Как Новый год встретишь…

Цикл "Времена года"

Автор: Jojo (lara-poly @ mail.ru)
Бета: Lacrimosa
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг:R
Жанр: romance
Summary: Как Новый год встретишь…
Disclaimer: ни на что не претендую



1.

Денек выдался — как по заказу. Глаза Драко щурились от ослепительного сияния, заливавшего площадь; локтями он прокладывал себе путь в толпе. Звенел под ногами ледок на мостовых камнях, схваченных легким морозцем.  Пахло свежими булочками, духами, множеством скученных тел — словом, атмосфера была самая праздничная. Казалось, весь магический Лондон высыпал на улицы, и к Диагон Аллее началось настоящее паломничество.

 Шагнув в тень магазина, Драко шарахнулся от витрины, едва не заорав. Под мигающей вывеской «Все для квиддича» на него смотрело изображение Поттера, грозно сдвинув брови и сжимая в могучем кулаке древко флага английской квиддичной сборной. Через секунду Гарри в витрине призывно улыбнулся, бесстыдно подмигнул и заговорщески поманил внутрь. Драко с разочарованным облегчением качнул головой, под недоуменным взглядом рекламного Поттера перешел на другую сторону улицы и  остановился перевести дух у дверей очередного кафе, над входом которого Поттер в миниатюре, приглашающее скалился и звал отведать горячих пончиков.

Декабрьское солнце насквозь пронизывало седой каракуль зимних туч ярким веером лучей. Деловой квартал магического мира был залит широкими улыбками, и густо запружен людьми. Супермаркеты, хозяйственные магазины, кулинарии, рестораны, кафе, рестораны, опять кафе, опять рестораны, кондитерские, магазины игрушек…..   У Драко в глазах пестрило от Поттеровской символики.

Вырулив, наконец, к огромному и прозрачному супермаркету, что осколком волшебного зеркала воткнулся в деловое сердце тайного мира чародеев, он увидел и самого Гарри. Сначала очки, шрам и все, что составляло его растиражированный образ. Затем - настоящего Гарри, которого Драко знал. Переминаясь у входа в кафе,  Поттер рассеяно блуждал взглядом по праздничной толпе, поправляя сползающие на нос очки. Драко припустил было трусцой. Потом пошел медленным шагом – Гарри был не один. Он держал за руку девочку, крохотную горошину с крылатыми красными бантами на головке. Драко остановился у входа в многолюдный магазин и смотрел то на него, то на девочку – маленькую кареглазую Джинни. Девочка что-то щебетала и счастливыми глазами рассматривала снующих туда-сюда людей. Лицо ее веселое, тронутое у переносицы веснушками, словно говорило: «Мне весело и хорошо, оттого, что этот день тоже весел и хорош. Мне радостно и больше я ничего не хочу». Все вокруг гудело от смеха и болтовни. Рождество наступило, но впереди Новый год - праздничная распродажа продолжалась.  Пестрые толпы волшебников спешили попасть внутрь мира торгового зазеркалья, постепенно заполняя пространство павильонов. Драко видел, как Поттер ищет его в толпе, не слушая ухватившуюся за него дочку и будто наблюдал со стороны ход механизма, чьи безжалостные маховики и шестерни могут вселить в человека лишь стремление смириться перед неизбежным. Что ж, когда-то это должно случиться, но неужели трудно было предупредить?

Поттер заметил его уже у входа в кафе. Приложил свободную руку к груди, жалобно и страдальчески улыбнулся. Лучше бы он не улыбался!

Драко вошел в полосу яркого света.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, — девочка  запрокинула вверх удивленную головку.

Народу в многолюдном тесном зале кафе – не протиснуться. Поттер вошел – будто раздались, заулыбались. Обслужить гостей взялся сам хозяин, плечистый моложавый гном. Он расправил усы – редкая, курчавым клинышком бороденка задорно топорщилась вбок - улыбнулся, разом обнажив несчетное число заостренных частых, как у щуки,  зубов. Многозначительно скосив подмигивающие - раз пять подряд - выпученные глаза на Драко, указал на уютное и неожиданно свободное место – круглый столик, свеженакрахмаленная скатерть, три стула – то, что нужно.

Драко устроился боком к окну, стилизованному под японскую ширму. Поттер пристроился рядом. Напротив села Лили, тихонько болтая ногами.  Помолчали.

