Золотой Снитч

Глава 24. Смущен Вашей любезностью

            Драко не понимал, как одно крошечное окно в его спальне могло пропускать такое возмутительное количество режущего глаза света. Он и так спал очень плохо и даже - святые небеса! - немного всплакнул. И вот сейчас, в восемь тридцать утра в воскресенье он сидел на своей кровати, скрестив ноги, точно так же, как и три часа назад, и смотрел на фотографию, которую прислал ему Гарри.

            Это была старая фотография, он уже видел ее: она была сделана на Хэллоуин, как раз в тот момент, когда Гарри впервые поцеловал его.

            Такое простое и мучительное напоминание.

            - Игры, в которые мы играем… - пробормотал он, переворачивая фотографию и снова перечитывая записку Гарри. - Да уж… конечно, я предпочту настоящий поцелуй, хотя мне и нравится эта чудесная картинка. Ты чертовски хорошо меня знаешь, Поттер!

            Погладив щеку Гарри на фотографии подушечкой большого пальца, он улыбнулся.

            - Понятия не имею, почему меня так тянет к тебе, но, наверное, дело в твоем характере. Ты не боишься меня, не уважаешь меня, не разделяешь моих взглядов, у тебя нет причин мне доверять и тебе далеко не все во мне нравится - и все же ты говоришь, что любишь меня. Ты определенно спятил, Поттер. Хм…Но, думаю, именно это меня в тебе и привлекает. Твое безумие.

            Малфой усмехнулся и поцеловал Гарри на фотографии. Он готов был поклясться в том, что Драко с фотографии послал ему убийственный взгляд.

 

                                                           *          *          *

 

            Гарри очень нервничал. Всю ночь ему снились кошмары о том, что Драко вырывает сердце у него из груди, потом швыряет его ему в лицо и говорит, что оно ему больше не нужно. Эти слова до сих пор эхом отдавались у него в голове. Под глазами у Гарри залегли синяки, спасибо недоеданию и недосыпанию, да и вообще выглядел он сейчас не лучшим образом, так как не мог заставить себя ни встать с кровати, ни принять душ.

            Вид Рона, третий час кряду сидящего у окна, тоже не улучшил настроения. Рыжие волосы Уизли были растрепаны, веснушки на распухшем от слез лице казались еще ярче, и одет он был в то же самое, что и накануне. Гарри крайне сомневался в том, что ночью Рон переодевался в пижаму.

            В большом гриффиндорском сердце Поттера внезапно обнаружилось чувство вины. Он посмотрел на своего несчастного друга, погруженного в отчаяние, подумал о том, что сам сейчас выглядит не лучше, и задался вопросом: что же пошло не так в эти несколько недель?

            - Рон, - тихо позвал он. - Иди сюда, посиди со мной. Я хочу тебе кое-что рассказать.

            Тот пожал плечами, но с места не сдвинулся.

            - Я слишком устал, не могу пошевелиться.

            - Мне очень жаль, что у вас все так получилось с Гермионой, - вздохнул Гарри. - В смысле…  Раз уж теперь я на собственном опыте знаю, что чувствует человек, который только что расстался с возлюбленным, мне нужно было вести себя с тобой повежливее вчера. Но я был эгоистом и придурком и думал только о собственном истекающем кровью сердце. Прости меня. Правда.

            Рон повернул голову и легко улыбнулся.

            - И ты меня прости. Похоже, что у нас обоих дела обстоят не слишком хорошо, да?

            - Похоже на то, - согласился Гарри, глубже зарываясь головой в подушку.

            - Ну… и как ты себя чувствуешь? Сердишься? Грустишь?

            - Да нет. Скорее, мучаюсь ожиданием.

            - Ожиданием?

            - Я жду его следующего шага, - пояснил Гарри. - Но давай не будем о нем говорить. Лучше расскажи мне, что не так пошло у вас с Гермионой. Конечно, если это не секрет.

            - Да нет, все в порядке… мне так кажется, - устало вздохнул Рон. - Просто я не знаю, злиться мне или грустить. Или и то, и другое. И в то же время, знаешь, невозможно ненавидеть свою собственную сестру. Даже если это она увела у тебя подружку.

            - Дурацкая ситуация, да? - покачал головой Гарри. - Год какой-то сумасшедший.

            - И кому ты об этом рассказываешь? - фыркнул Рон.

            - Да уж… Думаешь, ты сможешь уже начать встречаться с кем-нибудь другим? - с сомнением в голосе спросил Гарри.

            - Если бы еще был на горизонте этот кто-нибудь другой! - усмехнулся Уизли.

            - Вообще-то есть… только это парень. Не я, но ты его тоже очень хорошо знаешь.

            - Парень?! - задохнулся Рон. - Парень интересуется мной?! Да ты шутишь!

            - Не шучу!  - хихикнул Гарри. - Просто мы тут все в сомнениях на тему того, натурал ты или все-таки бисексуал.

            - Гарри! И почему тебе нужно обсуждать именно такие темы с  утра пораньше?! - возмущенно заголосил Рон. - Хорошо хоть, благодаря какой-то счастливой звезде, Дин и Шеймус уже в гостиной. Хотя одному Богу известно, чем они там занимаются, еще же даже шести нет!

            - Но я-то здесь! - проныл из-за своего полога Невилл. -  Так что не могли бы вы потише разговаривать, а? Я, между прочим, все еще пытаюсь поспать.

            - Извини, Нев, - улыбнулся Гарри. - Обещаю, что мы больше не будем тебе мешать.

            Он окружил себя и Рона Чарами Тишины. 

            Рон устроился на полу и уперся локтями в матрас Гарри.

            - Ну, так кто это?

            - Это пока что секрет, ты забыл? - нахмурился Гарри.

            - Да нет, я имел в виду, кому нравлюсь я?

            Гарри усмехнулся.

            - Если я тебе расскажу, обещай мне, что хотя бы раз сходишь с ним на свидание!

            - Чего?! Да ни за что! - скривился Уизли.

            - Рон, позволь тебе напомнить, что двадцать четыре часа еще не истекли, и ты все еще обязан исполнять все мои желания, не забыл? Так что я приказываю тебе. Когда я открою тебе его имя, ты сходишь с ним на свидание. Всего лишь свидание, Рон, я же не заставляю тебя прыгать к нему в постель!

            - Но я ведь даже не гей!

            - Разумеется, нет, - подтвердил Гарри. Его глаза весело блестели. - Но ведь поэкспериментировать всегда можно, правда?

            - Ну так кто он? Пожалуйста, главное, чтобы не Крэббе или Гойл! И не Криви!

            - Вообще-то, это Дин, - ухмыльнулся Поттер.

            - Дин?! Наш Дин?!

            - А почему ты так удивлен? - приподнял брови Гарри. - Между прочим, вчера за завтраком он поведал нам о том, что он - гей!

            - Но он ведь сказал, что хотел бы трахнуть Малфоя. - Во взгляде Рона мелькнуло что-то, похожее на отвращение.

            - А что такого в том, чтобы мечтать о Малфое? - Гарри почувствовал, как в нем закипает ярость. - Ты ведь не станешь отрицать того, что он весьма красив. Это злая красота, да, но от этого она не перестает быть красотой.

            - М-мм… э-ээ… Ну… На мой вкус, он слишком светловолосый… впрочем, учитывая тот факт, что он - самый популярный у девчонок парень в нашей школе, думаю, спорить бесполезно.

            - Ну и замечательно. А теперь давай вернемся к основной теме нашего разговора. К Дину Томасу.

 

                                                           *          *          *

 

            Воскресенье. На часах было без десяти одиннадцать, когда Драко решил, наконец, покинуть свою спальню и посетить гостиную Слизерина. Слишком много мыслей роилось в его голове, и сейчас ему просто необходимо было на что-нибудь отвлечься.

