Per Solum Lacuna: By Words Alone

Глава 16. Никогда больше не будет так, как прежде


- Почему? - хрипло выдохнул Гарри.
Драко надолго задумался над этим вопросом. "А, действительно, почему?" Он потерялся в собственных мыслях, вновь переживая события прошлого вечера, поэтому не замечал, что Гарри все больше и больше нервничает, пока снова не посмотрел на него. Драко резко выдохнул, увидев боль в зеленых глазах - ставших такими знакомыми в его еженощных снах. "Почему он так расстроился? Это была просто взаимная мастурбация, хотя и чертовски хорошая. Кто бы мог подумать, что Гарри будет так…хорош в этих делах". Но, несмотря на такие мысли, он нисколько не гордился своим поведением прошлой ночью и понимал, что с Гарри следует поскорее объясниться, чтобы все это не разрушило их такую еще хрупкую дружбу.
Гарри был бледен, на его лице явственно проступал шок. - Ты что-то отвратительно выглядишь, Гарри. Ты не получил отрезвляющее зелье, что я послал тебе? - Его совершенно искреннее участие было меньшим, чем он мог попытаться компенсировать свои ночные поступки.
Гарри нахмурился. Было видно, что он просто опешил от таких слов. - Так это ты мне его прислал? - спросил он. Драко кивнул, глядя, как боль и недоверие появляются на лице Гарри. Он выглядел каким-то потерянным и сбитым с толку.
- Слушай, Гарри, я понимаю, что ты предпочел бы забыть обо всем, что произошло вчера. Мне нечем оправдать свое поведение. Я, вообще-то, хотел вчера извиниться перед тобой, но… - Драко не удержался и прошелся взглядом по телу Гарри с головы до ног, чувствуя, что его глаза неуклонно возвращаются к рукам. Тем самым рукам, прикосновения которых он все еще помнило его тело. Он усилием воли вышел из транса, обнаружив, что Гарри застукал его. - Ты представлял собой весьма соблазнительную картину, но я, должен признаться, вовсе не горжусь тем, что сделал…или сказал. Бог свидетель, я всю ночь проворочался и прометался. Хотя, пожалуй, только ворочался - с метаниями вчера было покончено, так ведь?
- Что… - Гарри ничего не понимал, пытаясь сложить вместе этот разговор о событиях прошлой ночи со своим недавним открытием, что Люк и Драко оказались одним и тем же человеком.
Драко показалось, что Гарри его вообще не слушает. Чем больше Драко говорил, тем безнадежней было выражение его лица. Он заметил, как Гарри пристально смотрит на дневник в его руках, и внезапно почувствовал приступ собственничества. Он не желал делиться Флэшем с Гарри. Только Мерлину известно, что Гарри мог подумать - или сказать, если узнает, чем занимается Драко.
Внезапно, Драко решил, что сейчас очень удачное время, чтобы, наконец-то, извиниться, потому что еще дольше ждать он не мог. Слова слетели с его губ прежде, чем он успел передумать. - Послушай, извини меня, Гарри. - Он не смог бы объяснить, почему, но ему показалось, что извинения сейчас вполне уместны - возможно, их близость прошлой ночью немного облегчила ему задачу. В конце концов, ему очень немногое удалось утаить от Гарри.
- Ты извиняешься? - саркастично усмехнулся Гарри. - Ты извиняешься? Ты что, за дурака меня держишь, Малфой? - скептически поинтересовался он.
Драко немного опешил, получив такой отпор от Гарри. - Кто бы говорил, - рявкнул он в ответ. Драко отметил про себя, что к нему снова обращаются по фамилии. Почему Гарри решил разыгрывать из себя жертву? Глубоко вздохнув, он решил объясниться, пока его попытка принести извинения не вылилась в очередную стычку между ними.
- Я совершенно не в восторге от некоторых…ну, от большей части того, что говорил тебе прошлой ночью, - откровенно признался Драко, - но мне остается винить в этом только алкоголь. Но и ты сам был совсем не против моих действий, Гарри, поэтому не прикидывайся сейчас невинной жертвой. Вообще-то, прошлой ночью я пытался сказать тебе кое-что, но, боюсь, ты меня не услышал.
- Что? - недоверие отразилось на лице Гарри. Возможно, это отрезвляющее зелье, наконец-то, подействовало, потому что теперь он казался почти вменяемым.
Драко заметил, что его пальцы принялись медленно вычерчивать узоры на скатерти, и понял, что вот-вот снова сорвется. - Я весь вчерашний вечер собирался это сказать, поэтому и пытался застать тебя одного. - Он набрал в легкие побольше воздуха и продолжил, - В последние несколько недель я понял, что, возможно, ошибался на твой счет, когда мы были детьми. Я убедился, что ты вовсе не хвастун, каким считал тебя раньше, поэтому я пытаюсь сказать, что прошу прощения за свое ошибочное мнение о тебе. Я…я больше не испытываю к тебе ненависти, Гарри.
Гарри продолжал молчать, и Драко никак не мог понять, как тот воспринял его слова. Но он решил продолжить прежде, чем Гарри его остановит. - Было куда проще ненавидеть тебя все эти годы, чем признаться, что я сам был неправ. Я понимаю это теперь. Малфои ненавидят признаваться в своих ошибках. - Драко криво усмехнулся, представив, в какой ужас пришел бы отец от его признания.
Он терпеливо ждал ответа Гарри. Любая его реакция была бы лучше, чем повисшая между ними тишина. Гарри слегка склонил голову, выслушав объяснения Драко, но в его глазах не было и намека на понимание. Драко так ничего и не дождался, кроме этого мимолетного жеста и каких-то не слишком разборчиво произнесенных слов:
- У тебя был выбор между правильным путем и простым. - Драко решил, что Гарри сказал именно эти слова. Он молча кивнул, соглашаясь с этим утверждением.
- Гарри, ты хорошо себя чувствуешь? Может, тебе нужно еще зелья? - Драко осторожно отодвинул чернильницу с пером, на случай, если Гарри вдруг захочется смести что-нибудь со стола. Он серьезно разволновался, потому что с Гарри определенно было что-то не в порядке.
- Ты извиняешься передо мной? - прошептал Гарри, внимательно вглядываясь в лицо Драко. Тот никак не ожидал, что Гарри будет настолько поражен самим фактом принесения извинений и не будет никак на них отвечать. Драко все еще боялся, что Гарри начнет упрекать его во лжи.
Конечно, он нисколько не удивится, если Гарри снова его возненавидит. У него были на то все причины, после его отвратительного вчерашнего поведения. Он наблюдал, как недоверие Гарри превратилось в удивление.
Вместо того, чтобы выдать горькую тираду, Гарри снова посмотрел на дневник. Драко вдруг пришла в голову неожиданная мысль, что Гарри может видеть его тело сквозь дневник и мантию. Он смутился от такой идеи.
Тишина становилась все неуютнее, пока он ждал, что скажет Гарри. Теперь дело было только за ним - примет он извинения или нет. Мысли Драко вдруг обратились совсем к другой теме: Гарри выглядел сейчас так, словно он только что выбрался из постели. Он знал совершенно точно, что тот, как минимум, переоделся. Приходилось признать, что, как бы сильно он ни старался не думать о событиях предыдущей ночи, ничего у него не выходило. Его взгляд опустился ниже и задержался в паху Гарри.
Усилием воли, выдернув себя из воображаемого мира, Драко поднял глаза к лицу Гарри и увидел, что тот очень смущен.

~~oo0oo~~

"Мерлин, да он же не знает! Он говорит только о прошлой ночи!" Продираясь сквозь туман растерянности, Гарри все-таки смог осознать, что пытался сказать Драко. Это было не слишком удачно составленное извинение, а не признание в том, что его водили за нос на протяжении последних месяцев. "Я в нем ошибся?"
"Мерлин, это Люк! Я переписывался с Драко в течение всех этих месяцев. Может ли такое быть, что он совсем ни о чем не подозревает?" Он ожидал злорадства, насмешек - да чего угодно, но только не совершенной невинности. "Может быть, он все еще играет со мной?" Какое-то мгновение ему хотелось все рассказать - признаться Драко, что он и есть Флэш. Но, когда он уже открыл рот, чувство самосохранения взяло верх, и Гарри остановился. Чем в сложившейся ситуации поможет его признание Драко, что он Флэш? Чего он этим добьется? Наконец, восстановилась связь между его ушами и серым веществом в голове, и он понял, за что именно Драко извиняется. Это напрочь отбило у него охоту в чем-либо признаваться.
- Ты извиняешься передо мной? - тихо прошептал Гарри, не в состоянии составить более сложное предложение. "Но, если он - Люк, тогда я, должно быть, мистер "Жгучая Ненависть"! Мерлин, он пытался извиниться передо мной на протяжении нескольких недель - и я сам поощрял его!" Гарри пребывал в замешательстве от всего происходящего - он сомневался, что сможет нормально воспринять свое недавнее открытие, что Драко оказался Люком. Но небольшая часть его мозга, незамутненная алкоголем и зельем, была просто счастлива, что Драко вовсе не притворялся Люком: он, видимо, ни о чем не подозревал, так же, как и сам Гарри до недавнего времени.
Как бы это ни было странно, но получалось, что личность Люка все еще оставалась реальной, хотя Гарри и мучили сомнения на этот счет. "А, может быть, это хитроумный слизеринский план моего полного унижения? Разве я могу быть абсолютно уверен, что это не так? Стоит ли сказать ему? Осмелюсь ли я показать ему свой дневник?"
- Послушай, - Драко прервал неуютную тишину, подавшись вперед, чтобы можно было говорить тихо. - Я не знаю, ждешь ли ты от меня извинений или упреков за события прошлой ночи, но…ну, мы оба тогда перебрали - слишком перебрали. Надеюсь, мы оба сможем согласиться с версией, что вчера, будучи здоровыми мужчинами, мы просто нашли обоюдно приятный способ немного выпустить пар. - Казалось, Драко шел напрямик и был честен (на его взгляд, даже слишком), продолжив, - Несмотря на вчерашнее происшествие, я должен перед тобой извиниться за свое неверное представление о тебе - я уже давно обещал сам себе, что обязательно извинюсь.
Значит, он извиняется не за то, что разыгрывал из себя Люка, и не за вчерашний вечер - не за самый лучший трах у стены, настолько жаркий, что хотелось повторить его снова. "Малфой сказал это? Мерлин!" Голос, наконец, вернулся к Гарри, и он смог выдавить ответ, - Я понимаю. Прошлая ночь была… - "Грандиозна, великолепна, слишком быстро закончилась…" Гарри решительно прервал поток своих беспорядочных мыслей, ведь ему еще предстояло закончить начатую фразу. - Твои заблуждения вполне понятны, ведь мы тогда были еще детьми. Я тоже тебя совсем не знал.
Он ощущал в себе какую-то раздвоенность: будто он наблюдал за собой, разговаривающим с Драко, со стороны, и эта вторая его часть паниковала из-за сделанного открытия. Внезапно он понял всю глубину значимости собственных последних слов, которой он раньше и не представлял. - Я вообще тебя не знал. - Пробормотал он, не понимая, что произносит это вслух. Его мысли вызвали воспоминания о том дне, когда Артур Уизли был назначен Министром Магии, о вспышках зелени, преследовавших его, о снах о Хогвардском квиддичном поле и попытках поймать фальшивые снитчи и о том единственном золотом, упавшим в его руки. Запах одеколона Драко проник в подсознание Гарри и заставил осознать многие вещи намного быстрее, чем он смог бы, пытаясь прийти к этим выводам логически.
Все это оказалось для него уже слишком, и Гарри быстро поднялся. - Мне нужно идти, - бросил он в сторону Драко. Он ринулся к двери, не увидев озабоченного взгляда Драко и даже не заметив, что врезался в Ремуса, когда вылетал из магазина.
- Гарри? ГАРРИ! - прокричал Ремус из дверей, но Гарри уже умчался, не услышав его.

~~oo0oo~~

Ремус не понял, куда спешит Гарри, вылетевший из дверей так, словно за ним гнался сам дьявол. Случилось что-то, связанное с Нео Пожирателями? Но, посмотрев на посетителей, спокойно продолжавших наслаждаться ланчем, он засомневался, что проблема могла быть в этом. И тогда он заметил знакомую копну светлых волос, и понял, что Драко тоже смотрит вслед Гарри с озабоченным видом.
Драко тоже увидел вошедшего оборотня и кивнул ему, приветствуя. Ремус, проходя по залу, увидел свободный столик у окна. Какая-то причина побудила Гарри так поспешно умчаться отсюда, что он даже позабыл свой рюкзак. Подойдя к столику, чтобы забрать забытые вещи, Ремус увидел его раскрытый дневник, соколиное перо, упавшее на пол, и знакомую чернильницу с красными чернилами, чудом удерживающуюся на самом краю столика.
Ремус нахмурился. Как мог Гарри забыть эти вещи? Он еще сильнее заволновался. Как он мог забыть дневник? Ремус всегда очень тщательно следил за этой вещью. Он быстро сложил пожитки Гарри и уже собирался закрыть дневник, когда его взгляд упал на строки вверху страницы, написанные знакомым почерком Гарри.
Ты хочешь сказать, что прошлой ночью по-пьянке занимался в туалете сексом с кем-то, кого не выносишь?
От удивления глаза у него чуть не вылезли из орбит, и он, не желая того, быстро прочел остальное. Чувство вины затопило его, но прикосновение к знакомой, уже почти забытой магии, заставило его понять, что он не в состоянии разумно оценивать сейчас свои действия. Он прочитал до конца откровенный рассказ Драко, и начал понимать причины бегства Гарри. Тот, наконец-то, понял, что все это время разговаривал с Драко? Он оглянулся на блондина. Ему стало любопытно, знает ли теперь и Драко об этом тоже.
Был только один способ все выяснить. Блондин сидел за столиком в углу зала, смотрел в свой открытый дневник и явно чего-то ждал. Он определенно не был настолько же поражен, как Гарри.
"Гарри знает! Но Драко, кажется, и понятия ни о чем не имеет. Мерлин, как бы мне хотелось присутствовать на вчерашней вечеринке и увидеть, что привело их к такому повороту событий. Они занимались сексом?" Все эти мысли крутились в его голове, пока он разговаривал с Драко.
- Кажется, Гарри ужасно торопился, - сказал Ремус, указывая на дверь, и сел напротив Драко. Стул все еще был теплым, и Ремус почувствовал в воздухе запах замешательства и боли.
Драко виновато опустил глаза и побледнел, хотя волнение от разговора с Гарри так и осталось на его лице. - Драко? - нахмурился Ремус. - Что ты сделал?
Вместо того, чтобы с негодованием отмести обвинения Ремуса, Драко надолго задумался, а потом глубоко вздохнул. - Давай просто скажем, что я, должно быть, чересчур долго ждал, Ремус, и мои слова слишком запоздали.
Ремус понимающе кивнул. - Ты перед ним извинился?
- Угу, но он не очень-то хорошо воспринял мои извинения. Принимая во внимание, конечно, что были и еще кое-какие смягчающие обстоятельства. - Драко хватило совести покраснеть от смущения. Прочитав об этих "обстоятельствах" только что в дневнике Гарри, Ремус уже имел некоторое представление о том, что произошло в конце вечеринки, но он не собирался останавливать объяснения Драко.
Драко сомневался, стоит ли ему говорить о чем-то Ремусу, но вспомнил, что тот сам предлагал ему при необходимости "поплакаться в его жилетку".
- Драко, ты можешь мне довериться, ты же знаешь. Я тебя не укушу. Ну, по крайней мере, не сегодня утром. - Ремус пересел на другой стул, предложенный ему Драко.
- Как у тебя прошла сегодняшняя ночь, Ремус? - Драко нашел способ уйти от разговора на неприятную тему.
Ремус с легкостью отмахнулся. - Приятно, без особых приключений, благодаря тебе, но я расскажу об этом подробно завтра, - непреклонно прервал он поток вопросов Драко. Казалось, как только речь заходила об Аконитовом зелье, его просто невозможно было остановить. А Ремус хотел поговорить о другом - кое о чем особенном.
Он решительно вернулся к прерванному разговору. - Ты говорил о каких-то смягчающих обстоятельствах в отношениях с Гарри? - Ремус старался изобразить искренний интерес, несмотря на то, что все уже знал заранее.
Драко покраснел, он явно отчаянно сомневался, стоит ли ему вообще что-то рассказывать. - Я сам не очень-то уверен, Ремус. - Он провел рукой по волосам. - События немного вышли из-под контроля. Я сам до сих пор все еще пытаюсь свыкнуться с произошедшим. - Парень окончательно смутился, Ремус понимающе кивнул и перестал его расспрашивать. "Но ты признался во всем своему анонимному другу, не так ли?"- подумал Ремус. "О, Драко, нет ничего удивительного, что Гарри выскочил отсюда как ошпаренный. Ему нужно не только попытаться смириться с тем, что вы оба выкинули вчера, но пережить открытие, что он все это время переписывался с тобой. Мне нужно поскорее найти его!"
- Звучит так, словно я пропустил весьма экзотическую вечеринку, - предложил Ремус вежливую трактовку ситуации.
Брови Драко приподнялись, он невольно ослабил ворот рубашки и сглотнул. - Ты и представить себе не можешь, насколько, - пробормотал он. - Но в защиту Гарри могу сказать, что он пытался выпить весь абсент до последней капли. Ну, и я, признаться, не отставал от него, с огневиски.
Ремуса это очень удивило. Насколько ему было известно, Гарри редко пил такие экзотические напитки. - Тогда, надеюсь, он наложил на себя отрезвляющие чары.
- Я попросил Добби передать ему с утра мое отрезвляющее зелье. Это было самое меньшее, что я мог сделать после прошлой ночи…- Ремус видел, как Драко мучительно пытается определиться в своих чувствах к Гарри. Он же извинился, если это о чем-то говорит. Он, по крайней мере, искренне пытался помочь, несмотря на то, что их близость произошла слишком быстро.
Ремус следил за жестами Драко, потягивая кофе и убеждаясь, что тот понятия не имел, кто был Флэш на самом деле. Внимание Драко постоянно отвлекалось на дневник, лежащий рядом, и Ремус решил сменить тему, - Итак, я вижу, что ты недавно болтал со своим другом? Как он?
Драко снова взглянул на дневник, и Ремус вспомнил то чувство, которое сейчас появилось на лице Драко. Взгляд, полный надежды на чувства, который появлялся у него самого, когда он думал о Сириусе. - О, похоже, у него все в порядке. Мы разговаривали, когда Гарри перебил нас. Я попытался возобновить разговор, но он не отвечает. - Драко положил руку на дневник, надеясь в душе, что когда он откроет его, то обнаружит там успокаивающие слова Флэша.
В этот момент Ремус абсолютно убедился, что Драко не знает, с кем именно он переписывается. Он даже понял еще одну причину столь быстрого ухода Гарри. Теперь ему как можно скорее нужно найти его и поговорить о сложившейся ситуации. Если он действительно так хорошо знает Гарри, как надеется на то, тот постарается скрывать свои чувства, пока не взорвется, а Ремусу очень не хотелось, чтобы это случилось.
Он еще немного поболтал с Драко, стараясь побыстрее допить свое кофе. Заметив всезнающий взгляд, брошенный Эммалин в их сторону, он извинился перед Драко и отправился поговорить с ней.
- Ремус, ты уже уходишь? Так скоро? - недовольно спросила она. - Ты выпил всего лишь одну чашку кофе. Может быть, мне удастся уговорить тебя попробовать мои яблочно-миндальные пирожные, хмм?
- Прости, Эммалин, но я не могу сейчас остаться. Один из моих друзей недавно кое-что узнал. Что-то, о чем ему просто необходимо поговорить - с близким другом.
- Но он, мне кажется, может о чем угодно поговорить с тем, с кем переписывается? Проще написать о своей проблеме, тебе так не кажется? - Даже воздух вокруг нее был наполнен осознанием того, что она в курсе всего произошедшего. Ремус на мгновение задумался: а не приложила ли она свою руку ко всему этому?
Должно быть, она владела легилименцией, потому что тут же принялась отрицать его так и не высказанные вслух обвинения. - О, нет, мой дорогой, я бы не посмела вмешаться в естественный ход событий. Если 'Арри узнал правду, то это значит, что он, наконец, осознал свои чувства. - Она обнадеживающе похлопала Ремуса по плечу. - Поаккуратней с ним, Ремус. Ему нужен человек, который все бы ему объяснил. Ты же и сам прекрасно знаешь, что ему всегда была необходима помощь. Объясни ему, почему все это должно происходить именно так. - Ремус удивленно посмотрел на нее. Несмотря на свои подозрения в ее активном участии в происходящем, он не мог не восхищаться ее пониманием человеческих чувств. Это старая хитрая ведьма знает обо всем?
- Но Драко… - начал, было, он.
Эммалин шикнула на него, выпроваживая за дверь. - Но Драко - ничего. Сейчас тебе стоит позаботиться об 'Арри, mon cheri. - Многозначительная улыбка Эммалин раздражала Ремуса, а еще то, как блестели ее глаза. Если бы такое могло случиться, то он мог бы поклясться, что она была замаскированным Альбусом.

~~oo0oo~~

Драко остался в одиночестве и полной растерянности, допивая свой кофе. Он извинился перед Гарри, но все равно не почувствовал себя лучше, сделав это. Он никак не ожидал такой реакции от своего бывшего врага. Где ожидаемые им вспышки ярости и грубые слова? Даже это было бы лучше, чем то, что случилось.
Ему ужасно хотелось поговорить сейчас с Флэшем, но даже тот, казалось, бросил его. Он написал еще несколько слов в дневнике в надежде получить ответ Флэша. Ему оставалось только предполагать, что тому пришлось на некоторое время отойти от дневника.
Знаешь, это не заняло у меня так много времени, как я предполагал, но дело сделано. Я извинился, но, признаться, сам не знаю, как он это воспринял. Он умчался, словно за ним погнались все псы ада. Мне не за что его винить. Остается только надеяться, что это не мои извинения вызвали его бегство. Он сегодня выглядел не слишком хорошо - напоминаю тебе, что он выпил прошлой ночью абсента больше, чем смог бы выдержать любой другой волшебник. Но я не оправдываюсь. Почему-то мне кажется, что моих извинений было недостаточно.
А потом ко мне присоединился еще один мой друг. Я начинаю подозревать, что вся эта идея писать в общественных местах не так уж хороша. В следующий раз я буду писать в своих комнатах.
Боюсь, мне предстоит сделать намного больше, чем просто извиниться за годы моего отвратительного поведения. Знаешь, я надеялся, что, принеся ему свои извинения, смогу побороть это свое недавно появившееся влечение к нему, но, представь себе, самое бредовое состоит в том, что после прошлой ночи мой уровень одержимости им, кажется, лишь повысился. Я только что понял, что извинениями дело точно не закончится - все только начинается. И я только что получил этому доказательство.

Он был озадачен, что друг ему не отвечал - не нацарапал даже быстрого извинения. В этот момент он понял, как Флэш мог истолковать его слова. " А вдруг он разозлился или ревнует? Он же сказал, что любит меня. Иногда я действительно веду себя как придурок".
Ты здесь, Флэш?
А, что ж, наверное, тебя отвлекли. Все нормально - я просто хотел сообщить, что меня самого отвлекли ненадолго. Я очень сожалею, что ты не успел мне рассказать о своей ночи. Кажется, тебе было просто необходимо с кем-нибудь поговорить, и, как обычно, я заполнил своей болтовней все время нашего разговора - я в этом мастер. Я лишь надеюсь, что ты расскажешь мне обо всем позже - если, конечно, к тому времени все само собой не разрешится.

Его плечи поникли от понимания, что ему следует научиться лучше обдумывать то, что он пишет. "Несомненно, мой рассказ о том, что у нас произошло с Гарри, расстроил его - в конце концов, он признался мне в любви". Иногда он просто ненавидел эти дневники за то, что те так ловко могли вытягивать из него слова, которые он даже не успевал толком обдумать.
"Ну, хотя бы я извинился перед Гарри. Правда, он был сам не свой. Думаю, стоит снова попытаться поговорить с ним попозже, когда он окончательно протрезвеет". Драко помассировал пальцами виски. "Да и я сам не в лучшем состоянии" . Он действительно выпил вчера больше огневиски, чем следовало, и двух порций Отрезвляющего зелья было явно недостаточно, чтобы успокоить тупую боль в голове. Да еще казалось, что дробь в его голове напрямую связана с постоянными воспоминаниями о Гарри в туалете.
Это было для него очень неожиданно. Дразнящее, интригующе и ново, но, все-таки, неожиданно. Драко все еще пытался свыкнуться с мыслью, что это действительно произошло на самом деле, а не во сне. Ну, хотя бы теперь он совершенно точно знал, что это было просто здорово.
- Mon cheri. Что за вид? Ты выглядишь так, словно только что потерял ниффлера и нашел пустой кошелек. - Эммалин, видимо, все же обладала даром предсказания, который сообщал ей, когда ее посетителям нужна была еще чашка кофе, потому что она поставила перед Драко новую порцию прежде, чем он сам успел понять, что просто мечтает о кофеине. Рядом она поставило блюдце с любимыми пирожными Драко - нежнейшими сдобными шариками, заполненными сладким кремом и усыпанными карамелью и шоколадом.
- Ах, Petite mere, откуда ты всегда знаешь, чего хочет сердце? - Драко одарил ее своей лучшей улыбкой и обнял.
- Может быть, я все о тебе знаю потому, что ты об этом не знаешь сам. Не волнуйся, mon cheri. Ты вскоре во всем разберешься. Верь в себя хоть немного. - И она быстро ушла. На первый взгляд эти мудрые слова прозвучали даже более таинственно, чем ее обычные советы. Но он почему-то почувствовал, что именно их ему и нужно было услышать.

~~oo0oo~~

Ремусу не пришлось долго искать Гарри. Яркое пятно, носившееся над квиддичным полем, двигалось именно так, как и в воспоминаниях Ремуса. Джеймс поступал точно так же, когда злился, или когда на него обрушивалась пугающая новость. Он мог вспомнить день, когда его старый, теперь уже давно покойный друг, провел на метле двенадцать часов - в приступе гнева от чего-то, сделанного Лили. Подробностей он сейчас уже не помнил, но последствия очень хорошо врезались в его память. Джеймс часто говорил, что полеты облегчают все проблемы, и что он в воздухе может думать с большей ясностью. Он даже однажды просил преподавателей разрешить ему сдавать все экзамены верхом на метле, так как земля ему мешала.
Некоторые привычки родителей передаются их детям по наследству, видимо, так было и в случае с Гарри. Он взял все самое лучшее и худшее от своих родителей. Как и его отцу, ему требовалась физическая нагрузка, чтобы выплеснуть раздражение. Как и мать, он не умел скрывать порывы своего сердца, и слишком глубоко все переживал. В жизни Гарри было больше потрясений, чем у кого-либо из знакомых Ремуса. Прямо сейчас он пытался свыкнуться с тем, что ему открылось, и летал как человек, которым завладели демоны - или же как тот, кому больше нечего терять. Ремус забеспокоился, потеряв Гарри из виду, и побежал к квиддичному полю еще быстрее. Он мимолетно удивился своим собственным силам - обычно он не был настолько активен после полной луны, но не стал задумываться об этом. Он сбавил темп, заметив Гарри, сидящего на вершине одной из смотровых кабин.
- Гарри… - отважился позвать Ремус, подходя к неуклюже сгорбившейся на скамье фигуре. Гарри не ответил.
Он дружески положил руку Гарри на плечо, присаживаясь рядом с ним. - Гарри… - Ремус внезапно понял, что не знает, как ему начать этот разговор, но вдруг вспомнил о дневнике. - …Ты забыл это. - Он протянул своему другу дневник, но Гарри продолжал смотреть отсутствующим взглядом на горизонт.
- Сожги его, Ремус. - Гарри быстро взглянул на дневник с отвращением, словно он был отравлен.
- Гарри, что случилось? Ты сам на себя не похож. Еще вчера вечером ты казался таким счастливым. Что могло произойти такого ужасного?
Гарри саркастично рассмеялся, но не стал отвечать. Ремус не стал настаивать и решил подождать, когда парень сам ответит ему. Наконец, Гарри осознал, что Ремус все еще здесь, и, наконец, ответил, - Ох, вообще-то, ничего. Просто все покатилось кувырком, и я оказался последним идиотом.
- Почему бы тебе не начать с начала, Гарри. Ты выглядел так, словно увидел привидение, когда выбегал от Эммалин, и затем я обнаружил, что ты до этого писал Драко… - Ремус ахнул, поняв, что он только что сказал. Гарри тоже понял это и посмотрел прямо ему в глаза. Ремус увидел в глазах Гарри ужасное разочарование. Гарри никогда не умел скрывать свои эмоции, его глаза всегда открыто выражали его чувства.
Ремус вдел, что Гарри изо всех сил пытается держать себя в руках, но ярость бурлила в нем слишком сильно. - И как давно ты обо всем знаешь? - рявкнул он. Парень стремительно подошел и, ухватив Ремуса за грудки, проорал, - КАК ДАВНО ТЕБЕ ВСЕ ИЗВЕСТНО? ЭТО КАКОЙ-ТО РОЗЫГРЫШ? - Ремус почувствовал, как внезапно налетел сильный порыв ветра, а вокруг башни начала концентрироваться магия.
- Гарри, успокойся. Мне необходимо кое-что тебе объяснить.
Ноздри Гарри уже раздувались от ярости, когда он внезапно осознал, что снова теряет контроль над собой, поэтому быстро осмотрелся - не успел ли он чего-нибудь натворить. Ремус боялся, что его могут отбросить очень далеко, но Гарри лишь слегка оттолкнул его от себя и больше не смотрел в его сторону. - Ты, черт подери, прав. Ну, давай же, я слушаю. И в твоих интересах будет дать мне хорошее объяснение.
- Гарри, пожалуйста, не веди себя как ребенок. Всему можно найти логическое объяснение. - Ремус сел и взял в руки дневник Сириуса - теперь уже дневник Гарри. - Когда я впервые увидел, как ты пишешь в этом дневнике, я мгновенно узнал его. Сириус писал в нем почти каждый день, разговаривая со второй половинкой своей души. У его второй половины был собственный дневник, посредством которого он и отвечал.
Гарри обхватил себя руками, он все еще дулся и отказывался смотреть на Ремуса. - Ты уже говорил мне, что был половиной души Сириуса.
- Да, это так. Я…был… - Ремус отбросил свои болезненные воспоминания. Сейчас речь шла о Гарри и Драко. - Я потерял свой дневник много лет назад, когда был в Париже. Вообще-то, я не терял его, а просто перепутал с другими книгами, которые хотел оставить Эммалин. Но в то время я об этом не сожалел. - Гарри, казалось, был удивлен таким признанием. - Это было в то время, когда Сириуса отправили в Азкабан, и мои чувства были… Думаю, ты можешь представить, как больно мне было думать, что тот, кого я любил, убил и предал двух моих лучших друзей.
Гарри ничего не ответил. Он подтянул колени к груди, облокотившись на скамейку, и принялся раскачиваться взад-вперед. Ремус продолжил, - Я увидел тебя пишущим в дневнике незадолго до того, как ты сделал мне свое предложение, Гарри. Именно поэтому я не мог согласиться на отношения с тобой - это было бы просто нечестно. Где-то был другой мужчина, который - я знал - сделает тебя намного счастливее, чем я смог бы, стараясь всю свою жизнь. Гарри, прости, что тебе пришлось все узнать таким образом.
- А что же насчет Драко? Как давно тебе известно, что я разыгрываю из себя полного идиота перед ним? - Гарри нахмурился. - Сейчас, возможно, он смеется от всей души. - Он снова прижал колени к груди и отвернулся. - Почему я изливал свое сердце и душу в эту чертову книгу? Почему все это случилось именно со мной? Почему, из всех магов мира, именно я должен был начать переписываться с Драко? - Гарри внезапно вспомнил, что разговаривает с Ремусом, и его глаза зло сузились. - Как…когда ты обнаружил, что Драко пишет в другом дневнике? Почему ты ничего мне не сказал - ну хоть что-нибудь?
- Я хотел Гарри, но Эммалин мне запретила, - Гарри скептически посмотрел на него. - О, если ты действительно кого-то хочешь обвинить, тогда, определенно, это должна быть она - кажется, она знает ответы на все вопросы. Все, что мне известно - дневник каким-то образом попал к Драко, когда он жил в студии над магазинчиком Эммалин в Париже. Поверь мне, когда я пару недель назад увидел, как он пишет тебе, то был также шокирован, как и ты…
Гарри перебил. - Но ты мог бы сказать хоть что-нибудь. Ты же прекрасно знал, что я чувствую… чувствовал к нему.
- Это что-нибудь изменило бы? Сомневаюсь, что твоя реакция была бы менее бурной. На все всегда есть свои причины, Гарри, а если здесь замешана магия, то цель может стать очевидной далеко не сразу. Опасно вставать на пути древней магии. Ты не можешь лгать в дневниках, и никто не может помешать им добиваться своей цели. Ты, в конечном итоге, должен был узнать правду, когда настанет подходящий момент. Почему-то сейчас твой дневник и приспустил завесу тайны, видимо, решив, что пришло время тебе узнать, кто скрывается под именем Люка.
- Но, Ремус, это же просто дневник. Как он может…
Ремус мягко улыбнулся. - Эта пара магических дневников - могущественнейший волшебный артефакт, Гарри. Ты должен перестать рассуждать как маггл, в конце концов. Они порождены очень древней магией - той, которую только немногие могут объяснить, или хотя бы понять. Эммалин знает больше, чем говорит. Эта женщина - настоящая загадка.
- По какому праву…кто она такая…как она посмела вмешиваться! - Гарри не слишком хорошо представлял, на кого он злится, но Ремус собирался позволить ему выпустить свою ярость. - Как кто-то может сделать такое с другим человеком, - он указал на дневник, - и внушить мне фальшивое чувство защищенности? Это как будто снова появился чертов Том Риддл! Я думал, что разговаривал с незнакомцем! - Гарри снова пришел в бешенство. - Просто…просто уничтожь его, Ремус.
- Если бы я был уверен, что это поможет, то так бы и сделал. - Он видел, как к Гарри возвращается его упрямство, и решил использовать другую тактику. - Дневники на протяжении многих веков соединяли вместе половинки одной души. Возможно, даже дольше. Твои родители соединились благодаря этим книгам, Гарри. Я думаю, они находят две половинки одной души, которым грозит опасность потерять друг друга или пройти мимо, а затем в дело вступает магия. Артефакты, подобные этим, никогда не ошибаются, Гарри. Драко - действительно вторая половинка твоей души.
Гарри вздрогнул от этой мысли и обхватил голову руками. Он долго так сидел, разрываясь между тоской и смирением. Наконец, он заговорил, - Почему именно сейчас? Я не понимаю. И если я все знаю, тогда почему Драко - нет? Кажется, он и не подозревает ничего подобного. Конечно же, у него есть право знать…
- Нет, Гарри - ты не должен ничего ему говорить, - категорично заявил Ремус. - Я наблюдал, как медленно менялось твое мнение о нем в течение последних нескольких недель. Твой взгляд на Драко Малфоя сильно изменился. Вместе с этим ты обнаружил, что никогда не ненавидел его так сильно, как всегда думал. Я могу лишь догадываться, что произошло еще что-то, что изменило твое мнение… - Гарри хмуро посмотрел на него и сильно покраснел. Ремус же, разыгрывая из себя святую невинность, продолжил, - Ты, наконец, разобрался в своих чувствах к Драко, поэтому дневники и решили, что ты уже готов к правде и показали ее тебе. Я могу только предположить, что Драко еще кое-что нужно понять, прежде чем и он будет готов узнать правду. Если скажешь ему сейчас, то рискуешь повлечь непредсказуемые последствия, и, в худшем случае, все может закончиться тем, что вы оба проживете свои жизни одинокими ожесточенными людьми.
- Я не уверен, понимаю ли в этой истории вообще что-нибудь, Ремус. Драко Малфой - вторая половина моей души? Это просто смешно.
- Не ты ли мне недавно рассказывал, что чувствуешь к Люку? Ты казался довольно уверенным в своих чувствах к нему, - Ремус аккуратно напомнил Гарри его собственные слова.
Гарри просто покачал головой и снова обхватил колени руками, как бы пытаясь спрятаться от всего. - Это какое-то безумие!
- Это настолько же безумно, как и свадьба Лили Эванс и Джеймса Поттера - вот так-то, Гарри.
- Конечно же, не…
- Я наблюдал за вашими с Драко вербальными спаррингами больше десятка лет. Твои отец и мать вели себя точно так же. Они постоянно ругались вплоть до последнего курса. Гарри, тебя бы сейчас здесь просто не было, если бы не эти дневники. Лили ненавидела Джеймса. Он был полной противоположностью всего того, во что она верила. Он был богат, чрезвычайно самонадеян, и его окружение претило ее скромному воспитанию. Ты думаешь, Люциус Малфой настоящий сноб - поверь мне, Джеймс был ничем не лучше. С его губ не раз срывалось словечко "грязнокровка" - до тех пор, пока твоя мать не привела его в чувство. - Казалось, Гарри задумался над этой новостью. Ремус не стал прерывать его размышления.
Ремус не знал, как долго он сидел и тихо ждал, но был уверен, что должен это сделать для Гарри. Казалось, прошли часы, прежде чем Гарри заговорил, - Я сказал Люку, что люблю его, Ремус. Я влюбился в человека из дневника. Как я мог его не узнать? Но я, ведь, совсем не знаю настоящего Драко? - Гарри покачал головой, все еще сконфуженный своим открытием.
- Что говорит твое сердце, Гарри? Когда ты закрываешь глаза и думаешь о своем друге Люке, что ты чувствуешь? - Гарри действительно закрыл глаза, и Ремус увидел, как он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и собраться. Слабая улыбка неохотно появилась на его губах.
- Магия дневников заставляет тебя видеть другого человека лишь посредством одних слов - без другого его жизненного багажа. Ты должно быть готов принять этого человека в свою жизнь, потому что они выбрали именно настоящий момент, чтобы ты узнал о Драко. Он не настолько плох, как ты можешь подумать, Гарри.
Гарри потребовалось время, чтобы придумать ответ, и Ремус почувствовал, что, возможно, теперь стоит снова оставить Гарри одного, чтобы позволить ему спокойно обдумать все то, о чем они говорили. "Одному Мерлину известно, как мне хочется сейчас выпить",- подумал Ремус. Он осторожно взял дневник, лежащий на рюкзаке Гарри и собрался уходить. - Возможно, тебе нужно вернуться назад и внимательно перечитать дневник. Найди то, что заставило тебя влюбиться в Люка. Я понимаю, что это может не слишком помочь, но это единственное предложение, которое у меня есть в данный момент.
- Прости, Ремус. Прости, что наорал на тебя. Мои мозги все еще кипят от всего этого. Я совершенно не понимаю, как мне ко всему этому относиться.
Уходя, Ремус заметил, что в Гарри что-то переменилось - появилось что-то новое. Когда Гарри отвернулся, Ремус догадался, что Гарри потерял последние остатки детской наивности и, наконец, стал мужчиной.