- Спасибо, - вежливо сказала девочка, когда перед ней появился воздушный творожный пудинг и фигуристая баночка с повидлом. Она отвернулась от окна и вдруг одарила  Драко  - гладко выбритого, бледного, державшегося  подчеркнуто прямо - сияющей улыбкой.

             — Сегодня очень хороший денек, не правда ли? — по-птичьи чирикнула она. — Совсем не такой, как вчера. Сегодня много-много солнца. Я так рада, и вы, наверное, тоже, да?

— Послушайте–ка, леди, — сухо произнес он. — Давайте–ка мы с вами сразу договоримся. Запомните раз и навсегда: мне совершенно безразлично, есть сегодня солнце или нет. Мне некогда заниматься погодой. У меня и без нее полно дел.

     Девочка ласково улыбнулась.

     — То–то и оно, сэр. Я и сама вижу, что вы не замечаете, какая погода. Потому–то я и сказала вам об этом.

     —  Что? — выдавил из себя Драко и умолк.

     — Я говорю, сэр, что я потому и сказала вам о погоде, чтобы вы посмотрели, как ярко светит солнце и как чудесно вокруг. Я ведь знаю, стоит вам это заметить, и вы сразу обрадуетесь, и лицо у вас станет совсем не таким, как сейчас.
Поттер снял очки, протер стекла уголком галстука, долго и сосредоточенно, словно пытался оттереть дымчатое напыление, потом снова водрузил на нос. Уголки его губ расползались в неудержимой улыбке.

—  Разве вы сами не будете рады, когда люди начнут любоваться на вас? – продолжала щебетать девочка. - Я обожаю смотреть на красивых. А вы? Я думаю, вам тоже приятно смотреть, когда люди вокруг красивые. Некрасивых ведь так жалко!

Драко глянул исподлобья, не разжимая губ, сухо улыбнулся. Поттер вовсю веселился, пряча смех в пузатом бокале с янтарным ароматом коньяка. Драко вдруг не вовремя вспомнил, что губы у него сильные, бесстыдно–жадные. И за прошедшие сутки он уже успел по ним соскучиться. Пряча в глазах тоскливый проблеск, Драко поднял бокал, коснулся губами холодного темного края. Сделал большой глоток. Чуть сморщившись, выдохнул коньячные пары.

Лили, подперев щеку кулаком, смотрела на гостя разочарованным взглядом.

— А зачем вы пьете, если не вкусно, сэр?

— Лили. Не говори глупости.

Лили наклонила баночку над тарелкой, повидло разлилось на пудинг.

Тягучая струя прошлась по бело-жёлтому островку. Кирпичик пудинга полностью покрылся повидлом, вокруг него на тарелке расплылась сладкая лужица, сморщенная ягода медленно сползала по торцу.

— Нет, ну а зачем? — Лили отделила ложкой округлившийся уголок, сунула в рот. Темный ручей из повидла пополз по образовавшейся ложбинке. — Ну, пап! Ведь не вкусно.

— Тебе горькие порошки вкусно было пить? Тогда летом?

— Не! Гадость такая!

— Однако пила.

— Пила, - ложечка быстро управлялась с податливым месивом.

— А зачем же пила, если не нравилось? Не роняй на колени, подвинься поближе…

— Надо было… Живот болел.

— Вот. И нам надо.

— Зачем? - Лили отделила кусочек побольше и спокойно отправила его в рот.

— Ты сейчас еще не поймешь.

— Ну, пап! Пойму! Это, чтоб тоже лечиться от чего?то?

— Не совсем. Это сложнее гораздо. Вот когда подрастешь, тогда расскажу.

Лили задумалась, склонив голову набок, на лбу знакомо застыла вертикальная складка, как у Гарри, когда ему предстояло решить трудный вопрос.

— А-а, я знаю! Это как профилактика драконьей оспы?  Когда тоже неприятно, но все всё равно глотают гадость. - Лили  мяла во рту пудинг.

— Да нет… хотя может быть… ты ешь лучше, не зевай…

Драко смотрел на отца и дочь невозмутимо, тепля затаенную улыбку и стараясь не думать о тоскливо разливающимся под ребром пугающем чувстве умиления, обходя его мыслями осторожно, как по непрочному мартовскому льду.

— А я когда вырасту, тоже буду такое пить?

— Еще чего не хватало! Хотя… С ума сойти! Доедай.

