Золотой Снитч

Глава 17. Потерять себя

           Драко сидел неподвижно, уставившись в окно. Как он и ожидал, все утро шел сильный ливень, так что земля стала темно-серой, а устилавший все вокруг туман казался почти пугающим. Наверно, это были последние дожди перед рано наступающей зимой. Красиво.

            Он еще крепче обхватил себя руками, прильнув виском к оконному стеклу. Его собственное отражение, смазанное стекавшими с обратной стороны крупными каплями, было слишком расплывчатым. Оставалось всего пятнадцать минут до завтрака, но есть Драко не хотелось.

            И виной тому был Гарри Поттер.

            Слизеринец сидел на том же самом подоконнике, что и несколько дней назад, перед статуей горбатой ведьмы. Несмотря на инцидент с Терри Бутом, он по-прежнему считал это место спокойным, а потому сейчас пришел сюда, мечтая побыть наедине со своими мыслями, подальше от задающих слишком много вопросов других слизеринцев.

            «Какого черта… Что со мной происходит? Что за хрень! Этот замкнутый круг пора бы уже разорвать. Завтра приезжает отец, и он ждет, что я буду достоин своей семьи. - Драко тяжело вздохнул и провел кончиками пальцев по холодному стеклу. - Он придет в ярость, если узнает, что мы с Поттером… Если только мне не удастся убедить его в том, что все это часть плана, призванного умилостивить Темного Лорда. - Драко приподнял бровь. - Но блять, ведь это же и есть план, призванный умилостивить это хвастливое эфемерное… э-ээ, то есть великого и ужасного Господина Тьмы! Так и есть! И я совершенно не интересуюсь Поттером, абсолютно! Поттер - это просто… Поттер… Гарри… Черт… - По спине слизеринца пробежал холодок, и он отнюдь не был уверен, что причиной тому ветер. - Поттер сводит меня с ума своим поведением. Он… он откровенно порочен! В противном случае он никогда не стал бы вытворять со мной такие штуки. Это полный бред!»

            Драко даже не попытался задуматься над тем, что же он имел в виду под «такими штуками», он был слишком зол на себя за то, что стал уязвим из-за Поттера. В бешенстве он спрыгнул с подоконника и побился головой об стену, как самый последний домашний эльф-мазохист. Боль становилась все сильнее с каждым ударом, но ему действительно было наплевать. Он отчаянно пытался прийти в чувства. Отчаянно. А потому добавил в свои движения силы, да так, что рассек кожу об каменную поверхность. Но Драко был рад боли. Весьма рад.

            - М-мм… Малфой? Что ты делаешь?

            Драко последний раз шарахнулся головой об стену и медленно обернулся.

            - А на что это похоже, Поттер? Я долбаюсь башкой об эту гребаную стенку! - яростно сообщил он.

            Гарри нахмурился.

            - Это я и сам вижу.

            - Великолепно.

            Несколько секунд они просто смотрели друг на друга.

            - Ты сумасшедший, Малфой, ты это знаешь? - сердито поинтересовался Гарри.

            - Да, черт подери, я понял это не далее, чем… - он коротко глянул на часы - … четырнадцать минут назад.

            На это гриффиндорец не нашел, что сказать. А Драко, оглядев тем временем его от макушки до ботинок, ощутил неистребимое желание снова побиться головой об стенку.

            Чем и занялся.

            - Остановись! Черт подери, да остановись же, Малфой! - заорал Гарри, бросаясь к нему и оттаскивая его от стены. - Что за хрень с тобой происходит?

            Драко вывернулся и уставился на него:

            - А с чего ты взял, что со мной что-то происходит? Что, я не так красив, как раньше?

            - Ну… если честно, в том, что касается внешности, полагаю, ты достиг всех возможных высот, - вздохнул Гарри, улыбаясь. - В этом вопросе равных тебе нет. Но, хватит уже об этом. И да, ты также неотразим, как всегда. Хочешь перепихнуться?

            - Чего?! - слизеринец в изумлении распахнул глаза.

            Гарри стоял, уперев руки в боки, и нетерпеливо смотрел на него.

            - Я спросил, хочешь ли ты заняться со мной сексом до завтрака.

            У Драко хватило умения изобразить на лице крайнюю степень озадаченности. Гарри Поттер не мог так говорить. Это не он!

            - Знаешь, Поттер, а ведь это я должен задавать такие вопросы, а вовсе не ты. Грязные словечки тебе не к лицу.

            - Да кого это волнует? - усмехнулся Гарри и схватил его за грудки. - Ну так что скажешь?

