Золотой Снитч

Глава 19. Самые привлекательные

            - Эй, черт возьми, куда подевалась вся моя одежда?

            - Не волнуйся, Гарри, на сегодня мы приготовили для тебя кое-что особенное.

            - Дин! Шеймус! Что это?!

            Гарри с негодованием уставился на пару брюк и белоснежную рубашку, которые Шеймус швырнул ему на колени.

            - Мы не позволим тебе пойти в Большой Зал в обносках Дадли! Сегодня же пятница! Последний день голосования! И мы хотим, чтобы Самым сексуальным стал гриффиндорец!

            Гарри с яростью уставился на Дина.

            - Ну и какое это имеет отношение ко мне?

            - Гарри, ну ты же самый симпатичный парень в Гриффиндоре! По крайней мере, тебе стоит хоть немного постараться, чтобы выглядеть таковым. Знаешь, как расстроится Лаванда, если мы не выиграем даже этот титул?

            - А тебя, похоже, всерьез беспокоят чувства Лаванды, Дин! – ухмыльнулся Поттер.

            Тот покраснел.

            - Ну… да. Но ведь ты же не возражаешь, правда?

            Гарри громко расхохотался и подмигнул ему.

            - Нет, не возражаю. У нас с ней не сложилось, так что она полностью в твоем распоряжении, если, конечно, ей это надо.          

            Пришел черед Дина ухмыляться:

            - Я очень надеюсь, что вскоре оно ей будет надо.

            - Ладно, ребята, не уходите от темы! – прикрикнул Шеймус. – Гарри по-прежнему не надел то, что мы ему дали.

            - И не надену.

            - Наденешь!

            - Не надену!

            - Мы же не можем допустить, чтобы конкурс выиграл этот мерзавец Малфой, не так ли? – скрестил руки на груди Шеймус.

            - Да он в любом случае выиграет, так что какой вообще в этом смысл? – заметил Гарри.

            - Ты не можешь знать, что выиграет именно он, Гарри! – вставил Невилл. – Ты не должен сдаваться! Ты ничуть не уступаешь ему в красоте!

            - Так ты считаешь Малфоя красивым, Невилл? – не удержался Поттер.

            - Ээээ… нууу… Но ведь он же не урод, правда? В смысле, он, конечно, ублюдок и все такое, но… признай, у него есть харизма!

            - Я готов признать все, что ты захочешь, - дьявольски улыбнулся Гарри. – Он хорош!

            Рон с отвращением на лице посмотрел на него.

            - Приятель, ты же это не серьезно, правда?

            - Ну, конечно, не так хорош, как я, - хитро добавил Поттер.

            И все рассмеялись

            - Оденься уже, Гарри! Можешь ты хоть раз в жизни пустить пыль в глаза! – воскликнул Дин, предвкушая интересную сценку.

            - И чье все это? - поинтересовался Гарри, натягивая узкие зеленые брюки.

            - Мое, - улыбнулся Дин. – Если ты еще не заметил, я – местный гуру в вопросах моды.

            - Поверь, я заметил, - пробормотал тот, слегка покраснев. – Ну супер, в этих шмотках я похож на шлюху!

            - Ты восхитителен! – хихикнул Рон. – Честное слово. Хотя и странно, что ты теперь не носишь очки.

            - О счастье! Я теперь – прекрасный принц Гриффиндора, который сейчас спустится вниз и будет пожинать лавры и раздавать автографы до ночи! – издевательски фыркнул Гарри. – Знаешь, Дин, какой бы сексуальной ни была эта одежда, я ни за что ее не напялю!

            - Уже напялил! – развеселился Томас. – Да ладно тебе! Давай, посмотрим, во что слизеринки нарядили Малфоя. Сегодня между вами двумя будет нешуточное состязание, хоть и не на квиддичном поле.

            - Но я не уверен, что…

            - Гарри, ну хватит! – загоготал Рон. – А потом, я уверен, твоя… э-ээ… тайная любовь не откажется увидеть тебя таким!

            Невилл мгновенно навострил уши.

            - А что, у Гарри уже новая подружка?

            Рон посмотрел на друга с раскаянием, но тот лишь расхохотался.

            - Нет, Невилл. Мы познакомились задолго до того, как я начал встречаться с Лавандой.

            Шеймус и Дин в ту же секунду окружили его и принялись засыпать вопросами, однако Гарри лишь загадочно улыбался и хранил молчание, вынудив эту парочку обратить свое внимание на Рона – но Уизли поспешно ретировался под предлогом встречи в гостиной с Гермионой.

            - Я все равно не скажу вам, кто это, - подытожил Гарри. – Даже Рон не знает.

            Невилл, Шеймус и Дин сокрушенно вздохнули, но повод для радости тоже не заставил себя ждать, ибо Поттер все-таки пообещал, что в обмен на их молчание он пойдет в Большой Зал в одежде Дина.

 

*          *          *         

 

            Драко Малфой лениво причесывался перед зеркалом, когда в комнату ворвались сияющие энтузиазмом Блейз, Мэри-Энн и Пэнси.

            - Эй, вы что это делаете? –  обернувшись, нахмурился он. – Я же мог быть неодет!

            Мэри-Энн захихикала.

            - А кто сказал, что мы отказались бы это увидеть, малыш? А вообще-то, мы знаем, что ты обычно рано встаешь.

            Драко настороженно посмотрел на них.

            - Ну и какова же цель вашего визита?