— Не хочу, пап.

— Ну, не хочешь — не надо, — подвинул чашку с чаем. — Бери пирожное.

Лили взяла, откусила, подула на чай и осторожно отпила.

- Принеси еще, пап.

- Ты же не доела.

Лили улыбнулась, жуя сладость.

- С собой возьму. Принеси, пожалуйста. - Так говорят, обращаясь к своим поклонникам, взрослые дамы и актрисы на сцене.

Поттер потер под очками переносицу, скрывая улыбку. Поднимаясь, подарил Драко виноватый и полный сочувствия взгляд. Драко, без труда углядев в его коротенькой, таящей смех улыбке насмешку, возмущенно замерцал ему вслед серебром глаз.

Чувствуя, как нарастает в нем отчаянный страх остаться с дочерью Гарри наедине,  Драко словно нехотя перевел взгляд на белую нитку пробора, разделявшую волосы на голове девочки на два полукруга вороной масти.

- Что смотрите?  Интересно?

- Интересно. - Драко оперся ладонями о стол.

- Смотрите, раз интересно, -  пожала она плечами. - Между прочим, я специально попросила папу уйти. Мне хотелось побыть с вами.

     — Да ну, — вежливо усмехнулся Драко. — Не могу сказать, что одобряю ваш выбор, леди. Я бы на вашем месте поискал общество повеселей.

     — Вы хотите сказать, что вы слишком сердитый?

     — Спасибо за откровенность. Именно это я и хотел сказать.

     — Но вы же только кажетесь сердитым! — тихо засмеялась она. Солнечный лучик попал Лили в глаз, она зажмурилась.— На самом деле вы совсем другой.

     — Ты–то откуда знаешь? — удивился Драко.

— Вообще–то я пока не очень много знаю и понимаю, да и делать умею не все, сэр. Но папа с мамой  говорили, что я очень разумная. Я однажды это случайно подслушала, а они не знали, что я их слышу. А еще о вас рассказывал папа. Много-много раз. Поэтому я не буду вас расспрашивать о вас. Вот меня вам не придется спрашивать, я все сама говорю. Во всяком случае, вы можете этому радоваться. Потому что, когда говорю я, вы можете спокойно себе молчать.

На этом месте Лили была вынуждена прерваться и шумно втянуть в легкие воздух.

- С ума сойти… - едва слышно себе под нос повторил за Поттером Драко.

- Понимаете, -  она доверительно склонилась в сторону Драко  над чашкой с чаем с выражением «а я знаю какую-то тайну и сейчас ее расскажу», - людям обязательно, просто до самой крайней необходимости, нужно быть счастливыми. И вам. И папе с мамой тоже.  – Голос ее вдруг стал  тихим, а глаза - грустными. И разом, как искра на ветру потухла радость. – Только никак не получается. В это Рождество папа с нами играл, но был очень грустным, а мама все время улыбалась. Зато, если папе хорошо, мама не радуется. – Девочка снова улыбнулась, как солнышко сквозь тучи глянуло.  – Поэтому вы должны пообещать мне кое-что очень-очень важное.

Тревога оплела  горло Драко липкой гадюкой, тяжелой накипью стекла к сердцу, оно гулко и сдвоено стукнуло.

Нагруженный сладкими кульками и исполненный томительного любопытства Поттер, взволнованно улыбаясь и раскланиваясь с хозяином заведения, смотрел в их сторону жадно, напряженно, впитывая в себя информацию, ловя малейшие подробности. Испепеляя щеки, сжигал его беспокойный румянец.

- Обещайте мне, - торопливо затараторила Лили, оглядываясь на приближающегося Гарри, - обещайте, что с вами папа не будет несчастным, как с мамой. - Ее карие глаза, теперь бархатные и влажные, окутали его нежным и требовательным одновременно взглядом. - Дайте мне слово волшебника и джентльмена! Ну, же, быстрее….

Есть в этом мире такое, что женщины знают с рождения. Пусть даже и не подозревают об этом. И на всем белом свете не было в то мгновенье никого счастливее Драко, и никого галантней,  кого с большим правом можно было бы назвать настоящим джентльменом. Кровь, отлила от головы, в ушах затих колючий трезвон, и губы больше не сводило от мучительной досады на несбывшиеся надежды.