            Драко почувствовал, что не может сдержать возбуждения, когда гриффиндорец стоит вот так близко, доминируя буквально во всем. Горячее дыхание щекотало губы, и прежде, чем он осознал, что происходит, воздух наполнился его собственными сладкими стонами.

 

                                                                       *          *          *

           

            - О, черт!

            - М-мм?

            - Драко, мы же опоздали на Чары! И пропустили завтрак!

            - Разве? - пробормотал блондин ему в грудь, все еще не отойдя от того, чем они только что занимались. Да уж, на этот раз Гарри вел себя весьма уверенно и властно… мягко говоря.

            - Малфой, хоть мне и нравится, когда ты лежишь на мне, я вынужден настоять на том, чтобы ты оделся и…

            - Ну ладно, ладно… - зарычал Драко, вставая с пола и делая несчастное лицо. Он застегнул молнию на брюках и произнес какие-то заклинания над одеждой, приводя ее в прежнее безукоризненное состояние.

            - Думаю, нам следует войти в класс по раздельности, - Гарри заправлял рубашку в джинсы. Он был чрезвычайно доволен тем, как замечательно заставлял Драко стонать и хныкать на протяжении последних сорока пяти минут.

            - Да, если мы ворвемся туда вместе, твои обожаемые и вечно озабоченные друзья Грэнджер и Уизел могут что-нибудь заподозрить, - криво усмехнулся слизеринец. - Подумают, что мы снова подрались.

            - Ну… кое-какая схватка у нас все-таки была, - Гарри изобразил недовольство. - Похоже, ты так и не собираешься сдаваться и добровольно быть снизу.

            Драко крайне сердито посмотрел на него.

            - Да, это было «кое-какой схваткой». Пока ты не решил откровенно  выбить из меня все мозги, - заявил он, приглаживая волосы и посылая Гарри на удивление оскорбленный взгляд.

            - Пожалуй, я пойду первым, чтобы Рон и Гермиона меньше беспокоились, - предложил гриффиндорец, поднимая с пола рюкзак.

            - Как хочешь, - тихо ответил Драко, снова скривив гримасу. - Черт, Поттер, ведь ты трахал меня действительно агрессивно!

            - Ну что я могу сказать? Наверное, это место напомнило мне об том разе, когда ты тоже был со мной не слишком нежен….

            - Ох, Поттер, ну прекрати! Это все потому, что тогда меня взбесил этот придурок Бут!

            - Правда?

            - Нет! Разумеется, нет!

            Гарри рассмеялся. Почему-то ему очень нравилось вот так подкалывать Драко. Он даже подумал, что слизеринец иногда может быть очень забавным, но вслух этого не произнес, так как не сомневался, что Драко не захотел бы показаться забавным ни при каких обстоятельствах.

            - Дай мне пять минут, потом заходи, ладно? - ухмыльнулся он.

            Драко кивнул, и они направились на урок Чар.

 

                                                           *          *          *

 

            Профессор Флитвик не был особо счастлив, увидев опоздавшего на урок Гарри. Он сделал строгое лицо и крайне неодобрительно посмотрел на гриффиндорца.

            - Мистер Поттер, надеюсь, у вас есть хорошее оправдание вашему опозданию?

            - Естественно, - улыбнулся Гарри, сверкая взглядом. - Я был занят вытрахиванием.... э-ээ… то есть вытряхиванием мозгов из Малфоя и совсем потерял счет времени. Приношу извинения.

            Гриффиндорцы и профессор дружно задохнулись, потрясенные словами Поттера, а вот слизеринцы, напротив, сдавленно захихикали, прекрасно понимая, что в любой шутке есть доля шутки.

            - Пять баллов с Гриффиндора, мистер Поттер, - заявил Флитвик. - Это совершенно недопустимое поведение.

            - Догадываюсь, профессор, - усмехнулся Гарри, присаживаясь рядом с остолбеневшими Роном и Гермионой. - Как я уже сказал, приношу извинения.

            Урок продолжился. Друзья какое-то время пребывали в шоке и не могли даже задавать вопросов, но постепенно успокоились и, судя по всему, списали происшедшее на плохое чувство юмора Гарри.  Но тут в класс ввалился Драко Малфой. Головы всех учеников резко повернулись в его сторону, лица засветились любопытством.

            - Добро пожаловать, мистер Малфой! А каково же будет ваше оправдание опозданию? - досадливо поинтересовался Флитвик, чрезвычайно расстроенный тем, что урок прервали уже дважды. - И утруждайте себя рассказом о том, что у вас был дикий трах с мистером Поттером. Он уже поведал нам об этом.

