Не так, как кажется

Глава 9. Первые прояснения

- Аааах! - простонал Драко в нескольких метрах от Гарри, который приподнялся, чтобы встретиться с полным боли, но от этого не утратившим ненависти, взглядом слизеринца.

- Знаю, знаю, но это необходимо, - прошептала мадам Помфри и внезапно дернула Драко за руку.

Леденящий душу вопль заполнил комнату, заставив Гарри содрогнуться, - столько в нем было страдания.

- Сожалею, мистер Малфой, - проговорила мадам Помфри, помогая юноше подняться с пола, куда он упал, не удержавшись на ногах.

- Вы меня обманули, - еле выговорил Малфой, смахивая покатившуюся по щеке слезинку.

- У меня не было другого выхода. Если бы я предупредила, Вы не дали бы мне это сделать, Вы всегда слишком напряжены. Я предупрежу Ваших преподавателей.

- Больно, - простонал Драко, сжимая руку в кулак.

- Потерпите, я намажу плечо вот этой мазью, и к вечеру боль уменьшится.

Блондин кивнул и медленно направился к одной из кроватей, стоящих в комнате. Мадам Помфри помогла ему опуститься на кровать, расположенную рядом с Гарри.

- Я сейчас вернусь, только возьму бальзам для Вашего плеча, - с этими словами она исчезла в своем кабинете, оставив юношей наедине.

- Ты как? - мягко спросил Гарри и, не дождавшись ответа, продолжил: - Если хочешь… - брюнет запнулся, остановленный презрительной улыбкой Малфоя.

- Заткнись и оставь меня в покое, хватает того, что я сижу здесь в твоем обществе.

Гарри казался обиженным подобной отповедью и лишь грустно вздохнул.

- Какого гоблина, Поттер! С каких это пор ты стал таким заботливым? Будь так любезен, продолжай меня ненавидеть как раньше.

- Я не испытываю к тебе ненависти, - успел только сказать Гарри, прежде чем медсестра вернулась в палату и вновь прервала их разговор.

- Вот и я! - воскликнула она, приближаясь. - Мистер Малфой, я помогу Вам снять рубашку, нужно поменять повязку.

Слизеринец кивнул и стиснул зубы. Через минуту он сидел на кровати, раздетый по пояс. Гарри не мог оторвать жадных глаз от гибкого и совершенного тела, немного худощавого сейчас, но от этого не менее привлекательного. К реальности его вернули стоны блондина, заставляя его сердце сжиматься от непонятной боли.

«Невероятно, я сижу здесь и сочувствую ему! И к чему мы придем в итоге? Это же Малфой! Тот самый, который унижал и оскорблял меня на протяжении нескольких лет, единственный, кому удается достать меня до печенок, кто может мимоходом ранить меня, невоспитанный, надменный, отвратительный и … чертовски притягательный», - вынужден был добавить в конце Гарри, отводя взгляд и ощущая, что щеки полыхают алым пламенем.

- Готово, - сказала мадам Помфри, фиксируя повязкой руку на груди Драко, и добавила: - Вам необходим полный покой, не шевелитесь, и если что - зовите меня.

- Но…, - попытался возразить Малфой и осекся, увидев, как медсестра помрачнела.

- Молодые люди, не сердите меня. Я запрещаю Вам обоим двигаться. Вы останетесь здесь и будете отдыхать, а я приду чуть позже и проверю.

Гарри кивнул, в то время как слизеринец пробормотал что-то неразборчивое, но очень похожее на ругательство. Медсестра удовлетворенно кивнула и вышла.

Гнетущая тишина воцарилась в комнате, где два юноши смотрели в разные стороны, старательно игнорируя присутствие друг друга. Драко первым нарушил молчание:

- Что значит, ты не испытываешь ко мне ненависти? - Поттер вздрогнул и не ответил. Он боялся этого вопроса. - Ты глухой или притворяешься? Я спросил, что значат твои слова?

Гарри пристально посмотрел ему в глаза: - Не думал, что их так сложно будет понять.

- Поттер, не держи меня за дурака!

