Shades of Blue

Автор: Alaana Fair
Переводчик: Kirrsten (krisstys @ rambler.ru)
Бета: Weis
Рейтинг: R
Пейринг: Гарри/Драко
Жанр: Romance, fluff
Summary: Как сильно изменится твоя жизнь, если однажды тебе выпадет шанс увидеть все совсем с другой стороны
Предупреждение: DH Spoilers, AU, ОСС
Disclaimer: Все права на героев принадлежат Дж. Роулинг
Оригинал: http://www.thehexfiles.net/viewstory.php?sid=9286
Архивирование: только с разрешения переводчика
Примечание: переведен на День рождения Darkline. Замечательному человеку, красивой, умной девушке, талантливому переводчику.



Драко давно научился ничего не ждать, потому как его желания никогда не исполнялись, а предаваться пустым мечтаниям он не любил. Так что когда по дороге к Диагон-аллее он заглянул в Дырявый Котел и заметил очень пьяного Гарри Поттера, Драко просто вошел и сел рядом.
– Что, не лучший день для звезды Аврората? – спокойно спросил он.
– У меня всегда «не лучший день», Малфой. Уж кто-кто, а ты должен знать.   
– «Малфой»? Тебя, должно быть, действительно здорово подкосило. Не хочешь поделиться? Всегда любил слушать твои стоны, – усмехнулся Драко. – Хотя это не те стоны, что я предпочел бы от тебя слышать.  
– Отвяжись, Драко. Я правда сегодня не в настроении, – бесшабашно отозвался Гарри, но Драко заметил, что он вот-вот сорвется.    
– Для меня ты всегда не в настроении, Гарри. И это твоя главная проблема.   
От смеха Гарри у Драко появлялось забавное, теплое ощущение где– то в животе – даже от теперешнего пьяного хихиканья.
– А ты никогда не устанешь насмехаться надо мной. Интересно, кого ты дразнишь, когда меня нет рядом?    
Малфой беспечно пожал плечами:   

  – Не обольщайся, ты не единственная моя жертва. Вокруг множество парней, над которыми я могу поиздеваться вволю, но ты вне конкуренции.

  – Спасибо. Я польщен. 

   Улыбка Гарри померкла, и он опять уставился в стакан с огневиски. Поттера нельзя было назвать жизнерадостным, но он хотя бы немного пришел в себя с тех пор, как Драко увидел его впервые после смерти Вольдеморта. Те месяцы нелегко дались всем им, но Гарри приходилось особенно тяжело. После того как прошла победная эйфория, Поттер впал в глубокую депрессию, уверенный,  что сделал слишком мало и не смог спасти всех. Словно недостаточно было умереть и вновь воскреснуть, да к тому же убить темного мага и спасти мир от хаоса.
– Ну, так что? Что стряслось?
– Ничего… просто… знаешь, Драко?..   
– Нет, идиот, не знаю. Если бы знал, не стал бы спрашивать. 
– Почему я не счастлив? У меня есть все, о чем только можно мечтать. Я свободен от Волдеморта, я –  один из лучших авроров в Министерстве, меня все обожают, а я прячусь от мира и пытаюсь утопить себя в виски, на вкус больше напоминающим  мочу.  
Драко усмехнулся и отхлебнул из бокала Гарри.    

– Ты прав. Надо же, никогда прежде не замечал.     
– Черт, Драко, ты можешь хоть раз в жизни побыть серьезным? Что со мной не так?  Ты прошел через то же дерьмо, что и я. И тоже потерял близких людей. Но почему ты смог стать счастливым, а я нет? 
Малфой выгнул бровь и недоверчиво посмотрел на собеседника:

 – А кто сказал, что я счастлив?  
– Никто. Просто ты ... счастлив. Разве нет?  
– Смотря что считать счастьем, Гарри. Есть счастье настоящее – оно бурлит у тебя внутри, и уже оттого тебе делается радостно. А бывает и такое, которое учит радоваться тому, что имеешь, тому, что прожил достаточно долго, чтобы иметь что– нибудь вообще. Этому меня научило время, проведенное с дорогим стариной Томми. 
– Я всегда думал, что буду счастлив с Джинни, –  пробормотал Поттер, немного помолчав.  
Малфой понимающе кивнул:

  – Что там говорил по этому поводу твой любимый маггловский писатель? Кто– то счастлив с кем-то, пока…  

– Мужчина счастлив с женщиной, пока не любит ее.   
Драко усмехнулся.   

– Вот-вот. Так ты ее любишь?   
– Да. Нет. Не знаю. Я должен её любить. Наверное, люблю, она замечательная, но…   
– У тебя на нее не встает и сердце не трепещет?

 Гарри фыркнул:  

– Ладно, черт с тобой. Нет. Но раньше я не думал об этом в таком ключе.

Драко оглядел гриффиндорца с ног до головы. Он не знал, когда именно влюбился в Гарри, влюбился слишком сильно. И это чувство, по всей видимости, никогда не станет взаимным. Да, после войны они подружились, и Драко дорожил этой дружбой, как ничем другим, но не надеялся, что когда– нибудь их отношения превратятся в нечто большее. Он чувствовал, что должен показать Гарри все замечательные возможности, которые только и ждут, чтобы ими воспользовались. Иначе что он за друг? 