            А вот теперь все взгляды устремились на профессора, употребившего столь вульгарное словечко. Даже Драко, чье выражение лица всегда было очень сложно прочитать, выглядел удивленным. Он посмотрел на Гарри и получил в ответ злую улыбку.

            - Ну так? - поинтересовался профессор.

            - М-мм… ну вообще-то… я бился головой об стену в коридоре на третьем этаже и совершенно потерял счет времени, профессор.

            Драко услышал, как Гарри хрюкнул от смеха. Флитвик недоуменно приподнял брови:

            - Простите?

            - Клянусь вам, профессор! Вы же видите эти порезы и ссадины у меня на лбу! - воскликнул Драко, отодвигая в сторону пряди волос.

            Учитель вздохнул и усталым жестом приказал слизеринцу занять свое место.

            - Совершенно больные ученики пошли…

            К счастью, остаток урока прошел вполне нормально. Драко даже нашел время, чтобы подлечить ссадины на лбу с помощью Забини, а Гарри нашел время для того, чтобы улыбаться, убеждая своих друзей в том, что все действительно в порядке.

 

                                                           *          *          *

 

            Хотя бы раз в жизни Драко Малфой попал на более-менее выносимый урок Гербологии - даже несмотря на то, что они по-прежнему возились с жаброслями. И причиной тому была профессор Спраут, которая снова заставила учеников работать в группах и поставила Гарри Поттера и двух его лучших друзей прямо рядом с Драко, Крэббе и Гойлом. Конечно же, она сделала это не в наказание, ибо не была садистом вроде Снейпа, а попросту потому, что оказалась слишком слепа, чтобы заметить откровенную враждебность между этими шестерыми.

            Как всегда, в теплице было влажно и жарко. Драко удивленно наблюдал, как волосы Грэнджер прямо на глазах начинали завиваться, а майка Уизли все сильнее прилипала к его до отвращения не подтянутому животу, в отличие от майки Гарри… О, и кстати, о майке Гарри…

            Перед Драко стояла трудно выполнимая задача: не смотреть на темноволосого сексуального гриффиндорца, стоявшего всего в нескольких метрах от него. Их разделяли Крэббе и Гойл, которые выглядели весьма внушительно и мрачно, и, судя по всему, в любой момент были готовы преградить путь гриффиндорскому трио к Малфою. И им было совершенно невдомек, что Драко сейчас готов был сделать что угодно, лишь бы получить возможность стоять рядом с Поттером, не привлекая излишнего внимания. Однако, очевидно, Гарри думал о том же, ибо очень скоро Драко обнаружил, что гриффиндорец втянул его в какую-то наигранную ссору.

            Стоило только профессору Спраут выйти из теплицы, чтобы принести несколько дополнительных чаш для размножающихся жаброслей, как Гарри Поттер, ухмыляясь,  приблизился к Драко Малфою. Сексуальное возбуждение, казалось, витало в воздухе между ними.

            - Так что, Малфой, похоже, ты заинтересовался конкурсом красоты Лаванды, да? Ты же такой симпатяшка, что я уверен, ты наверняка выиграешь в номинации «Самая красивая девушка»!

            Гриффиндорцы, за исключением Парвати и Лаванды, хоть и были удивлены тем, что Гарри напрашивается на ссору, дружно захихикали.

            - Возможно, но все-таки это лучше, чем остаться вообще без награды, как это произойдет с тобой, шрамоголовый, - заметил Драко, отталкивая с дороги Крэббе и Гойла, чтобы оказаться, наконец, с Поттером лицом к лицу. - Но не расстраивайся. Обещаю, что куплю тебе сливочного пива в качестве утешительного приза.

            - Как вульгарно, Малфой! Таким примитивным способом приглашать меня на свидание. А вообще, ведь кто-нибудь может подумать, что твоя ненависть ко мне внезапно испарилась, - Гарри широко ухмылялся, наблюдая, как на лице Драко появляется точно такая же ухмылка.

            - Не перевозбудись раньше времени, Поттер. Боюсь, что победитель в номинации «Самая красивая девушка» должен будет сначала пригласить на свидание «Самого красивого парня». А что-то мне подсказывает, что последним станет Браун, а вовсе не ты.

            Гарри, слизеринцы и даже добрая половина гриффиндорцев так и прыснули, а вот несчастная Лаванда пребывала в полном ужасе и, судя по всему, была готова разрыдаться в любой момент.

            - Это жестоко, Малфой, - Гарри отчаянно попытался придать лицу строгое выражение. - В конце концов, именно она организовала для нас этот прекрасный конкурс!

            - О да, действительно прекрасный! - Драко тоже с трудом изображал серьезность. - А главное, как оригинально, как свежо - Кубок Красоты! Я бы никогда такого не придумал! Если бы это было в моих силах, я бы дал десять баллов Гриффиндору за потрясающее применение мозгов - впервые в жизни!