            - Доброе утро! - мягко поприветствовала его Блэйз, когда Драко приблизился к одному из кожаных диванов, стоявших у камина. - Как спалось?

            - Ужасно, - поморщился Драко.

            - Выглядишь ты тоже ужасно, - подметил Уоррингтон. - Ну, в сравнении с твоим обычным внешним видом, конечно.

            - Огромное спасибо за комментарий.

            - Там на доске объявлений висит послание от Снейпа. Вернее, первое объявление - от Дамблдора, а в дополнение к нему - еще одно, от Снейпа, - сказал Пэнси. - У нас сегодня намечается пикник!

            - Пикник?! - на лице Драко отразилось негодование. - Пикник! И кто же автор этой гениальной идеи?

            - Держи вот, сам почитай, - сказал Уоррингтон и с этими словами подошел к доске, сорвал с нее бумажные листки и положил их на колени Драко. - То, что написано красным - это от Директора, а второе, в котором куча ругательств, кстати, - авторства Северуса.

            - «… приглашаются все ученики школы… бла-бла… пикник на восточном берегу озера в три часа дня… бла-бла… домашние эльфы принесут всю еду… в группы объединяться, как на уроках…» - прочитал Малфой. - Нелепость какая-то.

            - Лучше почитай, что к этому добавил Снейп, - рассмеялся Монтэге.

            - «… И тот несчастный, кто посмеет появиться на пляже в панамке или шляпке, или, не приведи Мерлин, с зонтиком от солнца, получит двухнедельное взыскание…» - Драко заметно развеселился. - «…На дворе ноябрь, черт подери, а даже если бы и нет, пикники следовало бы запретить законом для волшебников… эта чертова школа портится день ото дня! Пикник, это же подумать только. Жалким комикам, именующим себя школьными учителями, - за исключением меня, разумеется, - следовало бы прочистить свои мозги…»

            - Снейп явно не поддержал идею, - добродушно усмехнулась Пэнси.

            - Разумеется, нет, - улыбнулся ей Драко. - Это дурацкое мероприятие обязательно для посещения?

            - Подозреваю, что да. - Пэнси пожала плечами. - «Желания Дамблдора» - это что-то вроде непрямого приказания.

            - Хмм… - Драко поморщился, потом наколдовал себе чашку с чаем. - Хотел бы я знать, что стоит за этой глупой идеей? Дамблдор пытается поддержать нас или что-то вроде того?

            - Полагаю, его беспокоят действия Темного Лорда, - пробормотал Монтэге. - Отец только что написал мне. В рядах армии Волдеморта наблюдается пополнение. И какое-то движение. Слышал, что несколько дементоров вчера покинули базу у хребта Куиллин.

            - Правда? - Уоррингтон удивленно вскинул бровь. - Я думал, это должно произойти только в среду.

            - Да, что-то заставило мистера Люциуса Малфоя изменить планы, - объяснил Монтэге. - Но давайте не будем об этом волноваться. Едва ли они прилетят сюда и высосут наши души. Думаю, сейчас гораздо больший повод для беспокойства представляет пикник…

 

                                               *          *          *

 

            Гарри читал объявление на доске в гостиной Гриффиндора, извещавшее о том, что в три часа дня пополудни на берегу озера будет организован пикник, и подозрительно прищурившись, размышлял над тем, что же могло послужить причиной данного события.

            - Интересно, почему все теперь так сомневаются в предложениях Дамблдора? - спросила Гермиона. - Кажется, раньше его идеи не были такими уж ужасными.

            - Да, но ты не читала письмо, которое вчера Гарри получил от Ремуса, - с превосходством в голосе сообщил Рон. Он все еще страдал из-за разрыва с Гермионой и потому просто излучал показную уверенность. - Сторонники Темного Лорда становятся все более нетерпеливыми. Скорее всего, он хочет поддержать учеников в свете надвигающейся опасности.

            - Бред какой-то, - фыркнула Джинни. - Гермиона совершенно права. Ну что такого в обычном пикнике? А я вот зато смогу надеть свою новую желтую шляпку и коричневое платье!

            Рон не сводил взгляда с сестры, которая увела у него подружку, но произнести вслух что-нибудь оскорбительное все-таки не осмеливался, хотя у него явно были такие мысли.

            - Давайте сходим? - предложил Дин. - Девушки наверняка решат, что пикник - это очень круто. Вы не слышали реакцию Лаванды?

            - К счастью, нет! - Рон улыбнулся и вздохнул, и внезапно покраснел, поняв, с кем сейчас говорит. Может ли быть, что он действительно нравится Томасу?

            - Вы совершенно правы, парни, - согласился Гарри. - Предлагаю оставшиеся до пикника три часа провести с большей пользой, чем выслушивание жизнерадостных рассказов о новых зимних мантиях и шелковых шарфиках…

            - Эй! - Джинни слегка стукнула его по голове. - Последи за выражениями, Гарри, а не то я тебя самого заставлю носить мои платья!

            - А ему понравится! - мерзко захихикал Дин. - А его парень наверняка сойдет с ума от страсти!

            Гарри побледнел от ужаса.

            - Что за бред ты несешь? Он прикончит меня на месте, если я выставлю себя таким идиотом!

            - Так кто же он? - наверное, в тысячный раз поинтересовалась Джинни.

            - Точнее, кто он был, - поправил ее Рон. - Не забывай, что я все им испортил.

            Джинни покраснела, но не отвела вопросительного взгляда от Гарри.

            - Я ничего не собираюсь вам рассказывать! - развел тот руками. - По крайней мере до тех пор, пока он ко мне не вернется. Ясно?

            - Значит, ты обещаешь, что назовешь нам имя, когда вы снова будете вместе? - Гермиона явно не собиралась сдаваться. - Ты же знаешь, меня все это немного беспокоит. Совершенно очевидно, что тебе с ним не слишком-то хорошо. К тому же, знакомство с ним сделало тебя слишком… ехидным что ли.

            - Что ты хочешь этим сказать? - вскинул брови Гарри. - Вообще-то, я никогда не был образцом вежливости и прилежания.

            - Да, но теперь твои шутки стали… какими-то темными что ли… - попыталась объяснить Гермиона. - А подчас даже немного злыми.

            - Значит, он наверняка из Слизерина! - просиял Рон, озаренный внезапной догадкой. - Но кто же? Крэббе… Гойл…

            - О Мерлин, Рон! - воскликнула Джинни. - Заткнись немедленно! Как ты можешь предполагать, что Гарри понравится кто-то подобный!

            - А не сыграть ли нам в шахматы? Рон, не присоединишься ко мне? - предложил Дин и, взяв Уизли за локоть, повел его в сторону. - Девушки сегодня в каком-то агрессивном настроении, так что я предпочитаю сохранять дистанцию…

            Гарри благодарно улыбнулся Дину. Однако, оставшись в обществе Джинни и Гермионы, он почувствовал себя загнанным в угол и принялся нервно теребить воротничок рубашки.

            - Э-ээ... девушки?

             - Так значит, он действительно из Слизерина, да? - торжествующе усмехнулась Гермиона. - Я так и знала! Когда Рон начал перечислять имена, у тебя был такой вид!

            - Э-эм…

            - Но это не Крэббе и не Гойл, - продолжила Гермиона, а Джинни с задумчивым видом кивнула, соглашаясь с ней. - Значит, это тот, кого мы не очень хорошо знаем… Кто-то, вроде Монтэге! А он очень даже хорош! И я слышала, он тоже гей.

            - Но он, вообще-то, с Этре, - возразил Гарри и тут же испуганно закрыл себе рукой рот. - Ох, простите, я не должен был этого говорить.

            По правилам игры, никто и никогда не имел права разглашать услышанного…

            - Хмм, правда? - В глазах Джинни мелькнул дьявольский огонек. Обменявшись взглядами с Гермионом, они хором стали перечислять имена, еще больше вгоняя Гарри в краску:

            - Уоррингтон? Бойл? Бэддок? Нотт? - хихикали они. - Снейп?!!!