            - Просто хотим убедиться, что ты сегодня ты будешь еще более красив, чем обычно, - хохотнула Пэнси. – И нам предстоит тяжкий труд, ибо вряд ли это возможно.

            Блейз обошла вокруг Драко, встала у него за спиной и, приобняв, посмотрела в зеркало через его плечо.

            - Ты до невозможности хорош, дорогой мой. Но сегодня тебе все равно нужно одеть что-нибудь особенное, а не обычную мантию.

            Драко почувствовал себя крайне неловко.

            - Боги, ну скажи, какого черта?

            - Затем, что Слизерин должен получить хотя бы одну награду. Не то, чтобы мы сомневаемся в твоей победе, но хотим убедиться, что не возникнет никаких неожиданностей, - заявила Пэнси.

            - И каким же образом? – пробормотал Драко, откладывая в сторону расческу и снова поворачиваясь к зеркалу.

            - Сегодня на тебе будет одежда от Волшебного Армани, - спокойно ответила Блейз, вновь приникнув к Малфою. Ее длинные каштановые волосы рассыпались по его плечам и груди. – Вот такого вот цвета.

            - Что?! Бронзовый?!

            - Ну не вечно же носить только зеленый и серебристый!

            - Но Поттер давным-давно порвал мою рубашку от Армани! – угрюмо напомнил Драко.

            - Пф-ф! Да у тебя их тридцать две! –Мэри-Энн скрестила руки на груди. – Так что нечего тут искать несуществующие препятствия.

            Драко был сейчас похож на обиженного ребенка.

            - Честное слово, я совершенно не хочу участвовать в этом идиотском конкурсе!

            - Ты уже в нем участвуешь, - напомнила Пэнси. – По крайней мере, свой голос я отдала за тебя.

            Вздох разочарования был таким громким, что Мэри-Энн не удержалась и запустила в голову Малфоя подушкой.

            - Смирись, принц Слизерина. Сегодня тебе придется сразиться с гриффиндорским рыцарем… и бьюсь об заклад, он  непременно воспользуется этой ситуацией.

            Драко был рад тому, что его нелегко заставить покраснеть.

 

                                                           *          *          *

 

            Большой Зал был сегодня не таким, как обычно:  его украсили цветками лаванды, яркими белыми лилиями, желтыми нарциссами и плетеными веточками тысячелистника.

            - Интересные декорации, - усмехнулся Рон. – Особенно цветы лаванды.

            - Она настаивала, - пожала плечами Гермиона. – Но мне хотелось чего-то другого. Так что мы с Падмой и Ханной все украсили. Падме хотелось нарциссов, а Ханне – лилий, а я вот выбрала тысячелистник.

            - Забавно, - пробормотал Гарри. В своем обтягивающем одеянии он чувствовал себя крайне неуютно. – А почему именно тысячелистник? Не самое красивое растение, если что.

            - На одном из языков его название обозначает также битву или схватку. А сегодня ведь день состязания, правда?

            - Я и подумать не мог, что ты приложишь столько усилий ради этого, Гермиона, - усмехнулся Гарри. – В любом случае, получилось очень мило.

            - Спасибо, - довольно заулыбалась она. – Для тебя – все, что угодно, Гарри.

            - Та-ак, Гермиона, только не начинай! Я не выиграю – и не хочу выигрывать этот конкурс!

            Они уселись и принялись наполнять свои тарелки всевозможными сладостями. За столом царило оживление, все весело переговаривались, обсуждая, кто за кого будет голосовать, когда в Зал внезапно и торжественно вошли Слизеринцы

            Дверь распахнулась, все ученики мгновенно повернулись в ее сторону, послышалось перешептывание. Сначала вошли слизеринские девушки, все одетые в одинаковые обтягивающие зеленые брюки и довольно откровенные, хотя и пышные блузы. Следом за ними прошествовали парни, одетые в черные брюки и черные же рубашки, на спинах у которых серебром было вышито «Слизеринцы – Самые Сексуальные».  И один лишь Драко Малфой был одет в сверкающий костюм цвета бронзы, который как нельзя лучше обрисовывал каждый сантиметр его задницы, бедер, рук…

            Гарри наблюдал за ними с благоговением, но, конечно, наибольшее впечатление произвел на него его собственный любовник, казавшийся сейчас самым сногсшибательным в мире. Но Драко совершенно очевидно был недоволен и хмурился, глядя на сокурсников.

            - Нет, вы только посмотрите на Малфоя, он наверняка станет…  - начала было Парвати, но тут же умолкла, встретив угрожающие взгляды Джинни и Гермионы. Она повернулась к Лаванде, чтобы дошептать ей оставшуюся часть предложения, а та гадко захихикала в ответ.

            Рону даже ничего говорить не пришлось: возмущение было написано у него на лице. А вот Дин не удержался от комментария:

            - Черт, блять, вот же черт! Только гляньте на него. У нас нет ни единого шанса. Извини, Гарри.

            По большому счету, Поттеру было совершенно наплевать, кто именно станет победителем, но в глубине души он был бы рад, окажись им Драко. Так что он не только не огорчился, но напротив, подумал, что надо бы проголосовать самому.

            - Пожалуй, я отдам ему свой голос, - ухмыльнулся он. – Если и есть что-то, в чем мне его не дано победить, то только вот в этом.

            - Чего?! Ты не можешь! – охнул Рон.

            - Почему? – озадачился Гарри.