- Хоть ты мне и не веришь, но я повторю: я не ненавижу тебя! Мне претит твоя хамская манера поведения, но я никогда не испытывал ненависти к тебе.

- И что, я должен растаять от счастья и порадоваться вместе с тобой? - Холодно спросил блондин.

- Не помню, чтобы я тебя об этом просил. Ты спросил - я ответил. Все! - Сказал брюнет, скрывая разочарование.

- Почему? - Помолчав, спросил слизеринец.

- Что - почему?

- Почему ты не ненавидишь меня?

- Что за идиотский вопрос? Почему я должен?

- Потому что я тебя ненавижу! Почему бы тебе не чувствовать то же самое?

- Ты больной, Малфой! Тебе лечиться надо.

- У меня одна головная боль - ты! - Огрызнулся блондин.

Гарри глубоко вздохнул, стараясь сдержаться, но не смог: - Да что ты? Можно узнать, какого гоблина? Я согласен, между нами никогда не было дружбы или приязни, но я не думаю, что мог чем-то так смертельно обидеть тебя!

- Это ты так думаешь!

- А ты не объясняешь причин! Ты обижаешься, и это причиняет боль, - выпалил Гарри, в ту же секунду пожалев о сказанном. Скажем так, он совсем не следовал советам другого Драко.

- Расскажи мне о своем думоотводе, и я расскажу, почему терпеть тебя не могу.

- Но это шантаж!

- Называй, как хочешь. Но я не вижу причин, почему я должен быть откровенным с тобой, если ты не делаешь того же.

 Гриффиндорец на минуту задумался, потом сказал: - Согласен. Что ты хочешь знать?

- Что это было?

- Воспоминание, - объяснил Поттер.

- Клянешься? Я бы так не сказал.

- Тогда уточни свой вопрос, - парировал Гарри и в свою очередь спросил: - Что я тебе сделал?

- Ты убил Волдеморта, - услышал он в ответ. И пока он оторопело молчал, Драко задал следующий вопрос: - Воспоминание о чем, и где это было?

- Не может быть, чтобы ты сожалел о смерти этой твари! - Взорвался Поттер.

Гарри порывался сказать что-то еще, но Драко перебил его: - Ответь на мой вопрос!

- Какой вопрос? Ты не можешь так думать на самом деле!

- Quid pro quod, Поттер! Ты - мне, я - тебе. Отвечай! - холодно осадил его Малфой, повторяя вопрос.

Гарри сжал кулаки и ответил: - Хогвартс, твоя комната.

- Но это невозможно! Ты никогда не был в моей комнате. Это сон?

- Волдеморт был сумасшедшим убийцей. Я не верю, что ты разделял его бредовые идеи о мировом господстве, - еле выговорил все еще шокированный Поттер. - Неужели ты в самом деле хотел стать Пожирателем?

- Нет! - Ответил Драко и сразу же задал следующий вопрос: - Если это не сон, то что это?

- Нет?! Так чего же ты бесишься от того, что он мертв? - Брюнет вскочил, но тут же застонал от резкой боли в спине.

- Сейчас моя очередь, Поттер. Соблюдай наш уговор.

- Да какой к боггарту уговор! Ты говоришь, что жалеешь о смерти сумасшедшего убийцы, но при этом не собирался становиться Пожирателем. Может, пояснишь, при чем здесь я?

- Отвечай на мой вопрос! - Закричал блондин. - Что это был за момент между нами?

- Особенный момент! Доволен? Момент, который навсегда останется в моем сердце. Хотя ты не поймешь, ты слишком многого не знаешь.

- Чего я не знаю? Объясни ради Мерлина! - Драко проклинал Поттера за то, что тот заставил его почувствовать себя таким уязвимым.

- Если я скажу тебе правду, ты мне не поверишь, - сердито ответил тот.

- Попробуй!

- Чего ради? Почему я должен это делать?

Слизеринец на миг заколебался: - Потому что ты мне должен.

- Я тебе должен? Я тебе ничегошеньки не должен!

