавался вопросом, не является ли подобный подход к жизни чем-то вроде обоюдоострого лезвия? Жить, дышать, мечтать только о теннисе. И если однажды ты лишишься возможности играть, мечты рассыпятся в пыль, а надежды угаснут – останешься совсем один, слабый и уязвимый. Опасный подход. Именно по этой причине Фуджи старался не сосредотачиваться лишь на теннисе. Бессмысленно так огранивать себя, учитывая, насколько разнообразна жизнь. Любой профессиональный игрок рискует получить серьезную травму. Как Тезука. Фуджи не был уверен, что смог бы продолжать в такой ситуации.

Поэтому он искренне восхищался Тезукой и Эчизеном, их бесконечной верой в теннис.

Казалось, никакая сила в мире не способна отвратить их от игры. Во всяком случае, надолго.

- Ясно, - тенсай весело улыбнулся. – Думаю, это хорошая идея.

- Именно, - Тезука отвернулся от Фуджи и теперь смотрел в окно, внимательно наблюдая за Эчизеном, тренирующим подачу. – Когда я покину Сейгаку, он станет новым капитаном. Ему придется очень много работать.

Тенсай молчал, продолжая улыбаться.

- Фуджи, - снова обратился к нему Тезука. – Не знаю, что ты пытаешься сделать, но не отвлекай Эчизена. Не мешай ему раскрыться полностью.

- Конечно, не буду, Тезука, - Фуджи распахнул глаза. Иногда их синева казалась настолько пронзительной, что становилось тяжело дышать. – Мы же не хотим, чтобы Сейгаку потерпели неудачу, верно? Особенно после всех достижений этого года.

Тезука не произнес в ответ ни слова. Не счел нужным.

- Тезука… - начал тенсай, и, немного помолчав, продолжил. – Как твоя рука?  

- Полностью восстановилась.

- О, - Фуджи сладко улыбнулся. – Может, сыграем еще раз?  

Тезука пристально взглянул на тенсая.

- Нн. Вряд ли я выдержу долгий матч.

- Ясно, - Фуджи вновь посмотрел в окно на тренирующегося Эчизена. - Думаю, мы вполне можем сделать матч достаточно коротким, чтобы не травмировать твою руку.

Тезука задумался на мгновение – и вышел из раздевалки, крепко сжимая ракетку.

- Начнем, пожалуй.

 

***

 

«В жизни Рёмы появился кто-то еще».

Это первое, что пришло в голову Нанджиро, когда его сын вернулся домой в тот день. Совсем другой взгляд. Раньше в глазах Рёмы всегда горел вызов и желание победить очередного противника. А сейчас… в них явственно читалось спокойствие. Почти безмятежность. И когда Рёма попросил сыграть матч, Нанджиро моментально заметил, что стиль игры его сына неуловимо изменился – стал более мягким, и вместе с тем – глубоким. Рёме приходилось максимально использовать свои навыки – он по-прежнему был невысоким и худым, часто оказываясь в невыгодном положении перед более рослыми и сильными оппонентами.

Разумеется, его сын не стал бы совершать такую глупость и бездумно копировать чей-то чужой стиль игры, но на него явно повлияли, так или иначе. Интересно, кто? Нанджиро невольно задавался вопросом, хорошо ли это. И пока он размышлял, Рёма взял первые пятнадцать очков.

- Че. Бака ояджи, - недовольно пробормотал Рёма. – Прекрати дурачиться. Я не собираюсь провести здесь весь вечер.

- А? – фальшиво удивился Нанджиро и понимающе ухмыльнулся. – Почему? Нашел подружку? Собираешься на свидание? Это… девочка из твоей школы? Внучка Рююзаки? Кто бы мог подумать…

- Замолчи, - Рёма раздраженно уставился на своего отца. – Она меня не интересует.

- О, - Нанджиро недоуменно моргнул, на этот раз удивившись по-настоящему.  

- Мы собираемся продолжать?

- О, конечно…

Рёма сыграл потрясающе. Он отбивал даже те удары, которые раньше ему не давались, и Нанджиро почувствовал себя уязвленным. Кто этот человек, так неожиданно появившийся в жизни его сына? Должно быть, он очень хорош, раз сумел так натренировать Рёму. Возможно, скоро получится сыграть против Рёмы и левой рукой. Но время еще не пришло. Неправильно. Не сейчас.

Пожалуй, сначала стоит познакомиться с этим неизвестным.

Но это вовсе не означает, что он спокойно примет присутствие чужого человека в жизни своего сына. Если возникнет хоть какая-то угроза для Рёмы, он этого так не оставит. В конце концов, Рёма – его сын. И Нанджиро хотел, чтобы его сына ничего не отвлекало от достижения поставленной цели. И никто не отвлекал.

Рёма взял еще пятнадцать очков, и Нанджиро привычно ухмыльнулся.

- Ты неплохо играешь сегодня.

Из-за низко надвинутой на глаза кепки невозможно было увидеть выражение лица Рёмы в тот момент.

- Приходится.

Заинтригованный, но не желающий этого показывать Нанджиро лишь пожал плечами.

Пристальный взгляд золотисто-ореховых глаз в ответ. Взгляд, в котором сквозило нечто новое, незнакомое. Жесткое, притягивающее.

- Я встретил очень серьезного противника. Он заставил меня выложиться полностью, но однажды это закончится. Я это закончу. Я выиграю у него. И стану сильнее. Я хочу стать сильнее, чем он.