~~oo0oo~~

Гарри ушел, наконец, с квиддичных трибун, только когда понял, что уже наступила ночь. Вернувшись в свои комнаты, он заварил себе огромную чашку крепкого чая (несмотря на жгучую потребность в чем-нибудь покрепче, он его затошнило даже от мысли об алкоголе). Слова Ремуса все еще звучали в его голове: "Посредством слов одних". Гарри всегда подозревал, что эти дневники скрывали в себе намного больше, чем могло показаться на первый взгляд. Но он просто принял на веру заверения Джинни в их безобидности - что это просто устройства, при помощи которых можно общаться, будучи на большом расстоянии друг от друга.
Гарри попытался расслабиться, устроившись в своем любимом кресле, но адреналин, все еще стучавший в его крови, не позволил ему этого. Последние сутки оказались слишком богаты всевозможными открытиями. Его дневник снова лежал на столе, но Гарри просто не мог решиться открыть его, хотя его взгляд постоянно притягивался к нему, словно магнитом. Наконец, он, все же, не утерпел.
"Люк - моя вторая половина. Люк - это Драко. Выходит, Драко - моя вторая половина?" Не имело значения, с какой стороны он пытался взглянуть на свою проблему, но каждый раз размышления приводили его именно к этому выводу. "И как, во имя всех кругов ада, мне теперь общаться с ним при встрече, зная такое? Как я смогу переписываться с Люком, зная такое? Мы с Драко едва выносим присутствие друг друга - ну, когда мы не на пьяных вечеринках". Каким-то уголком сознания Гарри все еще отказывался соединить воедино Люка и Драко. Он чувствовал себя снова одураченным, отдав в очередной раз кому-то свое сердце, но теперь было поздно пытаться забрать его назад.
"Посредством слов одних". Этот замечательный маг, которому он признался в любви, был на самом деле Драко? Такое открытие нелегко было принять. Ремус дал ему хороший совет: ему действительно необходимо перечитать весь дневник сначала. Было трудно убедить себя открыть эти страницы и вновь перечитать все их послания друг другу, но теперь уже без вмешательства магии, скрывающей правду.
Он осторожно прикоснулся к уголку дневника и удивился, почувствовав тепло, исходящее от него. Ощущение спокойствия прокатилось по его телу. Но теплая улыбка на его губах внезапно померкла, и он быстро отдернул руку, догадавшись, что только что с ним произошло.
"Почему я не замечал этого раньше? Чертов дневник манипулирует моими чувствами!" Книга спокойно лежала на столе, казалось, ее невинность и безжизненность бросали вызов его намерению игнорировать ее. Но неуёмное любопытство Гарри пересилило чувство самосохранения, и он быстро раскрыл книгу. Казалось, дневник читал мысли Гарри, и вместо того, чтобы открыться на последней исписанной странице, он открылся на самой первой.
Несмотря на скепсис, с которым он теперь относился ко всему этому, разочарование, давившее на его плечи, вскоре исчезло, а легкие мимолетные улыбки сменились широкой улыбкой удовольствия, когда он приступил к чтению. Его взгляд не отрывался от страниц на протяжении нескольких часов. Он закончил читать, когда последние красные угольки в камине уже догорали.
Откинувшись на спинку кресла, он, наконец, признался самому себе, что слишком устал сейчас, чтобы прийти к какому-либо выводу. Перечитывание слов Люка вновь наполнило его тело ощущением тепла, которое пропало днем, когда он узнал правду.
"Это же чертовски очевидно. Как я не понял раньше, что переписывался с Драко? Признаюсь, что никогда раньше не подозревал, что он такой, но это, несомненно, Драко. Он всегда носит маску, а этот дневник позволял ему становиться самим собой. Этот мужчина, должно быть, и есть настоящий Драко Малфой. Вот никогда бы не подумал. Сколько бы я всего узнал, приняв его предложение о дружбе многие годы тому назад? Как бы сложились наши жизни, если бы не война?"
Было странно читать о самом себе - даже иногда болезненно - но он внезапно почувствовал невероятное облегчение, прочитав о том, как резко изменились чувства Драко по отношению к нему. "Так он пытался извиниться передо мной все это время?" А когда он прочел снова сегодняшнюю запись, то вынужден был перечитать ее снова - более внимательно.
… и все, о чем я мог думать - это о том, что хочу это повторить. С ним.
Гарри закрыл глаза. Несмотря на сильнейшее опьянение, он отчетливо помнил, что произошло в туалете. Все произошло быстро и жарко, и Гарри помнил, насколько хорошо он почувствовал себя после; он не мог позволить Драко уйти, не сделав для него того же в ответ. "Драко хочет сделать это снова, со мной?" Он заморгал по-совиному. Неужели это возможно? Может ли он желать каких-то более серьезных отношений со мной?" Его отчаяние сменилось растущей надеждой, когда он понял, что у него еще есть шанс сблизиться с Драко.
"Но что мне ему сказать? Следует ли рассказать, что Флэш и Гарри - один и тот же человек?" В его ушах вдруг отчетливо прозвучал голос Ремуса, напоминавший, что это плохая мысль. Но кое-что еще мучило его - сомнения всегда начинали преследовать его, когда он уже считал, что все будет отлично. "Откуда я могу знать наверняка, что он ничего не подозревает? Могу я быть уверен, что он не разыгрывает меня? Драко всегда был неплохим актером. Может быть, это все-таки хитроумная подстава? Вдруг это просто игра. Мне необходимо знать правду!"
От всех этих мыслей у него закружилась голова. Было уже утро понедельника, и он не мог вспомнить, ел ли он что-нибудь за прошедшие сутки. Отрезвляющее зелье сняло острую головную боль, но дурман от алкоголя еще не прошел окончательно. Внезапно на него навалилась жуткая усталость, и он решил, что ему просто необходимо поспать, чтобы мыслить рационально. Ему стало немного неловко, что оставил слова Люка без ответа. Его потревоженная совесть потребовала исправить ситуацию.
Перо оказалось в его руке и даже успело написать два предложения прежде, чем он обрел контроль над своей рукой.
Прости, что я так и не вернулся, Люк. После того, как ты сказал, что уже уходишь, я совершенно отвлекся и только сейчас увидел, что ты продолжил писать. Я очень рад, что ты, наконец, извинился перед ним…
Он на мгновение нахмурился. "Я думал, что дневник не позволит мне врать. Слава Мерлину, что я написал "Люк" вместо "Драко". Интересно, почему? Теперь, когда мне известно, кто скрывается под именем "Люк", следует быть особенно осторожным".
Гарри все еще не понимал, почему мнение Драко о нем так резко изменилось, но он не мог сомневаться, что, извинившись, Драко почувствовал себя намного лучше. Когда он невольно подумал о Драко, а не о Люке, его рука задрожала, и он почувствовал, как капелька пота скатилась по лбу. Да, это будет труднее, чем он предполагал.
Мне снова пора идти. Прости, что я так убегаю…
"Что совершенно точно. Я не вру. Я сожалею, что сбежал, Драко, но мне нужно разобраться во всем по-своему".
Наполовину оформившиеся мысли, бродившие в его голове после прочтения, наконец, выстроились в нужном порядке, и Гарри, улыбнувшись и кивнув самому себе, дописал последнее предложение.
Но, тем не менее, я не забыл о твоем предложении задать тебе любой вопрос, когда мы будем разговаривать в следующий раз. Есть кое-что важное, о чем я хочу тебя спросить.
Будь осторожен,
Флэш.

"Ооо, это действительно оказалось трудно сделать".
Гарри, только отложив перо, почувствовал, что его рука болит. "Как я смогу быть искренним с Люком, зная, кто он такой?" Он закрыл дневник. Мысль о том, что Люк и Драко - один и тот же человек, странно согревала. Он все еще не был абсолютно убежден в том, что Драко не знает правды, но, если тот пройдет небольшое испытание, придуманное Гарри, то можно будет надеяться на благополучное продолжение этой истории. До тех пор он постарается избегать Драко и не позволять мыслям окончательно измучить себя. А сейчас он просто откинется на спинку кресла и помедитирует, чтобы попытаться примириться со всем этим. Он не может позволить себе такую роскошь, как отрицание очевидного. Пока он будет жить с маленькой надеждой в сердце. А все остальное может подождать.

~~oo0oo~~

16 июня - понедельник
Драко наслаждался своим утренним кофе и смотрел в окно. Потом, окинув взглядом свою комнату, он покачал головой, удивляясь, что спустя столько времени замок все еще был в состоянии его удивить. Каким-то образом ночью комнаты увеличились, и появилась небольшая, полностью обустроенная кухня. Он смутно помнил рассказы Северуса о том, что замок подстраивается на время летних каникул под нужды проживающих в нем. Он как-то уже задумывался над вопросом, где ему обедать теперь, когда официальные обеды в Большом зале прекращены на летний период. Ему не хотелось лишний раз проделывать весь длинный путь на кухню и постоянно тревожить домашних эльфов, прося, чтобы они приносили еду в его комнаты.
Драко был очень доволен новым приобретением. Он уже успел соскучиться по приготовлению некоторых простых блюд, и запланировал поход в деревню, собираясь прикупить немного свежих продуктов. Он уже успел похвалить Добби за его предусмотрительность, когда, проснувшись, обнаружил, что его уже ожидает кофе. Вообще-то, именно запах свежесваренного кофе разбудил его этим утром. Как его отец умудрился упустить такого находчивого эльфа, можно было только догадываться.
Замок казался безжизненным теперь, когда в нем почти никого не осталось. Все еще глядя в окно, он понял, что пустота ощущалась еще острее из-за отсутствия Гарри во дворе. Сейчас было то самое время, когда новый помощник профессора по ЗоТС обычно делал свои утренние упражнения, и Драко нахмурился, поняв, что ему недостает присутствия Гарри.
Конечно же, он не должен чувствовать ничего подобного - в конце концов, субботняя ночь стала поворотной в их…отношениях. Его извинения тоже не помогли. Если он надеялся, что хотя бы одно из этих происшествий поможет ему побороть навязчивые мысли о Гарри, то он очень ошибался.
Если Драко считал, что их интимная близость поможет ему перестать видеть во сне Гарри, то он и здесь оказался неправ. Его сны, кажется, сделались даже ярче, чем раньше. Он мог бы поклясться, что Жан-Поль начал потихоньку исчезать из них, а его место занимал мужчина с более растрепанными темными волосами и зелеными глазами. Конечно, теперь, когда он точно узнал, что именно заставляет Гарри стонать, он каждый раз во сне слышал хриплое дыхание Гарри и чувствовал прикосновение его рук к своему телу. Все это было совершенно реально.
Он прогнал эти образы из своей головы. Это больше чем одержимость - и дальше продолжать мечтать о Гарри. Он просто обязан перестать об этом думать. Он не сразу заметил, что кто-то нетерпеливо стучится в дверь.
Вошел Северус, выглядевший встревоженным и обеспокоенным. На нем была дорожная мантия, и Драко приподнял бровь, наблюдая, как тот направился прямиком к Мелчетту и уставился на птицу Драко. Юноша заволновался, когда Северус вытащил палочку и направил ее на птицу.
- Что, ради Мерлина… - начал он, но Северус поднял палец, останавливая его. Он продолжал смотреть на вздорную старую сову, пока та негодующе не закричала и не нахохлилась. Казалось, Северус удовлетворился и кивнул.
- Прости, Драко. Никто - я имею в виду никто - не должен знать, куда я уезжаю на лето.
- Я умею хранить секреты, Северус, - возмущенно воскликнул он. Видимо, в излишней секретности его друга было что-то еще.
Северус кивнул. - Я знаю об этом, но есть еще Дамблдор, которому я не доверяю. Я понятия не имею, почему он принял Уизли на работу, но я не позволю этому мальчишке, страдающему от безнадежной любви, думать, что он может гонять меня с одного конца континента на другой! - В голосе Северуса зазвучало раздражение.
Драко не смог сдержать усмешки, поняв причину недовольства Северуса. - Должно быть, я вчера что-то пропустил. - Северуса не позабавило это замечание. - Боже, Северус, ну какой вред это может тебе причинить?
- Вред? Вред? Драко, этот мальчишка считает, что влюблен в меня. И это явно продолжается еще со школьных дней.
- Он учился в Хогвардсе всего лишь на несколько лет позже тебя, Северус. Едва ли его можно назвать мальчишкой. Он выглядит… довольно привлекательно, на мой взгляд. - Видеть Северуса таким раздраженным натиском Чарли Уизли было чертовски весело. Северус это заслужил, ему просто необходимо было немного счастья в жизни, и Драко подозревал, что у этого Уизли может получиться предотвратить ранее старение Северуса. Он обратил внимание, что Северус ни разу не упомянул о собственных чувствах к Уизли. Многие люди не обратили бы на это внимание, но Драко пришел к выводу, что во всей этой истории было кое-что еще, о чем Северус не говорил. Видимо, ему предстоит лето, полное самых диких и необычных открытий. Северус найдет много перемен, когда вернется.
- Ну, если он такой привлекательный, то почему бы тебе самому не заняться им этим летом, Драко? - рявкнул в ответ Северус, неверно истолковав усмешку Драко.
- О, нет, нет, нет. Я не могу этого сделать. И что ты сделал с моей совой, кстати? - с любопытством поинтересовался он.
- Ну, ему же нужно знать, где меня найти, когда ты решишь мне написать. Я намереваюсь провести это лето в одиночестве, Драко, но пойму, если тебе потребуется мое возвращение раньше, чем в последнюю неделю августа. Надеюсь, у тебя все под контролем?
Драко взглядом показал ему, что негодует от его сомнений в способности помощника приглядеть за лабораторией во время летних каникул. Летом там почти нечего было делать. Ему нужно будет только помочь Помфри в августе заготовить медицинские зелья, а еще он будет помогать Помоне Спраут выращивать несколько видов редких трав в школьной теплице. Да нужно будет лишь забирать заказанные ингредиенты по их прибытии в магазин, и приготавливать зелья для нужд оставшихся на лето в замке обитателей. Это давало ему много свободного времени для усовершенствования Аконитового зелья.
"Если тебе не потребуется приготовить что-то более… личного характера". Этот чертов голос вернулся в его голову, и он был уверен, что так просто тот не замолкнет.
- Итак, Северус, ты собираешься хоть немного отдыхать летом? Ты же понимаешь, что это основная цель каникул, не так ли?
- Наглая обезьянка. Я собираюсь отдыхать. Почему, ты думаешь, я принял такие меры предосторожности, чтобы избежать слежки Дамблдора? Впервые в жизни я планирую заняться тем, чего хочется мне. Мне потребуется полное уединение, чтобы подготовить себя к следующему году с этими недотепами. Будет довольно трудно держать их под контролем и без преследующего меня, как потерявшийся щенок, Уизли. - Голос Северуса сделался смертельно усталым. Драко подумалось, что это хорошо, что Северус уезжает, но надеялся, что тот не станет забиваться в нору и сидеть в ней безвылазно весь отпуск.
Драко понимал, что Северус нуждается в уединении, но это его стремление было больше похоже на дань привычке, чем на настоящую потребность в одиночестве. Ему, на взгляд Драко, нужно начать выходить в люди и общаться. Драко хотел уже сказать об этом Северусу, но тот посмотрел на свои карманные часы и прищелкнул языком.
- Мне уже пора. С тобой все будет в порядке? - спросил он с искренней заботой.
Драко хлопнул его по плечу. - Выкатывайся отсюда, сальноволосый ублюдок. Иди и наслаждайся самим собой хоть раз в жизни - если ты еще помнишь, как это делается. - Хмурый взгляд Северуса не мог скрыть улыбку, прячущуюся в уголках его губ. Драко смотрел ему в след, как тот направился в свои комнаты в подземельях. Драко не смог отказать себе в последней подначке.
- Не вари ничего, чего я бы не стал варить! - весело воскликнул он.
- Наглая обезьянка! - услышал он ответную реплику Северуса, уже закрывая дверь. После ухода Северуса он оглядел свою скромную комнату, чувствуя лень во всем теле, чего за ним обычно не водилось. Во всем уже ощущались каникулы, даже если у него еще и оставались обязанности. Если бы он был моложе и менее изобретателен, то ему, возможно, сейчас стало бы даже скучно, но, окинув взглядом свою мантию и найдя недочитанный роман, он направился во двор, чтобы насладиться солнечным днем.

~~oo0oo~~

В понедельник Гарри спал долго, его сны были полны мелькающих спутанных образов, которые одновременно и пугали, и возбуждали. Он проверил свой шрам, но не почувствовал и тени боли. Он накануне ужасно вымотался, поэтому начисто забыл очистить свой мозг перед сном. Правда, приходилось признать, что сегодняшние кошмарные сновидения не имели ничего общего со смертями и темной магией: все они были заполнены одним ужасно интригующим блондином, бывшим попеременно то самым раздражающим и непонятным придурком, которого Гарри когда-либо встречал, а то - самым близким и надежным другом, о котором он когда-либо мог мечтать.
Проснувшись, он немедленно вспомнил, откуда взялась эта противоречивость, и понял, что ему потребуется еще время, чтобы смириться с тем, что Драко и Люк оказались одним и тем же человеком. Он попытался отвлечься от нервирующих мыслей, и решил, что кухня, дополнившая его комнаты, поможет ему в этом. Он вспомнил объявление, сделанное на вечеринке, о способности замка приспосабливаться под летние условия проживания. Гарри и не подозревал, что результат будет таким. Замок снова сумел его поразить. Осматривая свою новую кухню, он снова радовался возможности называть это место своим домом.
Гарри не собирался позволять хоть чему-нибудь испортить ему сегодняшний день. У него впереди была большая часть лета, чтобы успеть составить планы для своей новой работы, но после таких насыщенных событиями выходных ему было просто необходимо несколько дней ничего не делать, чтобы просто расслабиться и переварить все события. Он, было, задумался, как ему поступить, если он наткнется на Драко, но потом решил, что бесполезно что-либо планировать. Ему придется действовать по обстоятельствам, если такое случится.
Ему удалось не сталкиваться с Драко весь понедельник. Решив провести день, не думая о нем, или Люке, он обнаружил, что это практически невыполнимая затея. Гуляя по коридорам и территории замка, он понял, что подсознательно ищет глазами блондина. Но, с другой стороны, замок был огромен, и в нем было легко держаться друг от друга подальше.
Гарри провел большую часть дня, обустраивая свою комнату и решая, как ему лучше использовать свободное время. Днем он попил чаю с Ремусом, но ни один из них не заговорил о событиях предыдущего дня. Гарри видел молчаливый вопрос в глазах Ремуса, но не собирался давать никакого ответа. Между ними возник неуютный барьер, и ему очень не хотелось снова обсуждать Драко и дневники. Он удивился, узнав, что Ремус тоже уедет на пару недель. Ему было нужно съездить в Министерство, чтобы снова обсудить с ними свой статус оборотня, и поработать немного в комитете по поддержке прав оборотней - эта часть его жизни приносила ему большое внутреннее удовлетворение. Будучи таким известным оборотнем, он мог помочь сохранить надежду на нормальную жизнь другим оборотням, консультируя их. Война вложила свой вклад, и количество невинных жертв войны было очень велико. Он не планировал возвращаться до следующего полнолуния и новой трансформации, но пообещал, что будет в досягаемости для каминного вызова, если Гарри что-нибудь потребуется.
Гарри немного раздражало, что Ремусу известна вся правда, но он старался избавиться от этого чувства. Лоа Кай всегда говорил о несовместимости негативных эмоций и позитивной энергии прощения. Ему нужно научиться жить по этому правилу.
Уже перед самым уходом Ремус развернулся и предложил, - Может быть, мне не следует этого тебе говорить, но постарайся не раздумывать слишком долго. Возможно, тебе стоит поговорить с Эммалин, если у тебя есть потребность кому-то выговориться. Она может помочь тебе увидеть всю эту ситуацию с другой стороны. Но, опять же, не исключено, что это не самая лучшая мысль - у тебя может после этого возникнуть еще больше вопросов, на которые ты не сможешь найти ответ.
Гарри хотел обдумать это предложение попозже, но это пришлось отложить на более долгий срок, чем необходимо, потому что он наткнулся на Чарли - впервые после вечеринки. Он направлялся к квиддичному полю в надежде, что еще один полет поможет очистить голову, когда в буквальном смысле врезался в нового профессора по Уходу за Магическими Существами. - О, эээ, Чарли… - Внезапно Гарри почувствовал ужасное смущение, вспомнив свое поведение на вечеринке. Он переложил метлу в другую руку, провел освободившейся пятерней по волосам, а потом засунул ее в карман джинсов. Он так нервничал, пытаясь выдавить из себя извинения, что совершенно не заметил ухмылки Чарли, увидевшего этот знакомый жест. Все, кто долго был знаком с Гарри, прекрасно знали, как он себя ведет, когда нервничает, хотя, казалось, сам Гарри этого не замечал.
- Я хотел… Эээ, ну, вот… Мне нужно сказать…. - Гарри очень сильно нервничал. Он понимал, что вел себя как настоящая задница с Чарли, и ему просто необходимо было извиниться, иначе он натравит на себя весь клан Уизли. - Эээ, прости, что вел себя как идиот на вечеринке.
Чарли только отмахнулся от этого. - Эй, не волнуйся об этом. Я плохо себе представляю, сколько абсента ты выпил, но удивлен, что ты все еще держался на ногах к завершению пьянки, - весело ответил Чарли.
"То же самое сказал и Драко", - подумал Гарри. Он решил перевести разговор на поступки самого Чарли на вечеринке. - Почему ты такой веселый? Я слышал, твои авансы заставили Снейпа сбежать в отпуск впервые за десятилетия!
- О, я не беспокоюсь об этом, - сказал Чарли. - Северус стоит каждой секунды моего времени, даже если потребуются годы. Укрощение драконов может занять десятилетия, особенно, если тебе достался тот, что постарше и поумнее. Я же говорил тебе, что хотел получить новый вызов от судьбы. Думаю, Северус Снейп прекрасно для этого подходит. Убежден, что результат будет стоить каждой потраченной мною минуты. - Гарри видел, что Чарли мысленно уже выстраивает стратегию, как заманить сальноволосого придурка в свои сети. Он только недоверчиво покачал головой, но решил, он не станет его жалеть. В конце концов, именно ему достался Драко гребанный Малфой во вторую половинку души.
Они вдвоем смогли убить немного времени, устроив довольно быструю и яростную квиддичной игру один-на-один, к окончанию которой он был вымотан "на нет". Он предложил Чарли угостить его ужином, и друзья продолжили приятный вечер за хорошей едой и вином. К концу вечера Гарри понял, что окончательно избавился от своей детской влюбленности в Чарли, и теперь, когда она исчезла, был очень рад дружеским отношениям с еще одним Уизли. Они были замечательной и верной семьей, и Гарри гордился знакомством с ними.
Ко вторнику Гарри смог добиться в своей душе некоторого подобия спокойствия, восстановив обычный режим дня, включающий в себя утренние упражнения и медитацию. Он не был уверен, доволен ли или расстроен тем, что Драко перестал выходить по утрам во двор, чтобы покурить, когда он занимался своими упражнениями по "Тай Чи", но чувствовал, что за ним все еще наблюдают, и не раз задумывался, Драко ли это. В среду утром, работая над медленным поворотом, он заметил, что Драко действительно наблюдает за ним из окна своей комнаты. Он потихоньку улыбнулся, хоть и сам не понял, чему именно: присутствию ли Драко, или же внезапно всплывшему воспоминанию о еще одном насыщенном и сексуальном сне. Но, какова бы ни была истинная причина, она помогла ему отыскать центр немного быстрее.
Это был единственный раз, когда он видел Драко в течение последних нескольких дней. Он продуманно решился на такой шаг - избегать Драко, чтобы спокойно за это время привыкнуть ко всему, что на него так неожиданно навалилось, но вскоре Гарри начал задаваться вопросом, а не делает ли того же и Драко, или они просто случайно не сталкивались друг с другом днем? Но больше всего его удивляло то, что чем дольше это продолжалось, тем больше он скучал по компании Драко.
Он понимал, что, в конце концов, им придется встретиться лицом к лицу и поговорить, но он начнет беспокоиться об этом, когда придет время. Он все еще не задал Люку один очень важный вопрос, а до тех пор он предпочитал избегать Драко. Как только он получит ответ, то будет знать, что ему делать дальше.

~~oo0oo~~

Новая кухня стала для Гарри источником постоянной радости. Приготовление пищи было для него своеобразной разрядкой, которой он всегда наслаждался с тех пор, как покинул кухню Дурслей. Он попросил Помону Спраут выделить ему уголок в учительской теплице, и был теперь просто счастлив, имея в своем распоряжении место для выращивания своих растений. Свою предыдущую теплицу он делил с Присциллой и Уолтом в Сомерсете, и ему очень нравилось магически подпитывать растения, не вызывая ни у кого подозрений.
Он уже даже распланировал на целый год вперед, какие блюда можно будет приготовить, а, пригласив Альбуса к себе на ужин, был просто счастлив узнать, что сможет оставить себе кухню, когда начнется семестр. Директор был готов сотрудничать - в кои-то веки - одобрив некоторые идеи, предложенные Гарри для того, чтобы сделать свои комнаты в Хогвардсе соответствующими его потребностям. Он был весьма удивлен, услышав от Дамблдора, что кабинет директора когда-то начался с такой же комнаты, как у него. Чем дольше оставался Дамблдор в Хогвардсе, тем больше возрастали его нужды, и комнаты расширялись и изменялись. И однажды, совершенно неожиданно, его комната переместилась на вершину башни, подчеркивая положение директора.
Гарри предположил, что эта магия схожа с магией комнаты Необходимости, только действует немного медленнее. Мысль о том, что его комната может разрастаться, успокаивала. Оглядевшись, он решил, что ему нравится такая забота замка о нуждах проживающих в нем. Это навело его на несколько идей, которые он решил испытать летом - постараться соединить лучшее из двух миров. В конце концов, он намеревался прожить долгую жизнь. Пока он был в Хогвардсе, ему удавалось гораздо легче находить свой центр.
Когда он засыпал, у него совершенно неожиданно появилась обескуражившая его мысль: а не наколдует ли замок, неожиданно, дверь, напрямую ведущую в комнату Драко. Какой бы интригующей эта мысль ни была, ему совершенно не хотелось давать объяснения по этому поводу, если такое неожиданно произойдет.

~~oo0oo~~

Драко пришел к выводу, что Уизел был большим гадом, чем он изначально считал. У него уже вошло в привычку регулярно писать письма в Лондон, справляясь о своем деле. Он прекрасно понимал, что Рон не собирается давать ему допуск в поместье Малфоев, но ему претила сама мысль о том, чтобы просто сложить руки и позволить Уизелу выиграть без достойного сопротивления. Малфои не пасуют перед трудностями. Никогда! Если бы Уизли обладал хоть крупицей слизеринского ума, то непременно повернул бы предложение Драко в свою пользу. Так просто договориться с кем-либо, когда знаешь, что они чего-то хотят от тебя. Уизли же не хотел ничего, кроме удовольствия отказывать Драко в том, чего тот добивался. Чертов гриффиндорец!
Пора была приниматься за очередное письмо Уизелу в банк. Драко прекрасно понимал, что для того, чтобы сохранить остатки своего наследства, ему придется поунижаться перед Уизли и гоблинами. Как бы ему это все ни претило, он прекрасно сознавал, что это лишь одно из неприятных дел из длинной череды таких же, которые, как он прекрасно знал, ему еще предстоит сделать.
Драко сосредоточился и взял в руки перо. Это уже становилось привычкой, но он понимал, что, если не будет настаивать, Уизли постарается забыть о его просьбе. Не получив ответа на свое предыдущее письмо, он постарался на этот раз изложить свою просьбу так, чтобы она доказывала его искренность.
Мистеру Рональду Уизли
Департамент расследований банка Гринготтс
Касательно: Вклада Малфоя, Драко Люсьена Дарьена.
Мистер Уизли,
Я настоятельно прошу дать мне допуск в лабораторию зелий, находящуюся под поместьем Малфоев с целью поиска ингредиентов, которые помогли бы мне продолжить мои исследования. Как я упоминал ранее, я сейчас занимаюсь разработкой нескольких проектов, некоторые из которых могут оказаться чрезвычайно полезными в сфере колдомедицины, особенно в области лечения ликантропии.
К сожалению, некоторые ингредиенты крайне редки, и их очень тяжело достать. Абрахас Малфой был широко известен своими исследованиями в зельеварении и владением редкими ингредиентами, что дает мне право надеяться на то, что содержимое хранилищ лаборатории в поместье Малфоев сможет стать ощутимым вкладом в мои исследования и работы Мастера Зелий Снейпа тоже. Хотя Авроры Министерства и обыскали лабораторию во время плановых поисков темных артефактов Люциуса, полная перепись содержимого хранилищ не была произведена.
Я согласен на сопровождение работников Министерства или Гринготтса во время этого визита и дам магическую клятву, что не имею намерений использовать что-либо из содержимого Поместья, чтобы причинить кому-нибудь вред или для оказания помощи Нео Пожирателям Смерти. Я могу предоставить Вам рекомендации, если это необходимо.
Пожалуйста, свяжитесь со мной в любое удобное для Вас время. Многое в моих медицинских исследованиях зависит от Вашего ответа.
С уважением,
Драко Люсьен Дарьен Малфой.

Он чувствовал жуткое раздражение, посылая такие униженные просьбы Рону Уизли. Он не мог быть точно уверен, как были восприняты его предыдущие письма, но упорное молчание в ответ давало некоторое представление. Он аккуратно сложил пергамент, запечатал его воском и приложил к нему малфоевскую печатку. Мелчетт моргнул и закатил глаза при мысли о еще одной дороге в банк. Но, хотя бы, Драко мог успокоить себя тем, что он делает все возможное.
Мысль о некоторых редких и легендарных ингредиентах снова вернула его к воспоминаниям о лаборатории деда, где всегда хранились древние и уникальные составляющие, которые невозможно было больше нигде найти. "Без сомнения, если оперенье Пегаса существует, то оно будет там". Эта мысль редко покидала его голову.
Каждый день он перечитывал и пересматривал все, что могло хоть как-то помочь в приготовлении зелья, которое должно было избавить его от проклятья в колене. У него не было необходимости перечитывать перевод рецепта, потому что тот уже давно был накрепко впечатан в его память. Обычно, когда он работал, то полностью сосредотачивался на своем задании. Но, с тех пор как они стали близки с Гарри, он обнаружил, что любая вещь неожиданно могла обратить его мысли к этому мужчине.
Сегодня пришла пора нарезать перья Джобернолла. Перья были красивыми и мягкими, с черной основой и волосками, торчащими в разные стороны, что затрудняло процесс нарезки, потому что, казалось, волоски вели себя также непокорно, как и волосы Гарри. Само собой, это немедленно навело его на мысль о привычке Гарри раздирать копну своих волос пальцами. Он смутно помнил подсознательное стремление Гарри скрыть шрам, пока они учились в школе, и теперь он осознал, что стало причиной такой привычки. Драко знал тот шрам - знал почти также хорошо, как и его владелец.
Petite Amie с громком стуком запрыгнула на подоконник, и Драко очнулся от своих раздумий. Тогда он понял, к сожалению, слишком поздно, что пропустил время добавления нарезанных перьев, и основа зелья, закипая, уже начала свертываться. Драко громко чертыхнулся сразу на нескольких языках, проклиная не только свою глупую невнимательность, но и то, что теперь, глядя на клейкую белую субстанцию, забрызгавшую его мантию, он вспоминал один недавний эпизод с неким привлекательным господином, произошедший в самом неподходящем месте.
Очищая одежду, он снова задумался. "Могут ли у меня получиться какие-нибудь отношения с Гарри? Не сходи с ума, единственные отношения, которые у тебя когда-либо могут быть с ним - это постоянное соперничество, что приведет к обмену проклятиями и, в конечном счете, ты окажешься лежащим на полу и напоминающим флобберчервя. Или твои мозги сами собой превратятся в манную кашу, потому что ты уже не можешь думать ни о чем, кроме него".
"Хотя",
- подумал он, - "смог же я выбраться из туалета без травм. У меня едва ли получится перестать думать о Гарри - боюсь, он все-таки заклял меня. Конечно, он защищал меня перед Уизли в тот раз, но, боюсь, он вполне может высмеять меня, если я предложу что-то такое смехотворное, как отношения".
Драко отмахнулся от возникших у него бредовых идей и заставил себя перестать фантазировать о Гарри. Хорошая порция уравнений по Арифмантике непременно должна ему помочь. Кто знает, может быть, ему все-таки удастся найти замену оперенью Пегаса, или придумать лекарство от ликантропии, перебирая различные варианты в голове.
Но, к чему лукавить - у него на это было столько же шансов, сколько и на избавление от воспоминаний о Гарри.