            - Святые угодники, да нет же! - На лице у Гарри было написано отвращение. - Если вы немедленно не прекратите, меня стошнит прямо на вас!       

            Девушки согнулись пополам от смеха.

            - Хорошего дня вам обеим, - фыркнул Гарри, наполовину удивленный, наполовину расстроенный, и направился в свою спальню.

 

                                                           *          *          *

 

            Холодный бриз играл прекрасными, серебристыми прядями волос Драко Малфоя, направлявшегося в компании друзей на пляж. Драко усмехнулся, глядя, как Джинни Уизли сражается со шляпой с широкими полями, которую ежесекундно ветер пытался сорвать у нее с головы.  Его ухмылка стала еще шире, когда он заметил, как некомфортно чувствовали себя Гермиона Грэнджер и Парвати Патил в своих свободных платьях, полы которых постоянно разлетались. Рональд Уизли восседал на широком стеганом одеяле рядом с Дином Томасом: последний подсовывал ему сливочное пиво, явно пытаясь развеселить. Шеймус и Лаванда о чем-то разговаривали у самой кромки воды, причем Лаванда делала какие-то танцевальные телодвижения, будто снова изображая все ту же жалкую фею. Невилл Лонгботтом отчаянно боролся с собой, чтобы не утащить огромные ягоды клубники, украшавшие пирог, находившийся от него в опасной близости.

            Драко нахмурился: зрелище показалось ему отвратительно приторным и слишком уж обыкновенным. Впрочем, в следующую минуту в поле его зрения попал Гарри Поттер, направлявшийся от озера к группе гриффиндорцев: джинсы его до колен намокли, и у Малфоя перехватило дыхание.

            - И снова Гарри и его мокрая одежда, - присвистнула Блэйз, заметив выражение лица Драко. - Он держит тебя на коротком поводке, малыш, и точно знает, что доводит тебя вот до такого вот состояния. Так что лучше закрой рот, с открытым ты не слишком-то хорошо выглядишь.

            - А что он вообще делал в воде? - спросила Пэнси, рукой насильственно приподнимая не желавшую слушаться нижнюю челюсть Малфоя. - О, кажется он что-то несет!

            Слизеринцы пронаблюдали за тем, как Гарри подошел и устроился на одеяле рядом с Дином, рассыпав перед ним горсть мелких белых и черных камушков.

            - Ха! Да это же Рональд Уизли решил поиграть в шахматы на природе! В такой-то денек! - фыркнула Трейси. - Нет, этот Уизел - настоящее убожество, в самом деле. Шахматы!
            Пэнси и Блэйз расхохотались, Драко вытащил из кармана мантии пачку сигарет:

            - Кто-нибудь хочет?

            Девушки согласились, и они вчетвером закурили. Драко выдохнул колечко серебристого дыма с вишневым ароматом и снова перевел взгляд на Гарри. Зеленые глаза смотрели прямо на него. Драко ухмыльнулся, Гарри ухмыльнулся в ответ, и на его лице промелькнуло жестокое выражение.

            - Черт подери, он просто невероятен, - пробормотал Малфой, с трудом сдерживая расплывающиеся в довольной улыбке губы.

            Блэйз осторожно, чтобы не обжечься о его сигарету, обняла Драко за талию.

            - Не делай. Ничего. Глупого.

            - Глупого? Я?! - он приподнял брови и рассмеялся. - Ну это вряд ли.

            - Ты должен быть с ним холоден! - напомнила ему Трейси. - Равнодушен и холоден.

            - Я с ним и так холоден.

            - Ха! Да неужели?! - Пэнси закатила глаза. - Если здесь и есть что-то холодное, то это только сегодняшняя погода!

            - Ладно, - Блэйз улыбнулась и, взяв Драко под руку, потянула его за собой. - Пойдемте лучше к Крэббу и Гойлу, пока они все сливочное пиво из корзинки не выпили.

            Драко последовал за ней.

            - А знаешь, Бини, я начинаю думать, что этот пикник - не такая уж плохая идея. Отсюда открывается очень приятный вид.

            - Ага, вид на Поттера и его дружков, - захихикала Мэри-Энн, только что возникшая из ниоткуда и подхватившая Драко под другую руку.

            - Поосторожнее с моей сигаретой, - ласково предупредил тот.          

            - Тебе кое-что просил передать Монтэге. Можешь подойти к Гарри после этого дурацкого мероприятия. Мы считаем, что необходимую паузу ты выдержал.

            - Слава Мерлину! - закатил глаза Драко. - Я уже опасался, что вы еще долго будете издеваться над нами, садисты…

            - Но-но! - игриво пихнула его локтем Мэри-Энн.

            Драко с девушками устроился на зеленом шелковом слизеринском одеяле. Оно было достаточно широким для того, чтобы на нем поместилось по крайней мере двадцать человек, но здесь было всего девять шестикурсников. Правда, Крэббе и Гойл заняли как минимум треть одеяла, но это не помешало Драко расположиться с комфортом и даже поставить рядом несколько бутылок сливочного пива. Мэри-Энн открыла маленький пузырек с кровью дракона, полученный от Монтэге, и добавила по несколько капель красной жидкости в бутылки. Солнце сияло, птицы пели, трава была зеленой, ветер - прохладным, а вид на задницу Гарри Поттера - восхитительным. И в это короткое мгновение жизнь действительно улыбалась Драко Малфою.

            - Ну-с, - начала Блэйз, внимательно посмотрев на него. - Возможно, раз уж все мы здесь сегодня собрались, поразмыслим над планом того, как бы Драко не выдавать Гарри Волдеморту?

            - Хммм, - промычал Драко, затушив сигарету в песке. - Может быть.

            - Очень хорошо, потому что у меня и Грегори есть план, - вмешался Винсент Крэббе. - Мы думали об… об… черт, Грег, как это называется?!

            - Э-эээ… Аппарационные чары?

            - Вот, точно! Аппарационные. Ты сам рассказывал нам о них тогда, в библиотеке, Драко.

            Малфой покраснел, вспомнив, что именно происходило тогда в библиотеке, однако, работа мысли его приятелей даже произвела на него впечатление.

            - Ну и?

            - Ну и мы могли бы… э-ээ… Ты сказал, эти чары достаточно сильные для того, чтобы отправить человека в другое место, - сказал Грегори.

            - Ага, например… например, в Африку! - подхватил Винсент. - Прикинь, как бы круто было бы отправить Темного Лорда в далекую Африку!

            Пэнси не сдержалась и громко расхохоталась вместе с Блэйз, Теодорой, Трейси, Миллисентой и Мэри-Энн.

            - Африка! Ох… милый, милый Винсент, но что, если Волди сядет на самолет и прилетит обратно в Англию? Что тогда? - сквозь смех спросила Пэнси.

            - Волдеморт сядет на самолет? - теперь пришла очередь Драко веселиться. - На эту маггловскую летающую машину?

            - Ой, у меня уже живот болит от смеха! - взвыла Мэри-Энн. - Нет, ребята, вы только представьте себе это! Волдеморт на самолете возвращается из Африки! Да еще и в одной набедренной повязке!

            Все расхохотались, представив себе Волдеморта в подобном обличье, и только Драко заметил весьма раздраженный взгляд зеленых глаз, устремленный в их сторону.

            «Так значит, Поттер ревнует меня к моим друзьям только потому, что мы смеемся вместе? Отлично! Просто отлично!»

            - Вообще-то, аппарационные чары - это не такая уж и плохая идея, - весело заметил Драко. - Если бы только мы могли отправить Темного Лорда прямо в ад. Оттуда он бы точно не смог вернуться, сев на самолет.

            Его слова были услышаны сквозь общий хохот, и внезапно воцарилась тишина. Блэйз широко распахнула глаза, даже Пэнси выглядела серьезной. Крэббе и Гойл сидели с гордым видом, а Трэйси сделала большой глоток пива из своей бутылки.