– Пойдем. Я кое-что покажу тебе, – Драко встал и потянул Поттера за руку.
Тот немного засомневался, но не сдвинулся  с места, озадаченно уставившись на Малфоя:

– Покажешь что?
– Что-то очень похожее на счастье.  

– Как это?.. Куда мы идем?
Даже в свои худшие времена Гарри был чертовски привлекательным, но такой, немного пьяный и одурманенный, он был просто восхитителен. Драко вел его к двери, и ответил только когда они  оказались на улице.
– Скажи, Гарри, ты действительно думаешь, что это – Малфой обвел рукой окрестности, указывая, что именно он подразумевает под «этим», – единственно реальный мир?    
– Что значит Единственно реальный?
– Наш мир – такой, как мы его знаем. Он единственный?  
– Ты спрашиваешь, верю ли я в загробную жизнь?   
– Нет. Не совсем. Я не могу объяснить, но могу показать.  

 * * *

Гарри был не настолько пьян, чтобы не понимать, что они залезли в Министерство, когда их там быть не должно, но достаточно, чтобы думать, что если они немного развлекутся, ничего плохого не случится.
– Зачем мы здесь, Малфой?   
Драко улыбнулся. – Подожди немного и ты сам все увидишь.  
Лифт открылся  и монотонный голос объявил:    

– Отдел Тайн.    

Гарри моментально протрезвел:   

– Драко?..    
– Все нормально. Я Неназываемый, помнишь? Подвинься-ка, я введу код доступа.     Комната сильно изменилась с тех пор, как Гарри был здесь последний раз. Простая черная дверь, которую он так часто видел во сне, исчезла, на её месте появился странный стол с золотой табличкой: «Отдел тайн. Служба безопасности». Драко провел его мимо стола, вниз по коридору, в круглую комнату, которую Поттер хорошо помнил. Но теперь, ярко освещенная, она казалась гораздо менее угрожающей, чем в ту ужасную ночь. Драко не останавливаясь прошел к одной из дверей. Помещение за ней напоминало бесконечную прихожую. С обеих сторон, до самого конца коридора виднелись сотни дверей, переливающиеся различными оттенками синего.

– Где мы? – тихо спросил Гарри.
– Трудно сказать. Теперь все зависит от того, какую дверь ты  откроешь, –  они прошли мимо дюжины дверей и остановились. – Вот то, что нам нужно, что ты должен увидеть. Происходящее там покажется тебе … немного неожиданным, так что будь готов.

Драко приоткрыл дверь, взял Гарри за руку и они оказались ... в той же самой прихожей.  
– Что?... 
Замешательство Гарри  немного развеселило Малфоя:  

  –Доверься мне, ладно? Скоро ты сам все увидишь.    
– В прошлый раз, когда ты попросил меня довериться тебе, на дне рождения Рона оказались мужчины-стриптизеры.   
Драко рассмеялся:    

 – И выражение лица Уизли того стоило, до последнего галеона.   
Они прошли обратно, через круглую комнату, мимо стола безопасности, поднялись на лифте и вышли из Министерства. Двинулись назад, к Дырявому Котлу. Но попали не к Дырявому, заведение называлось «Золотой Котел», и выглядело... на редкость ухоженным.
– Где мы? – удивился Гарри.
– Ту похожую на прихожую комнату называют Залом Возможностей. Никто не знает, что она такое на самом деле, но я думаю, ей больше подходит название Зал Реальностей. Иных реальностей.  
 А мы здесь настоящие? Люди могут нас видеть?  
– Настоящие, но видеть нас никто не может. Для нас это что-то вроде Думосброса. Мы здесь кто-то наподобие духов. Иногда люди могут чувствовать нас, но не видеть.  
– Но, – начал было Гарри, но осекся и замер – из «Котла» вышел Драко, держа за руку… его, Гарри. Они разговаривали. И смеялись. Ошеломленный Гарри повернулся к «своему» Драко.
– Я же говорил, это наш мир, только не совсем наш. Другая действительность. Подумай, Гарри. Каждое принятое нами решение влияет на нашу жизнь. В этом мире я... В этом мире мы друзья, – странным, жаждущим тоном произнес он.   
Гарри никогда не слышал, чтобы Малфой говорил с таким сожалением. У него защемило в груди.

– Но Драко, мы и так друзья, помнишь?

 Малфой снова улыбнулся, и Гарри, наконец, понял. Это была всего лишь маска. Маска, которую Драко носил на людях, скрывая свою уязвимость. Он не знал, что делать со своим открытием, поэтому просто отогнал эту мысль.
– Посмотри на них. Разве они не выглядят счастливыми?  
Поттер с возрастающим интересом наблюдал, как их двойники сели за столик и заказали огневиски. Драко прав, этот Гарри выглядел счастливым; это становилось ясно, стоило только посмотреть на его сияющие глаза и не сходящую с губ улыбку. Они разговаривали, шутили и целовались. Выглядело это пьяняще. Гарри никогда в жизни не видел ничего столь совершенного.
– Мы…    
– Женаты, – спокойно ответил Драко.
– Но как?  
– Я знаю только что эта временная ветка совпадает с нашей до нашего шестого курса. Разница начинается с того, что случилось в ванной Плаксы Миртл. Ты не проклял меня, когда я пытался применить Круцио, да и у меня проклятие не получилось. Я страшно расстроился, и ты… ну, в общем, вместо того, чтобы посмеяться надо мной... мы поговорили.