~~oo0oo~~

Гарри работал на кухне, старательно нарезая куриную грудку, когда почувствовал, как знакомое тепло прикоснулось к его ногам. Тихое мурлыкание обнаружило намерения Petite Amie, когда она запрыгнула на табуретку.
- Ты считаешь, что я позволю тебе здесь остаться? - спросил Гарри. Выражение на морде кошки было совершенно невинным. Конечно же, она останется именно здесь. Ведь здесь была свежая курочка. Где же еще она может быть? Гарри закатил глаза и кинул ей кусочек грудки. Она была на седьмом небе от счастья, но вскоре разочаровалась, когда он наколдовал миску и поставил остатки ее обеда на пол.
- Не смотри так на меня. Я знаю, что ты приходишь сюда только потому, что Драко варит какую-то жуть. - Она молча согласилась с его предположением и раздраженно принялась жевать свою еду на полу. Действительно, единственный признак, по которому Гарри безошибочно определял, что Драко вообще у себя - это невероятные запахи, исходящие из лаборатории. Все это заставило Гарри снова задуматься о нем.
Пообщавшись с Люком, Гарри приобрел некоторые представления о приготовлении зелий, и, зная, что Драко делает для Ремуса, мог быть лишь признательным за то, что тот, скорее всего, тратит на это много личного времени, а это мало кто сможет оценить. Зная педантичность Драко, когда дело касалось работы, Гарри мог только посочувствовать ему, услышав из открытого окна поток ругательств (как английских, так и французских).
Несколько раз он ловил себя на желании постучаться в его дверь и завести какой-нибудь разговор, но боялся, что Драко, скорее всего, оторвет ему голову, если он попытается сделать что-либо подобное во время приготовления зелий. Гарри не был глупым человеком и видел, что Драко в этом смысле очень напоминал Снейпа. Даже Petite Amie думала так же, и он не винил ее за желание унести лапы подальше от раздраженного ученика Мастера зелий.
Знакомый шум крыльев прервал размышления Гарри, и он обернулся, чтобы посмотреть как Хедвиг, принесшая его почту, грациозно усаживается на стол. Она приподняла голову, чтобы принять совиное лакомство, и заметила присутствие Petite Amie. Кошка несколько секунд скучающе смотрела на Хедвиг, но потом ее тело резко подобралось, а хвост принялся бить по бокам. Хедвиг недовольно ухнула и указала глазами на курицу, все еще лежавшую на разделочной доске.
Гарри снова закатил глаза. - Боже мой, а вы не думаете, что я тоже хочу хоть немного съесть? - Он скормил несколько кусочков сове, которая с радостью их проглотила и уселась на свой высокий насест. Гарри не преминул заметить, что она все время пристально следила за кошкой.
- Хедвиг, это просто гость. - Сова ухнула. Гарри, приподняв бровь, внимательно посмотрел на нее - иногда он мог поклясться, что сова понимает его слова. - Да, просто занимайся своими делами и будь гостеприимной, или в следующий раз ей достанется вся курица. - Сова негодующе захлопала крыльями, а Гарри принялся укладывать нарезанные куски в приготовленный маринад. Сев, чтобы прочитать почту, он решил преподнести своей верной старой сове последний комплимент, - Не волнуйся, Хедвиг, ты - единственная женщина в моей жизни.
Удовлетворенное воркование Хедвиг было все же приправлено изрядной долей скепсиса, потому что как раз в этот момент Petite Amie устроилась на коленях Гарри, который разворачивал "Ежедневный Пророк". - Что за… - Он не мог поверить своим глазам, разглядывая первую полосу. Там была новая статья о Нео Пожирателях и их последних зверствах, которые те учинили, напав во время матча по крикету в Лондоне. Международный матч привлек множество посетителей, и они атаковали в самом конце, убив сотни магглов. В завершение нападения они взорвали стадион, погребая под руинами сотни жертв, и запустили Темную метку в небо. Маггловские власти объясняли это неправильным использованием фейерверков, из-за которого и начался пожар на стадионе с последующим его обрушением. Сотни людей стали жертвами этой трагедии.
- Черт, - пробормотал Гарри, дочитав статью. Рассеяно потирая шрам, он вспомнил, что ночью метался и плохо спал, хотя всю предыдущую неделю много медитировал и занимался упражнениями по контролю над своей магией. Теперь он больше не был уверен, правильно ли поступает, пытаясь разорвать свою связь с темной магией. Возможно, его реакция помогла бы поймать Нео Пожирателей быстрее. Ему необходимо поговорить с директором.
Как будто в ответ его мысли ожил камин. - Доброе утро, Гарри, - лицо Альбуса Дамблдора в камине выглядело усталым и искаженным.
- Сэр, - ответил Гарри.
- Ааа, вижу, ты уже прочел о трагедии, - заметил директор, указывая на раскрытую газету, лежащую на столе.
Гарри нахмурился и кивнул. - Хмм, да. Я…я совершенно не ожидал этого… Я ничего не почувствовал, сэр.
- Гарри, это же отличная новость.
- Отличная? Я не понимаю, сэр. Я думал…
Директор перебил его на полуслове. - Это доказывает, что теперь ты, наконец, обрел контроль над своей магией. Ты отлично потрудился. Никто не требует от тебя быть барометром их активности, Гарри.
Но Гарри отвлекся от речи директора, рассеяно распечатывая одно из писем. Он присмотрелся к очень знакомому подчерку и ругнулся. - А Вы действительно уверены в этом, сэр? Что ж, тогда Вам нужно будет сообщить об этом Министерству…
- Что ты хочешь этим сказать, Гарри? - Дамблдор был озадачен.
- Только это, - Гарри сунул письмо в камин, и директор глубокомысленно закивал, читая его.
- Должно быть, они шутят. Я не могу сделать этого - я не буду этого делать, - категорично заявил Гарри.
- Спокойней, Гарри, не спеши… - предостерег его директор.
Гарри издевательски рассмеялся. - Что Вы, я не стану спешить, не волнуйтесь. Я намереваюсь ответить на их предложение.
Дамблдор посмотрел на Гарри поверх очков. - Что бы ты там ни задумал - будь осторожен.
- Не беспокойтесь, сэр, я уже научился искусству дипломатии. В конце концов, я учился у самых лучших. - Дамблдор заметил злую усмешку Гарри, что совершенно не способствовало его успокоению.
Накинув мантию поверх рубашки и джинсов, Гарри через полчаса через каминную сеть отправился в Министерство.

~~oo0oo~~

Час спустя Гарри аппарировал обратно в Хогсмид. Он был просто в ярости. Он уже собирался отправиться в замок, но остановился, поняв, что ему еще нужно успокоиться. Он сегодня был совсем не в настроении выслушивать чепуху, но вполне достаточно ее наслушался за последний час, будучи в Министерстве. Теперь ему хватит на всю оставшуюся жизнь. Что за наглость с их стороны! Он чувствовал необходимость хоть немного выпустить пар, да еще урчание в желудке настоятельно напомнило ему, что он ужасно голоден. Он огляделся и заметил, что "Листья и бобы" еще открыты, и тогда он решил, что сейчас самое время съесть что-нибудь легкое.
Он попытался скрыть свои раздражение и ярость, входя в двери кафе, но Эммалин, должно быть, умела читать мысли. Как только он уселся за столик, перед ним возникли чашка с горячим чаем и огромный кусок фруктового пирога. Он заново прокручивал события сегодняшнего утра в голове, пока ел, все еще удивляясь их наглости.
- Если они считают, что я с радостью вернусь в Министерство, то они совершенно меня не знают. - Гарри говорил сам с собой, и очень удивился, услышав ответ.
- Теперь уже разговариваешь сам с собою, 'Арри? - Гарри очень удивился, обнаружив, что Эммалин успела устроиться напротив него, а он даже и не заметил. - Знаешь, когда я разговариваю сама с собой, то обычно получаю ответы, которые мне нравятся. - Ее улыбка была заразительной, и он почти ощутил теплую волну, прокатившуюся по его телу. - Хотя иногда лучше, все-таки, поговорить с кем-нибудь другим.
Мгновение Гарри не понимал, что она имеет в виду, но вспомнил разговор с Ремусом на этой неделе. - Не надейся, что у меня не найдется, что сказать лично тебе. - Он зло сжал губы, но она не стала на этом заострять внимание.
- Почему бы тебе не рассказать мне, что сделали тебе в Министерстве, что ты так расстроен, а потом мы сможем обсудить и другие вопросы. - Она указала Гарри на пирог, который он должен был съесть во время их беседы.
- Думаю, ты видела "Пророк"
Эммалин кивнула и нахмурилась. - Такая ужасная трагедия. Что Министерство предпринимает для решения этой проблемы?
Гарри иронично фыркнул, - О, они делают все, что в их силах, включая и попытку вернуть меня обратно к ним на работу.
- Они могут это сделать? - Глаза Эммалин от удивления расширились.
- Понятия не имею - но я сказал им, что подумаю об этом, и что мне совершенно не интересны их споры за власть, точно так же, как я больше не верю их пустым обещаниям. Не уверен, что они обрадовались моему заявлению, впрочем, как и репортеры с фотографами, которые не получили того, что им наобещали.
Гарри снова подумал о невероятном предложении Гордона Бриджуотера и Клэр Гафри. Они обещали забыть неблагоразумие Гарри, если он вернется в Аврориат и поможет вдохновить войска и сплотить их для предстоящей битвы с Нео Пожирателями. Торопясь предложить ему старую должность, они не предполагали, что Гарри может больше не являться ходячим барометром, который мгновенно определяет, когда и где нападут Нео Пожиратели. Клэр, казалось, больше всего расстроило заявление, что Гарри больше не может моментально указать их местопребывание.
Они пытались предложить ему все блага - от поднятия зарплаты, до обещания выделить ему свой собственный класс, как только они поймают последних Пожирателей смерти. Гарри все это совершенно не заинтересовало. Он взбесился, как только увидел Риту Скитер, стоявшую у кабинета Гордона. К тому времени он уже и без того был серьезно зол, так что, возможно, немного переборщил со своими бывшим начальством.
Они не смогли загнать его в угол, и Гарри предложил им, куда именно они могут засунуть свои посулы. К сожалению, Клэр за последние несколько месяцев научилась отвечать ударом на удар, и, перед самым его уходом, она сумела ударить по его больному месту.
"Знаешь, это просто стыдно, Гарри. Такая трата таланта. Будет ужасно, если еще больше Авроров погибнут ни за что, только потому, что ты отказался им помочь. Но, если тебе нравится быть таким эгоистом, думаю, нам придется поймать их без тебя".
Эммалин была шокирована, услышав рассказ Гарри. - Манипулировать тобой - не самая удачная мысль, 'Арри.
Гарри смотрел на нее, и остатки гнева все еще сверкали в его глазах. - Нет, не самая. Я велел им отвалить. Я ужасно не люблю, когда мной пытаются манипулировать. А особенно я не терплю, когда меня используют как пешку в игре за власть, в которой я не могу ничего решать. Я боролся с этим раньше, и мне плевать, если придет время повторить это снова.
Если Гарри надеялся, что Эммалин потревожит этот его гнев, направленный прямо на нее, то он глубоко заблуждался.
- Знаешь, 'Арри. Ты прав. Никто не любит, когда им манипулируют. Но прежде, чем ты начнешь выплескивать свой гнев не туда, куда следует, мне кажется, что, возможно, тебе стоит доставить удовольствие старой ведьме немного… - Глаза Эммалин весело улыбались, но Гарри грубовато прервал ее,
- Доставить удовольствие? Эммалин, Ремус сказал мне, что эти заколдованные дневники - твоих рук дело. - Гарри прищурил глаза, пытаясь понять ее реакцию. К сожалению, она догадалась об этом. - Конечно, если ты думаешь, что манипуляция моими чувствами - это способ доставить себе удовольствие…
- Никто не манипулирует твоими чувствами, 'Арри.
Гарри нахмурился и обнаружил, что ему трудно воспринимать ее всерьез. - А как ты назовешь то, что я, изливая свою душу в дневнике и влюбившись в загадочного незнакомца, с которым переписывался, вдруг обнаруживаю, что этот человек на самом деле мне отлично известен, и я терпеть его не могу? Да ты спятила!
- Никто никем не манипулировал, 'Арри.
- Вот как? - саркастично спросил он.
- Ты не можешь отбросить или изменить то, что уже существует внутри.
- Ремус был прав: после разговора с тобой остается больше вопросов, чем находится ответов.
Эммалин нахмурилась, но не рассердилась, и не была, кажется, расстроена обвинениями Гарри. - Ремус не должен был рассказывать тебе сказки, но он ответил на все твои вопросы, разве нет?
- Что ты имеешь в виду под тем, что скрыто внутри? - Теперь он был озадачен еще сильнее. Сначала он злился на свое бывшее начальство, а теперь на Эммалин и ее чертовы дневники. Почему она не удивлена и не пытается защищаться?
- Гарри, если бы обстоятельства сложились иначе - или судьба не поставила бы пророчество на твоем пути, твоя жизнь была бы совершенно другой.
- Ты действительно так думаешь? - иронично спросил он.
Эммалин осталась невозмутимой. - Дневники только помогают соединить вместе две половинки одной души, когда они находятся в опасности упустить друг друга, но они не меняют твоих чувств ни в коей мере. Они лишь помогли тебе увидеть то, что и так всегда было здесь. У тебя, ведь, всегда были напряженные отношения с Драко, да?
- Можно сказать и так. - Он начал понимать, на что она намекает. Вся эта история начала обретать смысл.
Эммалин улыбнулась в ответ. - Тебе всегда нравился Драко, 'Арри. Вы всегда были предназначены друг для друга. Как в прошлых жизнях, так и в будущих. Ни один из вас не смог бы быть по-настоящему счастлив, если бы все продолжалось так, как было прежде. Дневники увидели, что вам двоим необходимо увидеть друг друга без привычных масок, и тогда восторжествует справедливость. Я просто слежу за этими дневниками и делаю все возможное, чтобы никто не вмешивался в естественный ход событий.
Гарри некоторое время молча сидел, раздумывая над ее словами.
Она успокаивающе положила руку ему на плечо. - Прости, если у тебя появились подозрения, что тобой манипулировали. Древняя магия непредсказуема, но ты уже понял это. Теперь все зависит от тебя: поможешь ли ты и Драко понять правду. Он не так хорошо понимает, чего хочет от жизни, как ты.
Гарри начал было кивать, но вспомнил свой самый мучительный вопрос, который задавал и Рэмусу. - Драко действительно ни о чем не знает, Эммалин?
Она покачала головой. - Не сомневаюсь, что ты бы уже был в курсе, если бы он понял. Ему можно доверять, ты же знаешь. Он на самом деле очень уязвимый, только просто не всегда это понимает.
Гарри подумал о Люке и его признании, что он вечно превращает все в мелодраму. - О, я думаю, он догадывается.
- А, но мне кажется, что он никогда толком не знал, что такое настоящая любовь, 'Арри. Я думаю, тебе нужно показать ему, что это значит - быть любимым. - Она улыбнулась и взяла его за руки. Множество колец и браслетов на ее руках мелодично звякнули.
- Ты хочешь, чтобы я рассказал ему? Но Ремус говорил, что я не могу…
- О, нет, ты не можешь ни о чем рассказывать. Люк должен сам во всем разобраться, так же, как и Флэш.
- А как я смогу теперь переписываться с ним и не открывать правды? Мой дневник постоянно вытаскивает из меня откровения.
Эммалин улыбнулась и похлопала по его руке. - Не думаю, что тебе стоит беспокоиться, 'Арри. Драко еще не готов принять правду. Иногда ему нужен хороший пинок в …ну, иногда ему нужен шок, чтобы увидеть правду. Дай ему немного времени, но постарайся показать ему настоящего Гарри, а не того мальчишку, которого его отец учил ненавидеть.
- Но это нечестно по отношению к нему, - Гарри точно знал, как Драко отреагирует, узнав, что Гарри все это скрывал от него. - Я просто не знаю, смогу ли сделать все это правильно.
- Он поймет. Он, может быть, иногда и ведет себя как упрямая задница, но он непременно придет в чувство. А теперь - не волнуйся. Ты просто продолжай те отношения, что уже сложились у вас в дневниках, и когда он будет готов, то все поймет. - Эммалин просто источала уверенность, что все будет в порядке, но ей все еще нужно было убедить в этом Гарри. - Послушай, ты же не можешь внезапно измениться за одну ночь. Человек, которого ты видел все эти месяцы и есть настоящий Драко, только он не всегда показывает себя настоящего - хотя бы, до тех пор, пока не узнает тебя достаточно. Верь в него, Гарри. В конце концов, дневник выбрал именно тебя, а эта привилегия дается очень немногим. Ты и Драко должны были быть просто идеальны для дневников, если они посчитали вас достойными.
Что-то в словах Эммалин заставило Гарри задуматься. - Эммалин, Люк - Драко - сказал однажды, что существуют дюжины таких дневников в чистокровных семьях. Люди знают о них. Они все помогают половинкам души найти друг друга?
Эммалин была просто ошеломлена вопросом Гарри. - О, нет. Есть только одна пара Journal Intime Partage. Остальные - просто зачарованные пергаменты, созданные магами, которые слышали легенду о дневниках Единства души. Они хотели хоть каким-то способом связываться с теми, кого любят. - Она неожиданно рассмеялась. - Но самое смешное в том, Гарри, что те, кто действительно любит нас, никогда нас и не покидают. Ни в этой жизни, ни в следующей. - Она покачала головой и улыбнулась своей собственной шутке.
Гарри задумался ненадолго, пытаясь осмыслить и ее сегодняшние слова, и то, что пытался сказать ему Сириус еще на третьем курсе. Отказываясь сейчас погружаться в пучину грустных мыслей о крестном, он снова посмотрел на Эммалин и уже был готов задать еще один вопрос, как она остановила его, ткнув в него пальцем. - И прежде, чем ты об этом спросишь, я тебе скажу, что не существует ответов на вопросы, которые ты действительно хочешь задать. Просто наслаждайся пониманием того, что ты нашел свою вторую половину. После всего, через что тебе пришлось пройти, 'Арри, ты заслужил это счастье.
К тому времени, как он собрался уходить, его затяжной гнев на бывших начальников был уже давно забыт.

~~oo0oo~~

Драко, со своей стороны, наслаждался спокойной неделей. На приготовление зелий ему приходилось тратить всего пару часов в день, и обычно к утреннему чаепитию все было у него уже готово. Он начал работать над некоторыми своими идеями по улучшению июльской порции Аконитового зелья, но первые эксперименты прошли не совсем так, как он планировал. Он чертыхался, ругался и ворчал из-за нескольких расплавленных котлов, потому что приходилось каждый раз начинать все заново. В кои-то веки, в отсутствии удачи он не винил свои беспорядочные мысли о Гарри. Это был его эксперимент, и он хотел быть уверенным, что исключил все возможные побочные явления таких комбинаций ингредиентов.
Он был совершенно уверен в том, что собирался сделать после разговора с Ремусом накануне его отъезда в Лондон. Оборотень выглядел очень неплохо, и Драко чувствовал уверенность в правильности модификаций Аконитового зелья. До нынешнего момента. К сожалению, он провел большую часть своего разговора с Ремусом, размышляя о том, что тот выглядит слишком хорошо, и его блуждающий взгляд задерживался на нем немного дольше необходимого. Внезапно он понял, что рассматривает фигуру Ремуса и мысленно сравнивает ее с фигурой Гарри.
Он тряхнул головой, но это нисколько не помогло. Драко проклял свои похотливые мысли, и подумал, что ему, кажется, потребуется времени немного больше, чтобы избавиться от фантазий о Гарри. Благодаря судьбе или чистой воды удаче, им удавалось избегать друг друга большую часть недели. Тем не менее, он обнаружил, что у него выработалась новая привычка пить кофе по утрам возле окна, выходящего во дворик. Занятия Гарри "Тай Чи" были ежедневной практикой, и он рассмеялся над иронией сложившейся ситуации, потому что его собственная утренняя техника расслабления включала в себя наблюдение за расслаблением Гарри.
С таким большим количеством свободного времени и при устоявшейся теплой погоде Драко пользовался любой возможностью выбраться из замка. Он однажды сходил в Запретный лес, чтобы собрать следы кентавров - это было самым неприятным занятием за неделю. Он был не из тех, кому нравится лесное уединение, и еще в раннем детстве научился избегать таких мест, насколько это было возможно. Он чувствовал обоснованность своих страхов: в конце концов, он имел неплохое представление, кто может водиться в подобных лесах. Запретный мало, чем отличался от других, разве что его название предупреждало об опасности.
Возвращаясь, он заметил Чарли Уизли, и решил, что может попросить бывшего загонщика драконов помочь ему в дальнейших сборах ингредиентов в лесу. Он не мог отказать себе и не понаблюдать за Чарли, нагружавшим пустые клетки на повозку. Он определенно был мускулист в нужных местах, и Драко не было нужды включать свое воображение, пытаясь представить, что находится под брюками из драконьей кожи. И он снова мысленно сравнил Чарли с Гарри.
Он почувствовал вспышку ревности при мысли о том, что этот красивый мужчина был безнадежно одурманен Северусом. Северусу придется очень поработать над собой, если он собирается оставить Чарли себе - или продолжать бегать от него. "Почему кому-то приходит в голову убегать от этого? Чарли божественен. Думаю, у меня войдет в привычку посматривать на него во время завтраков. Может быть, я даже смогу ему простить эти рыжие волосы. В конце концов, меня же интересуют совсем не волосы?"
Чарли. Что-то с этим именем было не так. "Флэш спал с парнем по имени Чарли. Он говорил, что до сих пор еще хочет Чарли. Возможно ли это? Не глупи, Драко. Сколько в Англии найдется мужчин с таким именем? Вряд ли столько же, сколько отыщется Чарли с такими пропорциями, и которые прямо-таки источают сексуальность. Но, если это - Чарли Флэша, тогда, может быть, я могу выяснить, кто он такой…" Драко тут же оборвал свои размышления. "Да, Драко, ты помнишь, что произошло в последний раз, когда ты уже думал, что выяснил личность Флэша".
Покачав головой, он отвернулся и отправился обратно в замок. Он не настолько глуп, чтобы дважды наступать на одни и те же грабли.
Остаток недели прошел без особых происшествий, но он проводил много времени, читая и бродя по магазинчикам в Глазго. У него все еще было маловато наличных денег, но цены на подержанные книги и кофе были вполне приемлемыми, так же, как и на билеты в кино. Он никогда не осмелится кому-нибудь признаться, насколько ему нравится смотреть кино. Он с легкостью мог понять, почему столько магов снимали "фантастические" фильмы для магглов.
Конечно, выбор был не особенно разнообразен, и на экране появлялось слишком много представительниц слабого пола, на вкус Драко. Продавец билетов был уверен, что ему непременно понравится фильм под названием "Ангелы Чарли", но он решил остановить свой выбор на мультике с говорящей рыбой в главной роли. Это напомнило ему о Вавилонской рыбе, которую он однажды видел в магическом зоопарке. Они крайне редки, и их очень трудно дрессировать, но если это получается, то они будут болтать без умолку.
Он никогда не был в кинотеатре вместе с таким количеством маггловских детей. К счастью, у него в кармане было обезболивающее, которое он мог выпить, если разболится голова. Ему захотелось помочь молодой мамочке, которая была окружена тремя мальчишками, бывшими, на его взгляд, просто ходячим кошмаром. Он понял стремление Люциуса избегать магглов, если они все были бы такими, как эти мальчишки.
К середине мультика Драко заметил ощутимый выброс магии, исходивший от старшего брата, отлевитировавшего свой сок и вылившего его на голову младшего. "Ого! Вот, здорово - магглорожденный хулиган. Судя по его возрасту, я уже успею благополучно покинуть Хогвардс прежде, чем он получит свое письмо".
Ему было жаль нервную мамашу, и он втихаря соорудил небольшой барьер между женщиной и ее ругающимися сыновьями. Мальчишки буквально приклеились к своим местам, и Драко, вместе с их матерью и другими посетителями, были просто счастливы, что могут спокойно досмотреть мультфильм.
Он радостно насвистывал мелодию из мультика, вернувшись в Хогсмид. У него было отличное настроение, и он уже собирался зайти в "Листья и Бобы", чтобы поболтать с Эммалин, когда столкнулся с Гарри, выходившим оттуда.
- Драко, - Гарри, похоже, был немного удивлен, и оглянулся на Эммалин, которая протирала стаканы полотенцем. Казалось, он был поражен внезапным появлением Драко в магазине, да еще одетым в маггловскую одежду. Драко обратил внимание, что Гарри понравился его кожаный пиджак.
- Гарри, - кивнул он в ответ.
Это была их единственная встреча за всю прошедшую неделю. Но, все же, она была им приятна, и оба мужчины осторожно рассматривали друг друга (Гарри, определенно, чувствовал себя более уютно в маггловской одежде, чем в мантии). Драко заметил, что волосы Гарри пребывали в еще большем беспорядке, чем обычно, и в его глазах все еще светилась злость. Что-то разозлило Гарри настолько, что тот потерял самообладание. Драко это отчетливо видел, а также и то, что Гарри удалось взять себя в руки, и теперь он уже почти успокоился.
Драко повернулся, собираясь что-то сказать, входя в магазин, но Гарри уже вышел за порог. Он передернул плечами, спрашивая себя, имеет ли отношение к такому состоянию Гарри статья в сегодняшней газете. Закрыв за собой дверь магазина, Гарри остановился и обернулся. Он мучился раздиравшими его желаниями вернуться и поговорить с Драко, или же выпалить ему всю правду. Эммалин заставила его о многом задуматься.
Ему нужно было о стольком подумать, что Гарри потратил очень много времени на медитацию. Только ранним воскресным утром, он, наконец, постиг абсолютный смысл всего происходящего. Его Анам Кара - группа его друзей по духу, и Драко был связующим звеном в ней. Чувство предвкушения, долгое время росшее в нем, наконец, стало понятным. Драко был второй половиной его души, и он мог теперь отчетливо видеть, что их жизни сплелись воедино с самой первой встречи много лет назад в магазине мантий "Малкин".

Он почувствовал ощущение правильности в Драко - в том, чтобы быть с ним в замке и, наконец, в том, чтобы принять правду. Эммалин помогла ему увидеть последнюю связь. К сожалению, если Эммалин права, то Драко все еще ничего не известно, и ему потребуется какое-то время, чтобы осознать истину. Если, конечно, Гарри сможет избавиться от настырного голоса, внушающего ему сомнения, который все еще подозревал, что Драко его обманывает.
Гарри понял, что может использовать дневник не только для достижения своих целей, но и чтобы помочь Драко увидеть правду. Но, сначала, у него еще остался один вопрос, которой необходимо задать Люку, чтобы самому избавиться, наконец, от эха сомнений в голове.

~~oo0oo~~

Воскресенье, 22 июня
Привет, Люк, ты здесь?

Да, тут! Как ты, Флэш?
Привет! У меня все нормально, ты-то сам как?
О, у меня все как обычно. Наслаждаюсь ничегонеделанием. Мне интересно, сколько ты еще собираешься задавать мне смущающие вопросы. Я так рад, что ты тогда мне написал. Я думал, что, возможно, я тебя обидел своим эгоизмом, что ты решил меня бросить. Как прошла неделя? Что нового случилось в жизни Флэша?
Нет-нет, ты меня совсем не напугал. Просто я неожиданно получил очень важные новости и больше не мог писать.
Я знал, что была какая-то причина, почему мне не следовало болтать с тобой в кофейне. Сочувствую тебе насчет твоих неожиданных новостей. Сейчас все уже утряслось?
О, да, все будет в порядке. Кое-что еще не разрешено, и я вынужден много медитировать, чтобы разобраться в том, что я в действительности чувствую. Я пытаюсь реагировать на азиатский манер - просто позволить этому произойти и подождать, чтобы выяснить, куда меня это событие приведет, поэтому сейчас я и не хочу слишком вдаваться в подробности… Да и остальная неделя оказалась богата событиями, поэтому у меня даже не было шанса открыть дневник до сегодняшнего дня. А так - у меня все нормально, привыкаю к моей новой работе.
Рад это слышать! Мне нравится твоя идея о том, чтобы позволить событию случиться. Думаю, когда мы пытаемся форсировать события, они никогда не протекают так, как мы запланировали. Итак, что за новая работа? Ты уже приступил?
Нет, летом будет лишь подготовительный процесс, а сама она начнется лишь в сентябре. Очень похоже на мою предыдущую временную работу, но без даты окончания контракта. Думаю, я буду здесь по-настоящему счастлив теперь, когда она стала постоянной, и кажется именно тем, что я искал.
Я думаю, что у тебя, наверное, прямо гора свалилась с плеч. Признаюсь, меня пугала перспектива вернуться сюда работать, но в действительности все сложилось почти отлично. Мой наставник доверяет моим способностям и знает, на что я способен. Он предоставил мне свободу действий в моем исследовании, и теперь, когда он уехал в отпуск (напомни, чтобы я рассказал тебе, почему!), у меня есть, чем заняться летом. Куча свободного времени, чтобы бродить по городку и пить хороший кофе. А еще я совершил несколько поездок в большой город. И смог насладиться маггловской культурой, благодаря тебе.

Гарри на мгновение замер, догадавшись, что "наставник" о котором говорил Люк столько раз, был Северусом Снейпом. Он фыркнул, вспомнив, как Люк однажды ошибся, приняв Флэша за Снейпа, и ему стало интересно, а что бы произошло, если бы Драко подошел к Снейпу с этой идеей.
Похоже, ты наслаждаешься жизнью. Должен признать, что в маггловской культуре есть свои плюсы, и рад, что тебе она нравится.
Да. Знаешь, я подумал, что если магглы могут поверить в разговаривающих рыб, то тогда, возможно, они не посчитают волшебный мир таким уж странным. Правда, мне показалось, этот фильм был предназначен только для детей. Их было довольно много в кинотеатре.
Да и вообще - это было приятное развлечение. Мне нужно было на некоторое время отвлечься от работы. Здесь на лето осталось не так много народу, и я пытался избегать встреч с мистером "Субботняя-Ночь-В-Туалете". К сожалению, всю неделю я не мог перестать о нем думать, и каким-то образом он еще основательнее проник в мои сны. Не то, чтобы я жаловался. Я просто… Знаешь, все это просто очень странно. Наверное, ты даже представить не можешь, о чем я говорю.
Говорящая рыба, да? Это должно быть забавно. Должен признаться, что уже давненько не ходил в кино, и, может быть, мне стоит воспользоваться возможностью и хоть на время сбежать от реальности. А на счет твоего "инцидента", снов и всего прочего - я думаю, что понимаю, о чем ты говоришь, каким бы странным это ни было.

Гарри глубоко вздохнул, раздумывая, стоит ли ему поскорее сменить тему, но не представлял, как это сделать. К счастью, магия дневников принялась за дело прежде, чем он успел восстановить контроль над пером.
А как у вас дела обстоят сейчас? Ты с ним разговаривал? Ты разобрался, что теперь к нему чувствуешь? Я имею в виду, ты писал, что у вас случился довольно-таки жаркий секс, и мне интересно, как ты считаешь - его причиной была простая страсть, или же ты чувствуешь к этому мужчине что-то большее?
Гарри чувствовал себя преотвратно, но он и в лучшие времена страдал от собственного любопытства. Выходило, что он, пользуясь своим преимуществом, использует Драко в собственных интересах, но ему ужасно хотелось узнать о своих шансах на отношения с Драко. Может быть, сейчас как раз и была единственная возможность откровенно поговорить с Драко и узнать правду.
Мерлин, я уже не знаю, что и думать. Я знаю его практически половину своей жизни, но, выходит, я только сейчас начинаю действительно узнавать его, если ты понимаешь, о чем я. Я не прекращаю обращать внимание и на других парней. Мерлин, здесь есть один - совершеннейший Адонис! Он тоже работает здесь, и обращает свое внимание лишь на моего наставника (несмотря на его внезапный отъезд в отпуск. Если честно, я считаю, он отлично подойдет моему наставнику. Ему просто необходимо немного расслабиться, а я просто убежден, что этот парень будет держать его довольно…расслабленным).
Гарри догадался, что Драко говорит о Чарли, и почувствовал легкий укол ревности. Даже Драко думает о нем? "Не будь смешным, Гарри. Вслед Чарли всегда поворачивалось множество голов. Это просто лишний раз доказывает, что у нас с Драко одинаковый вкус".
А на счет своих чувств к моему "парню" могу тебе сказать, я вижу его теперь в совершенно новом свете. С самого дня Костров меня упорно преследуют эротические сны о нем, поэтому я не слишком уверен, как это назвать. Я попытался поговорить с ним, и он показался мне серьезно чем-то расстроенным. Я воспользовался твоим методом спокойного отношения к происходящему, и, кажется, теперь ему лучше. Но я так и не определился, страсть ли это. Мое чувство не слишком на нее похоже.
Думаю, я снова последую твоему совету и просто позволю случиться тому, что случится. Что ты на это скажешь? Я не буду сейчас устраивать очередную мелодраму. Но меня отвлек Адонис. Я хотел тебе сказать, что всех мужчин теперь сравниваю с ним. Я не делал этого со времен своих отношений с Жан-Полем.
Я считаю, что это будет самым лучшим решением, особенно в такой ситуации. Ты же все равно ничего не сможешь изменить, верно?
Ты прав, Флэш, как обычно. Que Sera, Sera. Ну, что испанский на тебя действует также, как французский?
Ой, а я думал, это тоже по-французски. Боюсь тебя разочаровать, но я вполне спокойно могу выдержать небольшие фразы, потому что их легко понять, да еще, к тому же, все это было написано на бумаге, поэтому даже не начало возбуждать меня так, как разговорный французский.

Но, как только Гарри это написал, его излишне активное воображение тут же нарисовало, как Драко мелодично, медленно и растянуто говорит по-французски. Одна эта картинка заставила его сердце биться быстрее, а дыхание слегка сбилось. "Мне нужно немедленно перестать думать об этом. Такого просто не может случиться, если мне не известно, кто он такой", - подумал он и продолжил читать.
А, ладно. Не люблю возбуждать тебя, потому что ты становишься рассеянным.
Драко не стал отказывать себе в небольшом флирте, потому что снова подумал о Гарри - о Гарри, говорящем на парселонге. "А ну, перестань немедленно! Мерлин, ты мечтаешь о Гарри даже сейчас! И, естественно, немедленно начал флиртовать с Флэшем. Ну, ты даешь, Драко!"
Прости, Флэш. Не смог удержаться. Я просто снова подумал о нем. Он тоже говорит на незнакомом языке, и мне стало интересно, что я бы почувствовал, услышав его речь. Это должно быть довольно интригующе. Но тебе, наверняка, не слишком приятно о нем разговаривать. Это просто нечестно по отношению к тебе.
Да нет, все в порядке, Люк. Ты не должен подстраиваться под меня из-за моего признания, и, если честно, я не думаю, что эти дневники позволят тебе скрыть свои мысли в любом случае.

Гарри разрывался между чувством вины из-за своей не слишком честной игры с к Драко, и отчаянным желанием узнать от него что-нибудь важное. В конце концов, разве Эммалин не говорила ему, что Драко самому еще нужно понять, что именно он чувствует к Гарри, и только после этого он сможет открыть для себя всю правду? Это определенно имело смысл. Но вдруг перо снова зажило собственной жизнью.
Значит, вы оба двуязычные? Он из другой страны?
Ну, да, можно сказать, что мы оба "би". Би-язычные, я хочу сказать - не знаю точно, "би" ли он в другом плане или же чистый гей. Хотя, я никогда не слышал сплетен о его отношениях с женщинами - правда, не так уж я много обращал на них внимание. Просто никак не могу всю неделю выкинуть его из головы. Даже моя кошка взяла в привычку навещать его, но она - та еще шлюшка, и станет спать с кем угодно за миску еды.
А теперь, расскажи мне о своей ночи. Не думай, что я забыл.
Прости, я тут все еще хохочу, представив себе голодную кошку-проститутку. Мне кажется, что она не настолько плоха, как ты говоришь.
Ну, она, уж точно, не голодает, но она постоянно применяет к нему все свои кошачьи уловки. Думаю, он ей нравится больше, чем я.
А я склонен в этом видеть просто начало хорошей дружбы. Теперь ты не можешь заставить свою кошку ненавидеть его, правда? Сомневаюсь, что он может нравиться ей больше, чем ты, но, может быть, она просто неплохо разбирается в людях?
Может, и так. В конце концов, она полюбила меня первым! И она последовала за мной сюда, оставив свой дом, вместе с Petite Mere.
О, да, нет никаких сомнений, Люк, если она полюбила тебя "первым", то это отличное доказательство, что ты, должно быть, просто потрясающий человек! Может быть, он просто лучше готовит?
О, нет, как повар я определенно лучше. Я не знаю, как он готовит, но до меня несколько раз доносился божественный аромат из его кухни, хотя, с другой стороны, я убежден, что он не в состоянии сварить самое простейшее зелье, даже если очень постарается. Уж поверь мне. Я с ним промучился семь лет в одном классе!

Впервые Гарри полностью убедился, что разговаривает именно с Драко. Это была просто визитная карточка самоуверенного Малфоя. Гарри расхохотался, но, не моргнув глазом, продолжил переписку. Он даже почти забыл, что разговаривает с Драко, снова ощутив свою связь с Люком.
Прости, ты о чем-то спрашивал перед тем, как я перебил тебя своей истерикой из-за кошки?
Неделю назад ты собирался что-то рассказать мне о своей ужасной субботней ночи. Тебе все еще нужно выговориться, или ситуация разрешилась сама собой?
О, те события были только началом целой череды неожиданных открытий. Если рассказывать вкратце, то мой старый знакомый и теперешний коллега оказался совсем не таким, как я раньше считал, и теперь я все еще пытаюсь переварить полученную информацию.
А, тогда понятно. Рад, что ты работаешь над этим вопросом. Кажется, мы сильно изменились с тех пор, как начали писать в этих дневниках.
Похоже на то.
Да, уж. Итак, когда ты последний раз писал мне, ты говорил, что, наконец, придумал вопрос, который тебе хотелось задать мне. И прежде, чем ты его задашь, я постараюсь рассказать тебе о самых неловких ситуациях, в которые я попадал.
Отлично, это должно оказаться интересным… Мне интересно узнать, о чем ты расскажешь, не узнав еще самого вопроса…
Моего плюшевого мишку звали Сал (Он был зеленым, и имя его было сокращением от "Салазар". У него были красные глаза и черный нос); моими любимыми комиксами были "Мартин Миггс - сумасшедший маггл", но отец никогда не позволял мне покупать их - поэтому я все свои выпуски украл; и я всегда участвовал во всех соревнованиях - по настоянию мамы. К счастью, я смог отказаться от них, уехав в школу и занявшись более серьезными вещами. Ну, как? Я предугадал твой вопрос?
Вообще-то, нет.
Черт. Ты хочешь сказать, что даже совсем-совсем не близко?
Ты все еще согласен отвечать на мой вопрос? Если он не будет включать в себя твое настоящее имя, каминный адрес или место работы?
Я был абсолютно уверен, что ты собираешься меня спросить о самых неловких моментах моего детства. Думал, что ты собираешься расспросить меня о моих трофеях в бальных танцах. Но я дал слово и отвечу на твой вопрос, Флэш. Я обязан тебе гораздо большим. Я не заберу свое слово назад. Черт, я написал только что о танцах, правда? Чертовы дневники!
Нет ничего постыдного в бальных танцах, Люк. Очень приятно наблюдать за танцующими парами, и однажды я все же надеюсь увидеть твои кубки.