            - В ад? - переспросила Миллисента. - Превосходный план, сэр Дрейки.

            Малфой пожал плечами.

            - Разумеется, превосходный.

            Крэббе и Гойл возгордились собой еще больше, если это вообще было возможно. В конце концов, они впервые в жизни смогли предложить стоящую идею.

            - И как же мы собираемся наложить аппарационные чары на нашего драгоценного супер-сильного мага Волдеморта? - неуверенно спросила Пэнси.

            Все снова замолчали, погрузившись в раздумья.

            Прошло три минуты, а никто так ничего и не сказал. План казался совершенно нереальным.

            - И с чего это здесь повисла такая гнетущая атмосфера? - послышался ехидный голос. Профессор Снейп приближался к ним со своей обычной усмешкой на губах. - Просто не может быть, чтобы виной тому был наш очаровательный пикник!

            - Сэр, скажите, - начала Мэри Энн, - мы вот тут думали… А как можно наложить на человека аппарационные чары?

            Снейп выглядел удивленным.

            - Уверен, что мистер Малфой сможет ответить на ваш вопрос.

            - Конечно, я знаю, как сделать это чисто технически, - протянул Драко. - Но вообще-то мы тут думали о том, как обмануть жертву и заманить в ловушку.

            - И, позвольте поинтересоваться, кто же эта загадочная жертва? Надеюсь, это Поттер? Или Уизли, что было бы даже лучше?

            - Вообще-то, мы не можем ответить на ваш вопрос, сэр, - пробормотала Блэйз, виновато захлопав ресницами. Этот прием обычно безотказно действовал на Снейпа. - Но, предположим, это кто-то… кто-то вроде Дабмлдора.

            - Дамблдор?! Вы хотите заколдовать Дамблдора?! - расхохотался Снейп.

            - Нет, - устало ответил Драко. - Кое-кого другого, но не менее могущественного.

            - Ну, - Снейп, вздохнув, провел рукой по своим сальным волосам. - Тогда, я думаю, лучший способ наложить аппарационные чары - это заставить человека ступить в рунический круг, или же бросить в него руническим порталом, надеясь, что человек рефлекторно поймает его. Как-то так.

            - Разумеется! - торжествующе воскликнула Пэнси. - Меч Малфоев!

            - Причем тут моя сабля, Пэнси? - сузил глаза Драко.

            - Мы можем связать аппарационные чары с твоей саблей, а потом ты передашь ее… ему, - вовремя поправилась она. Не стоило объяснять Снейпу, кого и куда они собирались аппарировать. В конце концов, они так и не знали, состоял ли профессор в Ордене.

            - Боюсь, что мне придется покинуть вас, - покачал головой Снейп. - Нужно заняться вон теми несчастными первокурсниками. Это принесет больше пользы, чем попытка разобраться в загадочных играх вашего разума.

            - Приятного вам дня, сэр, - пожелала Миллисента вслед его развевающейся мантии.

            - Хмм… - Драко откинулся назад, упершись локтями в землю. - Теперь осталось только узнать, как пишется рунический адрес ада.

 

                                                           *          *          *

 

            Гарри Поттер был недоволен. Этот день как плохо начался, так явно собирался плохо и закончиться. И неважно, каким бы веселым он ни был со своими друзьями-гриффиндорцами, в глубине души ему хотелось плакать от обиды. Драко Малфой смеялся и забавлялся со своими однокурсниками, совершенно очевидно, полностью позабыв о его существовании. Ярость и отчаяние снова едва не взяли верх, но Гарри вовремя сумел побороть их. Нет уж, он не сломается. Он не позволит себе быть слабым. И уж точно не станет умолять Драко вернуться. Больше никогда.

            Гарри подтянул колени к груди и провел левой рукой по мокрым брюкам. Он замерз, к его босым ногам пристал песок, но ему было слишком лень стряхнуть его. Он перевел взгляд на Рона и Дина, которые играли в шахматы, пользуясь дурацкими камушками. Рон явно чувствовал себя немного дискомфортно и был смущен, но изо всех сил пытался набраться мужества перед свиданием, которое, возможно, его ожидало. Дин же мало обращал внимания на игру и гораздо больше интересовался языком телодвижений Рона. Послав Гарри ослепительную улыбку, Томас одними губами беззвучно произнес: «Спасибо». Гарри с трудом заставил себя усмехнуться ему и отвернулся. Вздохнув, он лег на живот и устроился головой на сухом одеяле. Он больше совсем не хотел видеть Драко. Пора было уже признать, что это лишь причинило бы ему новую боль.

 

                                                           *          *          *

 

            Гарри не знал, сколько времени провел, лежа под ноябрьским солнцем, но внезапный холодный ветер пронизал его до самых костей. Он распахнул заспанные глаза, несколько раз моргнул, пытаясь сфокусировать взгляд, и обнаружил, что солнце скрылось. Леденящая чернота внезапно окутала его, надвигаясь со всех сторон, послышались отдаленные крики других учеников:

            - Дементоры! Дементоры!

            - Дементоры?! - Гарри поднялся на ноги. - Миона, Рон, где вы? - все еще полусонным голосом спросил он.

            - Мы здесь, Гарри, - ответила Гермиона, дотронувшись до его плеча. В ее голосе слышалась неуверенность.

            - Готов поспорить, это увеселительное мероприятие в планы Дамблдора не входило, - пробормотал Гарри, роясь в карманах мантии. - Черт, а где моя палочка?!

            - У тебя что, нет палочки?! - запаниковал Рон. - Гарри, да как ты мог забыть ее?

            Со стороны того места у озера, где расположились райвенкловцы, послышались новые крики, некоторые ребята бежали мимо, пытаясь спастись в замке.

            - Ну не специально же я ее оставил, Рон! - Гарри тоже начинал всерьез нервничать. - Да ладно, это же не страшно, да? Вы ведь все умеете вызывать Патронуса, да?

            - Эээ…

            - Вот они! - завопил Шеймус, вздрогнув. - Палочки наизготовь!

            Едва Гарри завидел дементоров, его охватило уже знакомое чувство боли и безнадежности. Он снова слышал отчаянные крики своей матери, и ему казалось, что голова сейчас взорвется. Ну как же он мог забыть палочку? Правда, он немного владел беспалочковой магией, но все-таки недостаточно для таких сложных заклинаний, как Патронус. И кроме того, Дамблдор строго-настрого запретил ему демонстрировать свои способности на людях. Гарри раздраженно вздохнул и умоляюще посмотрел на Гермиону.

            - Экспекто Патронум! - выкрикнула та, и крошечная серебристая выдра сорвалась с конца ее палочки, оббежала вокруг гриффиндорцев и в одиночку бросилась в сторону дементоров.

            - Это не поможет! - завопила Лаванда. - Надо бежать отсюда!

            Гарри видел, что все больше и больше учеников улепетывают - Лаванда, Парвати и Шеймус, почти все хаффлпаффцы и райвенкловцы - за исключением Захарии Смита и Эрни МакМиллана, которые пытались вызвать своих патронусов.  Но ни один из шестикурсников и семикурсников Слизерина даже не пошевелился. Крэббе дожевывал сэндвич, а Драко лениво закуривал сигарету.

            - Так вот какова твоя месть, Драко! - выдохнул Гарри, чувствуя предательски начавшие собираться в уголках глаз слезы. - Значит, ты все-таки предал меня.

            - Экспекто Патронум! Экспекто Патронум! - орал Рон, безуспешно размахивая палочкой в надежде на то, что его заклинание все-таки сработает.

            - Рон, не паникуй! - всхлипнула Гермиона. - Ты не сможешь колдовать, если не сконцентрируешься!

            - Вон они! - крикнула Джинни и в ту же секунду сорвалась с места в сторону замка.

