Весна 2018

Цикл "Времена года"

Автор: E-light
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Summary: все к лучшему (?)
Disclaimer: ничего не имею, все не мое



Гарри стоял возле шторки с улыбающейся контролершей и пытался вспомнить, когда же в последний раз был в кино. Почему-то со своими детьми он сюда не ходил, ни разу.

Упущение. Надо бы сводить… Хоть на какой-нибудь семейный мультфильм. На чем же он был в последний раз?

Пятый курс, тупое зомби-муви. Кровь заливала экран; говорят, лучше всего ее имитирует брусничный сок.  Подростки в зале хрустели поп-корном и громко обсуждали размер груди второстепенной героини. «Я говорю – силикон». «Да пошел ты, глаза разуй! Свои у нее сиськи, спорим на Гиннес?»

Сегодня здесь были студенты, школьники, но больше всего - детных парочек, «папа-мама-я – счастливая семья». Пасха – лучшая пора для стрижки купонов с потребителей-овечек.

Гарри сглотнул тягучую слюну. Отчаянно хотелось курить, но курить он бросил. Вот уже два месяца как… Висящий на стене «интуитивно понятный» знак с перечеркнутой сигаретой вызывал  глухое раздражение. Гарри вытащил зубочистку и сунул ее в рот, зажав между зубами.

Он терпеть не мог ждать.

И ведь знал, что Малфой опоздает; они встречались 15 лет, и он всегда опаздывал… Гарри скользнул по фойе рассеянным взглядом. Зеленоухий седоусый Шрэк, окруженный бесчисленным потомством, радостно скалился с рекламного постера. Семеро разновозрастных отпрысков помогали ему поддерживать гигантскую цифру 7. Семейное счастье, прущее с плаката в полный рост, напоминало о Норе, и Гарри тоскливо уставился на входные двери. Тяжелая белая дверь хлопала, впуская желающих посмотреть Шрэка-7, но тех, кого он ждал, среди них не было.    

После третьего звонка контролерша, старая леди с седыми буклями, в очках с желто-коричневой, «под черепаху», оправой, начала подозрительно поглядывать на Гарри. Гарри заискивающе улыбнулся и помахал билетами.

Женщина мигом подобрела. Клиент – другая категория людей. Перед ним нужно стелиться и пылинки сдувать.

- Проходите, мистер, - зубы у нее оказались слишком белыми и ровными, чтобы быть своими.

Гарри вспомнил родителей Гермионы и дернул щекой, пытаясь сдержать идиотский смех. «Зубы, как у бобра». «Не вижу никакой разницы». Гермиона, Малфой, Снейп – бусины с одних хогвартских четок. Узелки на платке памяти, куда ни сунешься – всюду они.

- Простите… Мне нужно дождаться… ммм… спутников.

- Оставьте билеты здесь, - предложила женщина, - когда они появятся, я их пропущу.

- Нет… нет, не надо.

Гарри поспешно отошел и уставился в огромное окно, обрамленное тяжелыми пыльными красно-зелеными гардинами, надеясь, что женщина от него отстанет. По его подсчетам прошла целая вечность, прежде чем он увидел мелькнувший в толпе белый плащ. Рядом с «плащом» чопорно вышагивал одетый в строгий черный костюм ребенок с комком сладкой ваты в руке.

Сердце Гарри болезненно вздрогнуло и провалилось, кувыркаясь, в желудок.

 

***

Драко открыл дверь и придержал, пропуская сына вперед. Гарри сглотнул, нацепил на лицо фальшивую улыбку, шагнул навстречу Малфоям.

- Привет. Кино уже идет.

Скорпиус поглядел на него исподлобья – точная копия школьного Драко, только глаза не серые, а голубые. Голубой искрящийся лед. Ни грамма дружелюбия. Ноль, абсолютный ноль. Гарри протянул руку.

- Рад познакомиться с тобой.

- Скорпиус Гиперион. Поздоровайся с мистером Поттером, - голос у Драко был обычным: протяжным, тягуче-шелковистым.

Гарри бы много дал, чтобы узнать, дрожат ли у Малфоя сейчас колени.

Скорпиус повернулся к отцу – рука Гарри сиротливо повисла в воздухе – и сказал громко, пронзительно, на все фойе:

- Я думал, мы будем одни.