Хотя Гарри и был уверен, что Драко не откажется от своего слова, но он также осознал, что момент истины для них обоих наступил. Сейчас или никогда!
Итак, к делу… Я много думал о том, что именно хотел бы узнать о тебе, о том, что еще не всплывало в наших разговорах.
Я, наконец, решил, что хочу узнать о твоей самой темной, самой большой тайне. Я не имею в виду украденные комиксы или глубоко скрытый вуайеризм, а твою самую настоящую темную тайну.

Драко кивнул и прикусил губу. Он почти ожидал чего-то подобного, потому что чувствовал, что этот вопрос все равно когда-нибудь всплывет. "Лучше рассказать ему об этом сейчас и понимать, что был с ним честен до конца. Ты не врал ему, Драко. Просто будь мужчиной и расскажи. Ты никому раньше не рассказывал о своем грязном прошлом - твоя репутация бежала впереди тебя".
Гарри почувствовал эту долгую паузу. Драко задумался? Этот вопрос оказался последней каплей? А вдруг он представит все произошедшее в виде фарса? Гарри не представлял, как Драко поступит, но если тот в действительности был тем самым злобным гадом, каким он представлял его себе почти все время их знакомства, то он даже может попытаться убедить дневник принять его ложь.
Прости, Люк. Мой вопрос оказался слишком личным?
Ты уверен, что не хочешь передумать и спросить о моей тайной подборке "Дрочащих магов"? Я начал собирать эту коллекцию, когда мне было лишь одиннадцать.
Нет, я просто задумался. Я хочу признаться, что не был с тобой абсолютно честен все эти месяцы. Я тебе не врал - мне бы дневники не позволили, просто я утаил кое-что от тебя.
Прежде, чем я расскажу тебе еще что-нибудь, мне нужно рассказать тебе кое-что важное о своем прошлом.
Ok.
Во время войны у меня была, вообще-то, довольно уникальная роль. Настолько уникальная, что нас было всего лишь двое, работающих в этом направлении. Мой наставник был вторым, и он играл эту роль еще со времени первого падения Волдеморта. Я не представляю, как он сумел продержаться двадцать пять лет, но он это сделал. Я не хочу вдаваться в скучные подробности, просто скажу, что у меня во время войны была одна из самых незавидных ролей.
Я могу это понять… Я и сам был в весьма уникальном положении.
А я оказался в весьма неприятном положении. Понимаешь, мой отец был ярым сторонником Волдеморта. Поэтому, будучи ребенком, ничего другого я не знал. Моя мать, упокой, Мерлин, ее душу, поддерживала его лишь из-за страха.
Фу-ты, я снова зарываюсь. Скажу прямо, без прикрас. Мой самый темный секрет начинается с того, что мой отец был Пожирателем Смерти, так же, как и большинство родственников моей мамы.
Пожалуйста, просто выслушай меня, не перебивая. Мой отец всегда был убежден, что и я пойду по его стопам, и даже не сомневался в этом. Я не мог на такое пойти и согласился стать шпионом Альбуса Дамблдора. Я стал его тайным агентом. Но для всего остального мира я был Пожирателем Смерти. Я был вынужден убивать и насиловать, и совершать все те ужасные вещи, которые творили Пожиратели во время войны, но еще я сообщал важную информацию Ордену Феникса. По крайней мере, я очень надеюсь, что она была важной. Я никогда ничего не знал о планах Ордена из страха, что меня раскроют и выпытают все.
Вот и все. Я был Пожирателем Смерти. Да, у меня все еще есть тату в доказательство моей причастности. Вернее, остался отвратительный шрам, после того, как метка была сведена маггловским способом. Но эту историю я оставлю для другого раза.
Это история не из тех, что я рассказываю случайным знакомым на вечеринках, но очень много людей уже и так знают об этом.

Драко волновался из-за молчания Флэша на другом конце дневника. Он даже ожидал такой реакции. "Вот теперь я действительно напугал Флэша".
Гарри же, со своей стороны, знал большую часть рассказанного Драко, но он никогда не задумывался над тем, через что Драко и Северусу пришлось пройти во время войны. Как бы отвратительны ни были для него самого Непростительные заклинания, он внезапно посмотрел на это с другой стороны и понял, что им приходилось не только использовать их, чтобы оставаться эффективными шпионами, но и потому, что они были вынуждены участвовать в пытках и изнасилованиях магглов.
Гарри почувствовал прилив участия к судьбе Драко, впервые поняв всю тяжесть его положения после войны. Не удивительно, что у Снейпа выработался такой скрытный и мерзкий характер. Он теперь понимал, что Драко может стать таким же, если кто-нибудь ему не поможет.
Теперь он убедился, что Драко был с ним искренен. Он понятия не имел, что переписывается с Гарри, и говорил чистую правду. Эта мысль подняла ему настроение.
Спасибо, Люк. Я понимаю, что тебе было невероятно тяжело рассказывать об этом, несмотря на то, что дневник сам вытаскивает правду из тебя. Я ценю твою честность и твое доверие - это значит для меня больше, чем ты можешь представить. Прости, что заставил тебя заново все это пережить. Я не предам твоего доверия.
Я бы не рассказал ничего, если бы уже тебе не доверял, Флэш. Именно это и является причиной предубеждения у многих людей ко мне все последние годы. Как я уже говорил, у меня дурная слава. У моего отца была точно такая же. Уверен, что теперь ты с легкостью сможешь выяснить кто я такой, или просто случайно наткнуться на эту информацию. В конце концов, мы и так собирались встретиться с тобой через месяц.

У Драко было ужасное предчувствие, что теперь Флэш захочет отказаться от их встречи - его слова были полны вежливости и заботы, но Драко уже довольно долго жил в тени своего прошлого. Найдется очень немного людей, которые захотели бы общаться с ним после такого рассказа. Это было одной из причин его переезда в Париж.
Я не буду "пытаться" выяснить… Это будет просто нечестно. В конце концов, у меня самого есть эта, так называемая, слава - поверь мне - и если ты действительно захотел бы, то тоже смог бы выяснить, кто я такой.
Нет, Флэш. Знаешь, я почувствовал себя немного лучше, рассказав тебе о своем прошлом. Меня эта тайна ужасно угнетала. Думаю, так даже лучше, чем, если бы ты узнал от кого-то другого. Это было бы ужасно нечестно по отношению к тебе, а я ценю твою дружбу слишком сильно. Мне ужасно жаль, что я проболтался о своем детстве на танцполе. Мне не нужно было сомневаться в тебе.
Ну, что ты! Не стоит смущаться из-за этого. Это просто часть твоего прошлого, а ведь именно твое прошлое создало такого человека, каким ты являешься теперь.
Надеюсь, ты прав. Правда, такие мысли мне в последнее время что-то не слишком помогают. Но, хотя бы, война положила этому конец. Да и мое колено в ближайшем будущем не позволит выписывать пируэты.

Гарри оставалось только посочувствовать Драко. Он снова ощутил, как сильно это ранение повлияло на его жизнь. Знать теперь, что Драко пришлось отказаться от чего-то еще, в чем он преуспел бы - было для него еще одним ударом. Если бы только он смог переубедить Рона, и тот разрешил бы Драко посетить Поместье, чтобы проверить хранилище ингредиентов.
Его рука с зажатым в ней пером задрожала, и он понял, что не сможет больше говорить, не выдав себя. Кроме того, ему еще нужно обдумать все то, что он сегодня узнал о Люке. От Драко.
Может, все действительно так, но ты никогда не знаешь, какие зелья или заклинания изобретут в будущем колдомедики или Мастера зелий.
Послушай, Люк, мне сейчас очень нужно кое-что сделать, как бы мне ни хотелось с тобой еще поболтать. Мой друг скоро женится, и мне еще нужно приготовиться и все такое… Ну, ты же знаешь, как это бывает.

Вот оно. Отставка. Драко слышал такое раньше много раз. Слишком много. Он моргнул и заметил, что в уголке его глаз появилась предательская влага. Он снял свои очки и наложил на них очищающее заклятье. Как они умудрились так испачкаться? Его перо все еще дрожало, а губы плотно сжались в ухмылке появившейся на лице защитной маски, за которой он прятал свою истинную сущность.
Да, не у всех из нас есть такая роскошь как свободное время. Желаю хорошо отдохнуть. Мы свяжемся в ближайшие дни? Или, может быть, лучше в следующее воскресенье? Я больше не хочу снова переписываться с тобой из кофейни - слишком многое отвлекает.
Поскольку намечается свадьба и все, к ней прилагающееся, думаю, лучше договориться на воскресенье. Надеюсь, у меня будет больше времени после того, как это все закончится, но, как шаферу, мне еще предстоит в ближайшее время очень многое сделать.
Конечно, Флэш. Ну, желаю тебе хорошо повеселиться. Вся это гетеросексуальная любовь и все такое… Сообщи мне, если ты заметишь в ней что-нибудь стоящее, хорошо?
Договорились. Будь осторожен, и до встречи на следующей неделе!
Au revoir.
Пока.
"Что ж, Драко, поздравляю. Ты снова умудрился испортить отличную дружбу. Но винить следует лишь себя самого. Не нужно обманывать себя. Ты же видел, как быстро и вежливо он попрощался. Можно даже не сомневаться, что он найдет какой-нибудь вежливый предлог, чтобы отклонить следующую беседу. Только подожди".

Драко вылил остатки огневиски в стакан и сел, уставившись в камин. Ему предстояла еще одна долгая и одинокая ночь. На этот раз алкоголь не смог принести тепла - в груди Драко застыл огромный холодный ком. Он не мог заставить себя посмотреть на дневник, и не мог даже думать.

~~oo0oo~~

Гарри почувствовал себя просто отвратительно. Он прекрасно понимал, что слишком резко попрощался и ужасно грубо отмахнулся от Драко, но что еще он мог сделать? Он закрыл дневник и направился прямиком к графину. Ему потребуется очень крепко выпить, чтобы переварить все прочитанное.
Несмотря на всю боль, вызванную этим пониманием, он, наконец, окончательно убедился, что Драко - это Люк - в этом не оставалось ни капли сомнений. Он признался в любви Люку, и теперь, когда он знал, что Люк - это Драко, мысли об этом не претили ему так, как можно было бы ожидать. Действительно, он даже улыбнулся, думая об этом.
Его мысли вернулись к группе его души - его Аннам Каре. Он подсознательно считал Драко членом этой группы и раньше, зато теперь разобрался, почему. С самого начал их знакомства они соперничали друг с другом. Очевидно, их души каким-то образом искали общества друг друга, что и вызывало такие взрывы эмоций между ними. Теперь же, когда они, наконец, начали друг другу доверять, их души научились сосуществовать параллельно, и они, определенно, становились друзьями по духу.
У Гарри было так много друзей по духу. Согласно ирландскому поверью, рядом с таким количеством друзей Гарри должен быть в самом счастливом месте на земле - дома.
Гарри чувствовал, что это правда. Он действительно был дома.

~~oo0oo~~

23 июня - понедельник

Однодневная поездка в Лондон позволила Гарри, наконец, выбраться вдвоем с Роном, пообедать. Гермиону настолько загрузили всевозможными делами на новой работе, что оставалось только удивляться, как ей вообще позволили взять отпуск, чтобы выйти замуж.

Как бы сильно Гарри ни любил маггловскую культуру, он всегда находил немагическую часть Лондона довольно угнетающей. Недавнее возвращение в Хогвардс помогло Гарри понять, что он всем своим существом принадлежит к магическому миру. Знойное лето не доставляло Гарри особых неудобств только потому, что он предусмотрительно оградил себя охлаждающими чарами. Но ему уже давненько не доводилось оказываться среди такого огромного скопища народа. Маги то были или магглы - Гарри никогда особенно не любил толпы, но сегодня они казались ему особенно назойливыми.

Радуясь, что сумел так быстро покончить со всеми своими делами, Гарри, наконец, вступил на Диагон-Аллею. Даже оклики от нескольких узнавших его людей не раздражали так, как маггловские толпы. Он предвкушал, как Рон будет приятно удивлен сюрпризом, приготовленным к его мальчишнику. Чтобы удовлетворить все пожелания, Гарри решил организовать их ночную пьянку в известном маггловском клубе. В этом заведении частенько устраивались мальчишники, а буквально за углом от него располагался не менее известный стриптиз-клуб. Таким образом, будущий тесть Рона, даже являясь магглом, сможет тоже присоединиться к их празднику, а уж Гарри непременно позаботится о том, чтобы все ребята держали свои палочки в карманах.

Ему было известно о твердой уверенности Гермионы в том, что братья Уизли непременно устроят какую-нибудь шалость, как только им представится такая возможность. Гарри решил, что, поместив шалунов на маггловскую территорию, он может гарантировать, что ни одна из шуточек "УУУ" и ни одно из их мудреных заклинаний не испортят им вечеринки. Гарри, если честно признаться, понятия не имел, с чего следует начинать приготовления. Ему не хотелось признаваться, что идею ему подал еще Оливер. Когда он ломал голову, какую устроить вечеринку, чтобы Рону понравилось, он вспомнил свой давнишний разговор с Оливером о вечеринках одиноких гетеросексуальных мужчин.

Однажды вечером Гарри поддался на уговоры Олли, и они оказались в маггловском гей-баре в центре Челси. Воспоминания о времени, проведенном с Оливером, теперь не причиняли особенной боли, поэтому он довольно быстро осознал, что все его прошлые любовники были просто одним большим опытом, необходим, чтобы появилась возможность все потом сравнить и понять, чего именно он хочет от жизни, и кто должен быть рядом с ним.

"Не будь Олли", - неохотно признавался он самому себе,- "я, возможно, не стал бы писать в дневнике. Интересно, это просто случайность, или очередное событие, произошедшее по чужому замыслу?" Гарри решительно отмахнулся от этой мысли, заходя в лифт в офисе Рона. За прошедшую неделю он и без того слишком много всякого передумал. Ему нужно перестать видеть во всем двойной смысл и заняться тем, что у него получается лучше всего - быть беззаботным и жить, полагаясь на свои инстинкты. В конце концов, это раньше срабатывало.

Секретарша Рона уже ушла на обед, но дверь в кабинет была открыта. Гарри не сдержал усмешки, увидев Рона, зарывшегося с головой в кипу документов.

- Гарри! - Лицо Рона просветлело, когда он заметил друга, возникшего в дверном проеме. - Что ты делаешь в городе? - поинтересовался он, широко улыбаясь.

Гарри вошел и плюхнулся в удобное кресло напротив стола Рона. - А, - улыбнулся он. - У меня были…дела. - Он попытался поскорее сменить тему разговора. - Хочешь со мной пообедать? Я сейчас могу съесть целого гиппогрифа.

Рон приподнял брови и усмехнулся. - Отличная идея! Я так надеялся, что кто-нибудь придет и спасет меня от всего этого дерьма. Чего мне сейчас совсем не надо - так это еще немного бумажной работы, но я смогу отдохнуть во время медового месяца, поэтому и хочу привести все в порядок сейчас, до отъезда.

Гарри улыбнулся. Он вспомнил горы бесполезных бумаг, которые так любили копить в Министерстве, и лишний раз убедился, что его решение не возвращаться в Аврориат было совершенно верным (даже если он и сомневался иногда). Он убедился, что в банке любят бумаги не меньше. Почему Рону нравится его работа, Гарри мог только догадываться. - Дай мне всего пять минут, Гарри, я все закончу, и мы сможем сходить в новое кафе, недавно открывшееся совсем рядом, за углом. Все им просто восхищаются.

Гарри откинулся на спинку кресла и стал прислушиваться к скребущему звуку, издаваемому пером Рона, пока тот подписывал какие-то бумаги. Готовые документы сами запечатывались и вылетали из кабинета в нужном для них направлении. Знакомый шум крыльев внезапно разорвал тишину, и сова приземлилась прямо напротив Рона.

- Убирайся, чертова птица, - нервно отмахнулся Рон. Сова показалась Гарри знакомой, но его отвлек Рон, схвативший несчастную птицу и вышвырнувший ее в окно. На его руке осталось несколько царапин. Он разорвал конверт и быстро пробежал глазами первые строчки письма. Гадливо фыркнув, Рон швырнул письмо в камин. Гарри услышал, как Рон что-то пробурчал себе под нос, и среди прочих слов он разобрал: "Малфой".

Гарри внезапно вспомнил, что совсем недавно видел эту сову во дворике Хогвардса и догадался, что она принадлежала Драко. Он был поражен таким агрессивным уничтожением письма Драко, вызвавшим у него некоторые догадки о его содержании.

- Драко все еще просит разрешить ему посетить Поместье? - спокойно спросил Гарри. Скорее всего, он просил разрешить ему доступ в семейное хранилище зелий. "Если он найдет то, что ему нужно, то сможет приготовить зелье и вылечить свое колено".

Рон фыркнул. - Тупой альбиносовый хорек пишет мне практически ежедневно. Боюсь, он так и не понял моего намека. Ответ все тот же - нет!

- Рон, а ты не перегибаешь палку? - Гарри не понимал, в чем тут может быть проблема. - Мне кажется, что просьба вполне обоснована.

- Что? Теперь и ты туда же? - Казалось, Рона немного обескуражило то, что Гарри с ним не согласен. - Я, если честно, совершенно не удивлен, что он попытался подлизаться и к тебе.

Гарри непонимающе моргнул. - Что это означает, Рон?

- В последнее время ты ведешь себя чертовски дружелюбно с Хорьком, Гарри. А ты уверен, что он не заклял тебя или не сделал что-нибудь еще в этом роде?

Гарри решил, что Рон, судя по всему, немного ревнует к их недавно возникшей дружбе с Драко. - Он не так плох, как ты считаешь. Я решил оставить прошлое в прошлом, потому что мы оба давно повзрослели. Думаю, тебе стоит поступить также.

- Ты сам-то понимаешь, о чем говоришь, Гарри? Мы сейчас говорим о Малфое. Он склизкий манипулятор, и я сблизился бы с ним настолько, чтобы это позволяло дать пинка под его тощую… - Голос Рона поднялся на целую октаву.

- Рон! Успокойся, нет оснований для такой злости. У тебя на самом деле нет веских причин, чтобы останавливать его.

- Нет веских причин? - недоверчиво выкрикнул Рон. - Гарри, я не знаю, каким образом Малфою удалось настолько ослепить тебя, но у меня есть дюжина чертовски хороших причин, исходя из которых, я считаю, что он не должен вообще находиться на территории нашей страны, не говоря уж о Поместье чертовых Малфоев. Эти Нео Пожиратели Смерти слишком уж пристально интересуются Малфоем для того, чтобы он оказался совершенно невиновен.

- Правда? И я надеюсь, у тебя найдутся доказательства того, что он действительно с ними связан? - рявкнул в ответ Гарри.

- Не беспокойся, Гарри. Я скоро его поймаю. Если он думает, что может просто скомандовать…

Гарри не хотелось верить в совершенную неспособность Рона прощать, и что его друг не в состоянии понять, что Драко сам оказался жертвой Нео Пожирателей. - Рон, я считаю, что ты ищешь не под тем деревом. Драко не…

- Гарри, - воскликнул Рон, - послушай себя. Ты называешь его "Драко". Ты защищаешь его. Здесь определенно что-то не так. Послушай, я понимаю - ты ужасно легковерный и ранимый…

- Я не легковерный… - Гарри был глубоко оскорблен.

- Ага, как же, - саркастично ответил Рон. - Гарри, иногда ты так отчаянно хочешь верить, что в каждом человеке есть что-то хорошее. Этот маленький пидор что-то творит с тобой…

Гарри рассвирепел от того, каким словечком решил воспользоваться Рон, но предпочел сейчас проигнорировать это. - Рон, почему ты против, чтобы Драко попал в поместье? Он сейчас помогает людям. Ему нужны ингредиенты для зелий, а некоторые из них чрезвычайно редки. В чем проблема, если я буду сопровождать его туда? Я был в поместье Малфоев раньше, и это не…

- А почему ты так настаиваешь? - Рон окончательно вышел из себя. - Я сказал: "Нет", и это окончательный ответ.

- Не смеши меня, Рон. Почему бы мне не поговорить с одним из твоих начальников - с кем-нибудь, кто не принимает это дело так близко к сердцу? Уверен, у них не возникнет никаких проблем. Ты просто упрямишься. - Гарри знал, что ни у кого, кроме Рона, не возникнет проблем с тем, чтобы позволить ему сопровождать Драко в поместье. Здесь вообще не было никаких проблем. Он хотел добиться разрешения - в конце концов, именно он дал Драко смутную надежду на то, что можно излечить его увечье.

- С чего ты взял, что можешь просто прийти сюда и начать поучать меня, как я должен выполнять свою работу? Ты больше не аврор, Гарри, и ты не имеешь права командовать мной с окончания последней битвы. Я искренне сомневаюсь, что Малфой пытается помочь хоть кому-то, кроме себя самого, Гарри.

- Пытаться заставить тебя увидеть истину - не значит командовать тобой, Рон. Почему бы тебе не передать дело Драко кому-нибудь другому, если ты не в состоянии быть беспристрастным? Очевидно же, что ты необъективен на его счет. Уверен, что Драко возражать не станет.

Рон недоверчиво фыркнул. - Драко, Драко, Драко! Ты сам-то себя слышишь?

- Я просто не понимаю, почему ты не в состоянии его простить. Я же простил. Он не совершил ничего предосудительного. Он не Пожиратель Смерти - и никогда им не был. Он, может быть, и был несносным придурком в школе, но теперь он вырос. Возможно, тебе тоже стоит это сделать, Рон. - Гарри не хотелось больше слушать твердолобые аргументы Рона.

Рон просто покачал головой. - Гарри, я убежден - и более, чем когда-либо - что Драко что-то сделал с тобой. Ты меня беспокоишь, Гарри. Ты изменился за последние несколько месяцев просто до неузнаваемости. С тех пор, как ты бросил Оливера и Аврориат, ты ужасно изменился.

- Конечно, изменился, Рон. Я принял самые лучшие решения в своей жизни. - Гарри не собирался позволить Рону уклониться от темы. - Просто разреши Драко войти в поместье, а я отправлюсь с ним и поручусь за него. Это же так просто. Уверен, что Гермиона будет со мной совершенно согласна. Я уверен, что тебе стоит передать это дело кому-нибудь из своих начальников, потому что ты явно работаешь не в интересах Драко.

Рон уставился на Гарри. - Ты действительно слишком сблизился с Малфоем, если начинаешь полагать, что визит к моему начальству решит проблему. Я мог бы ожидать такого от слизеринца. Даже не думай об этом, Гарри - я этого не потерплю.

- Ну, мне бы не пришлось это тебе предлагать, если бы ты был просто благоразумен. - Гарри ненавидел ходить кругами в спорах с Роном, но не собирался спокойно наблюдать за тем, как шанс для Драко излечиться ускользает у него меж пальцев только потому, что его самый близкий друг оказался придурком. Они не ругались так сильно с Роном с тех пор, как Гарри попал на Турнир Трех Волшебников. Как и в тот раз, его упрямство и неспособность разглядеть очевидное были тому причиной. Он действительно ничуть не изменился за десяток лет, прошедших с тех пор. - Он действительно отлично умеет работать - он умеет приготовить обезболивающее, лучшее из всего, что я когда-либо пробовал раньше - а тебе лучше всех известно, сколько мне их пришлось принимать. Он действительно помогает Ремусу, улучшая Аконитовое зелье. Почему ты не видишь, что выискиваешь причины для отказа только из своей ненависти к нему?

- Этот маленький пидор играет с тобой, Гарри. - Рон покачал головой.

- Не называй его так, Рон. - Гарри никогда не слышал, чтобы Рон произносил такие вульгарные слова. И еще он никогда не слышал, чтобы Рон когда-либо озвучивал хоть какие-то предубеждения. - Просто подумай, кому ты это говоришь.

Рон не стал извиняться. - Откуда ты знаешь, что он не заклял тебя, заставляя так о себе думать, Гарри? Я бы ничуть этому не удивился. В одну минуту ты целуешься с Чу и строишь глазки моей сестре, а в следующую уже предпочитаешь трахать мальчиков. Это неестественно и неправильно, Гарри! Это все - хитроумный слизеринский план, чтобы заставить тебя думать о другом и отвлечь от борьбы с Волдемортом…

- Довольно, Рон! - Гарри совсем не хотелось слушать невероятные истории в исполнении слишком живой фантазии Рона. - Я не знаю, почему ты внезапно стал таким гомофобом, но могу заверить тебя, что выбор партнеров по траху - мое абсолютно самостоятельное решение. Ты совершенно спятил, если вообразил, что Драко имеет к этому хоть какое-то отношение.

Рон внезапно рассмеялся, и злая улыбка исказила его лицо. - Теперь я понимаю, в чем настоящая причина всего этого.

- В чем же? - Гарри понятия не имел, о чем думает Рон.

- Ты защищаешь его, потому что ты и он…Черт, Гарри. Пожалуйста, скажи мне, что ты не трахаешь остромордого ублюдка. Ты не можешь испоганить свою жизнь еще больше! - У Гарри просто не было слов. Он изо всех сил пытался не взорваться из-за внезапной гомофобии Рона. Почему он так резко переменился? Его кто-то проклял?

- Яйца Мерлина! Ты совсем спятил? Ты всегда принимал невероятно глупые решения, когда начинал думать своим членом, Гарри. Малфой, ради святого Мерлина! Я-то думал, что трах с моим братцем был самой глупой вещью, которую ты совершил, но, кажется, ты решил пойти еще дальше.

У Гарри появилось непреодолимое желание выхватить свою палочку. Он уже перестал мыслить рационально. - Моя личная жизнь, Рон, - это мое дело, как ты сам мне уже указывал несколько раз. Только ты сумел так раздуть свое упрямство, что оно оскорбило почти все, что составляет мою личность. Если ты хочешь знать: я помогаю Драко потому, что пытаюсь искупить все те годы, что неверно о нем судил. Он заслуживает шанса на нормальное к нему отношение, так же, как и любой другой. Я не знаю, почему я трачу свое время, пытаясь убедить тебя. Ты не в состоянии оценить глубину всего того чувства вины, что я испытываю. Но скажи мне одно. Ты всегда говорил, что совершенно нормально относишься к тому, что я - гей. Ты внезапно изменил свое мнение? - Гарри помнил страх, который испытывал при мысли о том, что ему придется рассказать друзьям о своем нежелании встречаться с девушками, и что его больше привлекают мужчины. Он считал, что тогда все прошло довольно неплохо, и они, казалось, поддержали его.

Рон не ответил, но и не поднимал на Гарри в глаз. Тот только кивнул в ответ молчаливому признанию Рона, испытывая сильнейшую боль. Он поглубже вздохнул, стараясь сохранить спокойствие - ругаться с Роном было бесполезно. Если тот собирался превратить их спор в своеобразное линчевание геев, то их разговор окончен. Он встал, собираясь уйти.

- Куда это ты пошел? - рявкнул Рон. Казалось, желание Гарри уйти его удивило.

- Я что-то внезапно потерял аппетит. - Гарри вылетел из кабинета, не оглядываясь.

~~oo0oo~~

26 июня - четверг

Гарри все никак не мог перестать возмущаться резким отказом Рона помочь Драко. Это же чистейший абсурд! Жестокие слова Рона снова и снова прокручивались в его мыслях, и последнее, чего он сейчас хотел - это провести целый вечер с человеком, который, спустя полжизни близкой дружбы, вдруг признается, что неуютно чувствует себя, не в силах смириться с такой неотъемлемой частью личности Гарри, как его сексуальные предпочтения.

Но, даже будучи глубоко уязвлен неуравновешенностью и твердолобостью Рона, Гарри приходилось признать, что он и сам бывает не менее упрям, когда считает свою позицию в споре единственно верной. Он уже собирался забыть о предстоящем мальчишнике, и был уверен, что на свадьбе его не сочтут желанным гостем, но на следующий день после ссоры с Роном к нему заявилась Гермиона и буквально вытрясла из него согласие на перемирие.

Она была совершенно не в восторге от мысли, что свадьба будет испорчена глупой ссорой ее жениха и лучшего друга, ведущих себя словно пара упрямых идиотов. Гермиона неохотно призналась Гарри, что Рон, возможно, не был с ним совершенно искренен, когда уверял, что нормально относится к нетрадиционной сексуальной ориентации Гарри. Сначала он был искренне убежден, что кто-то заклял Гарри, и поэтому тот начал чувствовать влечение к мужчинам, но очень старался принять эту часть личности лучшего друга. Гермиона рассказала, что иногда ему было трудно с этим мириться, но особенно все обострилось после того, как Гарри рассказал о своей ночи с Чарли.

Гарри был просто убит этим открытием. Он всегда считал, что шпильки Рона на тему, что ему следует оставлять свою личную жизнь только личной - были просто шуткой. Он очень хотел обсудить все это непосредственно с самим Роном, но пока что был на него слишком зол. Он согласился - только ради Гермионы - прийти на свадьбу и устроить-таки Рону обещанный мальчишник. В любом случае, все и так уже было готово, поэтому все, что ему оставалось - это прийти на свадьбу самому. Он пообещал не затрагивать никакие темы, которые могли бы привести к конфронтации.

Но для Гарри этот вечер должен был стать переломным моментом, когда он кое-что докажет Рону. На протяжении многих лет он доказывал это всем, кроме своего лучшего друга, но теперь пришло время показать и ему, что его равнодушие к женщинам нисколько не уменьшает его мужественности.

Гарри прекрасно сознавал, что его собственные представления о хорошей вечеринке с морем прекрасного вина, вкусной пищей и расслабляющей музыкой совершенно не совпадают с роновскими - тот просто умирал от скуки на них. Близнецы, осмотрев все, согласились, что выбор Гарри оказался оптимальным.

Волшебники прибыли раздельно. К счастью, все Уизли умудрились вписаться в маггловскую обстановку, не возбуждая лишних подозрений. Гарри и Чарли аппарировали от ворот Хогвардса вместе, а Артур приехал с отцом Гермионы на машине. Артур буквально сиял улыбкой от уха до уха. Двое старших мужчин принялись увлеченно обсуждать машинные двигатели, пообещав молодежи пропустить с ними по паре стаканчиков и больше не мешать. Вообще-то, Министр магии был гораздо сильнее заинтересован разговором со своим будущим родственником, чем присмотром за собственными разбушевавшимися сынками.

В пабе было жарко и многолюдно, на другом конце зала местная футбольная команда отмечала окончание сезона. Они буянили и задирались ко всем проходящим, но в их углу все шло более или менее гладко. Рон с Гарри успели перемолвиться буквально парой слов. Это устраивало последнего, как никогда. Сейчас было не время и не место продолжать разборки. Услышав, что Рону предстоит свадьба, бармен сверкнул глазами и выставил на стойке несколько стаканов в линию. Потом он наполнил все стаканы самыми разнообразными напитками. У Рона чуть глаза не повылазили из орбит, когда ему сообщили, что он должен выпить их все. Он с опаской глянул на близнецов, но те дали Гермионе клятву, что ни один из их "продуктов" не попадет в стакан или тарелку Рона. А Билл и Перси даже подбадривали его.

Казалось, все были расслаблены и наслаждались вечеринкой, дружелюбно поглядывая на своего младшего брата. Где-то в середине вечеринки Фред решил встать и произнести тост "за жениха Уизли". Гарри пил мало - на его вкус напитки здесь были излишне крепкими, а самодельное вино - дерьмовым. Сейчас он отдал бы все, что угодно, за бутылку сливочного пива, но приходилось потягивать второй бокал "Гиннеса".

Чарли заметил необычную молчаливость Гарри. - Гарри, почему тебя сегодня совсем не слышно? Этому есть какая-нибудь особенная причина? - Он легонько подтолкнул Гарри локтем, намекая на то, что выкинул Гарри в последний раз, напившись в его присутствии. - Ты и с Роном сегодня почти не разговаривал. - Значит, кто-то это все-таки заметил. Он порадовался, что это был Чарли, а не кто-нибудь другой.

Гарри передернул плечами и снова поднес пиво к губам. - О, мы просто разошлись во мнениях по одному вопросу. Надеюсь, мы сможем потом как-нибудь договориться, - пробормотал он наконец.

Чарли ободряюще положил руку на его плечо. - Боюсь, моему младшему братцу достался темперамент Уизли в полном объеме. Надеюсь, он не был слишком груб.

Гарри улыбнулся Чарли. - Нээ, все в порядке. Я надеялся, что за столько лет близкого знакомства уже привык к его манерам. - " А еще я надеялся, что он мог бы быть со мной честен все эти годы. Почему я не замечал его притворства раньше?" - Мне бы просто хотелось, чтобы он не был так упрям. У тебя не было с ним разговора о том, что ты гей?

Чарли вздохнул. - Не так, чтобы мы очень на этом заострялись, Гарри, но я знаю, что они с Биллом очень похожи в своих взглядах, пусть и не хотят в этом признаваться. Рон никогда ничего особенного мне не говорил, но я уверен, что у него та же позиция, что и у Билла. Я, надо сказать, вообще удивился, что он воспринял так спокойно твое признание. Я-то думал, что он промолчал лишь потому, что его брат - гей. Но остается только надеяться, что он будет слишком занят Гермионой, чтобы над этим задумываться.

- Ты прав, - ответил Гарри уже немного спокойнее. Теперь он от души наслаждался компанией Чарли.

- Но, пойми меня правильно, Гарри, мне кажется, что ты мог бы выбрать какое-нибудь другое местечко, чтобы и нам нашлось, на что посмотреть - здесь и глаз-то не на кого положить - за исключение нашей компашки.

- А я думал, что твои глаза видят только сальноволосых придурков, Чарли, - подколол его Гарри.

Чарли приподнял бровь и заговорщически прошептал Гарри на ухо, - Да, но это же не причина, чтобы не смотреть на меню, ты согласен?

Они рассмеялись и понимающе улыбнулись друг другу. Теперь, когда Чарли стал его другом, Гарри обнаружил, что чувствует себя вполне комфортно в его присутствии, и не воспринимал близко к сердцу его привычку постоянно флиртовать. Рука Чарли приобняла его за плечи, давая простое дружеское участие - и ничего больше.

- Ой! - Гарри и Чарли обернулись на восклицание Билла. Гарри увидел отвращение на его лице, но не был уверен, искреннее оно или подпитано алкоголем. Тот уже немало успел выпить с момента их прибытия.

- Что, пидоры не в состоянии остановиться даже на одну ночь? - небрежно произнес Билл, но в его интонациях чувствовался яд. Гарри внезапно вспомнил, что Билл всегда довольно открыто выражал свои гомофобные взгляды, и съежился, поняв, что своим поведением запросто может спровоцировать драку. Он вздохнул, убеждаясь, что зря понадеялся на спокойный вечер.

- Не сейчас, Билл, это вечеринка Рона, в конце концов, - сказал он с надеждой, но увидел, что теперь и все окружающие тоже уставились на них с Чарли.

- А почему не сейчас? Уверяю тебя, что никому не хочется смотреть, как ты и мой братец здесь обжимаетесь друг с другом. Это просто отвратительно. - Билл говорил довольно громко, так что несколько других посетителей бара тоже услышали и дружно поддержали предложение избавиться от "педиков". Билл продолжил, - Я думал, мы договорились с тобой, Чарли, что ты не станешь демонстрировать свою ненормальность и ставить семью в неудобное положение, и тогда я не буду пытаться заклясть твои яйца.

- Билл… магглы! - довольно громко прошипел Перси. Гарри был с ним совершенно согласен. Ему не очень-то хотелось проводить зачистку памяти в переполненном баре. Чарли застонал.

Чарли поднялся и встал нос к носу с братом. Физически они нисколько не уступали друг другу, а Гарри постарался вжаться в стул еще глубже. - Я-то думал, что это семейная вечеринка, и мы здесь ради Рона.

- Это и есть семейная вечеринка, а Гарри - практически член семьи, Чарли. Просто ты - больной стебанутый гомик. - Гарри понятия не имел, почему Билл повел себя так агрессивно, но не стоило сбрасывать со счетов и маггловский ликер. Он догадался - правда, слишком поздно - что некоторые маги плохо переносят маггловский алкоголь. Это вызывает у них вспышки неконтролируемой агрессии.