            Гарри упал на колени и сжался в комочек. Его душу заполнило отчаяние: не осталось никакой надежды, ни одного хорошего воспоминания, ни одной радостной мысли. Все происходящее казалось каким-то далеким, и единственным, что он по-прежнему отчетливо слышал, был голос Лили Поттер. Как в тумане, он увидел, что Рон и Гермиона встали вокруг него, но когда холод окончательно завладел каждой клеточкой его тела, он перестал ощущать их присутствие. Медленно и с трудом открыв глаза, он понял, что остался совсем один.

            Скорчившись на земле и обхватив руками голову, он все еще пытался сдержать слезы. Значит, вот как все закончится? Какая жалкая ситуация. Чудо-Мальчик, надежда Волшебного мира, превратится в бездушного зомби прямо здесь, на территории Хогвартса, из-за маленького поцелуя дементора.

            «Поцелуй Дементора… Поцелуй Дементора… Драко… Драко… Пожалуйста, не дай мне умереть, Драко…»

 

                                                           *          *          *

 

            Драко наблюдал за происходящим одновременно с ужасом и отвращением. Выпустив несколько колечек белого дыма в почерневший воздух, он увидел, как Гермиона Грэнджер и Рональд Уизли съежились под деревом, бледные, как мел. Он был удивлен тому, что эти двое не стали защищать лучшего друга до конца, особенно учитывая то, что Поттер был надеждой всего волшебного мира. Ох уж эти гриффиндорцы!

            - Вот же черт! - выругался он, вставая. Смахнув с мантии несуществующие пылинки, он пошел в направлении Гарри и дементоров.

            - Будь осторожен, малыш! - крикнула ему вслед Блэйз.

            Драко ее проигнорировал. Внутри него все клокотало от ярости, и единственным, что он сейчас видел, был Гарри, лежащий на земле, совершенно один, брошенный друзьями на произвол судьбы. Если раньше уровень уважения Драко к Гриффиндору колебался где-то между слабым и несуществующим, то сейчас его отношение к этому факультету резко упало ниже нуля.

            Ускорив шаг, Драко вышел прямо перед дементорами и ударил ближайшего из них кулаком в лицо. Удивленный дементор отпрянул, злобно шипя, остальные пять подлетели ближе. Драко приподнял бровь, словно спрашивая, действительно ли они собираются пройти мимо него.

            - Ну что? Давайте! Чего вы ждете? - презрительно поинтересовался он. К счастью, дементоры не действовали на него так же, как на Гарри: все-таки, он находился под защитой силы Волдеморта.

Драко с вызовом смерил их ледяным взглядом серых глаз. Из-под черных колпаков послышалось громкое шипение.

            - Ну, давайте же! Покажите мне свои уродливые лица.  Я хочу видеть, что за шавок размажу сейчас по стенке.

            - Драко…

            Он почувствовал, как Гарри схватил его за ногу.

            - Драко, пожалуйста… Патронус… Используй Патронуса…

            - А я как раз хотел потренировать Дюкс Рю Ниндзюцу, - ухмыльнулся Малфой, снова поворачиваясь к дементорам.

            Гарри сильнее вцепился в его лодыжку.

            - Больно…  мне очень больно… ну пожалуйста…

            - Пффф, - нахмурился Драко. - Будь поосторожнее со своими желаниями, Поттер.

            - Пожалуйста, Драко…

            - Хм. Ну ладно. Но только за последствия я не отвечаю.

            Изящным жестом он извлек волшебную палочку, заткнутую за ремень брюк, и выпалил в небо заклинанием:

            - Экспекто Патронус Инфуско Прэваленс!

            В ту же секунду в воздухе разлилась очень сильная магия. Что-то огромное и сверкающе-белое сорвалось с конца палочки Малфоя, по земле прошла легкая дрожь, и все вокруг окутал искрящийся туман, который постепенно начал принимать очертания огромной трехголовой змеи. Патронусом Драко Малфоя был гигантский Рунослед.

            Змея росла до тех пор, пока не стала длиной почти в девять футов. У нее был точно такой же разъяренный вид, как и у ее хозяина, и она покачивалась, точно кобра, глядя на дементоров. Левая голова прошипела что-то ядовитое правой голове, а та в ответ обнажила длинные клыки.

            - Здравствуй, Девилита, - с нежностью поприветствовал ее Драко. - Делай свое дело, дорогая.

            Средняя голова Девилиты тихо зашипела и прикрыла глаза, как будто концентрируясь, а потом все три головы в одну секунду, как по команде, повернулись к дементорам и вонзили в них свои ядовитые клыки. Результат не заставил себя ждать: дементоры мгновенно отпрянули и унеслись прочь.

            Драко усмехнулся и повернулся к Поттеру, который скорчился на земле, вцепившись пальцами  в ткань его брюк.

            - Ты в порядке?

            Гарри беззвучно плакал, и слезы катились по его мертвенно-бледным щекам. Драко нахмурился, почувствовав себя неудобно, и опустился на колени рядом с ним.

            - Гарри?

            Тот всхлипнул и поднял измученный взгляд на Драко. Серебристый патронус Рунослед рассыпался горстью белых звезд за спиной слизеринца, озарив светом темное небо.

            - Спасибо, - прошептал Гарри так тихо, что Малфой едва расслышал его.

            - Не за что, - немного неуверенным голосом ответил Драко.

            Гарри улыбнулся ему сквозь слезы и внезапно бросился ему на шею с такой силой, с какой медуза вцепляется щупальцами в свою жертву. Мокрые ресницы защекотали кожу Драко.

            - Мм, Поттер?..

            Но прежде, чем Драко успел закончить свой вопрос, рядом возникли Гермиона и Рон, причем последний направился прямиком к Малфою, намереваясь оттащить его от Гарри.

            - Какого черта ты тут делаешь, Малфой?! - заскрежетал он зубами.

            Драко опасно прищурился, но с места не сдвинулся.

            - Уизли, мне кажется, я сейчас делаю то, что должен был бы делать ты.

            Рон даже покраснел от гнева:

            - О чем это ты говоришь, хорек?!

            - И часто ты бросаешь своих друзей в беде, Уизел?

            - Пошел к черту, Малфой! Оставь нас в покое и убирайся отсюда! - Рон посмотрел на него с таким видом, будто собирался ударить.

            Драко ответил ему не менее яростным взглядом, и у него внутри все наполнилось болью и отвращением при виде того, как Рон подхватил Гарри под руки, и тот практически рухнул в его объятия. Было вполне очевидно, что Поттер и не особо пытается протестовать, и Драко подумал, что его сердце сейчас просто разорвется от боли. Он ощутил во рту металлический привкус крови. Что ж, значит, Гарри действительно нужен Рон.

            Совершенно опустошенный эмоционально, он встал, опершись рукой о землю.

            - Прекрасно.

            - Нет! - внезапно вскрикнул Гарри надломленным голосом и оттолкнул Рона. - Нет, не уходи, Драко! - Он вцепился в колени Малфоя и крепко обхватил его бедра. - Не уходи, Драко… Я… Я не могу без тебя. Я тебя люблю.

            От этих слов сердце Драко так ухнуло в груди и замерло, что он даже почти перестал дышать. Ощущение рук Гарри, сжимающих его тело, сильные пальцы, тянущие вниз за пряжку ремня и принуждающие его вновь опуститься на колени рядом - Драко подумал, что никогда раньше с ним не происходило ничего столь прекрасного. Гарри Поттер только что признался в любви Драко Малфою на глазах у Рональда Уизли и Гермионы Грэнджер.

            Рон, впрочем, был слишком шокирован, чтобы говорить, поэтому он просто стоял с глупым выражением на лице и моргал. Гермиона, очевидно, боялась не устоять на ногах и предпочла сесть на землю. Драко одарил их обоих дерзкой ухмылкой и наклонился, чтобы помочь Гарри подняться.