            - Да потому, что он – Драко Малфой, черт тебя подери! – прошипел Уизли. – И в любом случае все голоса достанутся ему. Ты мог бы по крайней мере проголосовать за Дина, так мы хотя бы займем не последнее место.

            - Не-еееет, я собираюсь голосовать за Малфоя, - заявил Гарри, намеренно растягивая слова. Рона затрясло. – А что касается самой красивой девушки… я проголосую за Забини!

            Рон, Шеймус, Дин, Невилл, Гермиона, Парвати, Лаванда и Джинни посмотрели на него со смесью недоверия и беспокойства на лицах.

            - Вы забыли, что Дэвис сказала вчера на Травологии? Я проголосую за слизеринцев хотя бы уже по одной только этой причине. Нет на Гриффиндоре никакого «внутривидового скрещивания»! И я это всем докажу.

            И с этими словами Гарри встал и направился к центральному проходу между столами. Вокруг снова послышался шепот.

            - Хм… я же позабыл про этот чертов костюм шлюхи! – он криво усмехнулся Дину. – Ну, ничего.

            Томас был слишком ошарашен, чтобы что-то ответить, и просто кивнул.

            Гарри хмыкнул, направляясь к постаменту, на котором стоял Кубок Красоты, за ним следили некоторые озадаченные ученики. А Гарри осмелел настолько, что даже посмотрел в сторону слизеринцев, за что был вознагражден широкими улыбками старшекурсников, в частности Уоррингтона, Этре и Монтаге. А во взгляде Драко явно читалась безумная страсть. Изо всех сил стараясь громко не рассмеяться, Гарри повернулся к кубку. Рядом лежали кусочки пергамента.

            - Ну хорошо, - сказал он, взяв перо. Начертав имена Драко Малфоя и Блейз Забини на двух листочках, он поднял их повыше – так, чтобы каждый в Зале при желании мог разглядеть написанное, - а потом бросил их в кубок.

            - Коли уж ты решил проголосовать, полагаю, и мне придется, - послышался совсем рядом очень знакомый голос, полный сарказма.

            Гарри резко повернулся и столкнулся нос к носу с Драко Малфоем, который по-прежнему выглядел столь великолепно, что Гарри почувствовал, как щеки заливает румянец.

            - Тебе не следовало утруждать себя и приходить, чтобы проголосовать за собственную задницу. Приз в любом случае достанется тебе, - взял себя в руки и ехидно ухмыльнулся Гарри. – Впрочем, это не отменяет того, что ты можешь проголосовать за самую красивую девушку

            Драко ответил ему такой же ухмылкой, его глаза блестели от плохо скрываемого веселья.

            - Именно. И вообще-то, я собираюсь отдать оба моих голоса тебе. В конце концов, и одет ты соответствующим образом…

            И Малфой написал «Гарри Поттер» на обоих листках и опустил их в кубок.

            - Ах ты сволочь! – заорал Гарри и толкнул его в плечо.

            Драко толкнул его в ответ.

            - Скажи мне что-нибудь новое, Поттер.

            Гарри развернулся и прошел к своему столу, встретившись с озадаченными взглядами друзей.

            - Ну и что это было? – поинтересовалась Гермиона. – Зачем ты пнул Малфоя?

            Что ж, похоже, проще всего было сказать правду.

            - Он проголосовал за меня как за самую красивую девушку!

            Гриффиндорцы дружно расхохотались.

 

 

*          *          *

 

            Утро Драко Малфоя было занято Астрономией и Уходом за Магическими Существами.  Оба урока он строил недовольную мину, впервые в жизни проклиная себя за то, что родился таким привлекательным. Нет, быть предметом восхищения – это не так уж и страшно, если бы не этот долбаный конкурс красоты, который он возненавидел до колик, до того, что от одной мысли о победе его трясло. Драко совершенно не хотелось получать эту глупую награду. Позор!

            Что на это скажет отец?

            А Темный Лорд?!

            И, взглянув на Пэнси, Блейз и Мэри-Энн, так «удачно» выбравших ему одежду, Драко поморщился еще сильнее. Потом он посмотрел на Крэббе и Гойла, чей внешний вид опять же напомнил ему, что победы не избежать. Перевел взгляд на группу райвенкловок, которые непрерывно хихикали и подмигивали ему, краснея. Он посмотрел даже на профессора Синистру, которая имела обыкновение обращаться к своему ученику в довольно…  свободной манере. Слава Мерлину, хоть Хагрид не интересовался его необыкновенной красотой. Урок, к вящему удовольствию Драко, был посвящен волшебным змеям, а их блондин любил, хотя и не владел парселтонгом, как Гарри. Даже его Патронус был змеей, Рунеследом.

            - Э-ээ… а кто из вас расскажет мне о… э… кхм… рунеследах? – как специально спросил Хагрид, и Драко первый раз в жизни решил поднять руку на уроке великана. – Малфой?

            Все, в особенности Блейз Забини, хорошо знавшая Драко, были крайне удивлены.

            - Ну, Рунеслед – это крайне ядовитая трехголовая змея, ее родина – Буркина-Фасо. В длину она достигает шести или семи футов. Окрас – оранжевый с черными полосками. Это чрезвычайно злобная разновидность монстров, которая веками служит Темным Лордам в качестве домашних любимцев.

            Хагрид, хотя и нахмурился при упоминании Темных Лордов, выглядел довольным.

            - А каково назначение трех голов, э? кто-нибудь знает? – спросил он, постучав по стеклянному ящику, в котором находилось не менее десятка крошечных детенышей различных волшебных змей.  Рунеслед мгновенно проснулся, все три головы недовольно зашипели.