Рон только пьяно хохотнул и фыркнул. - Смешно, - хмельным голосом заявил он. Количество выпитого им, похоже, уже зашкаливало. Гарри оставалось только надеяться, что все это не вызовет агрессии еще и у Рона.

Джордж встрял, пытаясь предотвратить дальнейшее развитие ссоры. - Рон, мне кажется, что тебе, возможно, не стоит больше пить. Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, - четко произнес он. - И Билл тоже.

- И почему я не удивлен, что ты встал на их сторону? Вы, педики, всегда держитесь вместе! Единственная причина, по которой я пью это маггловское пойло, в том, что вечеринка такая скучная. Где стриптизерши? Ты должен был поручить мне устроить твой мальчишник, Ронникинс. Я хотя бы знаю, как мужчины должны проводить последние ночи своей свободной жизни.

Рон был немного сбит с толку всем происходящим вокруг. Он попытался собраться с мыслями, но его взгляд остался до смешного пуст. - Стриптизерши? - спросил он. - Где?

Билл переваривал все, что он только что услышал. - Ради Мерлина, Чарли. Ты не можешь придержать руки при себе? Уже достаточно плохо то, что ты и Джордж постоянно демонстрируете свою ненормальность. Но приставать к Гарри - это просто отвратительно. Он не хочет, чтобы ты дышал ему в шею!

Рон расхохотался. - Чарли. Чарли и Гарри. Не стоит напрягаться, Билл. Гарри рассказал мне по большому секрету, что они уже трахнулись. Зато все секреты так и остались в семье. Видишь? - Рон пытался что-то доказать, но его заявление имело совершенно обратный эффект. К сожалению, Билл расслышал только то, что Гарри и Чарли переспали. Гарри не мог поверить, что слышит это. Он внезапно очень пожалел о своей откровенности с Роном.

Чарли же, казалось, это не особенно смутило - он явно уже привык к предрассудкам своего старшего брата. Билл оскандалено посмотрел на них. - Это так, Чарли? Мерлин, ты теперь даже более отвратителен, чем всегда. Гарри же намного младше тебя. Грязные педики! - с жаром выкрикнул Билл. Гарри решил, что не следует и дальше нагнетать ситуацию. Рон был намного пьянее, чем ему сначала показалось. Несмотря на различие во мнениях, он понимал, что Гермиона не обрадуется, если тот окажется дома в еще худшем состоянии, чем сейчас.

Но сейчас ему было некогда об этом раздумывать. Он поднялся и попытался вежливо ретироваться. Глубоко вздохнув, он постарался сохранить спокойствие. Никому не нужно было, чтобы он сейчас вышел из себя. Ему теперь совершенно ни к чему оставаться здесь и выслушивать все эти оскорбления. Чарли, может быть, это и не трогает, вместе с Джорджем и Ли, но Гарри совсем не хотелось, чтобы его так называемые друзья внезапно набросились на него.

- Убегаешь, Гарри? - Билл преградил ему дорогу.

- Уверен, что вам, господа, будет намного лучше без моей компании. - Он повернулся и обратился к Рону, в первые за весь вечер. - Рон, прости, что твоя вечеринка вылилась в такое и не оправдала твоих ожиданий. Я планировал после бара отвести тебя в клуб - здесь, за углом - но, кажется, другим гостям будет лучше, если я уйду. - Рон поднялся - очень осторожно - но он был, как всегда, полон своей обычной бравады. Гарри заметил, что он ищет палочку, позабыв, что оставил ее дома.

- Что, сматываешься с моей вечеринки, Поттер? - Гарри посчитал бы все происходившее фарсом, если бы не их ссора накануне. Теперь его гораздо более массивный и чертовски агрессивный "старший брат" преграждал ему путь. Когда они еще учились в школе, Гарри видел такое выражение на лице Драко бессчетное количество раз, но никогда оно не появлялось на лице Рона.

- Рон, - осторожно позвал Фред, - сядь, прежде чем ты устроишь сцену перед магглами. Ты слишком пьян, чтобы выиграть драку. Тем более, у Гарри.

Гарри, пытаясь пробраться к двери, услышал, как его окликнул Чарли. Но ему очень нужно было выйти на воздух, он торопился. Гарри натолкнулся на крепкого футболиста из бара. - Смотри, куда прешь, пидор. - Гарри не собирался затевать драку и пробормотал, - Не беспокойся, я ухожу. - Он уже начал спрашивать себя, а было ли с самого начала хорошей идеей его решение сюда все-таки прийти.

Он еще смог расслышать, как Рон выкрикнул ему в спину, - Значит, ты возвращаешься к своему новому лучшему другу хорьку?

Гарри обернулся и с сожалением посмотрел на Рона. Он отчаянно старался не забыть, что Рон слишком пьян и не совсем понимает, что говорит. Чарли и Джордж тоже стояли, и он видел, что вечеринка станет просто безобразной свалкой, если он немедленно не уйдет. - Я не собирался говорить на эту тему сегодня, Рон. Но, возможно, он будет для меня более приятной компанией, чем ты. По крайней мере, у него всегда хватало смелости честно говорить мне о том, что он думал. Тебе не нужно больше делать вид, что ты спокойно относишься к тому, что я гей, Рон. Но ты мог хотя бы в этом уважать меня.

- Да будет тебе известно, Гарри, что я в состоянии и сам выполнять свою работу. И мне не нужно, чтобы ты учил меня, что и как я должен делать. Если я говорю, что Малфой опасен - значит, он опасен! Почему ты не можешь уважать это? - Гарри сначала не понял, о чем Рон говорит, но потом вспомнил их предыдущий спор.

Гарри закатил глаза. - Он - невинная жертва, и если бы ты не был так упрям, то понял бы, что он не больший Нео Пожиратель смерти, чем я. - Весь вечер в душе Гарри копился гнев. А, кроме того, он все еще злился на упрямство Рона, но пообещал сам себе, что не станет снова поднимать их личный спор на семейной вечеринке.

- Рон, довольно. - Джордж и Фред прекрасно осознавали, что все посетители на них смотрят, но еще они заметили, как замерцали лампочки в баре. Они не понаслышке знали, какова бывает магия Гарри, вырвавшаяся из-под контроля.

Рон увидел, как Гарри закатил глаза, и от этого в его мозгу после принятия только боги знают, сколько маггловского алкоголя на грудь, внезапно вспыхнула сильнейшая агрессия. Его лицо исказила неприятная усмешка, живо напомнившая их школьные стычки с Драко. - Да? Так значит, ты лучше поверишь Малфою, чем мне? Я все еще не уверен, что он не сделал ничего с тобой, раз ты стал геем, Гарри. - Внезапно Рону в голову пришла мысль, когда он заметил, как Ли обнимает Джорджа за талию. - Или он подставил тебе свою худосочную задницу…

Рон не успел закончить фразу, потому что кулак Гарри врезался в его челюсть. Он был рад собственной прозорливости, побудившей его засунуть свою палочку в ботинок, так что теперь ее было трудновато достать. Он уже давно проклял бы Рона, если бы палочка оказалась в его досягаемости. Но хороший удар тоже оказался неплох, чтобы заткнуть его. К сожалению, он услышал, как хрустнули кости в его кулаке.

Рон отступил на пару шагов - он был просто шокирован. Гарри уставился на свой кулак, а остальные посетители бара замерли на местах. Чарли попытался схватить Гарри, чтобы удержать его от следующего удара, но это только позволило Рону самому ударить Гарри кулаком прямо в нос, заодно разбивая и его очки.

~~oo0oo~~

Никого не удивило, что их немедленно вытурили из бара. Ли, Джордж и Чарли присматривали за Гарри, а в это время Билл, Перси и Фред успокаивали Рона.

- Простите меня, ребята, за все это, - Гарри пытался извиниться, но кровь просто струей текла у него из носа. Джордж потихоньку достал палочку и попытался остановить кровотечение.

Чарли фыркнул. Гарри понял, что тот пытается сдержать смех. - Ох, не извиняйся. Я даже не понимал до сегодняшнего дня, насколько он похож на Билла. Думаю, маггловская выпивка просто доконала его. А что это он говорил насчет Малфоя? - с любопытством поинтересовался он.

- А, это просто спор, который длится уже довольно долго. - Он оглянулся и посмотрел на Рона, но увидел лишь жгучую ненависть в глазах своего друга. - Похоже, я больше не приглашен на свадьбу, ребята, - заметил он уныло. - Гермиона будет чертовски разочарована. Эта ночь не могла пройти еще хуже.

- О, не волнуйся об этом, Гарри. Уверен, Рон своё еще получит. Он оскорбил сегодня не только тебя, но и всех нас. - Джордж вздохнул. - Ненавижу, когда Билл садится на своего любимого конька. Понятия не имею, почему он такой гомофоб, но я никогда не подозревал, что и Ронникинс такой же.

Гарри покачал головой. - И я тоже. - Он увидел, что Билл повел Рона вниз по улице - по направлению к стриптиз-клубу. Он пытался возбудить в себе сочувствие к своему другу, но кроме оцепенения ничего не ощущал. Рон всегда испытывал к нему такие чувства или просто захотел показаться большим мальчиком перед своими старшими братьями?

Как Рон мог скрывать так долго такие сильные чувства? Чем больше он думал об этом, тем больше понимал, что поддержку оказывала ему лишь Гермиона, а Рон всегда отмалчивался. Как у него получалось так убедительно играть все эти годы? Удивительно, как один небольшой спор помог Гарри увидеть своего лучшего друга в совершенно ином свете. "Но, Гарри, ты смог понять, что Драко совершенно не похож на того человека, которым ты его считал много лет".

Гарри передернул плечами. Его голову ломило, так же как и кулак. Он не получил никакого удовлетворения, ударив Рона, но это семейное уизлевское упрямство было просто невыносимо.

Кровотечение прекратилось, но боль стала только усиливаться. Чарли протянул Гарри его очки, которые уже успел отремонтировать. К сожалению, его лицо успело так опухнуть, что он не смог их надеть. - Не волнуйся из-за этого, Гарри. Он придет в чувство. - Чарли пристально изучил нос Гарри и поморщился, когда тот отстранился, дернувшись от боли. - Мерлин, ты в порядке? У младшего братца, оказывается, тяжелый кулак.
- Может, у вас найдется обезболивающее зелье? - с надеждой спросил он.

- Тебе нужно к врачу, Гарри. Ты же не хочешь остаться с носом как у Снейпа, - предположил Джордж.

Чарли рассмеялся. - О, не знаю, это может придать Гарри немного стойкости. - Он протянул Гарри небольшую бутылку, которую тот с благодарностью опрокинул в рот. Вкус был отвратительным, и Гарри догадался, что это обезболивающее из магазина. С тех пор, как Драко дал ему зелье собственного приготовления, он не встречал ничего, что могло бы с ним сравниться.

- Спасибо. Думаю, мне пора возвращаться. Простите, что испортил вам вечеринку, - снова начал он.

- Испортил! - воскликнул Джордж, - Дорогой, да ты был гвоздем программы! Я всегда ненавидел предубеждения. Но насчет одного он был прав. Я бы с радостью заявился на девичник Гермионы. Я слышал, что Джинни наняла для нее парочку довольно симпатичных ребят… - Джордж призывно задергал бровями, и Гарри не удержался и расхохотался.

- Ну, мне пока не хочется возвращаться домой. - сказал Ли Джорджу. - Почему бы нам с тобой не сходить в новый клуб в конце улицы? В тот, где мы будем среди своих.

Гарри, чувствуя себя слишком паршиво, решил пропустить поход в гей-клуб. Ему определенно следовало посетить госпиталь Святого Мунго (он очень сомневался, что Поппи Помфри обрадуется ночному визиту), но Чарли уломал его пропустить по паре стаканчиков в Хогсмиде.

Чарли сказал, ставя огневиски перед Гарри, - Вот, выпей. Это должно немного снять боль. Рука Гарри теперь пульсировала от боли, и он спросил себя, а не навредил ли только недавно залеченной руке снова. Он подхватил стакан левой рукой и быстро опустошил его. Огневиски обожгло горло и действительно помогло немного притупить боль. Оно также помогло ему немного расслабиться, и только тогда он понял, насколько был напряжен в последнее время.

- Знаешь, я тут заметил, что ты, кажется, серьезно разозлился, когда Рон оскорбил Малфоя. Не думал, что вы настолько близки. - Чарли приподнял бровь так, что Гарри чуть не выплюнул огневиски. - Ты мне о чем-то не рассказал, Гарри?

Гарри проводил здоровой рукой по волосам, и никак не мог решить, что сказать Чарли.

Чарли решил ответить за него после достаточно долгой паузы. - Не волнуйся, думаю, я могу предположить, что между вами происходит.

- Можешь? - с надеждой спросил Гарри.

- Я видел, как вы смотрите друг на друга - как вы оба танцуете друг напротив друга, делая вид, что ничего не происходит. Я вовсе не дурак. А еще я слышал, как Ремус что-то бормотал себе под нос на днях, и казался очень довольным, - Чарли пожал плечами, - но я могу лишь догадываться.

Гарри удивился, что кто-то сумел все это заметить. - Я и не предполагал. Неужели это настолько очевидно?

- Нет, но должен тебе признаться, что во время учительской вечеринки я случайно проходил мимо мужского туалета, - теперь настала очередь краснеть Чарли, и он отвернулся.

Гарри заморгал, когда до него дошло, что Чарли, возможно, слышал - или даже видел - что вытворяли они с Драко. - Ох!

- Действительно - ох. - Чарли улыбнулся и подбадривающе положил руку на плечо Гарри. - Не жди от меня осуждений, Гарри. Я просто хочу сказать, что если тебе нужно с кем-нибудь поговорить, то я всегда рядом.

- Спасибо, Чарли. - Гарри был очень рад этому предложению. Он подумал, что его дружба с Роном и, скорее всего, с Гермионой теперь подошла к концу, и решил, что сейчас ему нужны все друзья, которых он только сможет найти.

- Конечно, если тебе интересно мое мнение, то вы оба довольно горячие штучки. - Гарри не мог хорошо видеть без очков, но по интонациям Чарли понял, что его улыбка была искренней и такой заразительной, что он сам не мог не рассмеяться. Мысль о том, что за ними кто-то подглядывал, приятно возбуждала. - Думаешь у всех слизеринцев умелые руки? Или только у Мастеров зелий?

Гарри от души повеселился с Чарли тем вечером.

~~oo0oo~~

27 июня - пятница

К сожалению, на следующее утро ему было уже не до веселья. Он вспомнил, как вернулся вместе с Чарли в Хогвардс уже где-то под утро. Мадам Розмета выдворила их из паба вскоре после закрытия, но им потребовалось невообразимо много времени, чтобы вернуться обратно в замок. Этот день оказался далеко не самым лучшим в жизни Гарри, и даже не из-за ожидаемой утренней головной боли. Он помнил удар в нос, которым наградил его Рон, и нестерпимую боль, последовавшую за ним. Конечно, приняв обезболивающее Чарли, он временно сделал боль вполне терпимой, зато теперь в полной мере страдал из-за ее отсрочки.

Осмелившись посмотреть в зеркало, он не узнал своего лица. Гарри отлично помнил хруст костей, сломанных ударом Рона. Фингалы под глазами делали его похожим на испуганного внезапным светом енота. Его кулак распух и ужасно ныл, поэтому Гарри понял, что визита к Помфри ему не избежать.

Когда он немного оклемался, чтобы собраться пойти в госпиталь, за окном раздался знакомый шум крыльев. Он по ошибке принял бешеное хлопанье крылышек Свина за обычную радость, но, отвязывая письмо от его лапки, узнал "Громовещатель".

ГАРРИ ПОТТЕР! КАКОГО ЧЕРТА ПРОИЗОШЛО ВЧЕРА НОЧЬЮ? ТЫ ОБЕЩАЛ МНЕ, ЧТО РОН ВЕРНЕТСЯ ДОМОЙ ЦЕЛЫМ. А ОН ЯВИЛСЯ НЕ ТОЛЬКО СО СЛОМАННОЙ ЧЕЛЮСТЬЮ. ФРЕДУ ПОЧЕМУ-ТО ПОКАЗАЛОСЬ СМЕШНЫМ НАЛОЖИТЬ НА НЕГО ЧАРЫ "ХИРСУИТУС", И ТЕПЕРЬ ОН СОВЕРШЕННО ЛЫСЫЙ! ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ВОЛОСЫ НЕ УСПЕЮТ ОТРАСТИ ДО СВАДЬБЫ?!

Громкость немного понизилась: должно быть, в это время она накладывал чары на "Громовещатель"…

И НЕ НАДЕЙСЯ, РОНАЛЬД БИЛЛИУС УИЗЛИ, ЧТО Я УЖЕ ЗАКОНЧИЛА С ТОБОЙ. НЕ ДУМАЙ, БУДТО Я НЕ ПОШЛЮ ГРОМОВЕЩАТЕЛИ ВСЕМ ТВОИМ БРАТЦАМ! ВЫ ОБА ДРУГ ПЕРЕД ДРУГОМ ИЗВИНИТЕСЬ И РАЗРЕШИТЕ ВАШИ ПРОБЛЕМЫ СЕГОДНЯ ЖЕ, ИЛИ НИКАКОЙ СВАДЬБЫ НЕ БУДЕТ! И ДАЖЕ НЕ МЕЧТАЙ, ЧТО ТЫ НЕ ПРИГЛАСИШЬ ГАРРИ НА СВАДЬБУ. ОН БУДЕТ ШАФЕРОМ, НРАВИТСЯ ТЕБЕ ЭТО ИЛИ НЕТ! МНЕ ПЛЕВАТЬ, ЧТО ВЫ БОЛЬШЕ НЕ РАЗГОВАРИВАЕТЕ ДРУГ С ДРУГОМ, НО НА СВАДЬБЕ ВЫ БУДЕТЕ ВЕСТИ СЕБЯ НОРМАЛЬНО, ИЛИ ЖЕ ОБА ПОТЕРЯЕТЕ КОЕ-ЧТО ОЧЕНЬ ЗНАЧИМОЕ ДЛЯ ВАС, КОГДА Я КАК СЛЕДУЕТ ПРОКЛЯНУ ВАС ОБОИХ. Я ТРЕБУЮ, ЧТОБЫ ГАРРИ БЫЛ С НАМИ, ПОТОМУ ЧТО ОН И МОЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ ТОЖЕ!

НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ, ЧТО ВЫ ОБА ВЕДЕТЕ СЕБЯ КАК ЧЕТЫРНАДЦАТИЛЕТНИЕ ПРИДУРКИ! НУ, ПРАВО ЖЕ!

Гарри слышал, что она просто в ярости, судя по интонациям. Он почувствовал жуткий стыд, что позволил себе потерять голову, но, если уж быть до конца откровенным, во всем этом был не он один виноват.

"Громовещатель" полыхнул ярким огнем, и голос Гермионы, наконец, затих. Свин, судя по всему, присутствовал, когда Гермиона создавала письмо, так что этот мелкий сгусток энергии и перьев продолжил ухать и вопить очень похожим тоном. Он клевался и летал с громкими воплями вокруг Гарри, выражая свой гнев и делая все возможное, чтобы разозлить его. Гарри мечтал придушить его, но прекрасно сознавал, чем ему грозит убийство любимой совы Рона.

Он неохотно признал, что зашел слишком далеко в ссоре с Роном, но никак не мог смириться со всем тем, что тот наговорил прошлым вечером. Он-то был уверен, что его друг совершенно спокойно относился к его ориентации, и никак не мог взять в толк, зачем тот отмалчивался до вчерашнего дня о своих истинных чувствах.

Хотя, Билл никогда не скрывал своих чувств, и это, несомненно, оказало свое влияние на Рона. И как получилось, что их спор о Драко вылился в такой грандиозный скандал? Если бы Рон смог хоть не надолго слезть со своего любимого конька и отбросить свою глупую гордость, он непременно догадался бы, что Гарри просто пытается кому-то помочь. Почему он отказывается понять, что Драко - никакой не Пожиратель Смерти?

Он фыркнул, вспомнив, какое заклятье придумал Фред. "Так ему и надо",- подумал Гарри.- "Сомневаюсь, что Гермиона сможет полностью залечить его челюсть. Могу поспорить, что она специально не станет убирать боль, чтобы он немного помучился. Не сомневаюсь, что Помфри сделает со мной то же самое, если я решусь отправиться к ней. Она никогда не оправдывала бессмысленную жестокость, даже если ты пытаешься вбить немного разума в пьяного придурка".

Он сомневался, что Чарли сейчас будет в состоянии наложить на него отрезвляющие чары. Вот Ремус непременно проявил бы к нему участие, если бы, конечно, был сейчас здесь. Раздумывая об этом, он вышел в коридор и увидел Драко, закрывавшего двери своей комнаты.

- Мерлин, ты выглядишь просто ужасно, Гарри. - В голосе Драко звучало искреннее сочувствие, но на губах играла усмешка. - Выдалась тяжелая ночка? Или ты решил поближе познакомиться с "Ночным Рыцарем"?

Гарри попытался улыбнуться, но оказалось, что это слишком больно сделать. - Можно сказать и так. Я ввязался в драку.

- Мне послышалось, или я только что слышал вопли Грейнджер? - Драко подошел поближе, и, чтобы получше рассмотреть Гарри, подтащил его к ближайшему окну. Свет в коридоре был слишком тусклым, и Драко щурился без своих очков. - Я и не предполагал, что ты позволишь магглам так себя отделать. Ты был не в себе или оставил дома палочку?

Гарри изо всех сил старался не смотреть Драко в глаза, но и так чувствовал на себе пристальный, изучающий взгляд. Он не мог понять, был ли тот неодобрительным или же ироничным, потому что был серьезно занят попытками игнорировать близость Драко. - Нет, это был Рон.

Драко приподнял бровь и, усмехаясь, достал палочку. - Я всегда подозревал, что он грязно играет. Маггловские трюки, да? Надеюсь, ты не оставил это безнаказанным.

Гарри попытался рассмеяться или хотя бы улыбнуться, но в, конечном итоге, смог лишь фыркнуть. - Не волнуйся, сомневаюсь, что Гермиона быстро излечит его.

Прежде, чем он понял, что происходит, Драко наложил отрезвляющие чары, и Гарри сразу почувствовал легкость в голове. К сожалению, ноющая боль в носу стала ощущаться в полную силу.

- Так, Гарри, хоть я и не колдомедик, но делал это раньше. - И прежде, чем Гарри успел возразить, Драко обхватил его лицо руками. Некоторое время он просто изучал его, а потом направил кончик палочки на сломанный нос. Гарри услышал тихое бормотание и разобрал формулу заживляющего заклинания, после чего боль мгновенно усилилась. Он почувствовал, как его хрящи и кости пришли в движение, и покрепче стиснул зубы. Спустя мгновение боль стала гораздо терпимее, и когда он смог полностью открыть глаза, свет показался намного ярче.

- Ну, вот, теперь сойдет. Ты все еще дерьмово выглядишь, Гарри, но, хотя бы, у тебя не останется такой нос, как у Северуса. - Драко усмехнулся, и Гарри был слегка разочарован, когда тот отпустил его.

- Ну, тогда я обязан тебе по гроб жизни, - Гарри рассмеялся и попытался искренне улыбнуться.

- Что, ради Мерлина, сподвигло Уизла ударить тебя? - поинтересовался Драко.

Гарри снова подумал обо всем этом, и понял, что его собственное раздражение на Рона возникло после отказа позволить Драко посетить Поместье, но теперь, после мальчишника, он был твердо уверен, что им очень многое нужно обсудить. - О, просто он был упрям, как обычно. Мы немного не сошлись во мнениях, и теперь мне кажется, что я не знаю его настолько хорошо, как считал раньше.

Драко прочистил горло и заметил, - Да, удивительно, что ты можешь открыть в людях тогда, когда уверен, что знаешь их уже вдоль и поперек.

Гарри с удивлением воззрился на Драко. - Да, точно. - И тепло улыбнулся в ответ.

~~oo0oo~~

Мадам Помфри неохотно залечила руку Гарри, но, к счастью, кости не были сломаны, поэтому кисть стала как новая. Она не предложила обезболивающего, чтобы облегчить боль в носу, и все время неодобрительно посматривала на Гарри. Радуясь, что избежал нравоучений в ее исполнении, он приготовился встретиться с Гермионой и Роном. Этого избежать было просто невозможно.

Прибыв в Лондон каминной сетью, он провел весь день, упорно пялясь на коврик перед камином, пока Гермиона устраивала им с Роном генеральную головомойку. Рон выглядел также плохо, как Гарри себя чувствовал, а его нижняя челюсть распухла и стала круглой как мячик. Но самым тяжким оказалось то, что она вынудила их обоих извиниться.

Рон выглядел очень смешно, сделавшись совершенно лысым. Фред отлично поработал. Гарри очень развеселило открытие, что у Рона даже голова была покрыта веснушками, но веселье продлилось недолго, потому что в памяти упрямо всплывали злые слова.

Рон, кажется, выглядел искренне раскаявшимся и пытался оправдываться, что причиной его слов стало слишком большое количество выпитого алкоголя, но он так же впервые признался, что всегда в мыслях спорил с Гарри о выбранном им стиле жизни. Гермиона пыталась заставить его понять, что у Гарри просто не было другого выбора - это была часть его натуры. Рон признался, что всегда в глубине души продолжал надеяться, что однажды Гарри передумает и, в конце концов, женится на его младшей сестре - хотя бы, чтобы остановить ее распутство. К счастью, Джинни отвергала саму мысль о том, чтобы быть с Гарри, даже если бы он был гетеросексуальным и свободным.

А еще он признался, что большее всего ревнует к дружбе Гарри с Малфоем. Что именно это стало основным камнем преткновения в их разногласиях. Зная все то, что открылось ему в последние дни, Гарри понял, что Рону будет очень трудно с этим смириться, особенно, если его отношения с Драко станут еще ближе.

Гарри извинился перед Роном за попытки вмешаться в его работу. Он прекрасно знал, что Рон очень хороший работник, и пообещал, что попытается уважать его решения по делу Драко. Гарри дал слово сделать это, если Рон будет действительно уверен, что поступает так из лучших побуждений и в интересах Драко, и не позволяет своему личному отношению влиять на суждения.

Рон с явной неохотой на это согласился, и это помогло им (под пристальным надзором Гермионы) подлатать свои дружеские отношения. Это оказалось очень непросто. Шрам в душе от этих событий останется навсегда, несмотря ни на что. Зато он был счастлив, что сможет находиться рядом с друзьями в день их свадьбы, но, к сожалению, теперь их будет навсегда разделять эта небольшая пропасть.

Воскресенье выдалось ясным и теплым. По традиции церемония проходила в Норе. По прибытии стало ясно, что Гермиона всем братьям Рона устроила похожую головомойку, и Билл, пришедший на свадьбу, выглядел слегка угнетенным. Гарри обратил внимание, что весь день он и Чарли держались друг от друга подальше, но все остальные братья Рона вели себя просто великолепно.

Гарри почувствовал, как у него все переворачивается внутри от волнения, а ведь это была даже не его свадьба. Гарри не видел Рона в такой панике со дня их распределения по факультетам - полжизни тому назад. Они вместе пережили множество битв, но Гарри понимал, что здесь Рону придется выстоять самому. В каком-то смысле это вызывало даже злорадство.

- Ну же, Рон. Ты дрался с троллем и Пожирателями Смерти. По-моему, свадьба не должна быть хуже? - Гарри пытался слегка приободрить Рона, и тот был ему бесконечно благодарен. Между ними все еще чувствовалось напряжение, но Гарри понимал, что помочь тут может только время.

- Тебе легко говорить, Гарри. Тебе никогда не придется проходить через это.

- Что? Через женитьбу? Кто знает, - он многозначительно улыбнулся, и глаза Рона расширились от страха и мрачного предчувствия.

- Рон, Гермиона тебя очень любит. Правда, я не понимаю, почему.

- Ты думаешь, любит, да? - Рон боялся поверить самому себе.

Гарри был искренне счастлив за своих друзей. Он попытался поправить галстук, лежавший поверх мантии Рона. - Послушай, Рон, я тоже хочу иметь то, что есть у вас с Гермионой. Мне очень хотелось бы найти кого-то особенного, с кем я смогу разделить свою жизнь. Мы все этого хотим. Просто так получилось, что этот кто-то не будет женщиной. И, уж точно, не твоей младшей сестрой.

Рон рассеяно кивнул, но сейчас он явно слишком сильно нервничал, чтобы думать. Лицо его сделалось зеленоватым, и если бы Гарри только что его увидел, он сказал бы, что тот вот-вот начнет плеваться слизняками. Чтобы отвлечь немного Рона, он решил, что нужно задеть его за живое. - Даже Чарли сказал, что уже готов остепениться.

- Чарли кого-то нашел? - Рон старался не выглядеть слишком заинтересованным, но Гарри все понял и улыбнулся.

"О, Рон, если бы ты знал хотя бы половину всех обстоятельств. Я, уж точно, не хочу оказаться поблизости, если Чарли когда-нибудь сумеет уломать Снейпа прийти к вам домой и "познакомиться с семьей"". От этой мысли его настроение сразу поднялось, и он решил воспользоваться моментом и заключить перемирие со своим старым другом. - Пусть он сам об этом расскажет.

Рон поглубже вдохнул и выглянул в окно. Он принялся раскачиваться взад и вперед в нервном ожидании.
- Ну, Рон, нам пора.

~~oo0oo~~

Церемония получилась очень красивой. Молли плакала, Джинни плакала, Гермиона раскраснелась и даже Гарри потом признался, что его ресницы стали влажными. Как глава семьи, Артур провел традиционную магическую церемонию. По обычаю отец Гермионы должен был ее заканчивать, но из-за его маггловского происхождения Артур исполнил весь обряд целиком. Мистер и Миссис Грейнджер присутствовали на ней, но все остальные родственники и друзья Гермионы должны были позже встретить молодых в ЗАГСе.

На эти несколько часов Гарри почти удалось забыть все недавние неприятности. Ему становилось горько, когда он думал о том, что отношения с Роном станут еще более напряженными, если отношения с Драко…ну, если отношения с Драко…

В тот день Гарри вообще провел необычно много времени, думая о Драко. Он отлично сознавал, что теперь, когда он узнал всю правду, их отношения станут еще сложнее. Он нашел свою вторую половину и был влюблен. Ему бы хотелось быть сейчас рядом с ним, в этот прекрасный день, но он не был глуп, чтобы заблуждаться и надеяться на легкость их отношений. Ему осталось только начать представлять себе все те бесконечные споры с Роном, которые непременно придется вести, если…когда они с Драко, наконец, выяснят свои отношения.

Тайная улыбка Гарри предназначалась не жениху и невесте. Причиной ее была мысль о том, что Драко был Люком, и впервые он действительно смог себе представить совместную жизнь с Драко Малфоем в качестве своей второй половинки. Сердцем и душой и…ну, и всем остальным тоже.

~~oo0oo~~

29 июня - воскресенье

- Рон?

- Хммм? - Рон лежал, положив голову на колени Гермионы, и наслаждался теплыми солнечными лучами и свежим воздухом юга Франции. Даже Рон был вынужден (весьма неохотно) признать, что Гарри выбрал великолепное место для их медового месяца. Он, может быть, и организовал дерьмово его мальчишник, но Гарри имел отличные представления о том, каким должен быть тихий и романтичный отдых. Правда, Рон не мог заставить себя думать об этом сейчас. Рука Гермионы рассеяно перебирала ежик недавно отросших волос на его голове, а Рон лениво поигрывал свадебным браслетом Гермионы. Он пока не мог свыкнуться с весом своего собственного. Гермионе оставалось лишь улыбаться каждый раз, когда она замечала его мечтательно лыбящимся, пока он неосознанно теребил его.

Он уснул прямо на земле под огромным деревом около замка, устроив голову на ее коленях. А Гермиона тем временем наслаждалась чтением одной из книг из огромной библиотеки замка. У Рона таких побуждений даже не возникало. Все книги здесь были написаны по-французски, а его знание языка ограничивалось названиями блюд местной кухни, которая здесь оказалась очень богатой.

- Знаю, что последнее, о чем тебе хочется сейчас говорить - это о Гарри, - начала Гермиона. Рон нахмурился. - Но ты помнишь, кто ему посоветовал это место?

Рон открыл один глаз и посмотрел на жену. - Нравятся такие места, миссис Уизли?

Гермиона игриво шлепнула его по руке и притворно закатила глаза, но продолжила допрос. - Он упоминал когда-нибудь о владельце этих земель?

- Вообще-то, да. Когда он давал мне портключ, то сказал, что ему это место порекомендовал его близкий друг.

- О, это, должно быть, тот самый Люк - тот, с кем он переписывается в дневнике? - резко спросила Гермиона.
Рон пожал плечами. - Наверное, да.

- Как ты думаешь, между ними происходит что-то, о чем мы не знаем? - Гермиона забрасывала Рона вопросами, над ответами на которые он очень не хотел задумываться. Рон надеялся, что они пришли к соглашению, и не будут затрагивать тему Гарри во время медового месяца.

- С чего этот внезапный допрос? Что теперь тебя волнует, миссис Уизли?

Гермиона задумчиво нахмурилась. - Мы обсудим тему "миссис Уизли" потом, Рон. Я просто действительно волнуюсь за Гарри - и не из-за того, что произошло той ночью. Он либо держит все свои проблемы в себе, либо же не рассказывает нам обо всем откровенно, как раньше.

Рон горько хмыкнул. - Ну, он действительно теперь слишком уютно чувствует себя в компании Малфоя. - За это он заработал осуждающий взгляд Гермионы. - Прости, я обещал, что не буду так о нем говорить, да?

Гермиона проигнорировала его извинения и продолжила, - Слушай, разве Гарри не говорил, что у этого Люка здесь есть собственность?

- Если честно, то я не помню. Возможно, да. Почему мы играем в эту игру "вопрос-ответ", дорогая? Ты же знаешь, что я бы лучше поиграл в…

Гермиона скинула с себя его руку и села. - Нет, Рон. Просто я сейчас кое-что поняла. - Она указала на книгу, которую читала. - Ты говоришь, что у друга Гарри по переписке есть собственность в этой части Франции. Гарри дружелюбен с Малфоем, и он больше не рассказывает нам обо всем так, как делал раньше.

Рон, соглашаясь, кивнул, но пока не очень понимал, к чему она клонит. Он уже знал, что лучше не перебивать жену в середине размышлений.

- Согласно "Магическому журналу собственности Франции", - она помахала книгой перед носом Рона, - выходит, что сейчас мы с тобой являемся гостями не кого иного, как Драко Люсьена Дарьена Малфоя!
Рон резко сел и уставился на Гермиону. - Это не смешно, любимая.

Гермиона была непреклонна. - Это не шутка! Вот смотри, что здесь написано - а это магическая публикация, поэтому в нее изменения вносятся автоматически.

Рон просто вытаращился на ничего для него не значащие французские строки, но смог разобрать имя Драко, напечатанное посредине страницы. Он поверил Гермионе. Внезапно он вспомнил, что, просматривая опись состояния Малфоя, видел в перечне собственности и замок на юге Франции.

- Черт возьми! - воскликнул Рон.

- Ну, теперь-то ты видишь связь? - Гермиона думала, что Рон пришел к тому же выводу, что и она.

- Это просто замечательно, черт побери! - воскликнул он.

- Что? Что может быть замечательного в том, что таинственный друг Гарри - скорее всего Драко? И что Гарри, должно быть, все знает и именно поэтому помогает ему?

Самодовольная улыбка на лице Рона пропала. - Что?

- Ну, это простой логический вывод, тебе не кажется? Этот парень, с которым он переписывается, судя по всему, Драко. Рон, ну неужели ты не видишь? Гарри поверяет все свои тайны Драко Малфою! - в ее голосе было почти отчаяние.

Рон схватил ее и начал отчаянно целовать.

- Рон! Тебя разве это совсем не беспокоит? - Она пыталась вырваться из его крепких объятий, но тот был слишком силен, да и она не особенно сопротивлялась.

- Гарри уже достаточно взрослый мальчик, чтобы самому разбираться со своими проблемами, Миона. Если он смог убить Темного Лорда, то, уж точно, сможет разобраться со всей этой путаницей в своей любовной жизни. - Когда он это говорил, на его лице появилась жестокая улыбка.

- Кроме того, - он помог Гермионе подняться и потащил к замку. - Если это дом Малфоя, то я думаю, что мы должны воспользоваться каждым моментом с пользой. Здесь еще полно комнат, которые требуется "освятить". Думаю, мне бы хотелось узнать, сколько предметов малфоевской мебели мы успеем "окрестить" за это время.
Прошло много часов, когда слова Гермионы, наконец, дошли до него. Он резко сел на кровати, словно просыпаясь от самого жуткого кошмара.

- Гарри и Малфой? Но…но я же только пошутил! Черт возьми!