– Поговорили?   
Драко пожал плечами.

– Это все, что я знаю –  услышал в отрывках разговоров и прочел в их книгах по истории. Несмотря на то, что я весь год пытался убить Дамблдора, в конце концов  в этом мире я принял его помощь. Его убил профессор Снейп. Северус слышал обещание Дамблдора, и предоставил мне выбор: спрятаться до окончания войны или стать шпионом. Я выбрал второе.  
– Но если ты был шпионом, как тогда …как же старшая палочка?   
– Я не знаю точно, что случилось, но моя палочка оказалась у тебя. В этом мире Нарцисса спасла тебе жизнь. Потому что я любил тебя.

 Потрясенный Гарри придвинул стул и сел.  

– А другие двери?   
Драко устроился рядом.  

– Они все ведут в разные реальности. Я побывал, по крайней мере, в ста, но их намного больше. Пошли, уже поздно, а тебе нужно увидеть ещё кое-что, – Драко поднялся и протянул другу руку. Уже у выхода Гарри оглянулся на их двойников. Они казались такими счастливыми, что ему не хотелось уходить.
Малфой потащил его за собой.

– Идем. Следующая реальность тебе тоже понравится.   
Они молча вернулись в Министерство и прошли длинной прихожей в другой конец зала, к очередной двери. Драко открыл её и пропустил Гарри вперед. Фонтан Дружбы Волшебных Народов в Атриуме, разрушенный в их реальности ещё на пятом курсе, стоял на прежнем месте, словно олицетворяя мир, в котором они могли бы жить.

 – Куда теперь?
– К выходу.
Как только они вышли из телефонной будки, которая по какой-то необъяснимой  причине была зеленой, а не красной, Драко взял Гарри за руку и аппарировал.
Они очутились в центре городской площади, которая показалась гриффиндорцу знакомой. Малфой шел впереди, но, только увидев военный мемориал,  Гарри догадался, где они.
– Драко, мы в Годриковой Лощине?    
– Да.   
Проходя мимо высокого обелиска, Гарри задержался, думая, что тот примет форму его родителей, но ничего подобного не произошло.
– Он не изменится, Гарри. Здесь нет памятника твоей семье. Идем, я покажу тебе кое-что.   
Драко повел его вниз по той же самой улице, что и Гермиона много лет назад, к дому, где умерли  его родители. Гарри не был здесь с той самой ночи. Время от времени у него появлялось желание вернуться сюда, но он не видел необходимости стоять у могилы родителей, где покоились всего лишь останки. Гарри был уверен, что его мама и отец находятся где-то совсем в другом месте.
Они подошли туда, где должен был стоять полуразрушенный дом Поттеров. Гарри замер. Драко же прошел вперед и открыл калитку, ведущую к целому, жизнерадостно выглядящему домику, в окнах которого  виднелись отблески  свечей. Гарри вопросительно посмотрел на своего спутника.
– Они живы, – кивнул тот.    
Гарри глубоко вздохнул и медленно подошел к окну. Лица его родителей с возрастом изменились, но не было ни капли сомнения, что это они. Его мать готовила чай –  настолько изящно, что каждое ее движение напоминало танец. Отец наблюдал за ней с таким обожанием, что у Гарри заныло сердце. Он всегда мечтал о том, чтобы кто– то смотрел так же на него, любил его так же, хотел разделить с ним жизнь. Он всегда думал, что это будет Джинни, но у них ничего не вышло. Гарри почувствовал, как Драко прижался к нему плечом, и был бесконечно благодарен за поддержку.
– Как они выжили?
– В этом мире Волдеморт пытался убить Невилла Лонгботтома. Здесь он был Мальчиком–  Который–Выжил.   
Тут в камине взметнулось зеленое пламя и в комнате появилась молодая женщина с черными, как вороново крыло, волосами и проницательными зелеными глазами. Она обняла Поттеров, и Гарри, расслышав слова «Мама» и «Папа», удивленно повернулся к Драко:

– Моя сестра?   
– Сестра этого Гарри. У него ещё есть два рыжеволосых  младших брата.
Гарри подумал о том, как замечательно иметь семью, и сколько хороших воспоминаний у них у всех должно быть.

– Идем, нам нужно возвращаться.     
– Сейчас, – нерешительно согласился Поттер, не сводя глаз с сестры. – А какой я в этом мире?   
– Настоящая задница, – нахмурился Драко. – Ты  явно пошел по стопам своего крестного.    
 И что это должно означать?   
– Не бери в голову, – неохотно ответил Малфой, поворачиваясь к калитке.
Гарри схватил его за руку и попросил.