            - Левая голова – что-то вроде планировщика, она решает, куда поползет змея. Голова по центру – мечтатель, рунеслед может спать несколько дней подряд, пребывая в выдуманном мире. А правая голова – критик, комментатор, самая злобная, с ядовитыми клыками. Ее часто откусывают, так как она невыносимо шипит круглые сутки.

            - Э-ээ.. спасибо, мистер Малфой! – удивленно кивнул Хагрид и даже улыбнулся.

            - Всегда пожалуйста, только не говори, что мне идет бронзовый цвет, - пробормотал себе под нос Драко. – Меньше всего я хотел бы услышать это от тебя.        К счастью, ему повезло, ибо все внимание Хагрида было полностью сосредоточено не на нем, а на змеях.

            - Двадцать баллов… э-ээ… Слизерину!

            Крэббе и Гойл вскрикнули от радости и похлопали друга по спине.

            - Отличная работа, Драко! – похвалил Винсент.

            Но Драко едва ли его услышал: он снова утонул в своих мыслях.

            Мыслях о вчерашнем дне.

            Мыслях о Гарри Потере.

            Ведь Поттер на самом деле не любит его, правда?

            Прислонившись спиной к стене хижины Хагрида, он прикрыл глаза и скрестил руки на груди, пытаясь сохранять спокойствие. Глубоко вздохнул и снова прогрузился в воспоминания.

            «Просто скажи мне, если тебе все еще нужна моя любовь. Потому что не так давно я вдруг обнаружил, что готов подарить ее тебе…»

            Ну и что бы это могло означать? Что такого произошло, что Поттер столь внезапно переменился? Да ведь ничего особенного! На самом деле, Гарри сказал это только потому, что хотел отыметь его на публике, потому, что нашел слабое место у Малфоя. А Драко такое ненавидел. У Малфоев не может быть слабых мест! Впрочем, как бы сейчас Драко ни пытался этого отрицать, гриффиндорец оказывал на него куда как более сильное влияние, чем он мог предположить изначально.

            И вот теперь, не видя его на протяжении целых четырех часов, Драко почти готов был поклясться, что почти сходит с ума от одиночества. Почти.

            Он нахмурился. Поттер не любит его. Никто не может любить его по-настоящему,  - нет, только не такого высокомерного ублюдка, как он.

            Но тогда в какую игру играет Поттер?

 

                                              

                                                           *          *          *

 

            Для Гарри пятница началась с Предсказаний. Он сидел на своем обычном месте рядом с полуоткрытым окном, стараясь не задохнуться от тяжелого запаха духов, повисшего в помещении. Гарри понятия не имел, что это место также было любимым и у Драко: так как уроки Предсказаний у Гриффиндора и Слизерина никогда не пересекались, им никогда не приходилось спорить, кто сядет у окна.

            - Сколько еще времени осталось до конца урока? – спросил он у Рона, пытаясь не зевать.

            - Сорок одна минута и тридцать секунд.

            - О, прекрасно…. – все-таки зевнул Гарри. – И что ты для нее сегодня приготовил, Рон?

            - Да боюсь, что ничего особенного. Только то, что профессор Снейп… вполне вероятно… отравит меня на следующем занятии.

            - О, так это же что-то новенькое! Раньше мы не пробовали обвинить кого-то в нашей предполагаемой смерти! – ухмыльнулся Гарри. – Но вопрос: что скажет Снейп, когда к нему придет Трелони и попросит не травить нас?

            - Ну, поскольку тогда мое предсказание определенно сбудется, хотя бы по этому дебильному предмету я получу высокую оценку!

            Гарри и Рон тихо засмеялись, не заметив, как над ними замаячила профессор Трелони.

            - Мистер Поттер! Мистер Уизли! Я должна напоминать вам о том, что вы находитесь на уроке? – выдохнула она дым сигареты. – Вы мешаете моему сеансу медитации с мисс Браун!

            - Нам очень жаль, - выдавил Гарри, стараясь не расхохотаться. Между передними зубами у профессора застрял кусочек зеленого салата.

            - Ага, да, извините, - пробормотал Рон, покрасневший от смеха. – Мы будем вести себя тихо, как… как … как салат.

            Гарри сделал вид, что закашлялся, уткнулся лбом в ладони и попытался скрыться под столом, потому что не смеяться он уже просто не мог:

            - П-простите…  астма…

            - Да, эт-т-то астма… - повторил Рон, прижавшись лбом к плечу Гарри, и тоже закашлялся. – Нам нужен… свежий воздух…

            - По десять баллов с каждого из вас за то, что мешаете работать преподавателю! – Трелони посмотрела на них очень подозрительно. – И мистер Поттер, вам следует заняться лечением астмы прежде, чем она убьет вас. Я редко вижу вас здоровым на моих уроках.

            - Д-да, мадам, - тяжело выдохнул он, пытаясь одновременно посмотреть на профессора и придать себе извиняющийся вид.

            И тут что-то произошло.

            Зеленые глаза гриффиндорца, не скрытые больше за стеклами очков, встретились с глазами профессора Трелони – и ее взгляд, поначалу испуганный, вдруг затуманился и стал каким-то отстраненным. Она заговорила, и казалось, что ее голос доносится словно из вакуума:

            - Мистер Поттер… По вашим глазам можно предсказать много разных вещей… Смертельно опасных, к сожалению, но есть среди них и некоторые интересные вещи… О… мистер Поттер, поверьте, я редко когда бываю так уверена в своих словах.