- Клянусь честью! – очень серьезно ответил он и при этих словах положил руку на грудь слева, где сердце. Ответ и жест - достойные юной леди и обстоятельств. Драко чувствовал себя сейчас не просто сильным мужчиной, которому по силам выполнить обещание,  но мужчиной единственным во всем мире, способным сделать Гарри Поттера счастливым.  Вместо каких-либо слов еще он склонился и поцеловал ее руку. – Располагайте мной в любое время. Драко Люциус Малфой к вашим услугам, – пробормотал он, стараясь, чтобы голос звучал с подходящей к случаю твердостью.

 - Не верю своим глазам!  - пробасил запыхавшийся Поттер. Лицо его светилось от восторга и едва сдерживаемого смеха. –  Что же такого  интересного я пропустил?

- Лили! – резкий окрик сильным женским голосом.

Лили вспыхнула. Спрыгнула со стула.  Шаркнув ножкой, сделала шутливый книксен. И козой скакнула к матери.

Гарри беспомощно улыбнулся. Он сразу обмяк, сгорбился,  словно что-то  невидимое  тяжело навалилось сверху. В нем  будто что-то сдвинулось, черты лица непонятным образом сошли со своих мест, как на смазанной фотографии. Драко вышел из-за стола. Выпрямился. Склонил в знак приветствия голову. За секунду обежал глазами соперницу – с головы до высоких красивых ног – хороша! – и встретился с ее смелыми глазами, направленными на него в упор.

На тяжелом узле волос Джинни Поттер пламенели две шпильки, украшенные рубинами. На ресницах, подрагивая, таяли снежинки. Мелово-бледное лицо,  красные, чуть вывернутые губы собрались в комок холодной улыбки, тая в углах тревожную угрозу. Они не обменялись ни единым словом и стояли по обе стороны стола молча и неподвижно, скрестив взгляды.

- Папа! – Альбус бросился отцу на шею и повис.

— Ал! Упаду… — Гарри согнулся, растопыря руки с кульками. Ноги мальчишки коснулись пола. — Отпусти… Альбус… Задушишь.

Рядом с матерью отчаянный и драчливый Джеймс держал новогодние пакеты, раздувал ноздри, как жеребенок перед препятствием  и жмурил левый глаз, словно прицеливаясь.

- Присаживайтесь... – растерянный Гарри неловко продолжал обнимать кульки с пирожными.

- У нас портключ через пятнадцать минут. – Джинни ответила берзгливо-вежливо, коротко и сухо. В глазах полыхнул гнев такой степени праведности, что Драко подумал, если бы она его убила, здесь и сейчас, у всех на глазах, ее оправдал бы любой суд мира.

Удаляясь, Лили пыжила щеки, надуваясь смехом. Шептала на ухо Альбусу, сложив руки ковшиком, как заправский заговорщик. Оглядываясь, приложила озорной пальчик к смеющимся губам, указав радостным взглядом  блестящих глаз - запомните, у меня есть ваше слово -  на отца.

Гарри улыбнулся - едва заметной, отрешенной и грустной улыбкой. Одной из тех улыбок, в которых отражаются воспоминания, любовь, пережитые опасности - и также предвидение собственной судьбы.

- Я провожу… Я быстро… - торопливо сказал он, извиняясь и оправдываясь одновременно. И ветром унесся за семьей.

Драко стоял  и смотрел им вслед, замерев как столб - кошачий взгляд виноватых глаз Поттера приковал его к месту.

 

2.

— Два часа до полуночи! — объявил голос из динамиков. — И мы начинаем нашу развлекательную программу.

В зале ярко мигнул свет и снова померк, залив помещение рубиновым цветом. Прожектор выделил круг, в центре которого заискрился вертикальный шест. Сцена представляла собой островок в центре зала, окруженного баром, как рвом с водой. Вокруг бара подковой расположились столики. Мужчины вальяжно развалились, потянули вниз узлы галстуков. Женщины, бестолково подвизгивая, начали толкать друг друга локтями.

Драко  с плохо скрываемой брезгливостью относился к подобным заведениям, их владельцам и завсегдатаям. Музыка - бестолковая и примитивная, в дугу с публикой. И Поттер решил встретить Новый год здесь?! Куда упорно приходит уже десять лет подряд и где  собирается клуб его старых, в прямом смысле слова, фанатов, которых он тепло называет друзьями детства?! Так себе - десяток побитых жизнью мужичков и истерического вида теток… Почему их всех всегда тянуло именно сюда? Неудержимо, против всякого здравого смысла. Тянуло словно магнитом. Отвратительно.