 – Драко, объясни.
– Скажу только, что ты разбил немало сердец, и остановимся на этом.   

– Например? – тихо спросил Гарри, догадываясь, кого именно имеет в виду Драко. И ответил он сам себе: – Твое?
– Нет, не моё, – отрезал Малфой. – Сердце Драко из этой реальности, – он выдернул руку. – Нам действительно пора.    
Гарри уже собрался двинуться следом, когда услышал шум, доносящийся из дома, и вернулся  посмотреть, кто появился на этот раз. Разглядеть он так и не смог, и пожалел, что у него нет Ушек-подслушек. Ему пришлось как следует прислушаться, чтобы услышать хоть пару фраз. Слова звучали приглушенно, но тон беседы не оставлял сомнений. Кем ни  был  вновь прибывший, он был груб и жесток. Гарри заметил, как  мать выбежала из комнаты в слезах, и услышал крики отца. А когда незнакомец обернулся, Гарри увидел свое отражение и обмер. Он... выглядел точно так же, как Дадли, когда не получал желаемого.
Теплая рука опустилась ему на плечо.

– Мы должны идти.  
– Это... я?    
– Я же говорил, что здесь ты мерзавец. Я лишь хотел, чтобы ты увидел родителей. Не думал, что и он будет здесь. Он редко приходит домой.   
– Ты говоришь обо мне, –  Поттер не мог поверить увиденному. Этот Гарри имел все, о чем он когда-либо мечтал. У него были родители, сестра и братья, и все же он был испорченным, неприятным человеком – совсем как Дадли.

– Он – не ты, Гарри.   
– Но он такой, каким мог стать я. Это был бы я, не убей Вольдеморт моих родителей.     
Драко кивнул, зная, как трудно смириться с подобным фактом. Он взял Гарри за руку и молча аппарировал назад к Министерству. Снова через Отдел Тайн они вернулись домой.
– Ты в порядке? – встревоженно спросил Драко, взглянув на притихшего друга.
– Да, только... Трудно поверить, что такое место существует. Что есть другие миры, так непохожие на наш, но при этом те же самые.Как ты не сошел с ума от постоянных прыжков между реальностями?
Вместо ответа Драко пожал плечами. Они направились к Дырявому котлу. К вечеру похолодало, улицы опустели. Драко никогда никому не говорил, в чем заключается его работа, и теперь, рассказав Гарри, чувствовал себя немного странно. Немного не в своей тарелке.Но зато теперь ему есть с кем поговорить.

– В Министерстве должен быть кто-то, умеющий жить с тем, что увидел. Кто-то, кто мог бы отделить мечту от реальности. Последние три человека, которых взяли на эту работу, не справились.     
– Наверное, им потом стерли память? Не думаю, что Министерство позволило бы спокойно уйти тем, кому столько известно.    
– Нет. Все трое теперь отдыхают в клинике Cвятого Мунго, в одной компании с твоим старым другом, Гилдероем Локхартом. Министерство позволяет мне путешествовать, потому что чтобы со мной там не случилось, невелика потеря, – увидев ошеломленное лицо Гарри, Драко усмехнулся. – Их страшно бесит то, что я единственный, кто способен справиться со всем этим.    
– Но почему… Я знаю, что порой справиться с подобным знанием нелегко, но почему люди сходят с ума?
– Я показал тебе всего две реальности, Гарри. А их тысячи. Некоторые лишь немного отличаются от нашей, а некоторые по-настоящему ужасны. Не думаю, что большинство людей способно справиться с тем, что мне довелось повидать.    
– Например?  
Малфой вздрогнул, и причиной тому был вовсе не прохладный ночной ветерок.

– Этого лучше не знать.   
Гарри остановился и схватил Драко за руку.

– Расскажи мне.   
Любопытство, горевшее в зеленых глазах, требовало ответа, но как бы Драко не хотелось уступить, он не имел права. Если Гарри узнает, какие бедствия могли бы произойти с его миром, что ждет их в случае его неудачи…  Поттер не сможет смириться с этим. Драко выпрямился и решительно посмотрел на Гарри.

– Нет.
На мгновение ему показалось, что гриффиндорец не уступит, но тот просто отнял руку и они пошли дальше. Наступила неуютная тишина. Драко хотелось что-нибудь сказать –  хоть что-то, чтобы сломать напряженность, внезапно появившуюся между ними – но не мог придумать ничего путного

– Уже поздно. Мне пора домой.   .
– Да, мне тоже. Я... Увидимся.   

***

Следующим вечером Драко снова увидел Гарри в Дырявом Котле. На сей раз Поттер был трезв и смотрел на дверь, словно ожидая кого-то. Заметив Драко, он улыбнулся и помахал рукой.
– Привет, незнакомец. Рад  тебя видеть. Кого-то ждешь?  
– Да, – Гарри усмехнулся. – Тебя.
Драко пришлось запихнуть руки в карманы, чтобы не поддаться искушению дотронуться до сидящего напротив гриффиндорца. Поттер понятия не имеет, что его улыбка способна сделать с Драко.