            Рон недоверчиво посмотрел на Гарри, но тот не сводил взгляда с профессора.

            - Вас ждет много увлекательного, мистер Поттер. Вы поднесете Лорду Волдеморту чашку мятного чая в Имении Малфоев. И чашка будет из китайского фарфора.

            - П-простите? – приподнял брови Гарри. – Вы только что сказали… мне не послышалось, профессор?

            - Чай должен быть именно мятным! – продолжила женщина с маньячным блеском в глазах. – Темный Лорд не любит розмарин! А вы будете сидеть в салоне Имения Малфоев! В салоне, а не в столовой!

            А потом ее ступор прошел, и профессор, дважды моргнув, обнаружила, что на нее в недоумении таращатся все ученики.

            - У нее определенно помутился рассудок, - едва слышно пробормотал Рон, когда Трелони отвернулась и пошла к своему столу, на ходу массируя виски.

            - Ага…

            Гарри кивнул, но на самом деле он все еще не мог оправиться от шока.  Потому что он уже слышал такое однажды. Настоящее предсказание.

Но… мятный чай в обществе Волдеморта? В Имении Малфоев?

 

*          *          *

 

            Когда пятничный ужин почти закончился, Лаванда поднялась со своего места и с кошачьей грацией вышла вперед. Она коротко кивнула преподавателям и директору и повернулась лицом к ученикам.

            - Ну что же, - заговорила она, - голосование подошло к концу. Если в этом зале остались еще те, кто до сих пор не проголосовал, но хочет - я попрошу их подойти сюда и сделать это прямо сейчас.

            Несколько пятикурсников-райвенкловцев и пара слизеринцев и третьекурсников с Хаффлпаффа быстро приблизились к кубку и опустили в него свои кусочки пергамента. Все остальные молча сидели на местах и ждали.

            - Спасибо вам, - улыбнулась Лаванда последним проголосовавшим и взяла кубок в руки. – А теперь… Время пришло! Сейчас я займусь подсчетом голосов. С каждого факультета я выбрала по одному помощнику, чтобы никто не усомнился в результатах голосования. Пожалуйста, выйдите вперед: Стивен Корнфут из Райвенкло, Эленор Брэнстоун из Хаффлпаффа и Мэри-Энн Гринграсс из Слизерина.

            Вялые аплодисменты послышались с разных концов зала, когда три «судьи»  поднялись со своих мест и встали рядом с Лавандой.

            - Мы огласим имена победителей, как только сосчитаем голоса. А сейчас я удаляюсь вместе со Стивеном, Эленорой и Мэри-Энн вон в ту маленькую комнату, - сообщила она, направляясь в помещение, куда в недалеком прошлом вызывали участников Тремагического Турнира. – Постарайтесь не скучать!

            Она подмигнула всем в последний раз и скрылась из виду.

            - Дети! – раздался довольный голос директора Дамблдора. – Мы живем в темные времена, и этот небольшой конкурс меня очень радует. Я хотел бы поблагодарить мисс Браун и всех, кто принял в нем участие, за поднятие настроения в дни, когда на нас надвигается война. Поэтому мы, преподаватели, тоже решили преподнести вам маленький сюрприз.

            На глазах у Гарри профессор Спраут что-то прошептала на ухо профессору Снейпу, и тот заметно сник. Но Дамблдор уже продолжал:

            - После того, как конкурс завершится, вы приглашаетесь на третий этаж зала в правом крыле, в конец ранее запрещенного коридора. С сегодняшнего дня Восточное Крыло снова открыто. Там расположена новая гостиная… единая для всех факультетов. Я надеюсь, вам понравится.

            Раздавшиеся со всех сторон возмущенные крики заставили Гарри, Рона и Гермиону закрыть уши.

            - Это не тот коридор, который однажды вывел нас к залу, где Пушок охранял вход к Философскому Камню? – поинтересовалась Гермиона.

            - Думаю, он самый, - с подозрением кивнул Рон. – Не нравится мне это местечко. Паутина и все такое… о, и Сети Дьявола!

            - Наверняка Дамблдор переустроил коридор, - заметил Гарри.  – По крайней мере, мне любопытно узнать, как там теперь все выглядит. Полагаю, что даже Снейп не стал бы украшать гостиную сетями дьявола.

            - А я думаю, очень даже стал бы, - нахмурился Рон.

            - Эй, глядите, какими довольными выглядят слизеринцы! – сказала Гермиона.

            Гарри посмотрел на шестикурсников и семикурсников-слизеринцев, ставших ему за последние дни в некотором роде друзьями. Они казались приятно взволнованными и весело смеялись вместе.

            - Черт подери, мы устроим сегодня вечеринку! – прочитал Гарри по губам Драко. – Уоррингтон, Бойл, у вас же осталось кое-что с Хэллоуина…

            - А что, если осталось, ты захочешь это выпить? – едва слышно пробормотал в ответ Поттер. – Я вот точно в ближайшее время не собираюсь пить сливочное пиво. Оно и так смахивает на мочу, да и ощущений никаких не дает, кроме дурацкого привкуса горечи во рту.

            - Ты что-то сказал, приятель? – озадаченно посмотрел на него Рон. – Сам с собой разговариваешь? Снова слышишь голоса?

            - Нет, Рон… Просто вспомнил, что мне…   кое-что нужно сделать до вечера.