- Скорпиус, - голос Драко похолодел на пару градусов.

- Все нормально, - торопливо сказал Гарри. – Пойдемте в зал, кино давно идет.

Скорпиус поглядел на дверь, словно решая, не лучше ли ему уйти.

- Не позорь меня перед всеми, - Драко сменил тактику, перейдя от повелительных интонаций к жалобным. – Ты же примерный сын, я могу тобой гордиться?

Аргумент про фамильную гордость, похоже, действовал на всех Малфоев одинаково.

 

***

Гарри так и не понял, о чем был мультфильм. На его вкус Шрэк-7 целиком был слеплен из сортирных шуток и гэгов: взрослые сидели молча, дети радостно гоготали. Скорпиус не отставал от прочих – смеялся заливисто, болтал ногами, уронил на пол вату, запачкав черные брюки, и вообще вел себя не так, как должны вести настоящие чистопородные маги. Гарри искоса следил за обоими Малфоями, главным образом за старшим, но Драко весь сеанс провел, уставившись на экран. Гарри отчаянно хотелось положить руку ему на колено.

Сжать, шепнуть на ухо: «Кажется, ничего не выйдет», ощутить горячую руку поверх своей руки… Тяжелую, ласковую, вдавливающую ладонь Гарри в скользкую ткань дорогих брюк.

Гарри откинулся в кресле и вытащил из кармана еще одну зубочистку. Может быть, после кино, в кафе у них что-нибудь получится.

 

Его худшие ожидания оправдались. За столиком Скорпиус усердно смотрел в окно, всем видом демонстрируя, как ему тут скучно и неприятно.

- Ну и как мультик? – спросил Гарри, ломая в пальцах третью зубочистку.

- Отличный! – оживленно отозвался Драко. – Какие милые зверушки эти крокодилы! Что думаешь, Скорпи?

Скорпиус выразительно закатил глаза. От отца он унаследовал не только внешность, но и мимику. И, похоже, характер. Гарри вздохнул. Бесполезно. Бес-по-лез-но! А ведь он говорил. Он, мать его, предупреждал.

- Дурацкий. Что магглы могут сделать хорошего?

Гарри выдернул из салфетницы дешевую белую салфетку и начал аккуратно складывать ее, с силой проводя пальцами по сгибам.

- Гм. – Драко облегченно взял меню у подошедшей к столику хорошенькой официантки. – Симпатичных зеленых великанов? Я, правда, долго разбирался, кто из них кем друг другу приходится. Но к концу почти разобрался. Что будем заказывать?

- Ничего, - отчеканил Скорпиус. – Я не хочу есть. Я хочу… домой.

- Гм, Гарри, а ты?

Гарри пожал плечами.

- Возьми то же, что и себе.

Долго этот спектакль не продлится. Сейчас они перекусят, распрощаются, и Драко доставит нахохлившегося, как воробей перед дракой, сына в Малфой Мэнор. Веявшими от Скорпиуса враждебностью и отчужденностью запросто можно было уморить десяток  вейл.

Ну, Гарри ведь говорил? А его дети как бы себя вели? Хуже. Точно, хуже. Джеймс бы, наверное, плюнул на Малфоя, и не в переносном смысле слова - в самом прямом. У него сейчас как раз переходный возраст.

- Ваши напитки, - официантка поставила перед ними три высоких стеклянных стакана с полосатыми соломинками.

- Я не буду, - с вызовом сказал Скорпиус.

- Не настаиваю, - Драко пожал плечами. – Дело твое.

Молочный коктейль оказался слишком густым и холодным. Гарри поболтал соломинкой, уставившись в стакан, и вздрогнул, почувствовав под столом ощутимый пинок. Драко смотрел напряженно, отчаянно сигнализируя Гарри глазами.

Вздохнув, аврор посмотрел на Скорпиуса.

- Ты собираешься в следующем году играть в квиддич?

- Нет. Не собираюсь.

- Я же купил тебе гоночную метлу, - вмешался Драко.

- Ну и что!

- А… ты болеешь за какую-нибудь команду?

- Нет. Квиддич – игра для идиотов. Мой дедушка так говорит.

- М-да, - промычал Гарри, не найдясь с ответом.

- Скорпи! Ты что? У тебя же вся комната до потолка Соколами увешана!

Лучше бы Драко молчал.