- Ты должен мне мое будущее, мою жизнь. Поэтому отвечай или клянусь, ты пожалеешь!

- Что… что ты говоришь? Малфой, какого дьявола ты имеешь в виду? - не получив ответа, гриффиндорец закричал во всю силу легких: - ОБЪЯСНИ, ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ В ВИДУ?

- Я жду, Поттер, - прошептал Драко, напоминая собеседнику их уговор, - я весь внимание.

- Молния, - глубоко вздохнув, начал Гарри.

- В тебя она, к сожалению, не попала. Это я уже знаю, - саркастично прокомментировал Драко.

Он успел увидеть только грустную улыбку, мелькнувшую на губах Поттера, который покачал головой и прошептал: - Какой же ты все-таки ублюдок. Никогда не изменишься, да?

Гарри отвернулся.

- какого хрена, Поттер! Ты обещал мне все объяснить, не смей отворачиваться! - взбешенно рявкнул Малфой, - Повернись и рассказывай!

- Я передумал. Извини, я хочу спать, - спокойно ответил брюнет, закрывая глаза и мысленно приказывая себе не принимать близко к сердцу слова Драко.

- Что… но ты… Пот… ты не можешь… - в бешенстве бормотал блондин, не в силах совладать с собой от такой наглости со стороны гриффиндорца. - Я с тобой разговариваю, не смей меня игнорировать! - Наконец завопил он. - Ты чертов ублюдок, лжец и…

Драко неловко сполз с кровати, морщась от сильной боли в поврежденной лопатке, и кое-как доковылял до кровати Гарри с твердым намерением заставить своего врага смотреть на себя.

- Какого… - брюнет повернулся, почувствовав, что слизеринец сел на край его кровати.

- Да как ты смеешь не обращать на меня внимание? - Прошипел Малфой, хватая Поттера за воротник пижамы и приближая свое лицо к его.

Гарри почувствовал резкую боль в спине, когда постарался освободиться из малфоевской хватки, но слизеринец не собирался отступать.

- От…вали, Мал…фой, - пропыхтел гриффиндорский ловец, с силой отпихивая блондина. Тот потерял равновесие, отлетел к своей кровати, ударившись больным плечом, и сполз на пол. С бледных губ сорвался стон боли и поток ругательств совсем нелестного для гриффиндорца содержания.

Встревоженный Гарри с трудом встал с кровати и опустился на колени рядом с лежащим Малфоем, который перемежал стоны с проклятиями в адрес того дня, когда они впервые встретились.

- Подожди, я помогу, - брюнет старался не обращать внимания на волны боли, пронзающей позвоночник.

- Отвали, Поттер, обойдусь без твоей помощи, - простонал слизеринец.

- Не стервеней, Малфой. Мне тоже не очень весело стоять здесь, согнувшись в три погибели. Обопрись на меня, я помогу тебе подняться.

- не нужна мне твоя помощь, придурок!

- а ты слизеринский хорек!

- Ненавижу! - С этими словами блондин все же оперся на плечо Гарри, который с трудом сдерживая крик и сжав зубы, помог ему подняться и упасть на кровать.

- Я знаю, - прошептал брюнет, опираясь на матрас руками и стараясь прийти в себя.

В этот момент кулон снова осторожно выглянул из-за воротника его пижамной куртки и мягко запульсировал. Привлеченный теплым зеленым светом Драко поднял глаза, и прежде чем Поттер успел среагировать, схватил камень и сжал в ладони, снова увидев вспышку чужих воспоминаний.

 

… - Как же я хочу, чтобы поговорить с ним оказалось также легко, как с тобой! - воскликнул Гарри, вновь погружаясь в свои мысли. - Как заставить его поверить?

Слизеринец заулыбался:

- Покажи ему воспоминания, заключенные в думоотводе. Ты можешь выбрать нужные тебе.

- Но я не могу забрать его отсюда!

- Конечно, ты можешь. Мы с моим дорогим мистером Поттером храним наши воспоминания в сердце, поэтому кулон тебе будет полезнее, чем нам…

 

и еще…

 

- Стоп! Драко Малфой из моего мира - это не ты. Он не разговаривает со мной, а только орет, оскорбляет,  ранит. Он ужасный, невыносимый, отвратительный и…

- Он тебе нравится!