— Водки, — велел он бармену. И подарил своему отражению в зеркале напротив придирчивый взгляд. Последние десять лет почти не изменили его. Или в этой горячей патоке света, прыгающем под музыкальную мутотень, Драко сам себе казался моложе. Мальчишеская  стрижка,  тонкие  губы, вечно кривящиеся в двусмысленной извилистой улыбке. Тонкая  талия,  прямая худощавая фигура, в которой за обманчиво ленивой изнеженностью не угадаешь ловкую силу. Взгляд  глубокий и долгий, как сквозь толстое заиндевелое стекло.

Бармен выставил на стойку прозрачной чистоты стакан, нырнул вниз. Появился с бутылкой в руке - на стройном стеклянном пузе этикетка с давно заученными буквами Russian vodka -  демонстративным жестом крутанул пробку и, опрокинув, направил дурманящую струю в стакан.

Под луч выпрыгнул длинноволосый крепыш в новогоднем колпаке, поигрывая бронзовыми мускулами. Со  сладострастным выражением лица, как будто он наслаждался самим собой, прижался к гладкому металлическому стеблю и давай -  вверх-вниз. Ритмично, динамично! Очень быстро, оставшись в непотребного вида трусиках, сделал всем ручкой и убежал в темноту, играя мышцами.

Кожаная подушка на соседнем табурете тихо выдохнула, приняв тяжесть тела. Не Гарри – пошире в плечах, пониже ростом, жидкоусое, до синевы выбритое лицо. От него исходил легкий сивушный душок. Но вкупе с полнеющей фигурой,  лепной лысой головой и запахом шикарного лосьона после бритья  - специально для мужчин под пятьдесят - амбре воспринимался вполне солидно. Сосед, расстреляв взглядом поясницу Драко, протяжно, как усталый мерин, выдохнул. Золотистый пушок под стриженым затылком Драко  пригнуло, как ковыль ветром. Он брезгливо дрогнул плечами.

На сцену выпорхнула худая рыжеволосая танцовщица с едва намечающимся животиком, голыми грудями и  таким скучающим видом, словно она встала за прилавок косметического магазина.

От приближения Поттера  кожу Драко начало покалывать еще до того, как он увидел его отражение в убогом зеркале, висевшем над баром. С этого мгновенья сердце его тревожно забилось, перехватило дыхание, как потом уверял он сам - от плотнеющего туманом сигаретного дыма, душной толпы и музыки, взвинченной и бурлящей, как обезумевшая река.

К нему шел высокий, красивый, худощавый мужчина, в идиотском  толстом свитере со снитчем на груди, лавируя между столиками, с той же ловкостью, с какой он выписывал на метле воздушные петли. При взгляде на Поттера создавалось впечатление, что у этого человека нет возраста: ему можно было дать и тридцать, и сорок лет. Казалось, он уже родился таким, как сейчас, и пребудет таким, проживи еще хоть сотню лет. Но навсегда останется любимым черноволосым Гарри с детской доброй улыбкой, мускулистым телом и  крепкой задницей. 

- Так, мог я видеть вас в этом году в Венеции? - повторил свой вопрос финансист из Рима.

Драко не успел ответить, так как Поттер, протиснувшись между ними, облокотился о стойку бара и  широко, доброжелательно улыбнулся.

– Спасибо, что не позволили моему парню заскучать, пока он меня дожидался, - просто сказал Гарри. - Могу я предложить вам выпить? Харви! – окликнул он бармена. – Налей этому приятелю выпить за мой счет.

Обладатель прекрасной должности, телосложения и костюма переводил взгляд с Поттера на Драко и снова на Поттера, который теперь выпрямился в полный рост и расправил плечи. Драко не вполне уловил смысл взглядов, которыми обменялись мужчины, но жидкоусый неохотно протянул Поттеру руку. Выглядел он при этом так, будто Поттер выгреб у него последнюю мелочь из карманов.

– Нет проблем. Я не знал, что он ждет своего парня.

– — Всегда кто-то рядом, да? – прямолинейный Поттер, как всегда, не прятал ревность. - Этот, кажется, питает к тебе жгучую страсть.