            В этот самый момент Драко послал ему обворожительную улыбку, и Гарри почувствовал прилив возбуждения.

            - Ты и правда ведешь себя странно в последние дни, дружище, - Рон ткнул его локтем под ребра. – Поверь мне.

 

                                                           *          *          *

 

            Еще двадцать минут в Большом Зале царила суматоха, а потом дверь, ведущая в маленькую комнату, распахнулась.

            - Прекрасно, леди и джентельмены, - выступил вперед Стивен.– Передо мной результаты конкурса на самую удивительную и привлекательную, необыкновенную, сексуальную, очаровательную, неповторимую… девушку Хогвартса!  

            Раздался гром аплодисментов – впрочем, Драко Малфой хлопать не стал, беспокоясь, что ладони покраснеют от такого занятия.

            - Не собираюсь больше заставлять вас ждать. Я назову по очереди – сначала третье место, потом – второе, и, наконец, победительницу.  Итак, третье место занимает… та-да-даааа…. Наша нежная и умная, хотя и немного стеснительная… Вирджиния Уизли из Гриффиндора!

            Ну и, конечно же, гриффиндорцы разразились овациями. Гарри тоже хлопал, не жалея сил, и с улыбкой наблюдал, как бледную как полотно Джинни под руки подняли со скамьи и подвели к столу преподавателей. Совершенно очевидно, что она не ожидала для себя такой чести – а точнее, по мнению Гермионы, такого отвратительного избытка внимания. Остолбеневшая и временами забывавшая дышать Джинни все-таки умудрилась подойти к Стивену, Мэри-Энн, Эленор и Лаванде. Мэри-Энн надела ей на шею ожерелье из белых лилий, а Стивен вручил маленькую хрустальную розочку.

            - Эмм… Спасибо… Ну… я…. – забормотала она, отчаянно желая, чтобы земля разверзлась у нее под ногами.

            На ее счастье, Стивен снова выступил вперед, намереваясь огласить следующее имя:

            - Второе место… Эта девушка – единственная, кто не стал ничего делать со своей внешностью, дабы привлечь внимание окружающих, и, тем не менее, именно за нее проголосовали очень и очень многие. Наша очаровательная, умная и естественно прекрасная… Гермиона Грэнджер из Гриффиндора!

            Если кто-то подумал, что громче, чем после оглашения третьего места Джинни, гриффиндорцы орать не могут, он сильно ошибся.

            Гермиона впала в прострацию, ее рот открывался и закрывался, а к ушам она прижала ладони, дабы заглушить шум.

            - Поверить в это не могу! – простонала она. – Я не хочу этот приз… Я ничего не сделала для того, чтобы заслужить его. Наверняка это ошибка! Его должна была получить Лаванда, а не  я.

            - Ну перестань, дорогая, - воскликнул Рон. – Ты от природы обворожительна! И, готов поспорить, Лаванда займет первое место. Гриффиндор рулит!

            Гарри подтолкнул ее локтем.

            - Бедняжка Миона, тебе придется вынести эту сомнительную честь считаться одновременно умной и сексуальной!

            Но девушка на самом деле была в ужасе.

            - Этого просто не может быть… Ради всего святого, да кто станет голосовать за меня?

            - Любой гриффиндорец, конечно же, и многие хаффлпафцы! – рассмеялся Рон. – А теперь иди и получи свой приз!

            Все еще немного хмурясь, Гермиона встала и подошла за наградой. Она коротко посмотрела на стол слизеринцев, встретив ехидные и немного пошлые  взгляды, и буквально по губам Трэйси Дэвис прочитала, что «гриффиндорцы и правда жалуют только своих» и «это, конечно, смешно, но вполне предсказуемо».

            - Ну и наконец, королева сегодняшнего вечера! – продолжил Стивен, медленно разворачивая свиток пергамента. Все затихли, возбуждение царило вокруг. – Вы знаете, это стало настоящим сюрпризом для нас, судей, и, вероятно, будет сюрпризом и для нее самой… Полагаю, что решение было принять нелегко. Безусловно, она должна быть соблазнительной, уверенной в себе и необычайно хорошенькой…. Эхм… - Стивен покраснел. Несомненно, сам он голосовал именно за эту кандидатку. – Но количество голосов, которое она собрала, превзошло даже самые смелые ожидания. С огромным превосходством… победила… Блейз Забини из Слизерина!

            И вот теперь слизеринский стол в шоке умолк. Блейз тупо смотрела прямо перед собой, недоуменно хлопая длинными ресницами.

            - Что? Я? – выдохнула она.

            На этот раз даже Драко Малфой решил громко зааплодировать вместе с остальными слизеринцами. Блейз стала центром всеобщего внимания, парящие в воздухе свечи подплыли к ней и образовали нечто вроде ореола над ее головой.

            - Ты моя хорошая, Блейз! – тепло обнял ее Уоррингтон. – Ну же, иди за своей наградой!

            - Н-но… я же слизеринка! Я… я не могу победить! – запротестовала она, все еще не отваживаясь поверить в услышанное.

            Драко ухмыльнулся.

            - А я думаю, ты все-таки действительно победила, малышка, причем получив немалое количество голосов от других факультетов. Представь себе, насколько я знаю, даже Поттер проголосовал за тебя!

            Блейз с удивлением посмотрела на черноволосого гриффиндорца.

            - П-правда?! Он?..

            - Да, - улыбнулся Драко.. – Я сам видел. Да и потом, похоже, что за тебя проголосовало большинство райвенкловцев.