- Не увешана!!! – Скорпиус стукнул кулаком по столу. - Я не хочу играть в квиддич! Это для тупых, как Джейми Поттер!

Стакан перед Скорпиусом подпрыгнул и взорвался, заляпав все густой белой жидкостью. Из ребра ладони у сына Драко торчала пара осколков. Гарри медленно поднес руку к горящей щеке и нащупал кусочек стекла. Ну и выплеск.

Неконтролируемая магия, чтоб ее… разорвало и подбросило.

Господи, как еще не в глаз! Слава Мерлину, не в глаз!!!

В следующую секунду мир «поплыл» - странный эффект запоздалого шока, и время понеслось вскачь.

- Ты… - прошипел Драко. – Ты?!!!!!

- Это не я! – выкрикнул Гарри. – Не я!

Драко повел глазами на сына, схватил его, прижал к себе.

- Зачисти тут! – и исчез.

Официантка хлопала подведенными глазами, поднос из ее рук с грохотом соскользнул на пол, посетители, повернувшиеся на звук лопнувшего стекла, ошарашено смотрели на пустое место…

Все. Завтра будет «ковер» у Кингсли. Доигрались. Зарвались.

Чего ради было таскать юного волшебника по магглам?

Гарри сглотнул пересохшим горлом, встал и вытащил палочку.

- Confundus. Confundus. Confundus…

 

***

На этот раз ему удалось избежать шума. Он не умел красиво «выходить» из точки бифуркации: обычно его выносило и шарахало об пол, но сегодня ему повезло. Удачно погасил «толчок», а мягкие ковры эффективно поглотили звуки. За такое на зачете по телепортации с использованием подсобных предметов поставили бы «сверх ожиданий».

Гарри повернул перстень-портключ на пальце: серебро, гравировка с атакующим соколом с хищно растопыренными когтями – знак рода Малфоев. На кухне кто-то тихо бубнил.

Гарри подошел к двери и прислушался. Неужели Драко не помчался к колдомедикам или хотя бы в Малфой Мэнор, к своей сухопарой безжизненной Астории и заботливым домовикам? Гарри тихо вернулся к комоду, бесшумно вытащил из верхнего ящика подслуши.

Голоса приблизились, став четкими и ясными.

- … чего глупости городишь? – говорил Драко. – Как я могу тебя ненавидеть? Ты же мой самый лучший. Самый главный. Зачем ты себя поранил, а?

- Я не специально. Пап, а почему ты тогда от нас ушел? Почему ты не с мамой? Чем этот… лучше? Зачем ты его сегодня привел? – в голосе Скорпиуса звенели сдерживаемые слезы.

- Ну как тебе объяснить… Ты сейчас не поймешь, - глубокий раздумчивый голос Драко.

- Я не маленький! Папа! Ты объясни! Меня в школе задразнили: твой папа с Гарри Поттером живет, твой папа с Гарри Поттером… Зачем? Ты нас бросил, променял…

- Не нужно, Скорпи. Я не менял тебя ни на кого. Ты у меня единственный. И Гарри – единственный. Я тебя люблю, и его люблю… Вы у меня как две руки… Или как руки и ноги, отними что-то – и я инвалид. Ты не думай, я всегда буду с тобой… Рядом. Любить. Беречь. Защищать… Гарри тут не помеха.

- Папа, пожалуйста, вернись домой… Пожалуйста, папа, вернись к нам… Мы скучаем по тебе. Я хочу, чтоб ты с нами жил.

Гарри неосознанно потер перстень. У него дома так же просил Эл. Джейми демонстративно не замечал, объявив бойкот; Лили сочувственно гладила пальчиками по плечам. Сейчас Скорпиус расплачется. Черт, надо отсюда валить. Пересидеть где-нибудь в пабе и вернуться домой поздно вечером.

- Папа, пожалуйста, вернись.

- Скорпи… Ну перестань. Я не могу, когда ты так. Ты же мужчина, веди себя соответственно. Ну что ты хочешь? Чтобы я твою маму ненавидел? Я не смогу с ней жить, Скорпи. Я уже пробовал. Хватит, Скорпиус, не ной! Приезжай к нам лучше на лето. Тесно, конечно, зато будешь делать, что хочешь. Я тебя буду в кино водить…

- Ты не вернешься?