            Слизеринцы заржали. Лаванда выглядела глупо, явно не уловив сарказма в словах Малфоя. Гарри посмотрел на Рона и Гермиону: они казались слегка обеспокоенными, но, к счастью, не слишком, так что он решил продолжить.

            - А может, ты поделишься со мной какими-нибудь секретами красоты, Малфой? Мы же все здесь знаем, что ты настоящий эксперт по части внешнего вида. Ежедневный маникюр, массаж с ароматическими маслами, подстригание волос ножницами с алмазной гранью…

            Гриффиндорцы смеялись уже почти истерически, получая настоящее удовольствие от наблюдаемой сцены.

            Драко вытер капельки влаги со своих неестественно черных ресниц и улыбнулся.

            - Конечно, Поттер, я с радостью дам тебе парочку советов. Прежде всего, тебе нужно обязательно что-нибудь сделать с вихрами на голове. Они просто невозможны. - И с этими словами он схватил свой тяжелый контейнер с водой, в котором мирно плавали жабросли, и опрокинул его на Гарри. - М-мм. Вот так гораздо лучше. Эффект влажных волос сейчас в моде.

            Слизеринцы согнулись пополам от смеха, и Драко сам не сдержал улыбки, когда хмурый и мокрый до нитки гриффиндорец с отвращением что-то пробормотал в ответ. Впрочем, первая реакция Гарри оказалась обманчивой, и в результате Драко оказался совершенно не готов, когда в следующую секунду был с ног до головы облит водой из точно такого же контейнера. Блондин застонал от неожиданности - холодная вода заставила вздрогнуть,  липкие жабросли зацепились за рубашку, одежда отвратительно прилипла к телу, будто майка Уизли, обрисовав на груди и животе четкие линии накачанных мышц.

            - Ну все. Тебе конец! - скрипнул зубами Драко и бросился Гарри Поттера. Тот зашипел, схватил слизеринца за волосы, а Малфой в ответ вцепился ему в горло. Несколько минут они честно мутузили друг друга, не забывая наслаждаться каждым взглядом и прикосновением, мокрыми телами и напряженными мышцами.

            - Ты ублюдок, Поттер, отпусти немедленно мои волосы! Я все расскажу профессору Спраут! - зарычал Драко, когда пальцы гриффиндорца зарылись в его светлые локоны.

            - Что?! Да это же ты это начал, черт тебя подери! - рявкнул Гарри, с удовольствием касаясь шелковистых волос.

            - Я начал? Я?! - заорал Драко. - Ты что, рехнулся, Поттер?

            - Но Спраут-то в любом случае поверит мне, потому что я ей нравлюсь больше тебя! Так что если я сказал, что это ты все начал, значит, ты и начал, слабак ты чертов и задница!

            Малфой сделал вид, что крайне зол, но прижался к Гарри и незаметно зашептал на ухо:

            - Слабак и задница? А ведь сегодня утром я вел себя отнюдь не как слабак Ну или, по крайней мере, моя задница…

            Гарри даже вскрикнул от разочарования и слегка пнул его в живот, отчетливо просвечивающий через облегающую ткань белой рубашки. Драко поморщился, но умудрился ударить его по щеке прежде, чем получил ногой по бедру. Слизеринец немедленно подобрался и прыгнул на Гарри, в результате чего оба рухнули на пол. Драко устроился сверху, прижал плечи Поттера к земле и дьявольски улыбнулся, наклонившись к его лицу и облизывая губы. Гарри дрожал от гнева и возбуждения, зеленые глаза, расширившиеся едва ли не до размеров кристальных шаров Трелони, горели неконтролируемой страстью.

            - Ради твоего же блага, Малфой, - заскрежетал он зубами. - Слезь с меня!

            - А если не слезу? - поинтересовался Драко, чрезвычайно довольный ситуацией, в которую он поставил Поттера.  Он не мог удержаться от того, чтобы не наклониться к нему. - Это становится все интереснее… Особенно в нижнем отделе

            Гарри зашипел и вцепился ему в шею, заставляя запрокинуть голову, будто кошка, взявшая котенка за шкирку. Впрочем, хватка гриффиндорца была… чуть пожестче. Он умудрился отпихнуть Драко в сторону, что, однако, болезненно сказалось на его собственной эрекции. К счастью, остальные гораздо больше были заинтересованы Драко, чем им самим. Слизеринец сидел на коленях прямо перед Роном и Гермионой, спиной к ним, и убирал со лба несколько прилипших прядей волос.