            И действительно, за столом Райвенкло хлопали, свистели и подбадривали Блейз  выйти и встать рядом с Джинни Уизли и Гермионой Грэнджер. Блейз послала им благодарную улыбку, про себя отметив, как скривилась на своем месте Чоу Чанг. Медленно – и очень элегантно – она приблизилась к судьям и получила длинную хрустальную розу из рук Стивена. Мэри-Энн обняла подругу:

            - Поздравляю, сладкая моя, - хихикнула она, надевая ей на шею ожерелье, сплетенное  из лилий. – Слизеринцы – самые сексуальные!

            - Поверить не могу, Мэри-Энн, - счастливо улыбнулась та.

            - А я еще как могу! Ты самая красивая девушка, которую мне доводилось видеть!

            - Ты судишь предвзято, Мари, - ответила Блейз. И они снова обнялись. Потом Блейз заключили в объятия Стивен и Эленор. Но, когда дело дошло до Лавады, Гермионы и Джинни – гриффиндорок – Блейз почувствовала себя слегка неуютно. Лаванда не сделала попытки приблизиться, а вот Гермиона все-таки заставила себя обнять Блейз. Джинни же выглядела слишком испуганной, чтобы хотя бы сдвинуться с места – однако, Забини сама обняла ее, и Джинни ничего не оставалось, кроме как заключить ее в ответное объятие.

            А на заднем плане слизеринцы разве что только не танцевали от радости, ежеминутно произнося тосты и чокаясь огромными кружками сливочного пива, в которое каким-то образом было добавлено нечто покрепче, вроде драконьей крови. Теперь-то они были уверены, что получат оба первых приза, ибо кто бы усомнился в том, что выиграет Воплощение Сексуальности по имени Драко Малфой.

            - Ну хорошо, хорошо… - демонстративно кашлянула Лаванда, страшно огорченная тем, что сама не получила ни одного приза. Она с надменным видом вышла вперед. – Пора объявить имена троих самых привлекательных юношей в школе.

            Гермиона, Джинни и Блейз теперь стояли рядом друг с дружкой и с любопытством наблюдали за второй частью конкурса из-за спин судей.

            - Нет никаких сомнений в том, кто займет первое место, - шепнула Гермиона Джинни, глядя на одного человека. Блейз проследила направление ее взгляда и ехидно усмехнулась, но предпочла промолчать.

            Лаванда о чем-то посовещалась с Эленор и Мэри-Энн, потом повернулась к Стивену. Они говорили полушепотом, сверяя записи, и, наконец, кивнули друг другу.

            - Эммм… - снова кашлянула Лаванда. – Третье место.

            Все замерли в напряжении.

            - Мир полон неожиданностей, - ухмыльнулась вдруг Лаванда. – Этот человек… в нем сочетается загадочность и темная страсть. Он был тайной и безрассудной мечтой многих старшекурсниц нашей школы. Согласно нашим данным, большую часть голосов он получил от факультетов Гриффиндор и Хаффлпафф. Итак… наш сексуальный и прекрасный… профессор Северус Снейп!

            То, что дальше произошло, было воистину потрясающе. Почти все семикурсницы из Хаффлпаффа, Гриффиндора и Райвенкло завизжали от радости, в то время как остальные ученики сидели, будто громом пораженные.

            Впрочем, больше всех поражен был сам профессор Снейп.

            Он выглядел так, будто в данный момент созерцал, как Волдеморт танцует ламбаду с Хагридом, а тот еще и подначивает Снейпа скинуть мантию и присоединиться к ним.

            Гарри не сдержал смеха, и удивительно, но его примеру последовал и Драко Малфой. Они посмотрели друг на друга и расхохотались еще громче. А когда всеобщее замешательство немного прошло, с разных сторон тоже послышалось тихое хихиканье, потом аплодисменты и призывы к Снейпу встать с места и выйти вперед. Кто-то громко засвистел, в профессора полетели воздушные поцелуи.

            Снейп остолбенел от ужаса.

            - Да ладно тебе, не порти детям веселье! – улыбнулся Дамблдор. – Иди и получи свой приз, Северус.

            Снейп не шевельнулся.

            - Ты сам пойдешь, или мне тебя левитировать? – с легкой угрозой в голосе поинтересовался директор.

            Снейп с ужасом посмотрел на него. Быть левитированным – это еще больший позор, чем выйти добровольно. Особенно если при левитации приподнимутся края мантии – а почему-то именно сегодня он решил надеть эти дурацкие трусы с зайчиками!

            - Ладно, - скривился он, поднявшись со стула и опираясь побелевшими от напряжения костяшками пальцев о стол преподавателей. – Но обещаю, кое-кто мне за это заплатит!

            Снейпу пришлось собрать в кулак все свое терпение: от свиста он едва не оглох.

            - Забини, Гринграсс, я приказываю вам сказать, кто посмел так со мной поступить?! – прорычал он.

            - Ну, полагаю, всему виной ваша сексуальность, профессор, - усмехнулась Блейз. Она никогда не отличалась излишней сдержанностью в отношении главы своего факультета. – Посмотрите на этих девчонок из Хаффлпаффа… они же с вас глаз не сводят!

            Снейп по-прежнему пребывал в ужасе.

            - Я хочу уйти отсюда, - сообщил он Стивену, когда тот подошел, чтобы набросить ему на шею ожерелье из лилий.

            - Никуда вы не пойдете, профессор, - взяла его под руку Мэри-Энн. – С этими цветами вы выглядите превосходно, такой душка! – жеманно улыбнулась она.