~~oo0oo~~

Воскресенье тоже не попало в список лучших дней Гарри. Он все еще чувствовал себя несколько опустошенным после свадьбы. Трещина в их с Роном отношениях затянулась, но Гарри чувствовал, что такой близости, как раньше, между ними уже никогда не будет. Он был счастлив, что его друзья, наконец, поженились, и период ухаживания, занявший у них полжизни, закончился. Но он не испытывал той радости, как ему хотелось бы. Гарри изо всех сил гнал от себя мысли, что они с Роном никогда не смогут больше быть настоящими друзьями. Но, пусть они и отдалились слегка друг от друга, другая мысль, не покидавшая его голову всю свадьбу, вселяла в него надежду. Осознание своего желания разделить всю свою жизнь с Люком - с Драко - было очень волнующим.

Конечно, теперь ему предстоит очень сложная операция. Он должен попытаться показать Драко, кто он на самом деле, не проболтавшись в дневнике.

Проклятые дневники!

Писать в них никогда еще не было так сложно. Требовалась уйма выдержки, чтобы не проговориться. Было ясно, что, продолжив общаться с Люком как обычно, он наверняка что-нибудь ляпнет, и Драко все поймет и закатит сцену.

А еще ему было очень интересно, почему магия дневников вынуждала его говорить правду, но позволяла "врать" и обращаться не к Драко, а к "Люку". Возможно, потому, что он все еще думал о нем как о Люке. Немного помогало еще и то, что он воспринимал "Драко", как одну из масок этого человека. Но он до смерти боялся, что может случайно проговориться и назвать его "Драко" в середине разговора.

Уверенность в том, что Драко доверяет ему, была для него очень ценна. Это доверие завоевывалось месяцами, но чувство вины оказалось слишком сильно. Не имело значения, как сильно ему хотелось пообщаться с Люком, но в последнюю минуту он понял, что просто не сможет с ним сейчас разговаривать. Он быстро набросал Люку короткую записку, где сообщал, что будет занят. Из-за этой лжи он чувствовал себя просто ужасно, но он постарается набраться смелости и написать что-нибудь на следующей неделе. Кто знает, может, к тому времени Драко уже сам узнает правду?

~~oo0oo~~

Само собой, Драко, увидев вежливую записку, воспринял ее как подтверждение своих самых ужасных предположений. Его самый большой и темный секрет оказался слишком тяжел для Флэша, как он и боялся.

Почему Флэш должен отличаться от всех прочих магов, прошедших через войну? Драко подозревал, что тот уже вычислил, кто он такой на самом деле, и постарался прекратить их беседы в дневнике.

Драко очень вежливо ответил, что прекрасно понимает занятость Флэша, и надеется поговорить на следующей неделе. Хотя он очень сомневался, что эта беседа состоится.

Весь вечер он провел у камина, уставившись в огонь. Даже тепло Petite Amie не могло растопить холод, образовавшийся внутри.

~~oo0oo~~

Драко почувствовал, что ему ничего больше не остается делать, как снова с головой окунуться в работу. Тихо кипящие котлы помогали ему сохранять спокойствие, так же, как подглядывания за Гарри во дворе, когда тот занимался своей медитацией. Драко даже подумывал о том, чтобы и самому заняться чем-нибудь подобным, но его настроение было слишком апатичным, чтобы подумать об этом как следует.

Он отметил, что Гарри выглядел каким-то задумчивым, и, кажется, тоже избегает встреч с ним. Ему не давали покоя мысли о драке Гарри с Уизли, но они больше не встречались с Гарри с тех пор, как он подлечил его в коридоре. "Сначала Флэш, теперь Гарри. Кажется, я теряю друзей также быстро, как они появляются. Я определенно проклят". Но, пусть он и не разговаривал с ним лично, но зато все его сны не обходились без его компании. Иногда ему казалось, что он занимается любовью с Флэшем, но, посмотрев вниз, он видел только спутанные черные волосы и глаза Гарри, полные страсти.

Без школьного расписания Драко с трудом мог вспомнить, какой нынче был день недели, и время бежало само по себе. Пока Гарри занимается своими упражнениями "Тай Чи" во дворе, Драко был уверен, что сможет пережить еще один день.

Его переписка с Арианной приятно разбавляла череду унылых дней. Он искренне скучал по ее острому уму и оживленной болтовне. Новости о людях, которых он знал, и вырезки из французских газет вызывали приступы ностальгии. Арианна писала, что ужасно скучает по Эммалин, но Драко сомневался, что ее уверения совершенно искренни, исходя из частоты упоминаний об одном из одноклассников. Складывалось впечатление, что она проводила уйму времени, говоря о нем, и это заставляло Драко улыбаться.

Новости из Парижа и приступ ностальгии побудили его отправиться к Эммалин. Там он чувствовал вокруг себя частичку Парижа, и в такие времена, как сейчас, ему хотелось поскорее закончить свое обучение. Немного радовало то, что его замок был снят почти на все лето, и это добавило приличное количество галеонов к его бюджету. Несколькими годами ранее Драко только посмеялся бы над теми деньгами, на которые ему теперь приходилось жить, но у него просто не оставалось выбора, как не было и смысла жаловаться.

Но в тот момент, когда он сможет взять в свои руки управление собственным наследством, все обязательно переменится. Может быть, он и потерял несколько миллионов стараниями Пожирателей Смерти, но, если Уизли сделает свою работу, как должен, и перестанет быть мелочным, то его финансовый капитал можно будет увеличить практически до прежнего состояния к моменту, когда Драко исполнится двадцать пять лет. Он уже не в первый раз задумывался, как найти способ избавиться от Уизли и поручить кому-нибудь другому присмотр за своими деньгами. Он сомневался, что Уизел действует только из побуждений соблюсти финансовые интересы Малфоев. Это очень раздражало, по меньшей мере.

Возможно, тогда кто-нибудь другой и позволит ему добраться до лаборатории деда в Поместье. Он был крайне раздражен, и не только тем, что Уизли отказывался дать ему разрешение, но еще и потому, что вовсе не был уверен, найдет ли он там то, что ищет. Существовала лишь небольшая вероятность того, что оперенье Пегаса окажется в лаборатории. Он не хотел лелеять надежду еще целых два года только для того, чтобы обнаружить, что она была пустой.

~~oo0oo~~

Драко сел в самый дальний уголок в "Листьях и бобах", где было попрохладнее. Летнего солнца всегда с нетерпением ждут в Шотландии, но уже через несколько недель начинают жаловаться на нестерпимую жару. На мантию Драко были наложены охлаждающие чары, но даже с ними в маленьком мирке Эммалин становилось душно.

- Bonjour, Драко, - раздался голос словно из ниоткуда, выдернувший Драко из его размышлений и заставивший буквально подскочить на стуле. Он не был особенно бодрым сейчас, но, несмотря на это и на все прошедшее время, звук голоса Жан-Поля вызвал волны возбуждения, устремившиеся прямо к паху, и заставил его расслабиться и позабыть обо всем. К счастью, он был слишком шокирован, чтобы это заметить.

- Ж…Жан-Поль. Qu'est-ce que vous faites ici? Что ты здесь делаешь? - Он осмелился взглянуть в глаза Жан-Поля и обнаружил, как много всего успел позабыть о своем последнем любовнике. Звук его голоса остался очень знакомым, но прикосновение его руки к плечу и морщинки вокруг рта, когда тот смеялся, теперь казались совсем чужими.

Жан-Поль вежливо осведомился, можно ли ему присесть, и Драко кивнул, слишком шокированный его внезапным появлением, чтобы отказать. - О, я случайно оказался здесь неподалеку, и решил заглянуть к своей сумасшедшей старой тетушке, внезапно решившей собрать свои пожитки и отправиться жить в Шотландию. Мне нужно было удостовериться самому, что она в состоянии позаботиться о себе.

- Ясно, - какое-то мгновение он думал, что Жан-Поль приехал повидаться только с ним, но, после всех свалившихся на него в последнее время неудач, он понимал, что на это лучше и не надеяться.

- Но когда я узнал, что она отправилась вслед за тобой, у меня появился еще один повод приехать. - Драко почувствовал искреннюю заинтересованность в словах Жан-Поля, и на мгновение его сердце оттаяло.

- А как же твоя работа - разве шейх…

Жан-Поль только отмахнулся. - Шейх умер. В конце концов… я не смог спасти его. Теперь необходимость в моих услугах отпала. И вот - я в отпуске. Я подумал, что мне стоит немного попутешествовать: навестить свою дорогую тетушку, поправить несколько заборов… - Драко понял, что последние слова относились к нему.

Драко совершенно не понимал, как следует на это реагировать. Он даже не думал, что когда-нибудь снова увидит Жан-Поля, несмотря на частые вспышки желания связаться с ним. Неожиданная встреча с ним, здесь, сразу после того, как он уже, было, окончательно убедил себя, что эта глава его жизни закончена, выбила его из колеи.

Жан-Поль заметил обеспокоенное выражение лица Драко. - Я здесь не для того, чтобы пытаться что-то продолжить, Драко. Если ты сам не… - он отмахнулся от собственных слов. - Просто мы с тобой так нормально и не попрощались. Я думал, что должен тебе хотя бы это. Как насчет ужина в воскресенье - обыкновенная дружеская встреча?

Драко не мог выдавить ни слова. Он и так чувствовал себя просто ужасно из-за отсутствия связи с Флэшем, так тут еще и Жан-Поль снова врывается в его жизнь. А ему крайне необходимо было хоть с кем-нибудь поговорить. И он согласился после недолгих сомнений, но потом сразу же засомневался, а правильно ли он поступил.

Жан-Поль улыбнулся и взял руку Драко в свои. Теплота прикосновения Жан-Поля оказалась невероятно приятной. Прошло уже так много времени с тех пор, как он так держал его за руку. Но это тепло исчезло так же неожиданно, как и возникло, а за ним последовал легкий поцелуй в щеку. - Мне нужно бежать, прости, mon ami. Но я с нетерпением буду ждать нашего ужина. Есть вещи, которые нам с тобой нужно… обсудить.

Так же быстро как появился, он исчез, оставляя растерянного Драко одиноко смотреть ему вслед и мучиться сомнениями. Это краткое прикосновение пробудило у него множество ярких воспоминаний об их близости там, в Марракеше. Это смущало Драко, потому что заставило вспомнить, что именно эти руки и их прикосновения снились ему все эти месяцы - руки Жан-Поля. Только теперь эти руки почему-то кажутся ему чужими. Он не почувствовал на них знакомых мозолей - мозолей, образовавшихся от долгих часов полетов на метле. Но последней мыслью, когда Жан-Поль исчезал из поля его зрения, были не сомнения в том, правильно ли он поступил, приняв предложение, а попытка представить, будет ли задница Жан-Поля выглядеть также хорошо в джинсах, как задница Гарри.

Он не был в этом уверен. Но он чувствовал всем существом, что этот вопрос крайне необходимо разрешить.

~~oo0oo~~

Уйдя из "Листьев и бобов" и возвращаясь в замок, он вновь стал мучиться сомнениями, а не поступил ли он слишком опрометчиво. Почему Жан-Поль внезапно снова появился именно тогда, когда он окончательно им переболел и уже был готов попробовать что-то новое?

Драко понятия не имел, что ему теперь делать. Погрузившись в свои нелегкие мысли, он проходил мимо теплиц. Там он заметил Гарри, копавшегося в земле. Правда, потом он никак не мог взять в толк, почему ноги понесли его в том направлении. Гарри, судя по его виду, усердно трудился - его рукава были закатаны, а по лицу размазана грязь. Он отметил про себя, что последние синяки после перелома носа уже почти сошли. Подойдя ближе, Драко увидел, что Гарри принялся за новый ряд каких-то трав. Ему пришло в голову, что он тратил почти все свое время, наблюдая за Гарри из окна.

Он не смог бы определенно сказать, в каких они теперь отношениях. Даже если он и помог ему наутро после драки с Роном, Гарри, кажется, все еще сомневался в том, что они могут нормально общаться. И Драко не собирался его в этом винить. В конце концов, никто и не ожидал вина и роз - не после стольких лет вражды. Хоть Драко и мучился сейчас самыми разными сомнениями, но он все же обратил внимание, что их взаимная ненависть ушла, и уже этому был рад. Задумавшись о Гарри и Жан-Поле, он спросил себя, чего именно он хочет от Гарри. И хочет ли он чего-нибудь вообще? Все было так запутанно!

Поскольку глупо было просто так стоять без дела, Драко направился к кустарникам и лозам, некоторые из которых следовало подрезать. Еще он мог бы собрать несколько видов трав и высушить. Придумав себе занятие, Драко принялся за работу. Несомненно, основной целью всего этого была возможность беспрепятственно наблюдать за Гарри. Он был впечатлен, обнаружив, что Гарри вовсе не был неуклюж, когда дело доходило до хрупких трав: он знал, где именно следует отщипнуть усик, чтобы растение лучше росло и не погибло. Оказалось, что узнавать новые подробности жизни Гарри, которых он раньше не знал, весьма интригующее занятие. Оказалось, что тот отлично ориентировался в немагическом саду.

- Привет, Драко, - весело сказал Гарри, одновременно вытирая пот со лба рукавом рубашки и опуская очки со лба на нос, стараясь не касаться лица испачканными руками. Драко неожиданно был вырван из своих мечтаний. Он увидел, что палочка Гарри торчит из заднего кармана джинсов под довольно опасным углом. Драко понял по очаровательному и невинному виду своего бывшего соперника, что тот определенно наслаждался своей работой. Гарри казался очень спокойным и открытым, и это помогло Драко расслабиться. Он улыбнулся и поддержал разговор.

- Так значит, это ты виновник всего? А мне было интересно, откуда всю неделю доносились такие замечательные запахи? - Драко принюхался к аромату трав в воздухе и узнал тот великолепный запах, что проникал каждый вечер через окно к нему в комнату.

Гарри тепло улыбнулся. - Да, это был я.

- Никогда бы не подумал, что ты умеешь готовить, Гарри. Ты был просто отвратителен на зельях. - Драко принялся отщипывать созревшие плоды шривелфига, не прерывая разговора.

Гарри пожал плечами. - О, ну, не знаю, у этих процессов есть много общего, но зато здесь я уверен, что ничто не взорвется мне в лицо, если я чего-нибудь переложу или не доложу. Я просто добавлю чего-нибудь другого, чтобы сбалансировать вкус. Разве не здорово, что у нас теперь есть свои кухни? - Видимо, Гарри это чертовски радовало. - Я собираюсь оставить свою себе, когда начнется учебный год.

- По-моему, это неплохая идея. До тех, пор пока у меня будет кофе по утрам - жизнь будет продолжаться. - Гарри улыбнулся от этих слов, и Драко убедился, что теперь им совсем нетрудно разговаривать друг с другом. Он ценил то, что его извинения были приняты, и был крайне признателен Гарри за то, что тот дипломатично не вспоминает их приключение в туалете. Он теперь не смог бы сказать, что тогда на него нашло, и не был уверен, готов ли он признаться об этом вслух. Вдруг ему ужасно захотелось немедленно поговорить с Флэшем, и он нахмурился от такой мысли. Он очень сомневался, что вообще когда-нибудь получит вести от него.

- Драко, что случилось? - спросил Гарри. Оказалось, что он наблюдал за ним и заметил, как потемнело его лицо при мыслях о Флэше. - Похоже, ты вспомнил о чем-то очень неприятном?

Драко отмахнулся, - Нет, не стоит волноваться.

Гарри не преминул заметить, каким задумчивым был Драко во все время их разговора. Он понятия не имел, что могло случиться, но узнал озабоченное выражение на лице блондина. Интересно, что так беспокоило Драко? Возможно, он опять думает о невозможности попасть в поместье? Гарри понятия не имел. И снова он почувствовал вину за отложенный разговор, и пообещал себе, что в воскресный вечер непременно свяжется с Люком.

Драко просто необходимо с кем-то поговорить - в этом Гарри был уверен. Вдохновившись, он, испытывая легкое сомнение, осторожно предложил, - Знаешь, ты можешь прийти ко мне на ужин в любой день. А я смогу отточить свое мастерство и отмету заодно все твои подозрения в моей неспособности управляться с кастрюлей. Есть несколько рецептов, которые мне бы хотелось попробовать, но для этого мне нужно, чтобы этот кориандр хоть немного подрос. Он привык к более теплому климату, - Гарри раздраженно вздохнул, поглядывая на слабые, хилые растения.

- Ты когда-нибудь думал о том, чтобы наложить на него чары "Ревивикус"? - предложил Драко. Гарри заметил, что Драко не услышал или специально проигнорировал приглашение к ужину.

- Как насчет вечера в воскресенье? - не удержался от повторной попытки Гарри. Он надеялся, что мысли о предстоящем ужине с Драко помогут ему хоть немного расслабиться, и он сможет, наконец, писать в дневнике.

В голосе Драко явно слышалось разочарование. - Ох, прости, Гарри, но у меня уже запланирован на воскресенье ужин с одним старым другом. Он недавно приехал в Хогсмид навестить тетушку. Это, вообще-то, племянник Эммалин.

У Гарри случился настоящий шок. "Племянник Эммалин - так это же Жан-Поль! Жан-Поль приехал в деревню? И ужинает с Драко?!"

- А, - уныло ответил Гарри. - Я не знал. Прости. Может быть, в другой раз. - Гарри сумел скрыть свою ревность и говорил нормальным тоном. Он даже не ожидал, что Жан-Поль когда-нибудь снова появится на горизонте. Это определенно все усложняло. Он не мог знать, что именно Драко думает о Жан-Поле, и сильно огорчился этой новостью. Он отвернулся и сосредоточил свое внимание на растении перед собой, стараясь не глядеть больше на Драко. Вытащив палочку из заднего кармана, он наложил чары "Ревивикус". Куст кориандра поднялся, и его листья заметно наполнились жизнью.

Гарри решил поскорее сменить тему разговора, чтобы не думать больше о Жан-Поле. Драко, судя по всему, не особенно долго думал, прежде чем принять приглашение на ужин с мужчиной, который был для него не так давно очень важен. Гарри даже испугался, а не опоздал ли он? Нужно поскорее сменить тему! - Так значит, Снейп вовсю наслаждается своим отпуском? - Гарри прекрасно знал, что именно Чарли стал причиной такого внезапного отъезда мастера Зелий из замка.

Драко криво улыбнулся. - Думаю, да. Вряд ли за ним и сейчас носится перевозбужденный Уизли, любящий драконов.

- Да, Чарли может быть настойчивым, когда захочет. Я так и не смог понять, что он нашел в Снейпе.

Драко расхохотался. Гарри никогда не видел, чтобы Драко смеялся так открыто - без всякой злобы. - Не смотри на меня так - я тоже не знаю. Я хочу сказать, Северус отличный друг и наставник, но мне даже в голову не приходит думать о… - по спине Драко пробежал табун мурашек, которые моментально передались и Гарри тоже. Они вместе рассмеялись.

- Как бы мне ни было морально трудно это признать, но они с Северусом, возможно, подходят друг другу. Только ты от меня ничего подобного не слышал!

- Заметано, а ты не слышал от меня, что у Чарли уже есть план нападения. Не следует недооценивать Чарли и его планы. Он - мужчина, который прекрасно знает, чего хочет, и ничто не способно его остановить. Сомневаюсь, что у Снейпа есть шанс ускользнуть.

~~oo0oo~~

Драко был удивлен внезапным приглашением Гарри на ужин, и, скорее всего, принял бы его, если бы уже не обещал поужинать с Жан-Полем. Он сам не понимал, почему почувствовал такое сожаление, отклоняя предложение Гарри. Драко удивлялся самому себе: почему он с таким нетерпением ждет визита Жан-Поля? Из-за того, что скучает по его прикосновениям, или же потому, что ему просто необходимо хоть с кем-нибудь поговорить? Он так и не смог понять собственные чувства. Именно в таких ситуациях ему очень сильно хотелось поговорить с Флэшем, и он даже не раз уже подумывал о том, чтобы изложить свои чувства в дневнике, но ему было отчего-то неловко. Он даже хотел, было, посоветоваться с Гарри, но побоялся разрушить то, чего они достигли - чтобы там между ними ни было.

Письмо Северуса, пришедшее в субботу, немало удивило его. Естественно, в нем не содержалось и намека на то, где тот находился и что делал. Пергамент был заколдован так, чтобы невозможно было отследить пункт отправки. Единственное, что хоть как-то проявляло его чувства, было упоминание о Чарли Уизли в письме:

Если ты увидишь этого безмозглого и вульгарного загонщика драконов, которому хватает наглости считать себя учителем, просто дай ему знать, что я, хоть и польщен его предложением, но не заинтересован в новых авансах.

"Ты можешь об этом сообщить ему и сам. Я не твой чертов посыльный! Но то, что ты упомянул о нем, означает, что он привлек твое внимание".
Драко не смог сдержать улыбки. "Он отлично тебе подойдет, Северус!" Но нахмурился, прочитав последнюю часть письма:

Думаю, будет разумно тебе сообщить, что я видел парочку твоих школьных знакомых на прошлой неделе. Тебе не стоит волноваться - они меня не видели. Я решил, что будет неплохо вспомнить старые навыки и понаблюдать за ними. Мистер Нотт никогда не был наблюдательным, а мистер Флинт - ну, он вообще никогда ни о чем бы не догадался. Держи ухо востро, Драко. Помни, чему я учил тебя. Это поможет тебе оставаться в форме. Я скоро свяжусь с тобой снова.

Драко нахмурился. Северус видел нескольких Нео Пожирателей и не стал сообщать, где он находится? "О чем, ради Мерлина, ты думаешь? Ты спятил. Конечно, я отлично помню все, чему ты меня научил - я не дурак!"

Он долго думал, прежде чем сесть писать ответ. Он понятия не имел, где сейчас был Северус, но Мелчетт, кажется, знал, куда нужно лететь, когда Драко отдал ему письмо.

Северус,

Почему-то мое чувство предвидения подсказывает мне, что ты далеко не в отпуске, а решил найти наших старых знакомых? Если это действительно так, то я прихожу к выводу, что старческий маразм, наконец, добрался и до тебя. Ты спятил, решив, что сможешь сделать это один!

Где ты и во что снова вляпался? Если Нотт и Флинт рядом, то могу поспорить, что и вся остальная шайка тоже поблизости. Эту парочку всегда нужно было держать на коротком поводке. Не сомневаюсь, что ты стараешься особо к ним не приближаться, но, пожалуйста, будь осторожен! Очень тебя прошу!

А может, ты все-таки расслабишься, Северус? Наслаждайся отпуском. Знаешь, именно для этого люди обычно ездят в отпуск - наслаждаться отдыхом. Ты связался с аврорами? Стоит ли мне рассказать Дамблдору о том, что ты видел? Будь очень осторожен. Мне бы не хотелось сообщать погонщику драконов о твоей ранней кончине.

Драко.


~~oo0oo~~

Драко теперь добавил к своим волнениям о Жан-Поле, Гарри и жизни в целом еще и беспокойство о Северусе. Ему нужно было поскорее разобраться в своих запутанных чувствах, и он с неохотой признался самому себе, что единственный способ - это выговориться Флэшу.

Он поднимал и опускал перо дюжину раз. Стоит ли ему снова беспокоить Флэша? Он чувствовал, что та последняя вежливая отговорка была попыткой безболезненно прекратить их дружбу. Наконец он решил, что ему все-таки следует написать еще одно письмо. Если Флэш не прочтет его, то он просто оставит этот дневник и станет писать в обычном. Его все равно непреодолимо влекло к дневнику, несмотря на то, что Флэш так отдалился.

Его охватило какое-то теплое, успокаивающее чувство, когда перо коснулось страницы, и вскоре Драко нашел нужные слова.

Bonjour, Флэш,

Хотя я и помню, что ты обещал встретиться в воскресный вечер, но меня в данный момент слишком волнуют несколько вопросов, и, имея немного свободного времени, я решил изложить здесь свои мысли прежде, чем они окончательно замучают меня. Меня очень расстраивает, что мы не смогли поговорить на прошлой неделе, но я понимаю, что ты был слишком занят.

Последнюю пару недель в моей жизни творится что-то странное. Может быть, причиной всему то, что сейчас школьные каникулы и здесь чертовски тихо. На лето осталось всего несколько человек: среди них я и мистер "Бывшая-Жгучая-ненависть".

Мне стоит теперь придумать ему какое-нибудь новое прозвище. Я не испытываю больше ненависти к нему, и страсти поулеглись…к приятному моему удивлению. Мне кажется, что мы оба теперь избегаем друг друга, после нашего опрометчивого поступка в туалете на той неделе.

Мы даже смогли несколько раз вполне цивилизованно пообщаться. Он никак не упоминал о моем извинении, но при этом ведет себя так, словно принял его - без оговорок. Я не привык, чтобы люди так поступали. Но, я уверен, что теперь, когда я доверил тебе свой самый страшный секрет, ты, возможно, сможешь лучше понять, почему я нахожу безоговорочное принятие моих извинений таким трудным от людей, которые давно со мной знакомы.

Он все еще упорно присутствует в моих снах. И должен тебе признаться, что мне удалось хорошенько рассмотреть его на днях, когда он работал в теплицах. Почему пот и грязь добавляют ему столько шарма? Он склонен носить маггловскую одежду, которую в последнее время и я сам нахожу довольно удобной - как носить, так и смотреть, как ее носят другие. Моя ученическая мантия просто кошмарна, и на ней столько пуговиц! Единственное, что можно отнести к ее достоинствам - это комплекс защитных чар, наложенных на ткань.

Я, честно говоря, не собирался столько много рассуждать о нем, но теперь, похоже, снова оседлал своего любимого конька, да?

Вообще-то, меня куда больше волнует мой наставник. Он уехал в отпуск, но недавно сообщил в письме, что видел нескольких наших старых знакомых. Я почти абсолютно уверен, что они принадлежат к печально известной шайке Нео Пожирателей Смерти. Так еще мой наставник, уезжая, не посчитал нужным сообщать мне, куда он поехал и что замыслил. Я очень волнуюсь о нем.

Не уверен, стоит ли мне кому-нибудь сообщать о его встрече с теми идиотами. Следует ли мне сказать аврорам - кучке некомпетентных придурков, как ты думаешь? Или сообщить Отделу расследований гоблинов, которые заморозили мои счета на то время, пока они будут расследовать, связан ли я с шайкой Нео Пожирателей Смерти?

Я-то надеялся, что вся эта история скоро утрясется, но, как оказалось, один из представителей банка - спятивший придурок, которого я не мог выносить еще в школе. Он прямо-таки упивается моим бедственным положением и едва не кончает от своей власти, отказывая мне в малейшей просьбе.

Собственность моей семьи находится здесь, в Англии, и на данный момент недоступна ни для кого, а для меня - в особенности. А мне жизненно необходимо попасть в лабораторию моего деда, чтобы попытаться найти там один очень редкий ингредиент. Мне только нужно узнать, есть он там или нет. Но этот человек просто безрассуден, и я пытаюсь сделать все возможное, чтобы сдерживаться и не реагировать на его детское поведение. Я просто хочу выяснить, есть там этот ингредиент или нет, чтобы получить возможность нормально жить дальше.

Все еще усложняет то обстоятельство, что его лучший друг - мистер "Выгляжу-великолепно-в-пропотевшей-одежде". К сожалению, они совсем недавно довольно сильно поругались, и у меня возникло ужасное ощущение, что это имеет отношение ко мне. Это простое предчувствие - называй это моими предсказательными способностями.

У меня есть только пустое подозрение - я понятия не имею, почему он захотел бы меня защищать. Я никогда не просил его об этом. Но мне приятно думать, что он может помочь (желание помогать другим у него в крови - в конце концов, он был Гриффиндорцем… Я могу лишь предполагать, что ты тоже учился в Хогвардсе, и знаешь природу Гриффиндора), и я совершенно не представляю, как смогу ему потом отплатить. Последнее, чего бы мне хотелось, так это чтобы он поругался со своим другом из-за меня.

Опять же, его дружок - первоклассный гад и гвоздь в моей заднице, и мне бы очень хотелось, чтобы он пришел в чувство. Я пытаюсь быть открытым и соглашаться на любые условия, но ему просто нравится отказывать мне во всем.

Это привело меня к самому невероятному происшествию на этой неделе. Мистер "Выгляжу-великолепно-в-джинсах" пригласил меня на ужин! Не могу поверить, что он это сделал. Я не знаю, предложит ли он это снова, потому что я отказал ему. Почему? Ну, ты не поверишь, насколько все стало сложно в одно мгновение.

Я недавно узнал, что Жан-Поль сейчас в городе. Он приехал не специально, чтобы встретиться со мной, но я не смог ответить ему "нет", когда он пригласил меня на ужин, поэтому, похоже, я встречусь с ним вновь. Я сам плохо понимаю, что чувствую по этому поводу, но сомнения довольно часто навещают меня. К сожалению, приглашение на ужин было на тот же вечер. Я знаю, что он расстроился, получив от меня отказ.

Не скажу, что я был безумно рад снова увидеть Жан-Поля, но не буду врать, что расстроился. Не имеет значения, сколько раз я убеждал себя, что переболел Жан-Полем - у меня все еще остались сомнения, поступил ли я правильно тогда или нет. Не нужно было бросать его так, как это сделал я. Это было очень некрасиво, и теперь мне нужно сделать все нормально. Я должен быть уверен, что поступаю правильно. Видишь, я снова все ужасно драматизирую.

Ну, вот. Теперь я очень рад, что решил тебе написать, даже если тебя и нет на другом конце. Это, хотя бы, помогло мне разобраться в жуткой мешанине в голове и навело на мысли о том, что мне лучше просто подождать и посмотреть, что приготовило для меня будущее.

Может быть, позже у меня не будет шанса написать тебе, но если у тебя появится такая возможность, пожалуйста, напиши мне и скажи: "Привет".

Au Revoir,
Люк.


Драко прекрасно понимал, как отчаянно все это прозвучало, но уже не мог ничего изменить. Подписавшись, он закрыл дневник. Он понятия не имел, прочитает ли его послание Флэш, но, по крайней мере, Драко почувствовал некоторое облегчение, выплеснув свои сомнения на пергамент. Если Флэш потрудится ему ответить, то это будет просто замечательно. Но он не станет слишком сильно на это надеяться.

~~oo0oo~~

Гарри закрыл дневник. Он все еще не мог поверить, что Жан-Поль появился в деревне. Судя по письму, Драко этого тоже не ожидал, но, темнее менее, Гарри почувствовал, как жгучая ревность охватывает его. Его мучило чувство вины, что он не оказался рядом, когда Драко ему писал, но боялся, что тут же выдал бы себя, попытавшись ответить. В этом он был совершенно уверен. Встреча Северуса с Нео Пожирателями очень взволновала его, и он пообещал себе сообщить об этом директору как можно скорее.

Ему вспомнились слова Эммалин о Драко. "Ему нужно выяснить правду самому". Гарри не хотел рисковать, влияя на естественный ход событий. Хотя, зная репутацию Жан-Поля, он опасался, что Драко может легко увлечься не тем, кем надо. Впервые ему показалось, что Жан-Поль был слишком хорош, чтобы оказаться настоящим. Настолько ли его намерения были благородны, как он говорил? Мысли о том, что Жан-Поль и Нео Пожиратели могут быть связаны, до этого ни разу не посещали его, но он не мог от них просто так отмахнуться. Долгие годы работы аврором научили его видеть в обычных событиях подтекст, который не в состоянии разглядеть обычные люди. Мог ли Жан-Поль оказаться агентом Нео Пожирателей? Они, в конце концов, не на шутку были заинтересованы состоянием Драко. Об этом стоило хорошенько подумать.

Но, что более важно, Гарри спрашивал себя: а не упустил ли он свой шанс? Не откладывал ли он слишком долго демонстрацию Драко того, что он им все еще заинтересован? И что ему делать теперь, когда Жан-Поль появился совсем рядом?