– Я так понимаю, ты в подходящем настроении для небольшого приключения? – спросил он. Нетерпеливое выражение лица Гарри развеселило его. – Мерлин, я столько лет ждал, чтобы сказать тебе это.   
Мало-помалу такие путешествия стали привычкой. Они никогда не договаривались о встречах заранее, но вечером Гарри ждал Драко в Дырявом Котле, и нерешительно улыбался, завидев слизеринца. Драко показывал ему миры, где он стал не аврором, а игроком в Квиддич, или же Целителем, или даже в одной из реальностей – Министром Магии. Гарри это казалось очень забавным. Особенно мир, где он женился на Луне Лавгуд и обзавелся пятью мечтательными детьми. Но однажды, войдя в паб, Драко понял, что кое-что изменилось.
– Эй, что-то не так?  
– Ничего. Пчему ты спрашиваешь? – промямлил Гарри, уставившись на него мутными глазами. От него так несло спиртным, что Драко едва не отпрянул. Вместо этого он подвинул стул и сел рядом.
 – Что случилось?   
– Мы с Джинни разводимся.   
– И поэтому ты так расстроен?   
Гарри засмеялся, и Драко пришлось подхватить его, чтобы тот не упал.

– Только ты можешь быть так прямолинеен, Драко. Нет, я расстроен не из-за самого развода, а из-за того, что она сказала.    
– И что она сказала?
– Что я совершенно бесполезен. Что героя, в которого она влюбилась, на самом деле никогда не существовало, и единственная причина, почему мне удалось убить Вольдеморта – пророчество. Что я ничто иное, как неуверенный в себе маленький мальчик, все еще живущий в своем чулане. Она добавила бы ещё много чего, но я ушел и не стал слушать.    
Драко разозлился. Он разрывался между желанием найти и проклясть Джинни Уизли и желанием остаться и убедиться, что Гарри не наделает глупостей. Интересно, где носит всех друзей Поттера, когда в такой нужный момент? Драко не был готов успокаивать расстроенного и усталого Поттера, которого обычно ему хотелось уложить в постель и заняться сексом – так сильно, что порой он не мог даже смотреть на него. Вздохнув, он  наложил на  Гарри отрезвляющие заклинание.
– И ты поверил всему этому?   
– Ну, в чем-то она права. Я только и делаю, что создаю проблемы, верно?  
Драко вынужден был признать, что однажды это было правдой. Но работа научила его, что только собственный выбор человека изменяет мир. Предопределение не имеет никакого отношения к реальности.

– Все могло быть по-другому, Гарри, – мягко сказал Драко. –Если бы ты сделал другой выбор, все изменилось бы…  
– К худшему? – взгляд Гарри говорил о том, что он ни на секунду не поверил в сказанное. – Покажи мне, Драко. Пожалуйста.
Малфой судорожно сглотнул и решился. Он понадеялся, что не пожалеет о своем решении.

– Ладно, но когда я скажу, что нам пора, мы немедленно уйдем. Никаких возражений.
Не успел он договорить Гарри вскочил. Они молча подошли к Министерству. Знакомой дорогой прошли в Зал Возможностей.   
– Ты уверен, что  хочешь это увидеть?    
– Да. Я должен знать. Должен знать, что все, что я сделал, имело смысл, не продиктованный глупым пророчеством. Я должен знать, что это действительно важно.  
– Хорошо, – Драко направился в самый конец коридора. Остановившись перед одной из дверей, он немного выждал, прежде чем открыть её. – Гарри, прежде чем мы войдем, подумай о самом худшем развитии событий, которое только можешь представить. Возможно, тогда ты будешь готов к тому, что увидишь.   
Когда Гарри шагнул внутрь, первое, что он почувствовал – запах. Влажный, гнилой, отвратительный запах. Здание казалось ужасно ветхим. Из полуразрушенных стен торчали обезображенные, высохшие руки и ноги. Желудок гриффиндорца взбунтовался, и он и едва не кинулся прочь, назад, домой.
– Гарри? – Драко сжал его плечо. – Мы можем вернуться.
– Нет. Я должен увидеть.   
Улицы были пусты. На месте ярких магазинчиков остались лишь груды мусора и руины. Гарри осмотрелся, но вокруг не было души.

– Где все?  Где магглы?
– Больше нет никаких магглов, Гарри. Массовый геноцид  – первое, что устроил Вольдеморт, придя к власти. Тем, кого убили сразу, повезло, остальных Волдеморт и его прихвостни использовали вместо подопытных крыс в своих экспериментах, пока не надоело. Спустя десять лет магглов не осталось. Последнюю принесли в жертву. Ей было пятнадцать. Её изнасиловали, потом подожгли и любовались, как она горела посреди городской площади. Очевидно, был какой-то большой праздник: в музее истории есть фотографии, если хочешь посмотреть.   
Гарри подавил позыв рвоты. В холодном и бесстрастном голосе Драко слышались едва заметные напряженные нотки. Как Малфой узнал все это? Должно быть, он бывал здесь не раз, читал газеты, был в музее. Сколько раз он проходил через гниющие останки, чтобы узнать все это? Теперь понятно, почему предшественники Драко закончили в Св. Мунго.
– Сколько раз ты был здесь?
– Слишком много, Гарри, слишком много. Ты увидел достаточно?   
– Как так получилось? Почему победили Пожиратели?  
– Вольдеморт вернулся, когда здешний Гарри учился на первом курсе. Этот Гарри боялся неприятностей, боялся, что его отчислят из школы и вернут к Дурслям. Он проигнорировал Философский камень и Пушка.  
– Значит, это все из-за меня, – горестно прошептал Гарри.
– Нет, Гарри, – сердито возразил Малфой. – Черт, ты что, не понял? Это то, чего ты избежал. То, что, возможно, случилось бы, измени ты свое решение. Последствия наших поступков не зависят от судьбы или пророчеств. Это – результат решения, принятого испуганным одиннадцатилетним мальчишкой. А ты не струсил. Ты выбрал другую дорогу. Понимаешь?   
– Что случилось с ... другим Гарри?  