            - Что, тебе уже нужен тайм-аут, Поттер?

            Гарри приготовился сказать что-нибудь гадкое в ответ, но краем глаза заметил, как Рон вытащил свою волшебную палочку и нацелил ее на Драко. Поттер задержал дыхание, одновременно боясь и желая, чтобы Рон превратил Малфоя в жабу - и, похоже, выражение его лица стало слишком понятным, потому что внезапно рука Драко взметнулась в воздух и выхватила палочку у Рона с такой скоростью, что тот даже не заметил этого, пока не понял, что произнесенное заклинание почему-то не сработало.

            - Так, так, что у нас тут? - голос Драко был полон сарказма. Покрутив палочку в руках, Малфой пристально осмотрел ее. - Ах, должно быть, она очень дорогая! Тебе что, пришлось отдать за нее мистеру Олливандеру свою голову, Уизел? Уверен, твоя семья не может себе позволить покупать такие палочки.

            Гарри сжал кулаки. По правде сказать, новая палочка Рона и правда была не слишком примечательной: всего восемь дюймов длиной, из березы, с одним единственным волосом единорога внутри. Но все же, она явно не была столь плоха, чтобы Малфой не смог воздержаться от подтрунивания над его лучшим другом. А Рон между тем побледнел, видимо, опасаясь, что Драко переломит его палочку пополам.

            - Ой, да здесь и забавная надпись имеется! - продолжил блондин. - Мистер Роннекинс Уизел - лузер!

            Вот теперь слизеринцы действительно должны были опасаться, что скоро попросту лопнут от смеха…

            - Верни палочку Рону, Малфой! - прорычал Гарри.

            Драко посмотрел на него так, будто он сморозил откровенную глупость.

            - Он же только что пытался наложить на меня заклятие, Поттер! Ты хоть представляешь себе, какими могли быть последствия, если учесть тот факт, что твой дружок даже поменять цвет крысы не может?

            Несколько слизеринцев прильнули к стене, корчась от хохота…

            - Верни. Палочку. Рону. - Гарри тяжело дышал между каждым словом.

            Драко проказливо улыбнулся и, не глядя на Уизли, протянул палочку назад через плечо. Однако, прежде, чем тот коснулся ее, Малфой прошептал:

- Серпенсорциа!

И в то же мгновение с кончика палочки сорвалась маленькая змейка и изящно приземлилась на пол прямо напротив Гарри. Тот удивленно посмотрел на Драко, в то время как остальных учеников охватил едва ли не ужас.

- Что ж, я, по правде сказать, понятия не имею, какие именно мотивы сейчас движут тобой, - облизал губы Гарри и зачем-то принялся закатывать рукава. - Но уверен, они у тебя есть.

- Поговори с ней, - тихо сказал Драко, буквально светясь от любопытства.

Он сидел прямо напротив гриффиндорца, и их разделяла только эта маленькая змейка. И тут Гарри понял. Конечно же, Парселтонг наверняка звучал весьма сексуально. Впрочем, так легко идти на поводу у Малфоя он не собирался.

- Сам поговори, - ответил он, скрестив руки на груди. - Мне кажется, она крайне недовольна, но все же согласится немного пообщаться с тобой.

Драко насторожился и посмотрел по сторонам.

- А почему она недовольна? Влажная среда в теплице должна быть для нее идеальной. Я думал, ей понравится.

- Так и есть. Но ты прервал ее сон, - хихикнул Гарри. Он был удивлен тем, что Драко не последовал примеру остальных учеников и не отодвинулся от змеи подальше.

- Ой, Поттер, как будто меня это волнует! - пожал плечами Малфой. - А теперь заставь ее танцевать! Знаешь ли, очковые змеи прекрасны в танце.

Гарри вздохнул и улыбнулся, отметив желание, которым светился взгляд Драко. Похоже, Малфою сейчас просто жизненно необходимо было услышать, как он говорит на Парселтонге. Он коротко взглянул на испуганных Рона и Гермиону, а потом приоткрыл рот и зашипел что-то кобре.

- Потрясающе, черт подери! - прошептал Драко, когда та начала танцевать, хоть и выглядела по-прежнему жутко недовольной.

- И-ииик! И-иик! Что здесь происходит?! И-ииик!

Профессор Спраут. Стеклянные чаши выпали у нее из рук и разбились на мелкие кусочки.

- Немедленно уберите отсюда эту змею! - возопила она. - Чья она?!

Все, кроме Рона с Гермионой, воззрились на Гарри.

- Мистер Поттер! Это возмутительно! Подвергать ваших товарищей опасности! Двадцать баллов с Гриффиндора!