- Ох. Ну как тебе объяснить? Вот, смотри. Чувствуешь, как бьется сердце? Если оно перестанет биться, я умру. Без Гарри я, как с выключенным сердцем. Я бы не ушел, если бы смог жить без него. Но ты для меня важнее всех… Скорпи, ты как решишь? Хочешь, чтоб я вернулся домой? Я там протяну лет 10-15. Злой и несчастный. Тут, с Гарри, я буду жить долго и счастливо. Лет до ста, наверное. Что скажешь? Хочешь, чтобы я умер в 50? Только скажи.

Гарри затаил дыхание. Сердце стиснуло, как в тисках: что, если Скорпиус скажет «да»? Что тогда? Все? Конец?

Совсем конец???!!!

Подслуши транслировали только шмыганье носом.

Заболела голова – чуть левее макушки, будто в нее загнали тупой нож и пару раз провернули.

- Не знаю, - нерешительно сказал Скорпиус. – Не хочу, чтобы ты умирал.

Драко долго облегченно выдохнул.

- Вот видишь… Спасибо, сынок. Иди сюда.

Гарри свернул подслуши, вытащил из комода старый снитч, взмахнул палочкой, и та сымитировала натуралистичный «хлопок».

Стараясь ступать громко, он прошел на кухню.

Малфои сидели за столом, настороженно глядя на явившегося Поттера. Ладонь у Скорпиуса была чистой, бледно-розовой – порезы, похоже, зажили бесследно. У локтя Драко лежал платок со следами крови

- У нас чай есть? – преувеличенно бодро спросил Гарри.

- Только в пакетиках, - Драко улыбнулся непослушными губами.

- Давай в пакетиках, - согласился Гарри. – Скорпиус. Хочешь снитч? Это мой первый пойманный, его еще Альбус Дамблдор подарил. Сертификата нет, но… клянусь честью гриффиндорца.

Гарри положил снитч перед Скорпиусом.

- Мне предлагали продать его на благотворительные цели. Выручка пошла бы в фонд магов-сирот. Но память, она же не продается. Ею только делиться можно… и то не всегда. Если возьмешь, береги его, ладно? Я его даже Джейми не давал.

Снитч, почуяв свободу, взлетел, но цепкая рука перехватила его на подъеме.

Скорпиус глядел на Гарри блестящими, чуть припухшими от недавних слез глазами.

- Помоешь руки, - подал голос Драко, - Поттер поймал его ртом, он заразный!

Скорпиус ухмыльнулся и спрятал подаренный снитч в карман.

- Обязательно покажу Джейми Поттеру. На следующий год я стану ловцом, вот тогда Поттер взвоет!

- Поттеры еще покажут, на что способны, нас голыми руками не возьмешь, - Гарри повернулся к Драко. – Поттеры всегда впереди, верно, Малфой?

- Дементора с полтора, - ответил Драко. – Мой Скорпи побьет всех Поттеров и Уизли одним мизинцем, правда, Скорпи?!

Восхищенный вопль Скорпиуса был ему ответом.

- У Малфоев всегда было чрезмерно развитое воображение, - кисло заметил Гарри.

 

***

Скорпиус активировал портключ и отправился домой – напившись чаю, наевшись пирожных, обсудив всех игроков Высшей Лиги до нижнего белья и выяснив неизвестные широкой общественности обстоятельства гибели Волдеморта («А правда, что вы долбили мертвяка Авадой, а он девять раз оживал?»).

 - Ну, - сказал Драко, поворачиваясь к любовнику. – Эксперимент можно считать удачным? Что у тебя с лицом? Давай вылечу.

Гарри не ответил. Он повернулся и пошел в свой «кабинет», убогую комнатушку, где помещались только стол, два стула и этажерка с бумагами. В самой глубине ящика стола он нашарил заныканную давным-давно пачку. Зажигалка лежала там же.

Гарри открыл окно и лег животом на широкий подоконник. На улице вовсю торжествовала весна, голуби ворковали у луж, и на лицах идущих по тротуару людей гостили широкие неземные улыбки. Несколько прохожих несли пучки веток, унизанных продолговатыми серебристыми почками. Верба.
Уговорить, что ли, Малфоя покатать вечером яйца? Можно даже ночью, чтоб никто не видел.