6 июля - воскресенье
Казалось бы, простое случайное стечение обстоятельств привело Гарри в "Три Метлы" тем воскресным вечером. Не найдя себе компании на ужин, Гарри направился к комнатам Чарли, чтобы узнать, не согласится ли тот поужинать с ним. Чарли немедленно предложил отправиться в паб, и они, не спеша, двинулись к деревне.
Чарли рассказал, что Рон и Гермиона уже вернулись из Франции, но Гарри при мысли о них все еще было немного неловко, поэтому он решил пока не связываться с ними. Он выждет еще какое-то время, а потом непременно сделает это. Он устал убеждать себя, что причиной его отстраненности было желание оставить друзей вдвоем, но в глубине души чувствовал, что на самом деле все куда сложнее.
Его дружба с Чарли продолжала крепнуть: между ними сложился тот самый вид близости, какой ему очень не хватало с Роном в последнее время. Конечно, их еще сильнее сближал одинаковый взгляд на множество вещей. Они могли, например, с одинаковым интересом понаблюдать за симпатичным магом, прошедшим мимо. Чарли Уизли определенно был важным членом Аннам Кары Гарри.
Разговор за неторопливым ужином в пабе вертелся, конечно же, вокруг Северуса Снейпа. - Я, ты уж меня прости, никак не могу разглядеть в нем ни единой привлекательный черты, Чарли. Что ты в нем нашел? - вслух размышлял Гарри.
Чарли улыбнулся, не выпуская изо рта горлышка бутылки со сливочным пивом. - Не все очевидно с первого взгляда, Гарри. Для начала, вспомни, например, его голос.
Гарри передернул плечами. - И что в нем такого?
- А у тебя не встает член от одной только попытки представить, как этот голос будет шептать тебе на ухо всякие непристойности…?
- Все, с меня довольно! - Гарри зажал уши руками. - Мне не стоило поднимать эту тему, да?
Чарли усмехнулся. - Ты прав. Но, когда он вернется из отпуска, я буду ждать здесь, и, могу тебя уверить, он плохо себе представляет, что такое настойчивость. Я умею добиваться своего, и оно будет стоить затраченных усилий. - Гарри не знал, стоит ли рассказать Чарли, что Северус встретил Нео Пожирателей Смерти, но, прежде чем он успел на что-либо решиться, его друг продолжил свои поддразнивания, - Ого, вот это штучка! - Он указал на вновь прибывшего. - Думаю, он вполне мужественен, чтобы понравиться тебе, Гарри.
Гарри тайком обернулся, чтобы посмотреть. Мужчина вещал свой пиджак на крючок у двери. Он был высок, смуглокож, и сильнейшая чувственность буквально сочилась из каждой его поры. Гарри не сомневался, что ведьмы буквально падали к его ногам. Незнакомец присел в самом дальнем углу паба. Его появление вызвало у Гарри какие-то смутные подозрения, но он не смог бы ничего толком объяснить.
- Вот оно, Гарри. Высокий, темный и красивый незнакомец прибывает в захолустный городишко. Сегодня, должно быть, твоя счастливая ночь! - заметил Чарли, шутливо подталкивая Гарри.
Гарри не ответил, а в следующую секунду он увидел Драко, входящего в паб. Тот был просто великолепен в своей самой лучшей мантии, и Гарри увидел, как он широко улыбнулся, заметив красивого незнакомца. Он тут же догадался, что этот мужчина и есть тот самый Жан-Поль. Гарри не мог оторвать от них глаз, когда они тепло поцеловались и дружески коснулись друг друга руками, усаживаясь вместе за столик.
Бровь Чарли взлетела вверх. - Ну, теперь мы хотя бы знаем, что он играет за нужную команду. Я и не знал, что у Драко есть парень. - Но, внезапно вспомнив произошедшее между Драко и Гарри и увидев выражение его лица, он поспешил извиниться, - Ох, прости меня, Гарри.
Гарри, слишком зачарованный зрелищем, только отмахнулся. - Он, кажется, бывший парень Драко. По крайней мере, я так считал до этой минуты. Его зовут Жан-Поль, и он из Марокко. - Он и сам не заметил, что его пальцы все сильнее сжимались вокруг бокала с вином. Еще чуть-чуть, и тот разлетится на мелкие осколки.
- Правда? Жаль, что он занят, - конспиративно прошептал Чарли. - Мне однозначно не мешало бы отвлечься. - Гарри только улыбнулся, но смех совершенно не тронул его глаз. Узнав, что Жан-Поль появился в деревне, и, увидев его собственными глазами вместе с Драко, он ощутил в душе настоящую бурю эмоций - исключительно неприятных.
Он почти не почувствовал вкуса еды и не смог впоследствии вспомнить, о чем они разговаривали с Чарли. Он провел весь вечер, бросая взгляды в сторону Драко. К счастью, парочка сидела прямо за спиной Чарли, поэтому тот не заметил его невнимания к разговору. Драко сидел спиной к нему, но Гарри четко слыша взрывы смеха, время от времени доносившиеся с их стороны. Было приятно слышать смех Драко, но приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы сдерживать свою ревность.
Это был самый длинный ужин в жизни Гарри.
~~oo0oo~~
Это был самый долгий ужин в жизни Драко. В укромном уголке "Трех Метел" Жан-Поль предлагал для разговора дюжину разных тем, но Драко сказал лишь несколько слов. Еда была довольно вкусной (вкусной настолько, насколько может быть хороша еда в пабе), но Драко этого почти не заметил. Он был слишком занят, наблюдая за Жан-Полем. Он слушал, как колдомедик со страстью рассказывал о своей работе, и очень надеялся, что кивал в нужных местах, потому что не запомнил ни слова из того, что тот говорил. Прошло очень много времени с тех пор, как они были вместе. Пусть именно он бросил тогда Жан-Поля по тысячи причин (ни одну из которых он сейчас не мог вспомнить), но сейчас Драко обнаружил, что с тоской смотрит на темноволосого мага.
А, кроме того, он успел заметить, что Гарри и Чарли сидели в пабе, когда они входили. И, судя по мурашкам, пробегавшим по шее, за ним наблюдали.
- Молодой человек - тот, который в очках - кажется, смотрит на тебя, - с любопытством заметил Жан-Поль.
- А, это Гарри.
Жан-Поль приподнял бровь. - Просто "Гарри"? Мне кажется, он немного обескуражен твоим выбором компании на этот вечер.
- Могу догадаться, почему, - Драко крепко обхватил свой кубок. - Он, наконец, решился пригласить меня на ужин сегодня. Но это было после того, как уже я принял твое приглашение.
- Мерлин! Прости, Драко. Я не знал, что у тебя кто-то есть. - Жан-Поль откинулся на спинку стула, и все намеки на флирт внезапно исчезли. - Я пришел сегодня, чтобы узнать, свободен ли ты еще, и осталась ли у меня хоть какая-то надежда на…, - Он не закончил предложение.
Драко понимающе кивнул. - Думаю, я занят, Жан-Поль, хотя еще рано говорить об отношениях с Гарри. Слишком рано, мне кажется. Сомневаюсь, что это перерастет во что-то большее, чем несколько злых трахов, говоря откровенно. У нас с ним, эээ, еще та история.
Огонек, зажегшийся в глазах Жан-Поля, показывал, что тот все понимает. Возможно, это и было простое приглашение на ужин, но Драко видел, как в глазах Жан-Поля плещется желание, и чувствовал, что его бывший любовник надеется на большее этим вечером. Близость тела Жан-Поля будила в Драко вполне конкретные желания, пока продолжался этот ужин. Сильнейшее сожаление охватило его при мысли, что, возможно, это последняя встреча с бывшим любовником, и уж если он все еще испытывает вожделение, сидя рядом с ним, то будет глупо не воспользоваться подвернувшейся возможностью.
Ужин подходил к концу. За это время они обменялись парой мягких прикосновений и несколькими фразами, произнесенными на ухо тихим шепотом. Мужчины тонко флиртовали друг с другом весь вечер, и Драко порадовался, что смог очень удачно воспользоваться ситуацией и поделиться своими проблемами с другом, еще больше расположив его к себе.
Жан-Поль внимательно слушал Драко, и прекрасно понимал, что именно тот хотел сказать. Поэтому, когда Драко заявил, что не сможет больше встречаться с Жан-Полем, тот охотно согласился, но тут же придвинулся и страстно поцеловал его. Драко с жаром ответил, притягивая своего бывшего любовника поближе и обхватывая ладонями его лицо. Их тела тесно прижались друг к другу, а жар накопившейся страсти извергнулся прямо там, в самом темном углу паба.
Мужчины перестали обращать всякое внимание на прочих посетителей. Драко напрочь позабыл о паре ярких зеленых глаз, наблюдавшей за ним весь вечер.
Гостеприимная теплая атмосфера заведения Розмерты стала слишком душной для Гарри, уже давно слушавшего Чарли лишь вполуха. Каждое прикосновение и каждая улыбка приводили к новому всплеску ревности, сжимавшему его грудь, и он провел весь вечер, пытаясь удержать себя в руках. Драко весь вечер не отводил глаз от Жан-Поля, хотя Гарри не раз встречался взглядом с самим французом. Только тогда он начал понимать, какого рода магия буквально пронизывает всего этого мужчину. Гарри с неохотой признал, что ему было бы крайне трудно отказать такому человеку, окажись он объектом его страсти.
Сначала он решил, что это просто игра света, заставившая его поверить, что он видел улыбку Драко. Не усмешку, не ухмылку, а самую настоящую, искреннюю улыбку. Предназначенную только Жан-Полю. Гарри был по-настоящему шокирован. За все годы знакомства с Драко он не мог вспомнить ни одного случая, когда блондин улыбался так. Его сердце сжималось от осознания, что эта улыбка была предназначена не для него, и от того, как она меняла выражение лица Драко. Ему даже пришлось отвернуться, когда Драко улыбнулся еще шире, а в его глазах зажегся огонек страсти.
На протяжении многих месяцев Гарри каждую ночь снилась такая страсть, только обращенная к нему, а не к какой-то горе мускулов, могущей с успехом поспорить с каменной стеной. Драко выглядел так, словно до безумия хотел быть оттраханным, и когда Жан-Поль придвинулся и поцеловал его, их поцелуй стал самым эротичным зрелищем из всех, какие Гарри когда-либо видел. Он уже совершенно не слышал слов Чарли - он как зачарованный смотрел шоу, разворачивающееся в другом конце комнаты.
Гарри был просто сражен страстью этого поцелуя. Для двоих мужчин, находящихся в общественном месте, это было уже слишком. Он закрыл глаза - сил смотреть на все это у него больше не осталось. Он сам не понимал, как крепко вцепился в край стола, пока не почувствовал боль в пальцах. Раздражающая парочка никуда не исчезла, когда он снова открыл глаза, но Гарри умудрился внешне казаться спокойным. "Бесполезно чувствовать ревность - Драко еще не знает, что ты его вторая половина, и вы ничего друг другу не обещали".
Его взгляд постоянно притягивали эти губы - губы, которые он сам мечтал захватить поцелуем. Огромным усилием воли Гарри смог погасить приступы ревности, но окончательно убедился, что просто не в силах отвести глаз от парочки мужчин, целовавшихся и улыбавшихся друг другу, словно давнишние любовники, каковыми они, впрочем, и являлись.
Гарри, наконец, очнулся, когда Чарли пнул его под столом. Заморгав, он обнаружил, что Чарли сочувственно ему улыбается. - Что-то не похоже, чтобы этот француз был настолько "бывшим", как ты меня уверял.
Гарри постарался не говорить слишком уныло, - Боюсь, я жестоко ошибался.
- Но на них приятно посмотреть, правда? - Чарли завозился на стуле, пытаясь устроиться поудобнее, потому что сам успел возбудиться от такого зрелища. Гарри почувствовал, как его собственный член ожил, пока он наблюдал за этим невероятно чувственным поцелуем. Ему оставалось только представлять, что произошло бы, будь они сейчас одни - или если бы они забыли, что они сейчас в пабе не одни. Гарри расстегнул верхнюю пуговицу на вороте рубашке. "Розмерта накладывает согревающие чары на общий зал?"
Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как эти двое начали целоваться, и когда Драко отстранился, его лицо все горело, а взгляд был полон неутоленного желания. Гарри немедленно проклял себя за бездействие и дурацкие сомнения. Если бы только…Но он не мог сейчас начать играть в игру "если бы только" - это привело бы к слишком болезненным выводам. Но было ужасно трудно спокойно смотреть, как вторая половина его души так близка с другим мужчиной - с тем, который, как знал Гарри, был для Драко очень значим.
Образ Драко, целующегося с Жан-Полем, буквально выгорел на сетчатке его глаз, и он пожалел, что не забыл очки дома - если бы только можно было этого не видеть! Став свидетелем этой сцены, он понял, что исполнение его мечты отодвигается на неопределенный срок. Ему придется очень постараться, чтобы заставить Драко увидеть правду. Жан-Поль своим появлением все еще больше усложнил.
Гарри тихо поднялся, собираясь уйти. - Куда ты? - спросил Чарли.
Гарри, почувствовав, что весь горит, расстегнул еще одну пуговицу на вороте рубашки. Он бросил несколько сиклей на стол. - О, мне просто нужно поскорее выйти на свежий воздух. Спасибо тебе за компанию, Чарли. Прости, я… Мне просто нужно поскорее убраться отсюда.
Гарри, не оглядываясь, помчался к двери. Он не заметил, как светло-серые глаза с беспокойством посмотрели ему в след, и не видел, как теплый взгляд карих глаз проследил и за ним, и за Драко.
~~oo0oo~~
Драко прекрасно понимал, что силы воли у него как у флоббичервя. Он догадался, что наживет себе кучу проблем, в ту же минуту, как услышал чувственный голос Жан-Поля, каким-то образом связанный напрямую с его членом. Ощущения от прикосновения этих губ взбудоражили эмоции, которые он пытался похоронить поглубже, и они легко снова выбрались наружу. Их поцелуй длился целую вечность, но Драко чувствовал, что это лишь начало. Он даже почти забыл, что они в людном месте, но звук закрывающейся за Гарри двери быстро вернул его в настоящее.
Он не сомневался, что Гарри видел гораздо больше, чем хотелось бы, и чувство вины охладило его пыл. Было нечестно отклонить приглашение Гарри на ужин, а потом еще заставить смотреть на все это. Когда-то Драко наслаждался бы, глядя, как Гарри страдает, но теперь он знал, что Гарри не заслуживает такого отношения. Он и без того пожертвовал слишком многим.
- Драко? Что случилось? - Жан-Поль заметил, что Драко внезапно помрачнел.
- Ничего, - ответил он. - Мне просто нужно…Мне просто нужно на воздух.
- Я провожу тебя до замка. - Он не спрашивал его разрешения, а ставил в известность. Драко кивнул. Их медленный путь назад был спокойным и неторопливым. Драко не ожидал, что его чувства так разгорятся. Этого не должно было случиться сейчас, когда он каждую секунду жизни думал о Гарри. Отъезд из Марокко был верным решением. Он пока так и не нашел того, что искал, но, как только он начал подозревать, что к цели его поисков может иметь какое-то отношение Гарри, на горизонте снова возник Жан-Поль.
Большую часть пути они прошли молча, и Драко было довольно приятно чувствовать тепло от прикосновения Жан-Поля к его плечу. Драко немного засомневался, когда они дошли до комнат под квиддичным стадионом, и остановился, чтобы дать своему колену передохнуть. Колдомедик поинтересовался состоянием его ноги, и Драко обнаружил, что уже рассказывает о появившейся возможности найти лекарство.
- Ты случайно не знаешь кого-нибудь в Марракеше, у кого может быть оперенье Пегаса? - Драко чувствовал себя немного неловко, спрашивая Жан-Поля об этом, но он отчаянно хотел найти этот ингредиент.
- Ты же знаешь, что я просто безнадежен в зельях, Драко. Если в магазине у Ахмеда его нет, тогда я не знаю больше никого, у кого можно было бы спросить. - Жан-Поль, похоже, очень расстроился, что не в силах помочь.
Драко кивнул. - Я уже написал Ахмеду, и у него этого нет. - Он старался, чтобы его голос не выдал боли от разочарования. Вдруг Жан-Поль снова обнял его и поцеловал. В этот раз вокруг никого не было, и окружающая темнота побудила Драко поддаться хмельному запаху Жан-Поля. Ласки его языка и прикосновение колючей щетины к лицу вызвали яркие воспоминания о моментах блаженства с Гарри.
"Губы Гарри не такие мягкие, но его язык…Мерлин, его язык такой гибкий и податливый, и мягкий, и бархатистый…" Мысли Драко уносились все дальше по мере углубления поцелуя. Жан-Поль действовал очень целеустремленно, решительно привлекая к себе бедра Драко. Их тела с восторгом соприкоснулись, и Драко понял, что не сможет отказаться от ласк Жан-Поля, даже если потом придется как-то объясняться с Гарри.
Тихий стон вырвался у Драко, когда чужие губы и язык, и зубы прижались к его шее, дразня, насмехаясь над ним, и мучая его, а в это время пуговицы на его одежде расстегивались одна за другой. Он почувствовал целеустремленные пальцы, медленно прокладывавшие себе путь под его рубашкой. Он едва сдержал смех, вдруг осознав, что все происходящее было испытанием для него. Мастер оценивал своего ученика, желая узнать, не прошли ли его уроки Тантры даром.
Тогда Драко отдался прикосновениям этих рук и почувствовал, как возбуждение тугим узлом собирается в паху. Едва удержавшись, чтобы не завыть, как собака во время течки, он стал повторять движения своего партнера. Они оба быстро обнажились, и вскоре Драко оказался прижат к стене раздевалки, холод которой резко контрастировал с жаром кожи его любовника. Прошли, казалось, часы, пока они исследовали тела друг друга грубыми поцелуями и укусами, и длинными дразнящими прикосновениями языков, вылизывая самые чувствительные участки кожи. Член Драко буквально умолял о прикосновениях, но Жан-Поль каждый раз отказывал ему в этом.
Руки Драко ныли от желания коснуться ну хоть чего-нибудь, но Жан-Поль отказывал ему и в этом. Он схватил Драко за запястья и крепко удерживал их, пока язык блуждал по позвоночнику блондина. Дразнящий язык останавливался, не опускаясь слишком низко, и Драко стонал и извивался. Пот струился по нему ручьем, и он дрожал, сдерживая желание повернуться и ущипнуть Жан-Поля за соски. Их члены, наконец, соприкоснулись, и оба мужчины ахнули от давно желаемого касания плоти.
Свет в раздевалке был очень тусклым, но, Жан-Поль одним взмахом руки зажег несколько канделябров на стене. Общие душевые располагались в другом конце комнаты, и, не задумываясь, Драко увлек своего любовника туда и повернул кран. Холодная вода мгновенно охладила его пыл, но, прежде чем он успел прийти в себя, крепкие руки вытащили его обратно из-под струй. Контраст между теплой влажностью языка Жан-Поля и холодной водой возбуждал сильнее, чем можно было себе представить. Драко мельком подумал, что его член сейчас настолько тверд, что запросто можно пробурить им дырку в стене.
Его тело совершенно однозначно реагировало, пока он наслаждался ощущениями от ласкающего его языка, скользящего все ниже и ниже, и вскоре долгожданный жар коснулся ануса и заставил Драко задрожать и сдаться, и кричать в экстазе. Его глаза широко распахнулись, а сам он толкался, содрогаясь в конвульсиях, навстречу этому языку, который теперь терзал и дразнил его так настойчиво, что Драко испугался, что вот-вот взорвется.
Он застонал, когда Жан-Поль что-то пробормотал в его анус, заставляя его открыться еще шире. Чужой стон прокатился эхом из другого конца комнаты, Драко поднял взгляд и уперся им в знакомые зеленые глаза.
~~oo0oo~~
Гарри нужно было время, чтобы подумать - время, чтобы очистить голову. Почему Жан-Поль вернулся именно сейчас? Если Эммалин действительно была его теткой, то она, конечно же, могла бы и сообщить о его приезде. Она сама говорила, что Драко необходимо узнать правду - так почему она все это допустила? Гарри был просто в замешательстве, ему было больно, и он чувствовал, что, сколько бы ни тренировался контролировать себя, будет очень трудно избавиться от мгновенно разросшейся ревности. Ему было просто невыносимо видеть Драко с кем-либо другим - это было абсолютно неправильно и нечестно.
Мысли Гарри пребывали в совершенном беспорядке, когда он направился прямо к кладовке для метел и взял первую попавшуюся под руку метлу. Он и не заметил, что это оказался старый "Нимбус-2001", который теперь принадлежал квиддичной команде Слизерина (бывший владелец подарил ее школе после окончания учебы). Полет был похож на течение его сбивчивых мыслей, пока он нарезал круги над квиддичным полем.
"Бессмысленно сейчас об этом плакать, Гарри. Тебе просто придется постараться и показать Люку, что Флэш достоин потраченного на него времени. Почему я всегда все оставляю на последнюю минуту?" Он не пришел ни к какому определенному выводу, но полет все-таки помог ему немного успокоиться. Горечи больше не было, и он решил, что, если Драко пожелает остаться с Жан-Полем, то он достойно примет его решение. "Ага, точно!" Решение принято. Ему необходимо сказать Драко правду - как только удастся застать его одного.
Убрав метлу обратно в кладовку, он рассмеялся над иронией ситуации, поняв, на чьей метле он только что летал. Знакомый шум и свист воды в трубах предупредили его о том, что в квиддичных комнатах есть кто-то еще. Нахмурившись, он прикинул, кто бы это мог быть, и подумал, что, скорее всего, это Чарли, решивший тоже немного полетать, и принимавший сейчас душ - ночь оказалась очень теплой. Гарри почувствовал, как по его телу стекают прохладные струйки пота. Но тут раздался новый звук, возбудивший его любопытство и заставивший отправиться на поиски его источника.
Даже состарившись, Гарри будет вспоминать зрелище, представшее перед его глазами: и то, как свет играл в волосах Драко, и контраст в цвете кожи рук Жан-Поля и живота Драко, по которому они скользили, и как смотрелись их тела, прижимающиеся друг к другу. Но больше всего Гарри привлекло само живописное действо. Склонившийся как жертвенный ягненок, Драко стонал и извивался, и охал, в то время как Жан-Поль трудился над ним сзади.
Глядя на вздрагивающий влажный член Драко, на то, как двигалось его тело в унисон движений Жан-Поля, а сам он откровенно стонал, Гарри возбудился до боли в паху. Эта боль была просто непереносима. Он был ужасно удручен всем происходящим, но его рука автоматически двинулась к паху, собираясь успокоить эту боль. Внезапно Гарри понял, что подглядывает за Драко, который вот-вот займется сексом. И тут он понял сразу две вещи: во-первых, он никогда раньше ни за кем не подглядывал, и, во-вторых, он писал об этом Люку, который рекомендовал ему все-таки это испытать.
Аврорские инстинкты сработали мгновенно, и он отступил назад, в тень, ни на секунду не отводя взгляда от зрелища, не убирая руки от выпуклости в джинсах. Еще буквально час назад Гарри не хотелось снова видеть Драко с Жан-Полем, но сейчас он подозревал, что не сможет отвернуться даже на мгновение.
Рука в паху сама собой стала сжиматься и двигаться в такт восторженным стонам Драко, наслаждавшегося риммингом, который сейчас, без сомнения, делал ему Жан-Поль. Задница самого Гарри сжималась от понимания и желания. Он сам не помнил, когда расстегнул ширинку, и уж точно не смог бы вспомнить, когда одна его ладонь обхватила член, а другая скользнула к мошонке.
Он сам удивился, когда непроизвольно ахнул, а его затуманенные испариной очки чуть было не слетели с переносицы. Ему оставалось лишь надеяться, что эти двое мужчин слишком охвачены страстью, чтобы заметить его, но, протерев стекла, Гарри обнаружил, что смотрит прямо в серые глаза Драко. Поняв, что его застукали, он, было, остановился, но взгляд блондина не казался ни шокированным, ни удивленным. Складывалось впечатление, Драко даже доставляет удовольствие знать, что у них есть аудитория. Его глаза бросали Гарри вызов: "Только попробуй отвернуться!"
Жан-Поль выпрямился, и Гарри быстро оценил толстый темный член, поднимавшийся из спутанных черных волос, но тот быстро исчез из виду, заполняя Драко. Гарри не смог бы сказать, кто из них громче стонал, но лицо Драко выражало откровенное удовлетворение. Губы Жан-Поля блуждали по шее и плечам Драко, пока он медленно и плавно двигался в нем. Гарри уже был практически готов кончить лишь от одного зрелища этого медленного и уверенного танца страсти. Он приказал себе сдержаться и ждать, но его тело мало обращало внимания на приказы мозга, и он вскоре почувствовал, как сперма выплескивается ему на руку. Но даже тогда он не смог отвести глаз - зрелище было просто гипнотическим.
~~oo0oo~~
Драко узнал, что Гарри смотрит на него, и почувствовал внезапное желание покрасоваться. Мысль о том, что за ним наблюдают, всегда возбуждала Драко. Гарри отступил в тень, но Драко все еще видел эти ярко-зеленные глаза, смотрящие на него и моргающие, как у ослепленного животного в свете фар.
От мысли, что Гарри видел, как Жан-Поль взял его, он почувствовал яростную пульсацию в собственном члене. Выбрав мучительно медленный ритм, он представлял себе, что Гарри сейчас трудится над своим собственным членом. Внезапно он вообразил, что это Гарри сейчас заполняет его, и эта мысль заставила его член дернуться от счастья. Драко протяжно застонал от удовольствия. Губы Жан-Поля дразнили его шею и ухо, и он услышал слова, произнесенные низким голосом:
- Я знаю, что ты хочешь его, Драко. Я чувствую сильнейшее напряжение между вами. Ты хочешь, чтобы он был с тобой. Чтобы его руки были сейчас на твоем теле. Чтобы именно его член входил в тебя так глубоко, что ты мог бы практически попробовать его на вкус. Но этого тебе будет недостаточно, да? Ты хочешь почувствовать его губы вокруг твоего члена, и ты бы с жаром отсасывал у него сам, пока он не взмолится о пощаде. Это именно его губы ты хочешь чувствовать на своем члене, пока будешь трахать его великолепный рот. Так?
Драко был шокирован, но Жан-Поль не остановился и даже не сбился с ритма. Драко буквально зарычал, когда рука, наконец, обхватила его жаждущий прикосновений член, обещая скорое освобождение. Но Жан-Поль еще не закончил, зашептав Драко в другое ухо, - Но, чего ты хочешь больше всего - так это самому попробовать его на вкус, затем погружаться в него до тех пор, пока вы оба не начнете извиваться и стонать в экстазе, в котором ни один из вас не сможет уверенно сказать, где заканчивается один из вас, и начинается другой.
Он почувствовал, что оргазм уже совсем близок, когда его яички подтянулись. Жан-Поль входил в него все быстрее и жестче. - Ты хочешь его, он тот, кого ты все это время искал, так ведь? - прошипел Жан-Поль ему на ухо. Пытаясь ответить, Драко почувствовал, что его возбуждение уже достигает пика, что ощущение невероятного облегчения накатывает на него.
Да, Гарри именно тот, кого он хочет.
Эта мысль вовсе не была глупа: месяцы снов, жаркий и страстный секс и полное изменение восприятия Гарри заставили его сознать это. Он хотел Гарри. Гарри - именно тот, кто ему нужен. Он хотел бы остановиться прямо сейчас и закончить именно с Гарри, но было уже слишком поздно.
Он не сразу понял, что выкрикнул имя Гарри, выплескивая сперму на стену и пол. Улыбка на его лице, когда он достиг пика и кончил, предназначалась не его нынешнему любовнику. Она появилась от понимания, что ему нужно в жизни, и что он хочет быть именно с Гарри. Жан-Поль последовал за ним, и он почувствовал его дрожь внутри своего тела. Уставившись на Гарри, Драко медленно выходил из своего посторгазмического транса, зная, что больше всего на свете он хочет разделить этот момент с Гарри. Страсть прошла, и это было правильно. Пусть он и кончил только что вместе с Жан-Полем, но у него сложилось ощущение, что он разделил этот интимный момент именно с Гарри.
Гарри смотрел и извивался от вожделения, когда Жан-Поль шептал, судя по всему, непристойности на ухо Драко. Гарри понятия не имел, что именно было сказано, потому что тот говорил по-французски, но одного звучания этой речи было достаточно, чтобы невероятно возбудиться. Гарри отчаянно хотел их прервать, оттолкнуть Жан-Поля и самому продолжить с Драко. Гарри только что кончил, но его член остался тверд как камень, и он, не осознавая того, снова начал себя ласкать.
Глаза Драко были закрыты, и, открыв их, он сразу же посмотрел на Гарри. Гарри мог бы поклясться, что слышал, как Драко выкрикнул его имя, но потом он снова засомневался, уже во второй раз за последний час. Удовлетворенный, но все еще возбужденный, Гарри был невероятно удивлен, обнаружив, что Драко продолжает смотреть на него - взглядом, полным удовлетворения. Только теперь Гарри до конца осознал, что Драко предназначен именно для него.
~~oo0oo~~
Больше не было ощущения, что чего-то недостает - чего-то большего, когда Драко отходил от оргазма. Вместо этого его наполнило желание разделить жизнь, любовь и свое тело, и он был уверен, что сможет снова почувствовать это в следующий раз только с Гарри. Гарри был именно тем, кого он хотел, тем, кого он так долго искал.
~~oo0oo~~
Гарри не помнил, как вернулся в свои комнаты, но, приняв холодный душ по возвращении, он все равно кончил еще раз только от воспоминания об увиденном. Неотступно преследующее его яркое воспоминание о выражении лица Драко заставило закричать и задрожать, орошая семенем плитку в душе. Взгляд Драко - тот взгляд, который, Гарри был абсолютно уверен, предназначался только для него - о многом сказал ему. Они с Драко были половинками одного целого, и Гарри не хотел делить его ни с кем другим.
Ревность и замешательство от того, что он застал Драко и Жан-Поля вместе, сменились ненасытным любопытством. Вместо неловкости оттого, что его застукали за подглядыванием, Гарри чувствовал огромное облегчение. Даже мысли о том, что Драко может и дальше продолжать свои игры с Жан-Полем, не в силах были испортить ему настроение. Он горел желанием действовать. Ему необходимо поскорее объяснить Драко, что именно он чувствует.
Он подумал, что, попытавшись поговорить с Драко через дневник, непременно проболтается. Именно Гарри должен был сделать следующий шаг, а не Флэш. Ему придется постараться, чтобы Драко обратил свой взор на него, оторвав его от Жан-Поля.
~~oo0oo~~
За соседней дверью Драко в одиночестве лежал в своей постели. Его мысли крутились вокруг еще одного сеанса великолепного секса, только в этот раз он понимал, что уже ничто и никогда не будет так, как раньше. Он не сможет узнать у Жан-Поля, как тот догадался, кто на самом деле был нужен Драко, и откуда он узнал, что это был именно Гарри. Резкий уход Жан-Поля заставил Драко задуматься, не расстроился ли он. Но, несмотря на все эти непростые проблемы, Драко лыбился как идиот, и с предвкушением ожидал возможности превратить свои навязчивые фантазии в реальность.
~~oo0oo~~
Вернувшись в Хогсмид, Жан-Поль принял протянутую ему теткой чашку кофе.
- Итак, дело сделано? - нетерпеливо поинтересовалась она
- Ты уже и сама обо всем знаешь, так что не думаю, что мне стоит отвечать. - Жан-Поль не был особенно доволен манипуляциями своей тетушки.
- Ты сам хотел принять участие в этом деле, Жан-Поль. Я никогда не обещала, что тебе будет приятно. - Теперь в ее глазах не осталось веселых искорок.
Жан-Поль саркастично фыркнул. - Верно. Мне не доставило никакого удовольствия трахать Драко на глазах у Гарри.
- Но это сработало? - настаивала Эммалин, совершенно не обратив внимания на сленг племянника.
- Несомненно, Tante. Даю тебе слово. Драко перешагнул через пропасть и теперь прекрасно понимает, кого хочет на самом деле. Несмотря на твои постоянные уверения, что ты никогда не вмешивалась, ты отлично знаешь, как манипулировать людьми…
- Я не манипулирую, - с жаром возразила она. - Драко нужно было увидеть правду - чистую и простую. Если это означает, что ее должен показать ему бывший любовник - так тому и быть. Я просто отправила тебя к нему, чтобы ты помог Драко увидеть правду.
Это не произвело впечатления на Жан-Поля, и он все еще выглядел удрученным. - Конечно, бывший любовник, который и слова не может возразить в данной ситуации. Черт побери, надеюсь, оно будет того стоить!
Эммалин улыбнулась, в ее глаза вернулись огоньки. - О, не волнуйся, mon cheri, могу тебя заверить, это будет стоить всего на свете.
~~oo0oo~~
Ремус со дня на день должен был вернуться в замок, и ему было невдомек, с каким нетерпением двое молодых людей ждут его возвращения практически по одним и тем же причинам. Кроме всего прочего Драко еще жаждал обсудить приближающееся полнолуние и свои новые проекты по улучшению последнего варианта аконитового зелья. Он не был уверен, стоит ли обсуждать с Ремусом их отношения с Гарри. Ошарашившее его открытие о собственном предпочтении, вместе с тем фактом, что Жан-Поль загадочно исчез из деревни уже на следующее утро, принесли неуверенность и недоумение. Ему просто необходимо было обсудить сложившееся положение с другом. Флэш прекрасно понял бы его, но Драко сомневался, стоит ли ему пробовать написать еще раз. Было очевидно, что Флэш не читал последних его слов, и, кажется, их дружба подошла к концу. Оставалось надеяться, что Ремус поймет его.
Соответственно, Гарри тоже необходимо было поговорить с Ремусом - ему было крайне важно кому-то выговориться. Он не мог поделиться с Люком, чему именно стал свидетелем. Чувство вины, возникшее из-за того, что он подсматривал в квиддичной раздевалке, было прямо-таки осязаемым. И он никак не ожидал от себя такого яростного приступа ревности.
- Ремус! Когда ты вернулся? - Гарри отступил в сторону, пропуская Ремуса в комнату.
- Да вот, только что, - улыбнулся ему Ремус.
Гарри улыбнулся в ответ, пока они устраивались в мягких креслах напротив камина. Он знал, конечно, что Ремус надолго не уедет, но даже не догадывался, насколько ему будет недоставать его компании и их чаепитий. Пара взмахов палочкой - и на столе уже стояли дымящийся чайник и необходимая для чая посуда.
Оборотень выглядел немного бледноватым, но это было вполне обычно с приближением полнолуния. Несмотря на это, он, все же, выглядел намного лучше, чем несколькими годами ранее. Если уж говорить начистоту, то Ремус определенно стал лучше себя чувствовать в последнее время, и Гарри было прекрасно известно, что это все благодаря неустанной работе Люка, которую тот описывал в дневнике. Конечно, ему и раньше было известно, что Драко работает над Аконитовым зельем, но только теперь он в полной мере смог оценить, сколько времени и усилий было вложено в эти исследования, и как много они для него значили. Он узнал это не со слов Ремуса или из похвал Снейпа, не по доверию Дамблдора или по работе Драко. Нет, Гарри это знал с одних лишь слов Люка.
- Итак, Гарри. Вижу, ты за это время уже успел обустроиться. - Ремус улыбнулся, рассматривая свежеиспеченное Гарри печенье. - Ммм, и я вижу, тебе можно дать приз за кулинарное искусство. Просто объеденье!
- Спасибо. Как Лондон? - Гарри старательно играл роль радушного хозяина, и к тому времени, как их чашки опустели, Ремус уже устал от разговоров ни о чем.
- Ну, а теперь скажи мне, что в действительности происходит, Гарри? Как твои дела с Люком? Как Драко?
Гарри засуетился и попытался еще потянуть время, что было совершенно бессмысленно, потому что в действительности он просто умирал от желания обсудить все случившееся с Ремусом. Он вздохнул. - Что? Все идет хорошо, надеюсь. Я имею в виду: мы не очень-то часто разговаривали в последнее время, но я много обо всем этом думал.
- Почему вы не разговаривали? - Судя по хитрой улыбке, оборотень точно знал, что происходит, но решил подыграть и посмотреть, какие отговорки придумает Гарри. Он рассказал обо всем, но только вскользь упомянул, что видел, как Драко и его бывший парень вместе ужинали (и не только).
Ремус тонко улыбнулся, отпил немного чаю, добавил в чашку еще одну ложку меда и, слегка помешав, сделал еще глоток. Наконец, удовлетворившись, он осторожно поставил чашку (будучи естественно элегантным, как всегда) и повернулся к Гарри. - Знаешь, думаю, именно так чувствовал себя Сириус, когда узнал, что это я нахожусь на другом конце дневника. Он узнал первым, сложив воедино те ночи, когда я писал, с моим молчанием во время полнолуния, и тогда все встало на свои места. Он сказал мне позже, что, как только он обнаружил эту связь, то чуть не треснул себя по лбу за свою близорукость, потому что в дневнике и раньше было полно очевидных признаков моей личности.
Гарри рассмеялся. - Да, ты представить себе не можешь, как часто я говорил себе то же самое.
- Значит, ты можешь себе представить, каково будет Драко. В свое время он узнает правду и наверняка будет задаваться вопросом, как мог этого не заметить раньше. Затем, если вам обоим повезет, вы проведете вместе много долгих лет, спрашивая себя и друг друга, почему вы вообще с самого начала столько ругались, и благодаря судьбу за то, что дневники выбрали именно вас.
От Гарри не ускользнула грусть, прозвучавшая в его голосе. Он понял, что Ремус желал того же себе и Сириусу и надеялся на исполнение мечты, только их время, проведенное вместе, было прервано обманом и быстро последовавшим несчастьем. Он очень пожалел, что не писал в дневнике в последнее время, и в этот миг осознал, насколько сильно он любит Драко, и каким разбитым и потерянным почувствовал бы себя, потеряв эту любовь, все равно, по какой причине. "Так вот, что значит - найти вторую половинку своей души",- подумал он.
~~oo0oo~~
Ремус сумел повернуть разговор в нужное ему русло, когда забирал первую порцию аконитового зелья в субботу. Драко показался ему очень чем-то подавленным. То, что в каникулы у него должно было быть гораздо меньше работы, чем обычно, позволяло предположить, что, скорее всего, он о чем-то волнуется. - Итак, как дела у загадочного мага, с которым ты переписываешься? Всю ночь не давал тебе спать своей болтовней?
Он заметил, как лицо Драко мгновенно осунулось, когда он задал этот вопрос.
Драко пожал плечами. - О, нормально, но, мне кажется, он немного отступил.
- Правда? И почему он это сделал?
- Ну, думаю, к этому имеет прямое отношение то, что я рассказал ему несколько пикантных подробностей из моего прошлого. Сомневаюсь, что он пришел в восторг от новости, что все это время переписывался с бывшим шпионом и Пожирателем Смерти. - Его тон обеспокоил Ремуса: он почувствовал в нем нотку самоуничижения.
- Ты уверен, что ничего не преувеличиваешь? - осторожно поинтересовался Ремус.
- Конечно, нет, Ремус. Я прожил не один год, испытывая такое отношение к себе. Я уверен, что он перестал писать потому, что чувствует себя неуютно…
- Возможно, он просто чем-то занят, Драко?
Драко горько фыркнул. - Ага, конечно. Как будто это простое совпадение. Не беспокойся об этом, Ремус. Сомневаюсь, что я буду переписываться с ним снова.
Ремусу нечем было помочь Драко поднять настроение. Он и не стал пытаться, потому что видел Сириуса в таком настроении и пришел к выводу, что это их семейная черта.
~~oo0oo~~
Громкий стук в дверь очень удивил Гарри. Ремус, выглядевший очень раздраженным, буквально ворвался в комнату, когда Гарри открыл ему дверь.
- Ремус?
- Я никогда не предполагал, что доживу до того дня, когда смогу сказать, что совершенно разочарован твоим поведением, Гарри Джеймс Поттер, - резко заговорил Ремус, и на мгновение юноша снова почувствовал себя школьником.
- Что ты… - Он понятия не имел, чем мог настолько расстроить его.
- Ты обещал мне, что напишешь Драко! Ты ни слова не сказал, что совершенно игнорируешь его! Он уже смирился с тем, что никогда больше не получит и слова от Флэша! Что ты натворил?
- Он - что? - И Гарри вспомнил. - О, да. Я, возможно, отказался от пары разговоров, Ремус. Но это чертовски тяжело! Каждый раз, беря в руки перо, я ужасно боюсь, что выболтаю всю правду. Ты же не хуже меня знаешь, как эти дневники любят вытаскивать из тебя все самые сокровенные мысли? Кроме того, я не хочу рисковать и рассказать ему обо всем раньше, чем он будет готов. Ты сам на этом настаивал.
- У тебя теперь остался выбор Гарри. Ты можешь рискнуть написать под маской Флэша и позволить Драко узнать правду, или же поддаться своему страху и разрушить все то, что было между тобой и Люком.
Гарри очень удивился резкости слов Ремуса. - Я не боюсь…
- Ты только что сам сказал, что боишься, - заметил Ремус.
Гарри отвел взгляд и отвернулся. Ремус был совершенно прав. Он был слишком напуган, чтобы поговорить с Люком. Он боялся потерять все. Может ли его бездействие привести к тому же? - Я не знаю. - Теперь он снова запутался. Его раздирали противоречивые чувства. Почему он пытается произвести впечатление на одного человека, когда у него так здорово получается убегать от другого?
- Хорошо, Ремус. Я обязательно напишу ему. Не думаю, чтобы это оказалось труднее, чем сражаться с троллем или Темным Лордом, ведь так?
~~oo0oo~~
13 июля, воскресный вечер
Драко чувствовал все возрастающее волнение, когда время стало приближаться к их обычному часу разговора с Флэшем. Он твердил себе, что не ожидает ничего, но мысли о дневнике и близком друге не покидали его головы. Устав от ожиданий и сомнений, Драко схватился за перо, чтобы покончить раз и навсегда с этой шарадой.
Флэш,
Послушай, я знаю, что ты избегаешь меня. Я давно уже привык к такой реакции, непременно следовавшей, когда люди узнавали о моем грязном прошлом. Почему сейчас я должен ожидать другого? Пожалуйста, не оскорбляй мои умственные способности и скажи мне прямо, что просто не хочешь сегодня со мной общаться. Я все пойму, честно.
Если же ты все-таки захочешь пообщаться, тогда, возможно, я неверно судил о тебе. Я известен своими ошибками в прошлом - но ты уже об этом и так знаешь. Если я больше ничего не услышу от тебя, то мне только и останется сказать, что я очень сожалею о твоем разочаровании во мне.
Я больше не стану отнимать у тебя время своей бессмысленной писаниной, Флэш. Возможно, сегодня вечером меня не будет рядом с дневником. Я был бы очень благодарен, если бы ты дал мне знать, хочешь ли ты все еще нашей приближающейся встречи. Я не люблю строить несбыточных планов.
И еще раз прости, если разочаровал тебя,
Люк.