Нанджиро молчал, внимательно глядя на сына.

Вздыхающий вечерний ветер и Нанджиро стали единственными свидетелями объявления Рёмой негласной войны.

 

***

 

«Фуджи».

Это приводило в бешенство. Он приводил в бешенство. И даже больше. От него исходило ощущение опасности.

Каждый раз думая о нем, Рёма моментально начинал ощущать неконтролируемое раздражение. Фуджи и Тезука. Большинство игроков Сейгаку не сомневались в том, что Тезука сильнее. В конце концов, Фуджи ведь не удавалось победить Тезуку, так? Рёма и сам предпочел бы считать, что капитан сильнее – он слишком напоминал Рёме отца.

Но Момоширо предупредил его заранее.

Заметив, что Рёма и Фуджи очень сблизились за последнее время, Момоширо, выбрав момент, отозвал своего младшего товарища в сторону для серьезного разговора.

- Не вздумай перейти ему дорогу.

Прозвучало это весьма забавно. Момоширо действительно боялся, что Фуджи может оказаться опасным? Разумеется, Рёму раздражала извечная улыбка тенсая – создавалось впечатление, что тот знает какую-то веселую шутку, но не торопится делиться ей с окружающими. Рёма предпочитал верить тому, что видел сам. Конечно, Тезука сильнее. Глупо в этом сомневаться, особенно после многочисленных матчей капитана с Фуджи.

Что касается их последнего матча… Наверно, Тезука просто не успел полностью восстановиться, поэтому проиграл Фуджи. Скорее всего… именно так.

Но это предположение казалось неправильным, неверным.

Тезука ни при каких условиях не стал бы рисковать собственным здоровьем, принимая участие в ничего не значащем тренировочном матче. Особенно когда стало ясно, что ему не победить. К тому же, игра завершилась на удивление быстро – буквально за двадцать минут. Фуджи даже не выглядел уставшим. Другие, вероятно, не обратили на это внимания, но Рёма заметил. Рёма и так давно заметил, что только Тезука и Фуджи не начинают задыхаться и падать на колени после того, как пробегут дополнительные круги.

Тезука казался непобедимым.

А потом это произошло.

После того, как Тезука вернулся в Токио… полностью восстановившись от травмы, он сыграл с Фуджи. И проиграл. Большинство игроков команды Сейгаку случившееся повергло в шок. С другой стороны, основные турниры закончились, необходимость усиленно тренироваться отпала, к тому же, Тезука все равно собирался покинуть команду через несколько месяцев, сразу после окончания Средней школы. Именно об этом думал Рёма в тот момент, когда Фуджи победил Тезуку.

Во всяком случае, ему очень хотелось в это верить.

Он всеми силами стремился выиграть у Фуджи. И сказал о своем желании отцу. Рёма и Фуджи продолжали регулярно участвовать в матчах против друг друга, и постепенно Рёма начал замечать, что все свое свободное время проводит с тенсаем. Как только заканчивались уроки, он моментально отправлялся на корт – дожидаться Фуджи или играть с ним. Даже Хорио в итоге заявил Рёме, что тот, похоже, не в состоянии думать ни о чем, кроме победы над тенсаем.

Но когда-нибудь все заканчивается.

Последний день Фуджи в Средней школе подкрался незаметно. На следующий год, вместе с остальными игроками, он уже будет учиться в Старшей школе. И Рёма лишится регулярных матчей с тенсаем.

«Это ненормально, Рёма».

Кажется, единственная разумная мысль, высказанная Хорио за всю его жизнь. Рёма слишком хорошо знал, что это ненормально. Но не мог остановиться. Такое ощущение, словно специально наносишь себе раны, прекрасно отдавая отчет в том, что они будут болеть, и что останутся шрамы. Он ничего не мог сделать.

- Эчизен?..

Рёма казался непривычно притихшим, когда отвернулся от окна раздевалки. В дверном проеме стоял Фуджи – все еще в школьной форме, с сумкой через плечо и с ракеткой в руке. Раздражающая улыбка – такая обманчиво мягкая и невинная. Но Рёма, конечно, знал иное.

Они обменялись долгими взглядами. Тенсай зашел в раздевалку и закрыл за собой дверь. На кортах еще продолжалась тренировка и до слуха периодически доносились громкие крики остальных игроков. Команду Сейгаку освободили от занятий – поскольку большинство из них являлись третьекурсниками, в выпускной день им разрешили отдыхать. Вечером решено было собраться в «Кавамура-суши» и отметить окончание Средней школы.

- Ты идешь?

Рёма медленно поднял взгляд и пожал плечами.

Фуджи подошел ближе, и Рёма уловил странную неуверенность, исходящую от тенсая.

- Нэ, Эчизен…

Он вопросительно посмотрел в ответ, и в следующее мгновение почувствовал, как Фуджи бережно коснулся ладонью темных прядей. Рёма не знал, что именно означает этот жест, но интересоваться не собирался. Слишком плохое настроение. Мысли о том, что ему предстоят два долгих года в Средней школе без Тезуки и Фуджи, вызывали депрессию.

Рёма нахмурился.

- Хм?

Мягкая улыбка, и Фуджи скользнул ладонью ниже, нежно проведя пальцами по щеке Рёмы, а затем слегка приподнял его за подбородок.

- Давай встречаться.

И Фуджи его поцеловал.



-На главную страницу- -В "Яойные фанфики"-