– Драко углом переломил левую бровь. Давно вошедшее в привычку движение выражало чувство неодобрения с легким оттенком удивления.

–  — Я не поощряю его.

–  — Я бы на твоем месте тоже не стал, - в ревнивом голосе Поттера лязгнула металлом угроза.

Шест исчез. За танцевальной площадкой разместилась четверка музыкантов – гитарист, саксофон, контрабас и ударник.

Драко требовательно постучал ногтем по стойке - поманил Гарри. Он нагнулся, услужливо подставил ухо, давая понять, что принимает нежелание Драко орать под музыку. Драко мизинцем потянул с его носа очки. Веки Гарри нервно затрепетали, он слабо потыкал в Драко близоруким взглядом.

- Зачем?

- Дам в глаз – треснут.  – Драко расстелил на стойке носовой платок, сверху разместил очки. Аккуратно, чтобы не залапать и не царапнуть.

- Не надо! Не знаю что за что, но я больше не буду. – Поттер недоверчиво, с торопливой осторожностью потянулся за очками, как за спасательным жилетом.

Драко размахнулся кулаком, как слизеринским флагом, и с точностью, присущей опытному бойцу, вмазал Поттеру в глаз.  Поттер качнулся, но на ногах устоял. Твердый, занемевший кулак со всей силы – размах от груди – врезался Поттеру живот. Мягкий свитер, увы, смягчил удар, поэтому результатом Драко остался недоволен.

- Хватит!.. – почти выкрикнул Поттер стонущим голосом.

- После трех дней, шести часов и… - Драко сдвинул на кисти согнувшегося колесом Поттера рукав яркого свитера и с демонстративным вниманием посмотрел на старенькие наручные часы, -…тридцати семи минут твоего отсутствия и глупейшего приглашения в это отвратительное место, полагаешь, я должен все еще считать тебя своим парнем? -  Даже напившись в дым, Драко ни за что не признался бы, что в эти три тоскливых дня скупал все газеты в городе, но начинал их читать с последней страницы, страшась заглянуть на первую полосу и увидеть ликующие заголовки  о неожиданном воссоединении семейной четы Поттеров. При одной мысли об этом страх холодными мурашками покрывал спину, доползал  до пяток.

Поттер разогнулся, вздохнул полной грудью и приблизился вплотную  – сильные, не поддающиеся расческе волосы, спекшиеся в черные прядки, щекотнули Драко щеку - обжег жарким дыханием лицо.

- Я очень рад тебя видеть! – и выдернул его на танцпол. Привлек к себе, одной рукой обхватив талию, другой - поддерживая его ладонь. Наглость неотразима и, как правило, ведет, если не к сердцу предмета обожания, то... В общем, куда надо ведет.

- Тяжелая же у тебя рука, Малфой… -  обычно яркие, губы Поттера побледнели и не находили покоя: подрагивая, расползались в нелепую улыбку, болезненно ежились, собираясь в обидный комок. Словно он что-то жевал и не мог прожевать. В глазах тускнела упреком слезная муть. – Вот ты злишься, а где я тебя только не искал, Драко!  Собирался выкрасть из поместья, если бы ты не пришел. Как подумаю, что могу провести Новый год без тебя, веришь, вот тут, - он стукнул себя кулаком в грудь, - делается совсем паршиво, невыносимо…

- Ах, значит, Новый год ты все-таки предпочитаешь встречать со мной. Какой сюрприз!

- Да, - просто ответил он. -  Потому что хочу провести весь следующий год с тобой. - Сердце Драко оглушительно стукнуло и заколотилось, колени  приятно  вздрогнули. В правой брови Поттера прозрачной каплей сверкнула маленькая сережка. Такая же, с алмазной искоркой на гранях, впилась в сочную мочку уха. Драко подумалось, что для полноты картины где-то на теле должна быть еще одна. И в самом неподходящем месте.  Три крошки-сережки, которые Драко послал ему на Рождество. Отправил прямо из бального зала, где  под хрустальной люстрой, доставленной на прошлой неделе из Франции, кружились элегантные пары, а струнные оркестры играли мелодичные вальсы.

По залу ветром прошелестел восторженный шепоток. И стих. В прокуренном тесном пространстве вместо сиропной музыкальной мути разлились медленные задушевные звуки.  Слова популярной песенки говорили о сильном желании и бесконечной тоске. Прижимаясь бедрами к Поттеру и плавно покачиваясь под романтическую мелодию, Драко точно знал, что чувствовал автор, создавая песню. Нужно слегка отстраниться.