            - Пойдем, вставай, - нежно сказал он достаточно громким голосом для того, чтобы все могли его услышать. - Надо дать тебе шоколадку из корзинки Крэбба.

            Гарри прильнул к нему, всхлипнув. У него все еще дрожали колени от слабости. Рон и Гермиона в недоумении посмотрели друг на друга.

            - Т-так это ты, - наконец, кашлянул Рон. - Теперь я все понимаю. Всю эту секретность… Мне следовало догадаться.

            - Да, но увы, мозгами ты был обделен с рождения, Уизли. - Выражение лица у Малфоя было довольно злым. - Что меня гораздо больше удивляет, так это то, что не догадалась Грэнджер.

            Рон сделал шаг по направлению к Драко, но Гермиона удержала его за рукав.

            - Нас кое-что отвлекало, Малфой, - объяснила она. Взгляд ее карих глаз, обычно излучавших тепло, сейчас был очень холоден.

            - Да, я слышал, - кивнул Драко.

            - Хэллоуин… Укротитель драконов, черт подери… теперь мне все становится ясно, - пробормотал Рон с гримасой отвращения.         

            - И я этому очень рад, Уизли. - Драко положил руку на бедро Гарри.

            Рон, казалось, готов прикончить его на месте.

            - Что ты с ним сделал, Малфой?! - заорал он. - Наложил на него Империус? Что?!

            - Ничего подобного, - ответил Драко.

            - Да конечно, так я тебе и поверил! Да кто вообще добровольно станет с тобой встречаться?!

            - Почему это, интересно? - приподнял бровь Малфой. - Я богатый, красивый и умный, я отличный любовник, не говоря уже о том, что я никогда никого не утомляю просьбами круглосуточно играть со мной в эти идиотские шахматы.

            Рон сделал еще один шаг в его направлении, явно собираясь ударить Драко, однако в эту секунду за спинами Малфоя и Поттера встали другие слизеринцы, и он передумал.

            - Так гадко, - только и произнес он с таким видом, будто только что съел гнилой лимон. - Гарри, как ты мог?!

            Гарри посмотрел на него сквозь слезы, но ничего не сказал.

            - И конечно же, каждый из этих слизеринских мерзавцев все знал! - злобно констатировал Рон, указывая на друзей Драко. - Они все знали. Они все знали уже давным давно, и только твоим лучшим друзьям было ничего не известно!

            - Успокойся, Рон, - дрожащим голосом сказала Гермиона. - Давай лучше вернемся в замок.

            Она одарила Гарри ледяным взглядом и повернулась к слизеринцам спиной. Рон молча последовал за ней.

            Гарри вновь в отчаянии прижался к груди Драко:

            - Они меня ненавидят! Они теперь меня ненавидят, - пробормотал он, и Драко закрыл его рот поцелуем.

            - Давайте отведем их в подземелья, - предложила Миллисента. - Блэйз, а ты сходи-ка и попроси у Помфри немного горячего шоколада.

            - Подождите, подождите! - послышался крик откуда-то сзади. - Не так быстро, я бы вас попросила!

            К ним быстрой походкой приближалась Минерва МакГонагалл, за которой следовали Дамблдор и профессор Снейп.

            - Во имя Альберика Грунниона, что это было?! - воскликнула МакГонагалл, и перевела подозрительный взгляд на Гарри и Драко. - И почему вы двое целуетесь?

            Драко медленно отстранился от любовника и надменно посмотрел на нее.

            - Могу сказать, что это были дементоры, профессор МакГонагалл - на тот случай, если вы их не узнали. А я целую Поттера потому, что мне этого хочется.

            Дамблдор весело улыбнулся:

            - Логично.

            Снейп выглядел одновременно кисло и довольно, и неодобрительно хмыкнул, видимо, только потому, что это уже вошло у него в привычку в подобных ситуациях.

            - А что это была за магия? - продолжала допытываться МакГонагалл, ничуть не смущенная грубостью Драко. - От нее даже стеклянные колбы в кабинете профессора Снейпа зазвенели! А его кабинет, осмелюсь напомнить, находится в подземельях!

            - Совершенно очевидно, что это был мой Патронус, профессор, - растягивая слова, произнес Драко.

            - Ничей Патронус не может быть настолько сильным! - воскликнула МакГонагалл. - Разве что только для его вызова использовалась темная магия!

            Драко, судя по его лицу, усиленно сдерживался, чтобы не закатить глаза.

            - Ну естественно, для его вызова использовалась и темная магия тоже! Мерлина ради, за кого вы вообще меня принимаете? За Мэнди Броклхерст?!

            Снейп хрюкнул и сделал вид, что закашлялся, прикрывая расползавшиеся в ухмылке губы ладонью.

            - Мистер Малфой! - вскрикнула МакГонагалл. - Да что вы себе позволяете? Вы смешиваете свои заклинания с темной магией, ни больше ни меньше на территории школы, да еще и у всех на глазах! Да вас следует исключить за это!..

            - Нет. - Гарри резко оборвал ее. В его глазах горела ярость. - Нет, не следует.

            - Прошу прощения? - в удивлении повернулась к нему профессор МакГонагалл.

            - Во имя Мерлина! Драко мне вообще-то жизнь спас! - процедил он. - И он не будет исключен.

            - Вы правы, Поттер, - внезапно поддержал его Снейп. - Не будет.

            Минерва МакГонагалл укоризненно посмотрела на всех, включая Дамблдора, который до сих пор не проронил практически ни слова.

            - Это безумие какое-то, - прошипела она. - Этот мальчишка Малфой. Он же сын Пожирателя Смерти! Он убьет мистера Поттера, если мы ничего не предпримем.

            - Едва ли я смогу убить того, кто сосет так же классно, как Поттер, - пробормотал себе под нос Драко.

            - Мистер Малфой!!! - МакГонагалл аж задохнулась от возмущения и отчаянно покраснела. - Как вы смеете говорить такие непристойности!

            - Вообще-то, - снова встрял Гарри, - мне нет совершенно никакого дела до того, есть ли у вас какие-то личные сложности в общении с геями. Ровно до тех пор, пока это не касается нас двоих. Так что либо заткнитесь, либо прыгайте в озеро и потрахайтесь с кальмаром. Уверен, что с ним вам повезет, раз уж до сих пор не везло ни с кем другим.

            - Мистер Поттер. - Дамблдор послал ему предупреждающий взгляд. - Думаю, уже достаточно.

            - Пятьдесят баллов с Гриффиндора! - завопила МакГонагалл. - И двухдневное наказание с мистером Филчем, Поттер!

            Снейп хихикнул.

            - Мне кажется, Гарри плохо выглядит, - внезапно сказала Блэйз. - Эти дементоры снова достали его, к тому же, он только что лишился двух своих лучших друзей. Так что могу ли я предложить вас закончить этот бесполезный спор завтра или в какое-нибудь другое время? Совершенно очевидно, Гарри сейчас немного не в своем уме.

            Драко благодарно улыбнулся подруге:

            - Полностью согласен.

            - Эй! - возмущенно воскликнул Поттер.

            - Нет никакого смысла это откладывать, - возразил Дамблдор, подняв руку и жестом призывая всех к молчанию. - Я уже принял решение. Никто не будет ни наказан, ни исключен, ну разве что ты, Гарри, отбудешь один вечер наказания у Филча за те некрасивые слова, которые ты сказал заместителю директора школы. И еще, Гарри. Мне будет очень приятно, если завтра ты сможешь зайти ненадолго в мой кабинет. Я хотел бы перемолвиться с тобой парой слов.

            Гарри и Драко вместе кивнули, и слизеринцы потихоньку потянулись в направлении замка.

            - Простите, профессор, - пробормотал Гарри.

            МакГонагалл фыркнула.

            - Очень хорошо, мистер Поттер. Мы больше не будем об этом говорить.