Драко закрыл дневник со смешанными чувствами. Он вовсе не хотел этого писать, но подумал, что это поможет Флэшу не придумывать еще одну причину, чтобы избежать общения.
Такой способ разрешить все проблемы показалось ему очень хорошей мыслью уже после первой бутылки вина.
В этот день прибыл большой ящик с вином. Эти бутылки были с его винодельни, и Ален - арендатор - прислал ему ящик вина, сделанного из винограда небывало урожайного года. Драко все выходные провел в размышлениях, и вино, казалось, было отличным способом забыть на время о своей жизни.
Если, конечно, не вспоминать, что Уизли был, как обычно, занозой в его заднице - все шло тааак хорошо! Вот сейчас у него есть маг, который признается ему в любви. А в следующую минуту он почти перестает с ним общаться. И чтобы окончательно усложнить свою жизнь, он выяснил, что хочет отношений с мужчиной, до недавних пор значившимся в самом конце списка приятных ему людей. Месяцами ему снились эти чертовы сны, и сейчас все, чего он хочет - это воплотить их в реальность. Не то, чтобы мысли о Гарри были для него чем-то новым. Просто его детские коварные планы превратились в мечты о том, как он сможет снова ощутить прикосновения Гарри.
К сожалению, Гарри попеременно окатывал его то холодом, то жаром. Его утренние привычки не изменились, но Драко чувствовал в них какое-то напряжение, которое не позволяло и ему самому полностью расслабиться по утрам. При встречах в коридорах замка Гарри либо быстро ретировался, либо дружески болтал ни о чем некоторое время. Как истинный джентльмен, Гарри ни разу не упомянул о том, что видел в душе. Драко сам не понимал, почему ему так хочется обсудить это с Гарри - разве только для того, чтобы получить возможность признаться, как ему хотелось бы повторить то же самое, только с Гарри вместо Жан-Поля. Но, по определенным причинам, он не мог сказать об этом Гарри.
Это горькое настроение сжигало его уже несколько дней, и ему катастрофически не хватало Флэша и его остроумных замечаний. Добавляло горя и то, что Уизли все еще отказывался встретиться с ним и поговорить или хотя бы ответить на его письма. Но он будет продолжать настаивать. В конце концов, он не мог представить, что еще можно потерять, играя с Уизли в слизеринские игры. В конце концов, он выиграет - уж в этом-то он не сомневался.
Пусть он и был совершенно уверен в правильности своих поступков, ему не хватало того, как Флэшу удавалось заставить его почувствовать себя особенным и важным. Драко всегда наслаждался такими заверениями. Он очень скучал по их легкому флирту, и теперь эту часть его прошлого было трудно забыть. Снова Пожиратели Смерти испортили ему жизнь. Он не мог больше спокойно смотреть на дневник и засунул его под кипу газет.
Уставившись на языки пламени в камине, он наполнил свой бокал и отпил большой глоток. "Возможно ли, чтобы я был влюблен и во Флэша тоже? Как бы нелепо это ни звучало? В конце концов, Флэш признался мне в любви. Такое вполне может случиться". Эта мысль довольно долгое время не покидала его головы.
~~oo0oo~~
После словесной экзекуции от Ремуса Гарри понял, что не может и дальше избегать разговора с Люком. Он чувствовал к самому себе отвращение, что не сумел объясниться хоть как-то в дневнике, и теперь, когда он открыл его в первый раз за последнюю неделю, грусть буквально затопила его. Он не мог бы этого объяснить, но ему и не требовались никакие объяснения, когда он прочел слова Драко.
"Мерлин, он действительно так думает?" Гарри теперь чувствовал себя так паршиво, насколько это было вообще возможно. Как он мог не предвидеть этого? Это одно из тех ужасных последствий, о которых рассказывал Ремус?
Взглянув на часы, он понадеялся, что Драко, возможно, все еще не ушел от дневника. "Как давно он это написал?"
Люк, ты все еще здесь?
Люк?

Гарри начал беспокоиться.
Я, если честно, даже не знаю, что и сказать, Люк. Кое в чем ты прав, но, в то же время, ужасно ошибаешься. Да, меня отвлекли кое-какие события, произошедшие в моей жизни в последнее время. Было очень нехорошо с моей стороны избегать нашего общения, но, пожалуйста, поверь мне, это не имеет никакого отношения к твоему прошлому.
Думаю, настало время рассказать тебе правду.
Настоящая причина, по которой я избегал наших разговоров, заключается в том, что я просто не знаю, что сказать. Не о твоем прошлом, это…ну, осталось в прошлом, так ведь?
Дело в том…что все в моей жизни сейчас так перепуталось. Может быть, ты решишь, что я спятил, но в последние недели я начал сближаться кое с кем, с кем я раньше себя и представить не мог. С тем, кого когда-то я, возможно, ненавидел. После того, как я помог тебе извиниться перед мистером "Выглядит-здорово-в-грязных-джинсах", я понял, что мне самому неплохо бы прислушаться к собственному совету и перестать неверно судить о других.
Я сказал тебе как-то, что люблю тебя, и уверен в своих чувствах, и почти тут же начинал влюбляться в этого мужчину. Несомненно, ты посчитаешь меня настоящим придурком.
И ты еще спрашиваешь, почему я тебя избегал? Думаю, я не настолько смел, как все считают. Я не отказался от нашей дружбы, Люк, и я прихожу в отчаяние при мысли о том, что ты, возможно, не прочтешь эти слова. Мне сейчас думать об этом еще тяжелее, чем когда я боялся, что тебя убили Нео Пожиратели. Знание, что ты там и просто не желаешь общаться, причиняет мне такую сильную боль, что ты вряд ли можешь ее себе представить.
Я все еще по-прежнему хочу с тобой встретиться, Люк. Мое желание не изменилось. Не думай, что я забыл об этом свидании. Но надеюсь, что до него мы еще сможем поговорить.


Гарри немного подождал, начав сомневаться, читает ли, вообще, Драко его послания, или же решил убрать дневник с глаз долой. Он теперь просто не понимал, как мог быть таким глупым. Пока он ожидал появления ответа, написанного зелеными чернилами, в его голову закралось ужасное подозрение, что Драко вообще нет дома. Проскочив через коридор, он громко забарабанил в дверь комнаты Драко. И еще раз - сильнее - надеясь, что, возможно, тот в лаборатории или спит. Ему стало нехорошо при мысли, что Драко сейчас может быть с Жан-Полем.
- Эй, - воскликнул портрет одного из бывших директоров, - Нельзя ли потише, а? Некоторые из нас здесь пытаются писать. - Впервые Гарри обратил внимание, что нарисованный обитатель портрета сидит за столом, что-то записывая в дневнике. Только сейчас он оценил это странное совпадение. - Кроме того, его здесь нет. Ушел час назад или около того.
- А Вы не знаете, куда он пошел? - с жаром спросил Гарри у портрета.
- Откуда мне знать? Я портрет, а не швейцар! - Он, крякнув, захлопнул дневник, и, бормоча себе под нос о том, как тяжело найти хороший персонал в эти дни, ушел из рамки.
Гарри уныло вернулся к себе. Он понятия не имел, где мог сейчас быть Драко, но прекрасно понимал, в каком тот, должно быть, состоянии. Он не мог сидеть и спокойно ждать - ему нужно было немедленно найти Драко и объясниться с ним, или как-то по-другому компенсировать собственную глупость.
Быстро обувшись, он уже собрался бежать в Хогсмид, когда закатил глаза, кое-что вспомнив. Он открыл ящик стола и вынул оттуда Карту Мародеров. Драко нашелся очень просто - в замке сейчас было мало народу. Очистив карту и сложив ее, Гарри выглянул в окно. Посмотрев вниз, он без труда заметил блондина, освещенного мягкими лучами лунного света. На мгновение у Гарри перехватило дыхание. При таком освещении Драко казался почти нереальным.
Присмотревшись получше, Гарри понял, что тот сидит на бортике фонтана, держа сигарету в одной руке и бокал вина в другой. Он не смог разглядеть выражение лица Драко, но догадывался, что настроение у него сейчас далеко не радужное.
Драко был, очевидно, пьян, или уже очень близко подобрался к этому состоянию, если предположения Гарри были верны. "И я виноват в этом?" Чувство вины окончательно завладело им, когда он посмотрел на дневник. "Ну, в ближайшее время он мне вряд ли ответит, судя по всему". Вина тяжким грузом навалилась на него, пока он закрывал дневник и клал его обратно на стол. Гарри открыл шкаф, и в нем что-то громко звякнуло. Присмотревшись, он разглядел какую-то блестящую вещицу. Пряжка Драко. Как-то так получилось, что он не отдал ее хозяину, хотя с их встречи в туалете уже минуло несколько недель.
Гарри почувствовал внезапное воодушевление и, заулыбавшись, быстро схватил пряжку, и выбежал из комнаты.
Гарри хотел потихоньку подкрасться к Драко, но шуршание гальки под ногами сразу выдало его с головой. Драко резко обернулся, но сразу же отвернулся опять, снова уставившись в пустое пространство.
- Отличная ночка для прогулки, - Гарри подошел и уселся рядом, тоже уставившись в пустоту.
Гарри почти мог потрогать защитную стену вокруг Драко, когда тот хмыкнул, - О, да, прекрасная. - Сарказм сквозил в каждом звуке. Драко снова глубоко затянулся дымом от сигареты, а потом с шумом выдохнул его. Гарри считал, что Драко бросил курить - он уже давно не видел его с сигаретой. Его глупость побудила Драко вернуться к дурным привычкам?
Драко повернулся и пристально посмотрел на Гарри - этот взгляд буквально прожигал насквозь. Гарри не мог найти в себе смелости, чтобы посмотреть в глаза блондину. Он был уверен, что Драко непременно узнает его секрет, присмотревшись повнимательнее.
- Мне захотелось прийти сюда, чтобы подышать свежим воздухом и напиться до чертиков, но, как я вижу, ты уже начал без меня, - Гарри попытался немного поднять настроение собеседника.
Драко фыркнул и попытался возразить, - Я не пьян!
- Точно, а я не Спаситель-Магического-Мира, - насмешливо ответил Гарри. Драко вместо ответа заглянул в бокал с вином, и Гарри не смог сдержать улыбки.
- Вот, я нашел это. Думаю, ты бы хотел получить ее обратно, - Он сунул в руку Драко пряжку.
- Ты пришел сюда сейчас, чтобы вернуть мне это? - Драко скептически прищурился.
- Именно.
- Ты ужасный лжец, Гарри. Вы - гриффиндорцы - совершенно не умеете скрывать свои чувства. Так что ты хотел мне сказать?
- Как… О, не бери в голову, - Гарри хотел бы что-нибудь возразить на это резкое заявление, но не смог, потому что это была чистая правда. - Ты прав, конечно, это не единственная причина по которой я сейчас пришел. Я…я подумал, что, может быть, ты согласишься сейчас поужинать со мной. Кажется, я приготовил немного больше необходимого, и, ну… - Гарри указал на пустой бокал Драко, - Никто не должен пить в одиночестве.
Драко тоже посмотрел на свой бокал и перевернул его кверху дном. Похоже, он удивился, что тот был пуст. - Ммм, у меня все в полном порядке, Гарри.
- Нет, это неправда, Драко. Ты сидишь и медленно набираешься - на глазах у всех, могу добавить. Я всегда думал, что слизеринская гордость не должна позволять вам так вести себя на публике.
Драко нахмурился. - Я совершенно трезв, Поттер. Кроме того, пребывание во дворе практически пустого замка вряд ли можно квалифицировать как "на публике".
- Ладно. Как хочешь. Я просто подумал, что тебе понравится идея получить шанс раскритиковать мои способности в кулинарии. Не каждый день тебе предоставляется такая возможность.
- Это вызов? - Гарри заметил, как в уголках губ Драко появилась знакомая ухмылка. Похоже, тот даже ждал такого случая. Гарри понял, что, не смотря ни на какие обстоятельства, они всегда будут соперничать друг с другом.
- Почему бы нет? Я позволю тебе закатывать глаза и жаловаться на мою абсолютную бездарность в стряпне. Если тебе действительно совсем ничего не понравится, то я не стану стонать и жаловаться на твою отвратительную привычку курить.
- Халявный ужин? Ну, кто я такой, чтобы от этого отказываться?! Пошли, Поттер, у меня не вся ночь свободна.
~~oo0oo~~
Драко проглотил последний кусочек и осторожно вытер губы салфеткой, прежде чем запить еду глотком вина. - Почему ты смотришь на меня так? Ждешь, когда яд начнет действовать? - ехидно поинтересовался он. Он был чертовски шокирован, получив приглашение Гарри на ужин, но в тайне очень этому обрадовался. Это была отличная возможность отвлечься от невеселых мыслей. Ему не следует больше думать о Флэше. И, смиряясь с таким положением вещей, он укреплялся во мнении, что сейчас ему представился прекрасный шанс начать строить отношения с Гарри. Гарри же, со своей стороны, судя по всему, даже не догадывался о тех баталиях, что происходили сейчас в голове у Драко, наслаждаясь своей ролю хозяина и приготовив простую на первый взгляд, но невероятно вкусную курицу по-азиатски.
Гарри усмехнулся. - Я что-то не слышал твоих жалоб. Признайся, тебе понравилось.
- Не могу в это поверить! Гарри Поттер действительно умеет готовить. Я-то думал, что даже всей магии мира, объединившись, не удастся сотворить такое чудо! - Драко драматично взмахнул руками. Гарри нисколько не возражал против того, чтобы на данном этапе его компания была только способом отвлечь Драко от мыслей о Флэше.
- Ты немного преувеличиваешь, да? - Драко заметил, как покраснели щеки Гарри.
Драко рассмеялся. - Ты действительно так считаешь? Я бы в жизни не поверил, что ты способен приготовить такое вкусное блюдо, если бы не видел все собственными глазами. Конечно, я могу и покритиковать, но, боюсь, ты найдешь оправдания для всех своих промахов. Твоя техника нарезки все так же ужасна, и это было причиной, отчего твои зелья были просто отвратительны в школе. И ты еще удивлялся, почему я постоянно наблюдал за тобой на каждом уроке зелий?
- Я был уверен, что ты практиковал на мне свой злобный взгляд, - ответил Гарри.
- Гарри! Как ты умудрился сдать ТРИТОНы, не говоря уж о том, чтобы вообще попасть в этот класс - для меня просто загадка. Ты был совершенно безнадежен - немногим лучше Лонгботтома, и я все время боялся, что ты взорвешь всех нас. Я, вообще-то, всерьез подозревал, что ты сделаешь это, чтобы ни один из слизеринцев не смог присоединиться к Волдеморту. - Тут Драко понял, что именно ляпнул, и лицо его внезапно потемнело. - Конечно, ты мог бы действительно сделать это и спасти некоторых из нас от жестокой смерти. - Он вспомнил тех бывших слизеринцев, что присоединились к Темному Лорду. Почти весь его класс перешел на темную сторону и был уничтожен. Иногда он задавался вопросом, а не его ли решение повлияло на выбор некоторых его одноклассников. А вдруг они приняли темную сторону потому, что он сам так поступил? Что сделали бы его друзья, узнай они истинную причину присоединения Драко к Волдеморту? Это были мрачные мысли, который часто овладевали Драко, когда был в плохом настроении.
Гарри следил за сменой эмоций на лице внезапно замолчавшего Драко. Гарри не мог не винить себя в нынешнем отвратительном настроении Драко. Если бы существовал способ как-то помочь, он бы непременно это сделал. Ужин, как ему показалось, немного помог, но для того, чтобы быстро вывести Драко из такого состояния требовалось что-то еще.
- Значит, ты пробуешь каждый разлив вина из своей винодельни? - Гарри взял бутылку и внимательно изучил этикетку. Драко зашел к себе и прихватил одну бутылку вина к ужину. Гарри вино понравилось. У него оказался отличный и насыщенный вкус - чуть сладковатый, но отлично сочетающийся со вкусом курицы. Он слегка улыбнулся, когда ему в голову пришла одна шальная мысль. - И все-таки, я предпочитаю "Шардоне". Оно отлично подошло бы к моей курице. Не пойми меня неверно - твое "Розье" просто великолепно, но оно не может соперничать с отличным белым вином.
Драко чуть не подавился последним глотком. - И почему я не удивлен, что ты любитель "Шардоне", Гарри?
- О, а ты, похоже, считаешь, что раз у тебя есть собственная винодельня, то ты - настоящий знаток вин, да? - взмахнув палочкой, Гарри убрал грязные тарелки. Он был уверен, что это достаточная безопасная тема для спора.
Похоже, уловка Гарри сработала. В последующие полчаса, сидя у камина, Драко пытался вспомнить все возможные недостатки "Шардоне", одновременно расхваливая все прочие сорта вин. Гарри спокойно наблюдал, позволяя ему заниматься этим. Он не сдержал улыбки, увидев в Драко Люка.
Драко нисколько не удивился, что Гарри оказался ярым поклонником "Шардоне". Он запросто мог представить себе Гарри, сидящим в этой комнате и потягивающим это вино, созерцающим свой пупок и разглагольствующим насчет марок вин. К его удивлению, Гарри оказался знаком и со многими хорошими марками и, несмотря на свое пристрастие к "Шардоне", мог оценить и другие хорошие вина.
- Где ты умудрился достать бутылку "Curvй Dom Perignon Millйsime"? Я думал, что в мире существует всего полдюжины таких бутылок. И был уверен, что моей семье принадлежала последняя из них. - Казалось, он действительно знал, о чем говорил, но Драко надеялся, что, наконец, сумел уличить Гарри во лжи.
- О, именно твою семью мне и следует благодарить за этот подарок, Драко. Две таких бутылки затерялись в подземелье дома Блэков в Лондоне. Вообще-то, они принадлежали Сириусу, и именно он привил мне вкус к вину с самого начала. - Гарри с нежностью вспомнил их Рождество вдвоем. Возможно, это были не самые лучшие праздники, но то время он провел с Сириусом, и ему было больно каждый раз создавать, что это был всего один единственный раз, когда он действительно был рядом со своим крестным.
Сириус задался целью перепробовать все вина, имеющиеся в подвалах дома на Гриммульд Плейс, будучи запертым в своей новой тюрьме. Однажды, поздно вечером, Гарри застукал его на кухне, уставившегося на запечатанную бутылку. Ремус ушел в ту ночь по делам Ордена, и, вспоминая об этом сейчас, Гарри подумал, что, возможно, именно отсутствие Ремуса так повлияло на настроение Сириуса. Он усадил Гарри перед собой и около часа просвещал его насчет вин и их марок. Половина лекции была выдана с сарказмом: крестный пытался спародировать похожую лекцию, когда-то прочитанную ему его отцом. Вторую половину лекции он объяснял Гарри причину, почему даже самые чистокровные маги никогда не пользуются магией, открывая бутылку вина.
После двухчасовой лекции Гарри так страстно захотелось разделить с крестным эту бутылку вина, что первый глоток показался ему настоящей амброзией. С тех пор Гарри предпочитал пить именно вино. Его собственное пристрастие сводилось, в основном, к чему-то неосязаемому, что объединяло с Сириусом даже после его смерти, но потом он признался себе, что со временем это "что-то" он научился по-настоящему любить.
- Я никогда не знал об этом доме на Гриммульд Плейс, - заметил Драко, когда они пересели в кресла у камина. - И мама нечасто говорила о своей семье. Я знал, что одна из ее сестер была фанатиком, а о другой она боялась упоминать при отце. Думаю, они были близки, но отец никогда не позволял маме приглашать ее к нам в дом. Если я правильно помню, она вышла замуж за магглорожденного мага. - Гарри кивнул. Ему бы хотелось получше знать мать Драко - у любой женщины, терпевшей Люциуса Малфоя так долго, должен был быть сильный характер. У Гарри сжалось сердце, когда он вспомнил рассказ Люка о его матери.
Облака скрыли лунный свет, и резко похолодало. Надвигалась буря. Драко рассеяно пробормотал, - Просто поверить не могу, что именно Блэки так повлияли на твой вкус - думаю, что-то хорошее все-таки получилось, благодаря их наследию.
В голосе Драко чувствовалась легкая горечь, и Гарри понял, что тот вот-вот опять поддастся своей меланхолии. Целью этого вечера было как-то компенсировать Драко ту боль, что причинил ему Флэш. Он изо всех сил пытался хоть что-то придумать, когда Драко резко поднялся.
Драко подошел к окну, чувствуя, как мрачные мысли вновь охватывают его. Ему совсем ни к чему было сейчас начать плакаться Гарри в жилетку. Было довольно уже того, что тот решил, будто Драко собрался сегодня напиться в стельку. Удивительно, но этот неожиданный ужин отлично отвлек его от неприятных мыслей. Оглядевшись, он впервые обратил внимание на декор комнаты. Она еще не была хорошенько обжита, но отсутствие приличной мебели невероятным образом соответствовало стилю Гарри. Все вокруг выглядело таким же бессистемным, как и его волосы.
Сразу же бросалось в глаза, что ни один из предметов меблировки не сочетался с остальными по стилю. Кровать показалось Драко совершенно стандартной, хогвардской, хотя он не смог бы толком объяснить, почему именно этот предмет мебели привлек его внимание. Кресла и диван все были разного стиля и расцветки, и стулья вокруг стола оказались совершенно разными. У стены громоздились полуразобранные коробки, а книжные полки были полупусты. Драко рассмотрел большое количество знакомых названий маггловских романов.
- Это - DVD диски, - сообщил Гарри, увидев, как Драко растерянно рассматривает коллекцию его дисков, расставленную на полке. - На них записаны фильмы, и их можно смотреть дома вместо того, чтобы идти в кинотеатр, - прокомментировал Гарри. Драко кивнул; он надеялся, что Гарри не собирается немедленно устроить лекцию по маггловской культуре.
- Я думал, их называют видео-дисками. И на чем ты собираешься их смотреть? - поинтересовался он, отмечая, что в коллекции Гарри преобладали боевики и приключения, а на некоторых коробках была изображена светловолосая девушка по имени Баффи.
Гарри радостно поднялся с кресла и, вытащив палочку, направил ее в угол комнаты. В открывшемся проеме стены обнаружился телевизор.
Драко закатил глаза. - Я знаю, что для этого нужен телевизор, Гарри, но где ты возьмешь электричество? В Хогвардсе-то его нет.
Хорошее настроение Гарри никуда не пропало. - Знаю, я долго думал над этим - как совместить всю эту технику и магию замка. А как ты сам умудрился настроить радио на БиБиСи - 1?
- О, я устал слышать твое имя на магической радиоволне, поэтому и заколдовал радиоприемник, очень надеясь, что при подходящем наборе чар получится что-нибудь путное. Признаться, я не знаю точно, что именно сделал - я теперь не смогу вернуть все в первоначальное состояние, даже если очень захочу, - неохотно признался он.
Улыбка Гарри была очень заразительна. - Правда? Думаю, тут точно замок вмешался… - Он изложил свою теорию о том, как магия замка подстраивается под нужды волшебника. Советы и объяснения директора помогли ему прийти к этому выводу, и Драко вынужден был признать, что, возможно, тот прав.
- Хорошо, а почему, тогда, если студентам чего-то очень хочется, то это не появляется перед ними? Я мечтал в детстве о твоей кончине очень часто и весьма настойчиво - но ничего подобного не произошло, - задал Драко провокационный вопрос.
- Хороший вопрос. Думаю, замок просто понимает разницу между желаниями учителей и студентов, и…
Теперь они оба уже сидели на диване, и Гарри продолжал объяснять свою теорию. Драко неожиданно для себя осознал, что чувствует себя очень уютно, сидя здесь и слушая, как Гарри излагает свои бьющие ключом идеи. В них определенно был какой-то смысл. Драко подумал, что несколькими месяцами ранее он бы и помыслить не мог делать что-либо подобное, но, проработав с Гарри бок о бок некоторое время и поняв, что его мнение об этом человеке было неверно изначально, он смог увидеть, что все дикие идеи Гарри направлены только на помощь другим людям. Он предположил, что сегодняшним приглашением на ужин он обязан исключительно тому, что ему было действительно хреново, и Гарри это заметил.
Но вместо того, чтобы обозлиться из-за этого, Драко почувствовал искреннюю благодарность, что Гарри составил ему компанию. Если его отношения с Флэшем сошли "на нет", то дружба с Гарри Поттером может оказаться его новым шансом. "Кроме того, разве не именно этого я и хотел с самого начала? Быть другом Гарри Поттера?"
Находясь так близко от Гарри, Драко не мог не обратить внимания на некоторые обстоятельства. Руки Гарри постоянно отвлекали его. Он не мог оторвать глаз от того, как одна рука держала бокал с вином, как другая пробегала по краям коричневого бокала, как большой палец поглаживал его кромку. Глаза Гарри весело сверкали, и только сейчас Драко заметил, насколько успел расслабиться.
Гарри больше не выглядел таким потрясенным, как в тот день, в "Листьях и бобах". Вместо этого Драко каждой клеточкой своего тела ощущал спокойствие, прямо-таки исходящее от него. Гарри о чем-то рассуждал, но Драко обнаружил, что не слышал ни слова. Неуютная пауза сообщила ему, что Гарри, судя по всему, ожидал от него какого-то ответа на заданный вопрос, которого он даже не слышал. Он отхлебнул вина, чтобы хоть как-то разрядить ситуацию. Он не мог заставить себя посмотреть Гарри в глаза, поэтому бросил взгляд через его плечо на рабочий стол.
Видимо, хаос царил только на столе Гарри. Его мебель хоть и казалась совершенно несовместимой друг с другом, но везде царил порядок, все было разложено по местам и в комнате было чисто. Его же стол был полной противоположностью всему остальному. Пергаменты и книги были в таком же беспорядке, как и его волосы, хотя Драко предположил, что в этом хаосе присутствовала определенная система. Он заметил книгу Слизерина, лежащую поверх других книг. Драко узнал большинство из них. Это были обычные справочники по зельям.
- Как продвигается твой перевод? - спросил Драко. Гарри обернулся посмотреть, что так привлекло внимание Драко.
Гарри вздохнул. - Медленнее, чем я надеялся. Ненавижу делать ошибки, поэтому, каждый раз, натыкаясь на очередной ингредиент для зелий, о котором я не слышал, я стараюсь убедиться, что он действительно существует. Для меня очень важно перевести все правильно. - Драко заметил, как Гарри уставился на его колено, и понял, что тот имеет в виду. Было очевидно, что Гарри винил себя во всех бедах.
- Это не твоя вина, Гарри. Ты не ошибся - ты не виноват в том, что Оперенье Пегаса чуть ли не мифический ингредиент, - попытался успокоить его Драко. - Почему бы тебе просто не перевести то, что ты можешь, выражая это такими словами, которые, как ты думаешь, передают смысл, а после я могу просмотреть список ингредиентов вместе с тобой - возможно, мне будет проще определить, что там верно, а что - нет, и тебе не придется тратить время на исследования.
Гарри немного подумал и кивнул. - Было бы неплохо - если у тебя найдется для этого время.
- Времени у меня хоть отбавляй, Гарри. Для этого я найду кучу времени. - Драко неохотно признался самому себе, что совсем не желает, чтобы этот приятный, расслабляющий вечер завершился так быстро. Вино уже почти закончилось, но что-то в компании Гарри помогало ему забыть обо всей той горечи, которая ждала его в собственной комнате. Если для продолжения этого нужно будет как можно дольше говорить о чем угодно, то он, не задумываясь, пойдет на это.
Он обратил внимание, что во время их разговора они каким-то образом оказались очень близко друг к другу. Бедро Гарри теперь касалось его ноги, и, если он сосредоточится, то сможет почувствовать жар его тела. И этот жар пульсировал в одном ритме с маленькой венкой на шее Гарри. Драко поймал себя на том, что видит лицо Гарри невероятно близко, как никогда раньше. Должно быть, Гарри почувствовал то же самое одновременно с ним, потому что его глаза сверкнули, и он тяжело сглотнул. Драко сконфужено отвернулся на мгновение.
- Драко, я… - Казалось, Гарри мучили какие-то сомнения, но Драко догадался, что тот пытается ему в чем-то признаться. В смелости его последующих действий можно было бы винить выпитое вино: он резко выхватил бокал из руки Гарри, и на долю секунды их пальцы соприкоснулись. Лицо Гарри залила краска. Все чувства Драко немедленно обострились. Губы Гарри оказались слишком близки к его. Прикосновение было совершенно случайным, но Драко почувствовал, как что-то мгновенно вышло из-под контроля. Что-то, чего требовало его тело, что-то, с чем его мозг был полностью согласен.
Прежде, чем он успел это понять, его губы оказались прижатыми к гарриным. Он не заметил, кто первым из них подался навстречу; но просто знал, что сейчас он соприкасается с теплым и мягким ртом Гарри. Он был счастлив, что Гарри ответил с не меньшим энтузиазмом, и вскоре их языки боролись, искали и изучали друг друга. В поцелуе не было никакой спешки, их языки хотели, чтобы все происходило медленно, почти лениво.
Драко выдохнул - он и не замечал, что до этого не дышал. Ему снова снится сон? Разве не этого он хотел с… он уже не мог вспомнить, сколько времени прошло с тех пор, как он мечтал сделать это, но теперь он держал лицо Гарри в своих руках, и его губы касались губ, зубов и щетины. Он был уверен, что только это могло помочь ему забыть о последних проблемах - забыть о Флэше.
~~oo0oo~~
Гарри уже давно перестал сомневаться в чем-либо. Он с головой погрузился в гамму эмоций Драко с того момента, как открыл дневник. То, что Драко оказался в таком ужасном состоянии, было исключительно его заслугой. Еда и вино помогли им обоим расслабиться, и Гарри, наконец, увидел, что Драко настолько расслабился, что его последние защитные барьеры исчезли. Они были половинками одного целого, и Гарри точно знал, что ему никогда не наскучит компания Драко. Складывалось впечатление, будто они заново узнают друг друга, но это очень скоро перешло в нечто, чего он безумно желал, но что в данный момент казалось таким…неправильным.
Гарри не мог и дальше обманывать Драко. Будет совершенно нечестно, если он позволит чему-то важному случиться, не признавшись во всем. Ему нужно немедленно сказать Драко, что он и есть Флэш. Но тот точно возненавидит его, если узнает… - Драко, я…
Гарри не ожидал, что Драко сам сделает первое движение, но после легкого прикосновения, пока тот забирал у него бокал, он обнаружил, что его губы прижаты к губам блондина. Он не очень-то хорошо понимал, что между ними происходит, но все это было таким правильным, таким сладким, что если сейчас не прерваться, то он уже не сможет остановиться никогда. Все его тело пело от желания при каждом прикосновении кожи или языка Драко, и он хотел попробовать на вкус его всего и подразнить, и…
Поцелуй делался все жарче и становился уже чем-то более серьезным для обоих мужчин - чем-то необходимым им обоим. Их непрекращающаяся борьба за доминирование становилась чем-то большим, пока они зубами, губами и языками исследовали друг друга, впитывая в себя каждый миллиметр чужой кожи. Рука Драко, скользнув вверх, сняла очки Гарри и отбросила их в угол дивана. Они не потребовались Гарри, чтобы разглядеть голод в глазах Драко, и он отстранился на мгновение.
Гарри очень хотелось устранить последние преграды из одежды, разделяющие их, но тут он внезапно вспомнил о дневнике и резко остановился. - Драко, мне очень нужно кое о чем тебе рассказать…
Драко фыркнул, но не отстранился. - Уверен, что тебе о многом нужно мне рассказать, Гарри… - В этот раз с губ Драко срывались совсем не горькие слова, приправленные сарказмом. Гарри был даже немного удивлен внезапной уверенностью Драко в себе, но его мозги тут же перестали нормально функционировать, потому их губы снова соприкоснулись. Страсть захватила обоих мужчин, но в движениях губ Драко не было никакой спешки, так же, как и в действиях его рук, обнимавших Гарри за шею, и в том, как прижималось его тело.
- Драко, это именно то, чего ты хочешь? - сумел выдохнуть Гарри, пытаясь восстановить дыхание.
Смех Драко опалил его ухо, пока он выцеловывал дорожку по его лицу и шее. - Понятия не имею, Гарри, но почему бы тебе не спросить меня об этом снова, попозже. - Чувство вины Гарри испарилось - если это то, чего хочет Драко, то он не станет с ним спорить.
Оказалось, что руки Драко уже заняты пуговицами на рубашке Гарри. Последний вскоре обнаружил, что и он сам сражается с дюжиной ужасно раздражающих пуговиц на мантии Драко. Это было совершенно нечестно, но Гарри был готов принять этот вызов. Он уже успел расстегнуть несколько рядов пуговиц, когда язык Драко пробежался по его груди вниз, к соскам. Гарри застонал от удовольствия, откидывая голову на спинку дивана, подставляя Драко шею. Больше ни одной пуговицы на мантии Драко ему расстегнуть не удалось. У него не получилось разорвать ткань, и это даже немного разозлило его. Драко весело фыркнул, но не стал помогать.
Член Гарри пульсировал, скрытый джинсами, и он ощущал возбуждение Драко, когда тот иногда прижимался к его бедру. Его выдержка разлетелась вдребезги, когда губы Драко принялись поигрывать с его соском - облизывая, покусывая, терзая его кожу до тех пор, пока она не стала намного чувствительней, чем обычно. Потерявшись в желании, он запустил руки в волосы Драко и притянул его губы к себе, мечтая вновь ощутить его вкус.
Гарри глухо застонал. Наконец-то ему удалось расстегнуть последнюю пуговицу на мантии Драко. Он просто мечтал прикоснуться губами к укромному местечку за ушком Драко. Ему, вообще-то, хотелось попробовать на вкус его всего, но именно с этого места он собирался начать.
Драко застонал от ласк Гарри - в унисон ожившему камину.
- Гарри, ты видел…Ни хрена себе! Какого черта… - Гарри показалось немного не к месту услышать голос Рона в такую минуту. Тело Драко напряглось, и они слегка отстранились. Сбитый с толку, Гарри повернулся и разглядел голову Рона в камине. Без очков ему было трудновато определить настроение своего друга, но после их недавних ссор по поводу Драко он очень сомневался, что тот сейчас счастливо улыбается.
- Р…Рон! Когда ты вернулся из Франции? - Гарри пошарил рукой по дивану в поисках очков и безуспешно попытался застегнуться. - П…почему ты связываешься со мной в такой час? Все в порядке? - Драко, наконец, всучил ему очки и самым обыденным жестом откинулся на спинку дивана. Драко больше не шевелился - он просто смотрел на голову Рона. Сердце Гарри больно заколотилось в груди, когда он увидел плохо скрытое недоверие на лице Рона. Ну, стоило отдать ему должное - он еще даже не вспылил.
Рон фыркнул. - Что, я попал в плохое время, Гарри? - Сарказм сквозил в каждом слове.
Драко усмехнулся и, наконец, заговорил, - Напротив, Уизли, Гарри очень хорошо проводил время.
- Драко… - предупредил Гарри.
- Нет, Гарри, все в порядке. А теперь, я уверен, ты можешь связаться с Гарри утром…
- Вообще-то, Малфой, - фыркнул Рон, не слишком удачно изображая веселье, - я связался с ним потому, что не мог добиться ответа от твоего камина. Я подумал, что он сможет найти тебя. Кажется, я оказался прав?
- Ради Мерлина, какого черта я тебе понадобился в такое время, Уизли? Ты что, не мог подождать до завтра, чтобы утром сообщить очередные дурные новости? - Казалось, Драко был не на шутку раздражен посторонним вмешательством. Но Гарри подумал, что появление в такое время было несколько необычным для Рона.
- Мне нужно было удостовериться, что ты на месте, Малфой. - Похоже, Рон был сильно расстроен чем-то. - Я надеюсь, Гарри, что у него железное алиби на весь вечер? - Гарри кивнул.
- Почему? В чем ты собираешься обвинить меня сегодня?
- Кто-то проник в поместье Малфоев. Так огромный пожар.


Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-