Но не сейчас...

Через секунду…

– Мне всегда нравилась эта песня. – Рука Поттера скользнула по спине Драко. Через секунду нырнула под тонкий пуловер. Легкая судорога скользнула по бедру Драко и забилась в пах. Он сладко прищурился.

– На следующий день я обещал сводить Лили в Парк магловских чудес. Она просила пригласить тебя. Ты согласен? – В повороте он немного отклонился назад, и его бедро оказалось между бедрами Драко. Чувственный контакт. Вспышка удовольствия. Безрассудное желание сладострастно потереться о Поттера всем телом.

Это уже никуда не годится.

Ему абсолютно необходимо отодвинуться.

Через одну секунду…

Поттер потерся щекой о его волосы и прошептал на ухо.

– Давай вместе.

– М?м? – Плохо соображая от возбуждения, Драко подумал, что он говорит об оргазме. Он хочет, чтобы они кончили вместе? Прямо здесь? Он отстранился и посмотрел Гарри в лицо, их бедра по-прежнему прижаты друг к другу. – Что?!

– В воскресенье. – Поттер нахмурился, заметив ошарашенное выражение его лица. - Парк магловских чудес. Давай пойдем вместе.

–  Я подумал... – Драко едва не рассмеялся. – Не важно. 

- Не важно, говоришь… - Гарри окинул взглядом площадку, потом сделал три быстрых поворота, и они оказались за пределами танцпола.  В самом низу лестницы, ведущей на эстраду, было почти темно. От людей, гуляющих в зале, их закрывал импровизированный занавес. В следующее мгновение Драко оказался прижатым к стене. Губы ожег поцелуй.

- Только без рук, Поттер!

От Гарри ощутимо пахло любовной испариной. На гладком смуглом лице отчетливо выделялись сочные губы. А глаза... В них лучше не смотреть.

- Без рук, пожалуй, мне не стянуть с тебя брюки.

- Уговорить меня не так уж трудно, - прогудел Драко, торопливо спуская их вместе с трусами до колен.

Расслабившись и сбросив паутину напряжения, он позволил огненной медузе расти и расти, медленно распуская лепестки щупалец… А потом молния прошла по позвоночнику и бесцветным огнем лопнула в голове.

Драко замычал, выгнувшись дугой и закинув голову. Сведенные судорогой пальцы запутались в жестких волосах на голове Гарри.

— Эй, больно!

Дарко разжал мертвую хватку. Гарри сразу же оторвал голову от его коленей, резко выпрямился. Загнанно дыша, вытер губы. Умышленно медленно, очень медленно Поттер убрал руки с бедер Драко и поочередно уперся ими в стену на уровне его головы. Драко открыл глаза и обнаружил, что Поттер улыбается, а в его взгляде, обращенном на него сверху вниз, читается истинно мужское удовлетворение.

Очевидно, Драко все-таки сполз по стене на несколько дюймов…

- Продолжим? - голос у Гарри суховато-хриплый, рвущийся.

На какое-то время Драко будто исчез. Оказавшись вновь на танцполе, не ощущал ни собственного тела, ни окружающего пространства. То ли время выпало из его сознания, то ли он сам выпал из существующего времени. Через минуту ощущение тела вернулось вместе с горячими пальцами Гарри,  жаром прижавшегося тела.  Поттер возбужден до предела – словно третья нога выросла.

Он победно ожег Драко зеленым полымем кошачьих глаз, сверкнул улыбкой, потом крутанул Драко на расстоянии вытянутой руки и снова притянул к себе, так что они оказались лицом к лицу, бедра к бедрам.

- Если танцуешь – танцуй, а не шаркай ногами по полу! – Драко прикрыл смеющиеся, слепящие насмешкой глаза. Поерзал в объятиях Гарри туда-сюда. – И отпусти! Задушишь!

Поттер оживился еще больше, прижал его к себе сильнее, раздувая ноздри. Огонь нетерпения жадно лизал его лицо, сушил во рту слюну.

– Это была не просьба, – рука Драко жестко сжала плоть между ног Гарри, витые браслеты на тонком запястье хищно клацнули.

Брови у Гарри восторженно поползли вверх.

– Ты мне приказываешь?