           

                                                           *          *          *

 

            В спальне шестикурсников Слизерина Драко осторожно положил Гарри на свою кровать. Винсент, Грегори, Блэйз, Пэнси и Миллисента собрались рядом, обеспокоенно наблюдая за ослабевшим гриффиндорцем. С характерным треском в воздухе посреди комнаты внезапно появилась домовой эльф Винки. В руках она держала чашку с горячим шоколадом, которую дала ей мадам Помфри в больничном крыле.

Блэйз взяла чашку у Винки и поднесла ее к губам Гарри:

- Вот, малыш, - проворковала она, и Драко едва не расхохотался: он еще никогда не слышал, чтобы Блэйз ворковала. - Выпей. Это придаст тебе сил.

Гарри улыбнулся ей:

- Спасибо, Забини.

- Как могло случиться, что ты не взял с собой волшебную палочку? - спросила Пэнси. - Это было, мягко говоря, неосмотрительно!

- Чистая случайность, - пробормотал в ответ Поттер. Покрытые легким румянцем щеки и испачканные в шоколаде губы делали его до невозможности восхитительным.

Драко взял у него из рук пустую чашку, поставил ее на ночной столик, потом накрыл Гарри пуховым одеялом.

- Поспи немного, придурок, - вздохнул он, выглядя немного взволнованным.

Гарри посмотрел на него.

- Ты все еще на меня сердишься? - спросил он.

- Хмм, ну если только совсем чуть-чуть, - улыбнулся Драко. - А теперь поспи.

Гарри взял его за руку и прижался щекой к теплой ладони, закрыв глаза.

- Спокойной ночи, любовь моя.

На лице Драко было написано настоящее потрясение. Он совсем не привык к такой нежности со стороны Гарри - тем более, на глазах у других слизеринцев, которые тихонько захихикали.

- Мне кажется, он бы хотел, чтобы ты с ним остался, - прыснула Пэнси.

 

                                               *          *          *         

 

Шло время, и вскоре на Хогвартс опустилась ночь. Драко сидел на своей кровати, закинув ногу на ногу, и делал домашнее задание, время от времени поглядывая на Гарри, который мирно посапывал на подушке рядом. Крэббе и Гойл вернулись из кухни несколько часов назад  и теперь играли в карты, устроившись на полу. Вокруг царило удивительное спокойствие.

В дверь тихо постучали, и Гойл поднялся, чтобы впустить Блэйз, Монтэге и Уоррингтона.

- Ну и как он? - поинтересовался Монтэге, подходя к кровати Малфоя.

На лице Драко было написано удивление.

- А тебя что, действительно это волнует?

- Вообще-то, да, - ответила за друга Блэйз. - Ты нам дорог, а он дорог тебе, следовательно, он дорог и нам тоже.

- Мне кажется, с ним все в порядке, - пожал плечами Драко. - Хотя он до сих пор не проснулся.

- Он великолепен, - улыбнулся Уоррингтон, с восхищением разглядывая блестящие черные волосы и длинные ресницы спящего гриффиндорца.

- Да, дьявольски красив, - добавил Монтэге, вздыхая.

- И он мой, понятно?  - Драко нахмурился.

Блэйз захихикала в ответ - слишком громко, потому что Гарри зашевелился в кровати.

- Упс! - усмехнулся Монтэге. - Кажется, нам пора. Крэббе, Гойл, не хотите сегодня поспать в спальне семикурсников?

- Эээ… конечно, - пробормотал Винсент.

- Разумеется, - тут же согласился Грегори, сгребая в охапку свою пижаму. - До завтра, Драко.

- До завтра, - улыбнулся Малфой. Тяжелая дверь со скрипом захлопнулась за слизеринцами, и этот звук окончательно разбудил Гарри, который лениво открыл заспанные глаза. Драко немедленно отложил в сторону домашнюю работу и прильнул к нему.

- Привет.

Он улыбнулся, глядя на Поттера сверху вниз.

- Привет, - мягко отозвался Гарри. Он выглядел слегка озадаченным нежным выражением на лице Драко.

- Тебе лучше?

Гарри посмотрел на него - и вдруг натянул на себя одеяло аж до самой переносицы так, что остались видны лишь его ярко-зеленые глаза.

- Угу.

Драко радостно улыбнулся.

- Ты такой придурок, малыщ.  - Гарри полностью исчез под одеялом, и он расхохотался. - Между прочим, тебе пора вставать! Сейчас уже десять вечера.

- Десять? - послышалось невнятное бормотание, и одеяло зашевелилось.

- Да, десять. Ты проспал около пяти часов.

«Одеяло» в ответ помолчало, а потом Драко услышал, что Поттер зевнул.

- Ну и что, мне нужно возвращаться в свою спальню?

- Не знаю, - пожал плечами Малфой. - А ты хочешь?

- Нет, - вздохнул Гарри. - Твоя кровать гораздо удобнее моей.

- Ну, естественно.

- Так я могу остаться здесь на ночь? - Гарри, наконец, наполовину выбрался из-под покрывала.

- Хмм. Только не вздумай стягивать с меня одеяло. Это выводит меня из себя.

- Я буду хорошим, Драко, - вздохнул Поттер и прижался к нему. - Ты же знаешь, я люблю тебя.

Малфой напрягся.

- Не говори этого.

- Но почему? - Гарри просунул руку под пижамную рубашку Драко. - Это правда.

- Ты псих. Между прочим, в следующую субботу я стану Пожирателем Смерти.

- Знаю.

- И ты знаешь, что я должен буду отдать тебя Темному Лорду?

- Ну да, Люпин просветил меня на этот счет.

- Тогда что ты делаешь в моей постели?

- Хммм… дай подумать. - Гарри хитро улыбнулся. - Как насчет этого? - Он притянул Драко ближе, забрался к нему на колени и жадно завладел его губами, одновременно стягивая с него рубашку с такой силой, что несколько пуговиц оторвались и разлетелись в разных направлениях. Серые глаза Драко наполнились удивлением, и Гарри подумал, что слизеринец сейчас выглядит необычайно привлекательным.

- Гарри! - застонал он, наконец, прервав поцелуй. - Не думаю, что я тебя простил до конца. И это означает, что сексом сейчас со мной заниматься я тебе не позволю!

Поттер с отчаянием вцепился в него:

- Черт, ну перестань! Я же знаю, что ты хочешь! Ты хотел меня, даже когда мы подрались в прошлую пятницу!

- Это не имеет значения, идиот! - зарычал Драко. - Ты был очень плохим мальчиком, и мне бы следовало наказать тебя.

- Ну так накажи! - Глаза Гарри хитро блеснули.

- Ты чокнутая задница и придурок, ты это знаешь? - изобразил на лице муку Драко.

В ответ гриффиндорец только ухмыльнулся и, наклонившись к его груди, лизнул соски кончиком языка.

- Ну пожалуйста, любимый.

Драко застонал и столкнул его с колен. Во взгляде Гарри уже промелькнули было печаль и разочарование, как вдруг слизеринец резко схватил его за шею и опрокинул на матрас, взгромоздившись сверху на его животе.

- Ха! Попался!

На лице у Гарри было написано самое радостное и глупое выражение, но его глаза сияли.

- Дразнишь? - хихикнул он.

Драко передвинулся чуть ниже на бедра Гарри и коснулся резинки его штанов.

- Хочешь, чтобы я открыл молнию? - поинтересовался он, очерчивая кончиком пальца дорожку темных волос на животе любовника. - Кажется, тебе нужно немного… свободы.

- Ах, да… Пожалуйста, Драко, - простонал тот.

Пальцы переместились на застежку штанов.

- Что - да? - с самым невинным видом спросил Драко, потянув за молнию. - Скажи, Гарри, ты меня хочешь?

- Больше всего на свете. - У Гарри пересохло во рту. - Хочу тебя, только тебя.

- Хорошо.

Драко взмахнул своей волшебной палочкой, и внезапно на прикроватном столике появилась бутылка шампанского в деревянной корзинке со льдом.