Драко вздохнул, пытаясь собраться духом. Ему нужно было увести его отсюда раньше, а теперь… теперь придется отвечать на вопросы. Гарри имеет право знать.  
– Я сомневаюсь, что здешние книги по истории очень точны в этом отношении. Волдеморт убил Гарри Поттера незадолго до его двенадцатого дня рождения, вместе с Дамблдором и другими членами Ордена Феникса. Через год после возвращения он сверг Министерство.   

– Что случилось с ... Драко из этого мира? – Гарри заметил, как кровь отхлынула от лица Малфоя.

– Неважно.    
– Важно. Для тебя. Что случилось с ним?  
Гарри узнал выражение на лице Драко. В его глазах пылала та же ненависть  к себе, которую Гарри когда-то принял за ненависть к нему самому в глазах Снейпа в ту ночь, когда умер Дамблдор.
– Что ты ожидаешь услышать, Гарри? Конечно, я последовал за моим отцом, стал идеальным Пожирателем. Насиловал, пытал и калечил беспомощных магглов. И был там, когда горела та девочка, и наслаждался.  
– Нет, Драко! Боже, только не ты! Ты никогда не сделал бы ничего подобного! – Гарри внезапно захотелось сделать, сказать что– нибудь, что заставило бы его Драко понять, что он вовсе не то чудовище, которым стал его двойник в этом мире. Сказать ему, как много для Гарри значит их дружба, заставить понять, что Драко всегда  был достоин большего, чем позволял себе иметь. Но он не мог подобрать нужных слов.
– Как ты можешь, приходить сюда раз за разом и видеть этот кошмар?   
– Я способен на это. Я – бессердечный ублюдок, помнишь?   
– Нет. Этот Драко, может быть, но не  ты. Ты не всегда принимал правильные решения, но я знаю, что ты никогда не сделал бы ничего подобного.  
– Нам пора уходить, – Драко, повернул назад, оставив Гарри стоять на мостовой, среди руин. В мире, который мог бы стать их.

***

Когда третий вечер подряд Драко не появился в Дырявом Котле, Гарри не выдержал.  Проигнорировав провожающие его взгляды по дороге в Атриум, он спустился на лифте на нужный этаж. Когда двери открылись, Гарри расправил плечи и подошел к маленькому столу в Отделе Тайн.
– Мне нужен Драко Малфой.  
Охранник нервно посмотрел на него.

– Он... эээ… он сейчас занят. Я могу что-то передать?  
– Нет, – Гарри посмотрел на него взглядом, в котором ясно читалось: «Я убил Вольдеморта и могу испепелить вас одним за секунду». – Идите и найдите его. Я подожду.  
Маленький человечек  понесся прочь и через десять минут вернулся. Следом шагал недовольный Малфой.
– Гарри? Что ты здесь делаешь?    
– Я подумал, что мы могли бы пообедать вместе.  
– Ты до смерти напугал охрану и оторвал меня от работы только чтобы пригласить на обед.   
Гарри пожал плечами и немного смутился:

– Да, если у тебя нет других планов.
– Что ж, симпатичные волшебники не выстраиваются в очереди в надежде пообедать со мной, – улыбнулся Драко.    
Гарри просиял.

– Значит ты согласен?  
– Да, идиот. Куда ты хочешь пойти?   
Гарри принялся нервно переминаться с ноги на ногу – эту привычку Драко всегда находил очаровательной.

– Может, в Золотой Котел?   
– Ты ведь знаешь, что мы не сможем там ничего заказать. Там мы всего лишь фантомы, –  Драко понизил голос и продолжил шепотом. – Кроме того, я не могу провести тебя туда, когда вокруг столько народу.   
Гарри усмехнулся и вынул кармана плащ-невидимку и уменьшенную, набитую едой  корзину для пикника.

Драко выгнул бровь и улыбнулся:

– Значит, обед в Золотом Котле?   
Гарри пожал плечами и посмотрел на Драко настолько неотразимым взглядом, что тот растерялся.

– Хорошо. Иди... встретимся в Зале Возможностей через пять минут.
– Отлично, – громко заявил Гарри, так, чтобы охранники услышали. – Увидимся после работы. Прости, что помешал.   