Гарри затянулся, вдохнул с удовольствием дым. Серые колечки медленно таяли в чистом прозрачном воздухе.

- Опять закурил! – Драко появился за спиной, как чертик из табакерки. – Мы же договаривались!

Он вырвал из пальцев Гарри тонкую белую палочку, азартно сломал и отправил обломки вниз. Проследив за тем, куда смотрит Гарри, он выхватил бело-голубую пачку из-под гарриного носа и запустил в свободный полет.

Расправившись с запрещенными предметами, он удовлетворенно хмыкнул, молодецки уперев руки в бедра.

Как будто бы Гарри не сможет купить все это в киоске за углом.

Вздохнув, аврор сел на подоконник.

- Видишь, как все сложно. А у меня их трое. И у двух старших нрав почище, чем у твоего. 

- Все уладится, - сказал с напускной беззаботностью Драко. – Хочешь, докажу?

Не дожидаясь ответа, он скользнул вниз. Гибкий, как змея. Черт, уже под сороковник, а все равно гибкий… Тут мысли Гарри сбились с колеи, он застонал, оказавшись ниже пояса голым – Драко прекрасно знал раздевающие заклинания, а еще он великолепно знал, что делать с голым (ну, или полуголым) Гарри – влажный язык дразнил горячую кожу ТАМ, губы охватили плотным кольцом, ловкие пальцы сжали мошонку…

- Ты… - стонал Гарри, - ты. Красивый… Лучший… Самый… самый. Хороший мой… даа…

В эти мгновения он точно знал, почему сидит здесь, в убогой каморке на холодном подоконнике.

И почему никогда не вернется на Гриммаулд-Плейс, в двухэтажный дом с двумя каминами и улучшенной после ремонта планировкой.

Глаза Драко искрились. Он бесстыже облизнул губы и предупредил:

- В ближайшие десять дней на отсос можешь не рассчитывать. Я, знаешь ли, не люблю глотать никотин.

- Тогда, будь так добр, перестань есть свой камамбер. Я глотать потом эту плесень не могу, - парировал Гарри.

- В чем дело? Я прививаю тебе хороший вкус.

Драко уперся руками по обе стороны бедер Гарри. Он наклонился к Поттеру, глядя ему в лицо сияющими глазами.

- Ты дашь мне на подоконнике? У всей улицы на виду?

- Иди ты! Иди… в постель. В спальню. Я сейчас подойду.

- Не любишь посвящать людей в подробности своих чувств?

Гарри рассмеялся.

- Боюсь, зрелища наших «подробностей» они не переживут. Иди в постель, хорошо? Раздевайся, ложись и жди меня. Можешь с закрытыми глазами.

- Ты приготовил мне сюрприз? – спросил Драко, облизнувшись.

- Ты еще ждешь сюрпризов? После пятнадцати лет?

- Удиви меня, Поттер.

Гарри с силой толкнул Драко в грудь, заставив его отступить, соскользнул с подоконника и рухнул на колени.

- Драко Малфой, берешь ли ты меня, Гарри Джеймса Поттера, в мужья, и клянешься ли любить меня вечно?

Он смотрел на Драко снизу вверх, обхватив руками узкие бедра.

- Придурок, - Драко прикусил губу, сдерживая смех. - Двоеженство запрещено законом. Встань.

Он величественно протянул Гарри руку.

- Разрешаю любить меня вечно. Кстати, как там твоя «любилка»? Готова к вечной… ммм… любви?

- Дай ей пять минут, - Гарри встал, мимолетно глянув на вялую плоть. – Мне уже не двадцать четыре.

Драко демонстративно взглянул на часы.

- Время пошло. Пять минут, Поттер, или я найду другого любильщика.

Он ушел в спальню, посмеиваясь, ероша перенятым у любовника жестом короткие колючие волосы, а Гарри выглянул в окно. На мокром асфальте белела смятая сигаретная пачка.

Слава Мерлину, не в луже.

Гарри использовал акцио и уселся на подоконнике. Сидеть и курить так было прекрасно.

И самым прекрасным было то, что Драко ждал его в спальне, на их собственной кровати, на которой не спал никто, кроме них; что им не надо было урывать драгоценные редкие минуты, чтобы побыть вдвоем, и что он мог спокойно сидеть и курить.

Зная, что его ждут.

 


Конец


-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-