Драко и остальные слизеринцы выглядели довольными.

 Рон и Гермиона уже готовы были возразить, но тут до них дошли две важные вещи. Во-первых, змея была вызвана при помощи палочки Рона, что ни при каких обстоятельствах не было им на руку. А во-вторых, Гарри с очевидным трудом пытался сдержать смех, беря змею на руки…

 

*          *          *

 

            К обеду Гарри почти полностью оправился и от инцидента в теплице, и от вида мокрого Драко Малфоя. Он поставил себе целью вообще не смотреть на это слизеринское убожество, и плевать, что сердце и тело совершенно не одобрили данную идею. К счастью, словно по заказу, в окно влетела Хедвиг и приземлилась рядом с Гарри, протягивая ему кое-что, способное отвлечь о мыслей о слизеринской заднице.

            Но сова ухнула и потянула его за ухо, и Гарри немедленно вспомнил, как пару ночей назад филин так же щипал ухо Драко…

            - Что там у тебя? - поинтересовалась Гермиона, лениво потягивая тыквенный сок.

            - Это от Люпина, - развернув пакет, ответил Гарри. - Ну, посмотрим, что он нам расскажет про Волдеморта.

            Гермиона поперхнулась. Рон заерзал.

            - Ну?! Что?

            Поттер закусил губу, с беспокойством читая написанное.

 

            Гарри,

            Пишу тебе в спешке. Мы только что выяснили, что Сам-Знаешь-Кто зашел слишком далеко. Он собрал армию волшебных чудовищ, минимум триста монстров. Его планы все еще ясны нам не до конца, и армию он пока что в своих атаках не использовал. Будь бдителен, Гарри. Мы подозреваем, что все это имеет прямое отношение к тебе.

            Всегда твой, Ремус.

 

            - Ничего, о чем следовало бы беспокоиться, - заверил Гарри, пряча пергамент в карман. - Честное слово.

            И даже если Рон с Гермионой что-то и заподозрили, то ничего не сказали, когда увидели его глаза. Гарри знал: они решили, что он сходит с ума.

Ему следовало быть более откровенным с друзьями, следовало поговорить с Дамблдором. Ему, черт подери, так много следовало сделать иначе - но, откровенно говоря, на это ему было наплевать. Он хотел сам распоряжаться своей жизнью. Какой бы эта жизнь ни была.

 

*          *          *         

 

            На уроке Зелий их рассадили довольно странно: Гарри на первом ряду,  с одной стороны от него - Пэнси и Миллисента, а с другой - Рон и Шеймус. Позади, к счастью, сидел Драко со своими дружками, а также Лаванда, Парвати и Дин.

            Урок  проходил нормально. Профессору Снейпу, судя по всему, нужно было разобрать бумаги, а потому он полностью игнорировал учеников, задав им написать сочинение длиной пять дюймов на тему того, почему Полиморфное Зелье нельзя использовать ни при каких обстоятельствах. А так как никто не смог придумать даже одного ответа на этот вопрос, все принялись тихо болтать друг с другом. И естественно, продолжение перепалки между «кланами» Малфоя и Поттера стало неизбежным…

            - Я слышал,  ты, наконец, сошелся с этой грязнокровкой Грэнджер, Уизел, - пропел Драко, пошло улыбнувшись и театрально вздохнув. - Похоже, ты пал даже ниже, чем твой отец.

            Рон мгновенно развернулся лицом к слизеринцу.

            - Будь я на твоем месте, хорек, я бы держал рот на замке. А то как бы гадость какая не залетела.

            И тут Драко решил разыграть невозмутимость. Он опустил глаза, разглядывая перо, которое держал в руке. Длинное серебристое орлиное перо.

            - О-оо, ты так распалился, да, Ронни Пух? Интересно, а как бы ты отреагировал, если бы я сказал, что помимо того, что у тебя напрочь отсутствует вкус по части выбора девушек, ты еще и свою единственную не может сделать счастливой и толкаешь в объятия другого?

            Гарри послал слизеринцу одновременно грозный и умоляющий взгляд. Не говори ему, маленькое склизкое чудовище! Только посмей ему сказать!

            На лице Рона появилось чрезвычайно несчастное и обеспокоенное выражение.

            - А ты-то что можешь знать о том, как сделать кого-то счастливым, Малфой?

            Ухмыльнувшись, Драко наклонился к нему, при этом как будто случайно задев кончиком своего пера шею Гарри. Тот вздрогнул и не смог подавить шумный вздох.

            «Какого черта, какого черта…»

            - Я знаю, что делает счастливым меня самого, - заявил блондин.