– А у тебя с этим проблемы? – Драко ласкал Поттера через брюки – слишком грубо, слишком медленно, чтобы тот кончил.

Он замешкался на секунду, потом посмотрел в глаза Драко.

– Похоже, моему телу эта мысль кажется привлекательной. Но есть один вопрос, – серьезно сказал Поттер, двигаясь с ним в танце.

– Да? 

– Как далеко ты собираешься зайти в своих приказаниях?

– Значит... м?м... если бы я вдруг захотел, чтобы ты подчинился, доставляя мне удовольствие, ты подчинишься?

Рука Гарри скользнула по его ягодицам.

– А ты этого хочешь?

Драко качнулся вперед и коснулся губами теплой алмазной капли в мочке его уха.

– Возможно, даже слишком.

            От неожиданности Гарри сбился с такта.

- Есть еще одна проблема…  - он ткнулся Драко в ладонь. - Мне долго не выдержать.

Зажав свитер Поттера в связке нетерпеливых пальцев, притянув его к себе за грудки, Драко прошептал.

- Не сопротивляйся.

Когда вернулась возможность дышать, прошло головокружение, и  глаза различили полутемные очертания знакомой спальни, Драко толкнул удивленного, возбужденного, растерянного Поттера на кровать. С проворством облитой кипятком кошки вытряхнул его из брюк и задрал свитер ему по грудь. Над голым животом закачался член.

Длинный.

Толстый.

С бледным кольцом смегмы под бордовым венчиком головки, гладкой как слива.

С фиолетовыми извивами толстой вены.

С пряным запахом.

            Драко едва успел сжать одно из яиц полиловевшей и подобравшейся мошонки, как в рот ему толкнулась густая сперма. Ритмично  сжимая  Гаррин член, Драко впился  губами в головку, жадно глотая прибывающую вкусную жидкость. Поттер бился  на простыне, беззвучно  открывая рот, словно выброшенное на берег морское животное.

Глухие  зеленые шторы были подняты, настойчивый  свет праздничный фонарей сквозь холодно декабрьское окно проникал в спальню.

Гарри лениво стянул через голову свитер, заломил за голову отяжелевшие руки.

- Кингсли с меня шкуру спустит. Ты аппарировал нас прямо из толпы маглов.

Драко прикрыв глаза, сидел между его развратно раскинутых коленей и бесстыдно глядел, как вянет на подрагивающем животе темно-красный цветок. В ободке пупка теплилась слабой искрой алмазная сережка. Невыбродившим хмелем в ноздри бил острый мужской запах.

- Не спустит. – Драко легкомысленно повел плечом. – Напишешь  в объяснительной, что живот прихватило.

Заметив куда он  смотрит, Гарри непроизвольно потянулся рукой погладить свой лежащий на животе и достающий до пупка пенис.

- Тоже мне артефакт, - усмехнулся Драко, поднимаясь с колен.

- Меч Гриффиндорфа, - обиделся Поттер.

- Тридцати семилетней давности, - давясь беззвучным смехом, Драко носком об пятку скинул ботинки.

-  Сейчас я тебе покажу, на что он способен!

-  Лежать! – Драко вскинул ногу на плечо Поттера. Голая пятка ткнулась прямо во впадину под ключицей. С хищной грацией профессионального стриптизера он изогнулся к нему. Рывком вздернул лицо. - Будешь делать то, что велю я!

Сожалея, что на нем сейчас нет черных блестящих сапог со стальными шпорами -  все исправимо -  в утешение представил, как острые ногти в черном лаке проведут по спине Гарри полосу от загривка до копчика.

Поттер приподнялся на локтях, нетерпеливо облизывая губы.

– Ну, что? Сейчас ты достанешь плетку и кожаную маску, и я

должен буду выполнять твои прихоти?

- Обычно меня вдохновляет один вид твоей худой задницы, но

сейчас ты сделаешь для меня кое-что интересное…

 Лондон за окном пил вино и смеялся огнями. Месяц, отливающий золотом в густой черноте полночного неба,  окрасил было свежевыпавший  снег сумеречной голубизной. Но, знаменуя приход Нового года, яростные вспышки праздничных салютов на коротко и уверенно раскрашивали падающие белые хлопья в ярких пчел, рассыпали по измятой постели разноцветные ромбики. Новый 2018 год начался очень хорошо.


Конец


-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-