***


Когда они вошли в мир, где вместо Дырявого существовал Золотой Котел, а Гарри и Драко были женаты, Гарри ужасно нервничал. Ему хотелось обратить на себя внимание Драко, но он пока не был уверен, хочет ли чего-то большего.
– Я ... Тебя не было три дня. Почему?   
– Не знал, что мы договаривались о встрече.    
– Не, но…  
– Гарри, послушай, после всего, что ты увидел… Я не думал, что ты снова захочешь видеть меня. Собственно, я был уверен, что ты и разговаривать со мной не захочешь.   
– Я хотел. Хотел поговорить. И сходить куда-нибудь снова, но особенно –  поговорить.   
– Ты в самом деле хотел попасть в Золотой Котел, или просто увидеть их?   
Поттер снова замялся и покраснел.
– Тогда пошли. Сегодня вторник. Они будут в том смешном маггловском месте, которое так любит Гарри.   

Шагая по улице, Гарри и в который раз поразился, как это место походило на их собственный мир. Но в то же время отличалось. Улицы были такими же, и если бы не таблички с надписями, можно было бы подумать, что он дома. Но если присмотреться, обнаруживалось, что названия улиц другие. Пока он задумчиво рассматривал окрестности, Драко обогнал его.
– Драко, подожди, – окликнул его Гарри, ускоряя шаг. – Спасибо, что показал мне тогда что было бы, выбери я неверно. Я знаю, что для тебя это было нелегко, для любого из нас, но мне это помогло. Я не думаю, что снова буду сомневаться  в важности моих поступков.   
– Хорошо. Я рад. Гарри, почему ты захотел вернуться сюда?   
Они вошли в маленький паб, и Гарри сразу же заметил их двойников. Их нельзя было не заметить. Они словно освещали комнату. Драко взял корзину и начал распаковывать.
– Потому что теперь меня волнуют другие мои поступки. И те решения, которые мне предстоит принять. Что если я ошибаюсь?
– Большинство наших выборов – не вопрос жизни или смерти, Гарри. Если ты поступил неправильно и попытаешься все исправить, или в следующий раз поступишь лучше, никто не умрет. Мир не рухнет.   
Поттер сел и принялся наблюдать за другими Драко и Гарри. Интересно, каково это – быть влюбленным? А когда другой Гарри наклонился, чтобы поцеловать Драко, он впервые в жизни задумался, каково это – целовать другого мужчину,  и не кого-то, а блондина, сидящего напротив его двойника, оживленно болтающего и подсмеивающегося над ним, как всегда.  

Малфой заигрывал с ним не первый год, но Гарри всегда казалось, что для Драко флирт –всего лишь способ поддразнить его, никогда не надоедающая шутка. Но после того как он увидел этих двух, подобной уверенности у него поубавилось. Когда этот Драко флиртовал с ним, его глаза сияли так же опасно. Гарри понял, что когда ему удавалось забыть о дерзком и высокомерном одиннадцатилетнем задире, в словах Драко он мог услышать много больше, чем отваживался предположить. И задумался, сколько правды скрывалось под видом беззаботного флирта?

– Как ты думаешь, что они видят друг в друге? Что их связывает?  
– Шутишь? Может, сексуальные зеленые глаза и симпатичная задница? – в глазах Драко появился хорошо знакомый Гарри лукавый блеск.
Сам не зная зачем, Поттер потянулся к руке Драко и переплел их пальцы вместе.
– Гарри? Что ты делаешь? – Драко выглядел взволнованным, почти испуганным, и на мгновение Гарри засомневался в своих догадках. Он не был геем, но в Малфое всегда было что-то такое, что притягивало его, даже когда они ненавидели друг друга.
– Не уверен, но надеюсь, что выбираю лучшее.   
– Но ты не… не…
– Не знаю, каким я могу быть, но, возможно, пришло время узнавать.   
Драко уставился на их руки и тихо, почти шепотом сказал:

– Я не хочу быть экспериментом. Для меня это не игра, –  дрожь в его голосе сказала гораздо больше, чем слова, и Гарри вдруг понял. Драко любил его, любил давно? Как он мог не замечать этого? Сейчас чувства Малфоя были очевидны. Гарри знал, что никогда не простит себе, если  все испортит и причинит Драко боль.  
– Может, пройдемся?  
Драко кивнул и высвободил руку, упаковал остатки еды и уменьшил корзину, чтобы вместилась в карман. Но, когда они вышли, Гарри снова взял его за руку, удерживая рядом с собой. Испуг и неуверенность Драко явно отражались в его глазах. И Гарри отчаянно хотелось, чтобы эти глаза вновь засияли.  
– Для меня это не игра. Обещаю.   
– Мы не они, – с горечью ответил Малфой.