            - Ах, ну конечно, это же очевидно! - взбесился Рон, совершенно не замечая веселых лиц других слизеринцев, наблюдавших за игрой своего предводителя.  - Но вот чего я не понимаю, так это зачем ты вмешиваешь сюда Гермиону. Да и не хочу этого знать. Я знаю только, что она счастлива. Ты понял? Она. Счастлива. Со мной.

            - Хм-мм, боюсь, что есть только один способ разрешить наш спор, - широко улыбнулся Драко, слегка покачивая пером и вновь задевая им шею Поттера. Гарри хотел было отпихнуть слизеринца, но смог только сжать кулаки так, что побелели костяшки, и задержать дыхание. «Малфой… Боже, что же ты творишь! Мы. На. Уроке. На уроке Снейпа, черт подери!»

            - Так возможно, ты поведаешь нам, что же это за способ такой? - не сводя с него взгляда, насмешливо поинтересовался Рон.

            - Он предельно прост. Мы спросим у нее самой. Под Веритасерумом, естественно.

            Поттер неровно выдохнул, когда перо задело его ухо, и тут же встрепенулся, ибо к нему повернулся Рон.

            - Гарри, ну почему ты ничего ему не скажешь? Ты же знаешь, как у нас с Гермионой все хорошо, правда? Вот и скажи ему это!

            - М-мм… - Поттер внезапно вспомнил, о чем Гермиона говорила с Джинни тем вечером. - Ну… ну конечно же, у вас с ней все хорошо, Рон.

            Он услышал, как рядом захихикали Миллисента и Пэнси, и тут же ощутил новое прикосновение орлиного перышка к коже, стоило только Уизли отвернуться, дабы послать улыбку Гермионе, сидевшей на другом конце класса. Гарри вспомнил, что позади него были и другие гриффиндорцы, и оглянулся на них через плечо, но столкнулся взглядом с Драко.

            - Ты ужасный лжец, Поттер, - прошептал блондин, нежно улыбаясь. - Плохой из тебя друг, раз ты даже не хочешь рассказать Уизелу о том, что она его обманывает.

            Гарри чуть задрожал, когда вместо пера ощутил кожей мягкие пальцы Драко, но все же заставил себя выйти из транса и оглянуться. К счастью, Парвати и Лаванда были увлечены обсуждением конкурса красоты с Дином и Шеймусом, и полностью игнорировали ссору, произошедшую на другом конце стола.

            Когда пальцы с его шеи исчезли, гриффиндорец почувствовал неприятный холодок внутри.

            - Гарри, как ты думаешь, может, мне купить Гермионе какой-нибудь подарок? Она как будто немного напряжена.

            Драко фыркнул, заметив, что его слова, хотя бы немного, но все же напугали Уизли.

            - А тебя вообще никто не спрашивает, Белоснежка! - заорал Рон, складывая руки на груди.

            Брови Драко поползли вверх.

            - Белоснежка?

            - Это такая маггловская сказка, - наконец, в нашел себе силы вмешаться в разговор Гарри. - Об очень красивой принцессе с черными волосами и белоснежной кожей. Но, если честно, я понятия не имею, почему Рон сравнивает ее с тобой, если не брать во внимание цвет волос и имя. Она была милой, любила бедняков и нищих, а мачеха постоянно пыталась убить ее.

            - А, ну конечно, Уизли должен хорошо знать маггловские сказки. Наверное, они их дома изучают, - театрально вздохнул Драко и покачал головой, снова поворачиваясь к Рону. - Но, откровенно говоря, Уизел, будь у тебя хоть немного мозгов, ты бы сравнил эту Белоснежку с Поттером, а не со мной. У него есть и черные волосы, и вся эта хрень с попытками его прикончить. Плюс к тому, он вполне симпатичен для маггловской героини.

            Гарри закусил губу. А ведь Малфой был прав. Сходство несомненное. Даже ужасные условия существования дома, способность говорить с животными - ну хорошо, только со змеями, навыки уборки и готовки, приобретенные под чутким руководством тети Петуньи. Плюс к тому, от природы добрый, возможно, слишком доверчивый и, по всеобщему мнению, непорочный, как сама Белоснежка… Гарри покраснел, когда понял, что молчит уже секунд тридцать, уставившись на Драко, который тоже не сводит с него взгляда серых глаз

            - Ты чего там медитируешь, Гарри? - голос Рона заставил его вздрогнуть. - Этот ублюдок что ли пытается тебя загипнотизировать?

            - Э-ээ, я просто подумал, что… м-мм… да, наверно, тебе действительно следует что-нибудь подарить Гермионе. Знаешь, ведь Малфой вполне может оказаться прав. Она далеко не всегда выглядит счастливой.