- Предлагаешь отпраздновать? - кивнул в сторону бутылки Гарри, одновременно сжав ладонями ягодицы Драко.

Малфой ухмыльнулся.

- Можно и так сказать.

С этими словами он потянулся за большой зеленой бутылкой и поднес ее прямо к чрезвычайно довольному лицу Гарри:

- Хочешь, чтобы я ее открыл?

- Хмм… Да.

- Вот только открывалки у меня нет, - заметил он с дьявольской усмешкой. - Как же мне ее открыть?

- Может, волшебством? - предложил Гарри.

- Ты прав, - согласился Драко, и прежде, чем гриффиндорец успел что-либо сделать, палочка Малфоя снова взметнулась вверх, и руки Гарри оказались прикованы цепями к изголовью кровати.

- Это чтобы ты не мог щупать мою задницу, милый, - хихикнул Драко.

- Ты меня разочаровываешь! - притворно вздохнул Гарри и показал ему язык. - Игры в связывание уже давно не в моде. Я-то надеялся, что ты - более оригинальный любовник.

- Ну а вот это за оригинальность не сойдет? - Малфой снова ухмыльнулся и поставил холодную, покрытую тонкой корочкой льда бутылку на голый живот Гарри.

- А-ааааааа! А ну прекрати немедленно! Черт! Холодно!!!! - заорал Поттер.

Драко расхохотался и провел донышком бутылки чуть ниже по его животу:

- Да неужели?!

- ДРАКО! Прекрати!!! А-ааа….

- Ты был очень плохим мальчиком, - протянул Малфой, облизнув губы. - Придется мне тебя немного остудить.

Лед на бутылке начал подтаивать, и несколько холодных капель упали на промежность Гарри.

- О, Мерлин! Драко, клянусь, что прикончу тебя… А-аааа… Драко!

- Заткнись, плакса, - фыркнул Малфой поворачивая бутылку и медленно проталкивая ее в штаны Поттера. Тот прерывисто задышал, как будто ему отчаянно не хватало воздуха, и Драко захихикал. - Ну что, снять с тебя брюки, любимый? - Он вытащил бутылку из штанов Гарри и поставил ее на пол.

- Делай все, что хочешь, черт тебя подери.

- С удовольствием,  - согласился Драко, привставая и быстрыми движениями стягивая с него одежду. Он не отказал себе в радости порвать кое-что из гриффиндорского шмотья - тем более, что у них с Гарри был один размер, и позже можно будет дать ему что-нибудь из своей одежды.

Гарри запрокинул голову, когда пальцы Драко принялись ласкать нежную кожу его живота. Эти волшебные пальцы спускались все ниже и ниже, и его спина покрылась мурашками

- Тебе это нравится? - растягивая слова, поинтересовался Малфой, обхватывая ладонью член Гарри.

- Ммм, да-ааа…. Еще.

- Прости, пожалуйста? - Драко вскинул бровь и мгновенно убрал руку. - Если я правильно помню, именно так ты мучил меня той ночью на крыше замка, да?

- О Боже, да, я был настоящим садистом! Ну прости меня! И сделай же уже что-нибудь, а?..

- Мда?

- Да, черт побери, да!

Драко сверкнул белозубой ухмылкой:

- Ну тогда как насчет… этого?

С этими словами он наклонился к ведерку, в котором стояла бутылка, извлек из него кубик льда и, зажав его между зубов, склонился к губам Гарри.

Поттер застонал, когда лед проскользнул ему в рот, но тут же отдался во власть страстного французского поцелуя, которым одарил его слизеринец. Лед был, естественно, чертовски холодным, и Гарри задрожал всем телом. Драко отстранился, оставив лед таять на языке любовника, и взял из ведерка еще один кубик.

- Не грызи лед, малыш, а то он слишком быстро растает, - посоветовал он Гарри, однако свой кубик разгрыз в крошку. - Черт, это прямо какая-то арктическая зима! - выдохнул он и, быстро наклонившись, взял в холодный рот член Поттера.

- Ммммммфффффф! - Гарри подпрыгнул на кровати, но его запястья оставались крепко связанными. Его глаза округлились, когда Драко стал сосать еще сильнее, языком играя с ледяной крошкой вокруг его эрекции. - Д-д-двако… - Гарри мог только громко стонать, ибо все еще не растаявший кубик льда вокруг мешал ему говорить что-либо членораздельное.  - Оо… еще… пшалуста…

Драко провел свободной рукой по натренированным мышцам его живота, отмечая крошечные капельки пота, покрывшие кожу, а потом расслабил горло и полностью заглотил его член до основания - и тут же резко отстранился, почти выпустив член изо рта и скользнув холодным языком по всей его длине.

Гарри повернул голову в сторону, его черные волосы рассыпались по зеленой подушке, дыхание стало еще более учащенным. Лед во рту стремительно таял.

- Кажется, бутылка шампанского все еще закрыта, - с усмешкой сообщил Драко, отодвигаясь. Расстроенный и неудовлетворенный вид Поттера едва не заставил его рассмеяться. - Подержишь, пока я буду открывать?

Глаза гриффиндорца светились страстью. Взмахнув волшебной палочкой, Малфой освободил его запястья и поднял с пола бутылку. Потом он закинул ноги Поттера себе на плечи, наклонился и вложил бутылку шампанского в его руку.

- А теперь я буду тебя трахать, а ты будешь кричать мое имя, - сообщил он любовнику.

Гарри застонал, когда Драко вошел в него одним долгим, но плавным движением. Инстинктивно он обхватил руками шею слизеринца, поморщившись от внезапной боли, но все еще сжимая пальцами горлышко бутылки. Драко зашипел, когда холодное стекло коснулось его спины, и еще сильнее толкнулся в Гарри, задев ту самую чувствительную точку, заставившую Поттера вскрикнуть.

- Хочешь еще? - прошипел Малфой сквозь стиснутые зубы.

- Да! - простонал Гарри. - Да, о Боги, да!

- Я не делаю тебе больно? - поинтересовался Драко, входя в него глубже.

Слезы наполнили глаза гриффиндорца, и он со всей силы сжал пальцами горлышко бутылки, а другой рукой вцепился в светлые волосы Малфоя:

- Ты отлично знаешь, что делаешь! - прорычал он, дернув его за волосы.

- Мммммррррхххх…. - Драко захрипел и, наклонившись ниже, почти коснулся губами его губ. - Готов поспорить, Рон делал бы это гораздо мягче… нежнее и ласковее… именно так, как это любят все гриффиндорцы!

Гарри в ярости укусил его за губу:

- Это отвратительно, слышишь? Пошел ты знаешь куда?! Я люблю делать это по-слизерински, сукин ты сын, и ты это отлично знаешь!!!

Драко опасно улыбнулся, отчего стал похож на голодного вампира:

- Знаю.

Он набросился на шею Гарри, покрывая ее укусами, и продолжая резко двигаться внутри него. А Поттер крепко сжимал бутылку уже обеими руками, а ногами в экстазе обхватил любовника за талию, и, громко вскрикивая «Драко», он подавался навстречу каждому его толчку.

- Порви меня, малыш… - прошептал он на ухо Малфою. - Порви меня…

Отчаянно застонав, Драко кончил.

Гарри последовал за ним через какую-то пару секунд.

Пробка с треском вылетела из бутылки, и на них пролился дождь из золотистых пузырьков.

 

 

                                               *          *          *

 

- Гарри?

- Мм?

- Не спишь?

- Ммм.

Драко приоткрыл один глаз и посмотрел на любовника, раскинувшегося на подушках рядом.

- Ты сам знаешь, что я не могу этого сказать. Но, кажется, я тоже в некотором роде тебя люблю

- М-мм… - Гарри зевнул. - Ты же только что сказал это, придурок.

- Хм,  - нахмурился Драко. - Действительно.

- А теперь заткнись и дай мне поспать.

 




Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-