Гарри осторожно погладил его по щеке, позволяя прядям мягких белокурых волос пощекотать кончики пальцев, наклонился и поцеловал. Это было чудесно. Вкус губ Драко пробудил в нем жажду, какой он никогда не испытывал, и он понял, что хочет большего, чем этот невинный поцелуй.
– Но, может, мы не такие уж разные, – прошептал он. Драко отстранился и посмотрел ему в глаза, словно стараясь увидеть что-то – Гарри понятия не имел что – и, видимо, увидел. И ослепительно улыбнулся. Гарри был уверен, что если бы уже было темно, эта улыбка могла бы осветить всю улицу.
– Ты не представляешь, как долго я ждал этого.  
– Твои ожидания оправдались?   
– Нет. Слишком невинно, – Драко усмехнулся и Гарри вспыхнул. Во взгляде Малфоя полыхали страсть и вызов... чертовски сексуальная смесь. Гарри на минуту задумался,  справится ли он с тем, что грядет, но гриффиндорская храбрость не позволяла ему отступить.
– Неужели? Возможно, в следующий раз получится лучше.  
– Поттер, я и так слишком долго ждал, не смей...  – Гарри прижался губами к губам Драко. Ему понравился  новый способ заставить слизеринца замолчать. Тот явно был совсем не против. Длинные пальцы зарылись в волосы Гарри, который не был уверен, когда обнял Драко за талию, или когда приоткрыл губы, позволяя языку скользнуть в рот, и когда его член решил, что мальчики ничем не хуже девочек – абсолютно ничего не имело значения, потому что здесь, посреди улицы в чужом мире, Гарри нашел то, что ускользало от него всю жизнь.
Когда поцелуй закончился, и молодые люди оторвались друг от друга, тяжело дыша и раскрасневшись, Гарри твердо знал, что об этом решении он никогда не пожалеет.  
– Так лучше?  
Драко улыбнулся, обнял его, мягко коснулся губами лица, подбородка, шутливо куснул ухо, словно восполняя потраченные зря годы.

– Лучше, – прошептал он. – Но тебе не помешает попрактиковаться.  
– Может, сегодня вечером? Ты мог бы научить меня всему.    
– Всему?   
Гарри почувствовал, как тепло разлилось у него в груди и не смог сдержать идиотской усмешки. Он понял, что это и было тем самым счастьем, о котором говорил Драко и которого он так отчаянно желал.
Гарри легонько поцеловал своего Драко.

– Всему, – мягко ответил он, не оставляя никаких сомнений  в своих намерениях. Гарри знал, что назад пути нет, что этот выбор изменит его будущее. Возможно, он не будет стареть в окружении внуков, как всегда себе представлял, но у него будет то счастье, что заставляет кровь бурлить и улыбаться без причины. О чем ещё можно мечтать?

 * * *

Гарри едва закончил готовить ужин, когда сзади подошел муж, обнял его и ласково поцеловал в шею.
– Ты поздно.  
– Нужно было закончить отчет. Прости.  
– Ничего. Какие-то проблемы?
– Я вернулся сегодня вечером.   
Гарри повернулся к Драко и встревоженно посмотрел на него.

– Вернулся? Драко, ты  говорил, что перестал путешествовать – это слишком больно.    
– Я знаю, но... у меня было такое чувство… Я не могу объяснить. Я должен был сходить в еще одно время.   
– И?   
Драко усмехнулся и поцеловал мужа.

– И они выглядят вместе так же чудесно, как и мы.  
От неожиданности Гарри распахнул глаза.

– Ты хочешь сказать ... правда? Я не думал, что Гарри когда-нибудь поймет.  
– Да, я тоже сомневался,  но он, наконец, решился. В конце концов, вы с ним похожи. Он кинулся в новые отношения очертя голову, даже не задумавшись.  
Гарри легонько шлепнул его рукавицей для духовки и засмеялся, когда Драко  сделал обиженное лицо.

– Итак, мой дорогой сводник, когда ты все это устроил?   
– Не знаю точно, но судя по тому, что я видел, они вместе уже некоторое время.  
Засмеявшись, Гарри крепко обнял мужа.

– Выходит, ты выиграл. Жаль, я не установил сроков.
– Ммм… – промычал Драко, покрывая поцелуями  шею Гарри и вытаскивая рубашку  из брюк. – Плохо для тебя, но не для меня.  
– Да, да, – поддразнил Гарри, прильнув к мужу. –  Что ты хочешь? Те пушистые маленькие наручники? Атласные ленты? Гриффиндорский галстук?    
 Ты сказал «все, что хочешь»?  
– Да, любимый. Все что хочешь. Хотя ты уже все перепробовал.

– О, такого мы ещё не пробовали, поверь.   
Драко сделал паузу, стаскивая с Гарри рубашку.
– Мм... Так чего ты хочешь, родной?   
– Тебя. В шелковых трусиках и шелковых чулках.  
– Правда? – Гарри на мгновение отстранился. – Я понятия не имел, что тебя возбуждает женское белье.  
Драко усмехнулся, и при виде знакомого блеска в его глазах  Гарри задрожал он предвкушения.

– Я и сам не думал, до сегодняшнего вечера. Ты выглядел чертовски сексуальным в этих штучках.  
– Что? Я?.. Он?... – Гарри хихикнул. – Извращенец.   
Они засмеялись, и Драко потянул Гарри в спальню, забыв об ужине и намереваясь удовлетворить совсем другой аппетит.

Конец



-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-