            - Чего?! Ты говоришь, что Малфой прав?! - взвизгнул Рон.

            Со стороны слизеринцев послышались смешки.

            - Рон… я сам тоже кое-что замечаю. Что-то… эээ… гнетет ее.

            - Ну и что же это?

            - Ну… знаешь… классная комната - это не лучшее место для таких разговоров, Рон, - умудрился сказать Гарри прежде, чем увидел направляющегося к ним Снейпа.

            - Мистер Уизли! Мистер Поттер! Я, конечно, понимаю, что Вам сейчас крайне необходимо о чем-то проконсультироваться с мистером Малфоем, однако я бы посоветовал вам найти для этого занятия другое время и место. Двадцать баллов с Гриффиндора!

            Драко жизнерадостно захихикал и повернулся к Крэббе и Гойлу, которые потихоньку поедали сушеные корни ромашки, вытаскивая их из котла под столом.

 

*          *          *         

 

            Ночь неизбежно приходит вслед за закатом, даже если сам закат и скрыт за пеленой тумана. Дождь, который продолжался целый день, под вечер превратился в настоящий ливень, тяжелые капли с шумом бились о стены и крышу замка, и все ученики спешили разойтись по своим спальням, чтобы еще  немного поболтать и, наконец, заснуть.

            Драко сидел в гостиной Слизерина в окружении друзей. Трэйси, Мэри-Энн и Блейз обсуждали вопрос того, сможет ли хоть одна слизеринка получить на конкурсе голоса райвенкловцев и хаффлпафцев. Гриффиндорцы даже не обсуждались. Боул и Уоррингтон ругались с Крэббе и Гойлом, которых засекли, когда они воровали остатки спиртного, припрятанные в спальне еще с Хэллоуина. Миллисента сидела у ног Драко рядом с Пэнси и любовно заплетала ее волосы. А Монтэге чем-то занимался с Этре в темном уголке, периодически издавая подозрительные стоны, эхом разносившиеся по комнате. Драко вздохнул и продолжил читать выпуск «Ежедневного Пророка». Или, по крайней мере, делать вид, что этим занимается. Тупо уставившись в страницы газеты, на которых он нашел тест «Подходит ли тебе твой возлюбленный», Драко вновь погрузился в мысли о Гарри Поттере.

            «Знаю, я сегодня слишком далеко зашел в этой шутке. А вот черт, он наверняка теперь думает, что мы с ним - парочка. А это вовсе не так».

            Он сосредоточился на тексте в газете. «Не чувствуете ли вы, что за время влюбленности стали так часто все забывать, что вам приходится пользоваться шаром-напоминалкой?» - интересовались в тесте.

            «Что еще за бред? Вовсе нет. Я все отлично помню».

            «Есть ли в нем/ней что-то еще, что привлекает вас, помимо внешности?»

            «Конечно, есть!  И не «еще», а всего лишь. Отличный трах!»

            Впрочем, вот тут Драко не был до конца уверен, но все равно пытался убедить себя в том, что нет абсолютно ничего сексуального в голосе Гарри, в его поведении и отношении ко многим вещам…

            «Ну ладно, ладно! Все у него отлично! Наверное, в нем просто что-то есть. Ага… Ну ладно, продолжим с этим идиотским тестом».

            «Заставляет ли он/она вас смеяться?»

            «Нет. Мы никогда ни над чем не смеемся вместе. Он смеется с Уизелом и Грязнокровкой. Но со мной - никогда».

            «Говорил ли вам он/она, что вы много для него/нее значите?»

            «Нет, не говорил. Мерлин, да если Поттер когда-нибудь посмеет сказать мне нечто подобное, я буду за милю от этого замка, прежде, чем он успеет закончить предложение!»

            «А вы когда-нибудь говорили ему/ей, что он/она много для вас значит?»

            «Конечно же нет, тупой опросник! А теперь догадайся, с какой скоростью будет удирать он, если я ему выдам такое!»

            Драко в ярости зашвырнул «Ежедневный Пророк» в огонь, горевший в камине.

            «Завтра приезжает отец, и я получу инструкции Темного Лорда ко дню рождения Хэйли. И то, что я схожу с ума по Гарри Поттеру, не очень-то вписывается в эту картину, не так ли? - он закрыл глаза и откинулся на спинку дивана. - Ну хорошо, пусть даже это великолепный, пусть даже лучший секс в моей жизни, но я не вижу ни единой причины, с чего бы Поттеру нравиться мне. Секс - это секс, а любовь - это совсем другое. Чувства такого рода не принесут мне ничего хорошего».

            И, придя к сему выводу, Драко решил отправиться спать.






Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-