            Тот посмотрел на нее немигающим взглядом.

            -Да уж, до тех пор, пока этот мерзавец Криви не просочился сюда и не сфотографи…

            Вспышка!

            - Впрочем, забудьте, Гринграсс, – вздохнул Снейп и помассировал виски. – Давайте продолжим смотреть это шоу, хорошо?...

            - Второе место! – провозгласила Лаванда одновременно довольным и горьким тоном. – Ну, тут нет ничего удивительного, в особенности для тех, кто считает его сексуальным и неотразимым… хотя, конечно, он и не без греха, каким бы хотел казаться окружающим… Он – гордость Гриффиндора… Гарри Поттер.

            Гриффиндорцы опять пришли в неистовую радость, забарабанили кулаками по столу, стали выкрикивать комплименты Гарри, повторяя снова и снова его имя, как на матчах по квиддичу.

            - Ради всего святого, прекратите! – впал в отчаяние Поттер. – Ну… прекратите же, пожалуйста…

            - Не скромничай, приятель! Ты это сделал! Ты лучший! – вопил Рон.

            - Да я не победитель, - возмутился Гарри. – И я совсем не хочу идти туда и стоять рядом со Снейпом…

            - Гарри Поттер, пожалуйста, выйдите вперед, - приказным тоном произнес Стивен Корнфут. - Мы не можем продолжать, пока вы не получите свою награду, лев!

            - Черт подери…  Вот ни за какие коврижки я не пойду туда! Чтобы они еще львом меня обзывали… - проворчал Гарри.

            Шеймус и Невилл нахмурились, а потом встали, одновременно подхватили его под руки и подняли со стула.

            - Ты. Идешь. Туда. Прямо. Сейчас, – сообщил Невилл.

            -  У вас. Нет. Жалости, – в тон ему ответил Гарри, но подчинился, скроив несчастную мину в сторону Драко и остальных слизеринцев. Похоже, Малфой разделял его чувства.

            - Полагаю, мне даже можно не называть имя победителя, - глупо захихикала Лаванда, после того, как Гарри получил свой приз и встал рядом с недовольным профессором Снейпом, и она была не одинока.

            Гарри заметил, какую рожу состроил Рон Шеймусу, и весело фыркнул. О да, ну кто же еще может стать победителем, как не Драко Малфой? Этот падший ангел! Но когда Гарри посмотрел на своего любовника, то обнаружил, что тот казался совершенно не заинтересованным в происходящем. Драко вел себя так, будто не слышал только что очевидных намеков Лаванды, не принимал участия в глупом конкурсе, да и вообще был несказанно выше всего этого и совершенно не нуждался в знании результатов голосования.

            Внезапно профессор Снейп пристально посмотрел на Гарри:

            - Поттер, наверняка в этом замешаны вы, - прошипел он. – Только вы и ваши дружки из Гриффиндора могли быть настолько предприимчивы и глупы, чтобы подобным образом подшутить надо мной.

            Гарри встретил его излучающим невинность взглядом:

            - Уверен, что причиной происходящему скорее стало ваше с трудом поддающееся пониманию поведение, нежели то, что я однажды сказал Алисии и Анджелине, что вы часто носите мантию на голое тело.

            Снейп  густо покраснел, что было для него весьма нетипично.

            - А вы откуда знаете, Поттер?! – возмутился он.

            - У меня есть свои источники информации… - улыбнулся Гарри. На самом деле однажды он сам стал тому свидетелем, когда бродил по коридорам в мантии-невидимке и увидел Снейпа, который наступил на полы своей одежды и споткнулся.

            А вот сейчас профессор выглядел так, как будто собирался кого-нибудь убить. И вероятнее всего, Поттера.

            - О, кстати… а вы все еще носите эти чудесные трусы с зайчиками? – не сдержал вопроса Гарри.

            К его счастью, именно в этот момент зал взорвался овациями, ибо было произнесено имя Драко Малфоя. Снейп на мгновение отшатнулся, но тут же снова вернул себе самообладание, и лишь во взгляде по-прежнему горела ненависть. Он доберется до Поттера. Позже.

            Драко лениво вышел вперед, совершенно игнорируя свист и комплименты. Конечно же, он должен был выиграть этот тупой конкурс, как же иначе? Будучи таким дьявольски привлекательным, как он мог усомниться в своей победе? Да он и не сомневался. Просто ему не нравилось происходящее.

            - Поттер, профессор Снейп, - протянул он, вставая между ними. – Думаю, сегодня вечером нам нужно выпить что-нибудь покрепче.

            - Поддерживаю, - усмехнулся Гарри.

            Снейп выглядел немного шокированным, ибо цивилизованный разговор между этой парочкой казался чем-то из ряда вон выходящим, однако предложение Драко было весьма актуальным.

            - Да уж, сегодня нам нужно что-нибудь посерьезнее, чем сливочное пиво… покрепче, чем даже то, что варит Уоррингтон. Думаю, я сегодня… навещу Хагрида, - при этих словах его передернуло. Драко и Гарри расхохотались.

Им пришлось встать рядом с Гермионой, Блейз и Джинни в один ряд, чтобы Колин Криви смог сфотографировать всех шестерых победителей для школьной газеты.

            - Драко, - едва слышно прошептал Снейп. – Сегодня вечером, в Красном Зале.

            - Да, сэр, - ухмыльнулся тот. – В Красном Зале.

 




Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-