Гарри замолчал на полуслове, потеряв дар речи, утонул в глубоких серых глазах, которые, казалось, проникали в самую душу, и отвел взгляд.

- Согласись, в нем есть что-то, что привлекает и интригует тебя.

- Я… не… - щеки Гарри окрасились в нежно-розовый цвет.

- И не возражай, твой Драко не так уж отличается от меня. Просто ты видел лишь его темную сторону, только сумрак и тени, но настало время увидеть его свет.

- И как я это сделаю, если он меня избегает?

- Думаю, ты должен рассказать ему о моем отце, - не колеблясь, ответил сероглазый слизеринец.

- Да он мне ни за что не поверит! И что я ему скажу?...

 

Гарри отпрыгнул сторону, и кулон выскользнул из пальцев Драко, унося с собой чужие воспоминания. Задыхаясь от ужаса, блондин смотрел на своего вечного врага, а потом совершенно другим тоном спросил:

- Это ведь были мы… Опять вместе... Но… но это невозможно. Пожалуйста, объясни мне.

Впервые за шесть с лишним лет Драко Люциус Малфой вежливо просил о чем-то Гарри Джеймса Поттера. Легкий намек на извинения, прозвучавший в его словах, погасил ярость Гарри. Удивленно сверкнув глазами, он сел на кровать рядом со слизеринцем и почти шепотом объяснил:

- Я побывал в другом измерении. Знаю, в это трудно поверить, но я побывал в параллельном мире, где также существуют маги и магглы, и где Пожиратели служат Темному Лорду.

- Но это невозможно, - ошеломленно пробормотал Драко.

- Поверь мне, это правда. Там вещи очень похожи на наши, но все как бы … наоборот.

- Наоборот? Что ты хочешь этим сказать?

Поттер вздохнул и, собравшись с силами, пояснил: - В том мире нам столько же лет, сколько и здесь, мы учимся в Хогвартсе и дружим. А еще мы оба слизеринцы.

- Что? Ты шутишь?

- Нет, даже не думал. Ты сам видел эти воспоминания.

- Ты - слизеринец? Это немыслимо, - с отвращением поморщившись, переспросил Драко.

- Почему? На первом курсе Шляпа хотела отправить меня в Слизерин, но я попросил ее не делать этого, - воскликнул Гарри, обиженно глядя на собеседника.

- Тебя в Слизерин? Гарри Поттера к отвратительным и подлым слизеринским гадам? Да ты же эмблема своего факультета - символ отваги и добродетели! Не смеши меня, ты не мог попасть к отверженным этой школы. Только не ты - Спаситель магического мира.

- Но это так! Хочешь - верь, хочешь - нет, но Шляпа сказала следующее: «Слизерин поможет тебе достичь величия, это несомненно… ».

- И почему ты отказался?

- Ты действительно хочешь знать это?

- Да, Поттер! Я определенно хочу знать, что послужило идиотской причиной того, что ты отказался учиться на благородном факультете Салазара Слизерина.

- Ты, Малфой!

Драко вытаращил глаза и застыл, не дыша, как будто кто-то без предупреждения ударил его кулаком в живот, потом с трудом проговорил:

- Я?! Ты серьезно? Но почему я? Мы ведь даже не были знакомы.

Гарри застонал от боли, пронзившей спину и шею, и пристально глядя блондину в глаза, спросил: - Ты забыл, да? Нашу первую встречу в салоне мадам Малкин на Диагон-Аллее?

- У мадам Малкин? Ты имеешь в виду, когда мы пришли туда примерять школьную форму? Я же не знал, что это ты, и, лягни тебя гиппогриф, Поттер, мы же были совсем детьми. Нам было по одиннадцать лет, и не может быть, чтобы у тебя сложилось такое отвратительное мнение обо мне только на основании нашего короткого разговора.

- Да мне бы хватило бы и половины. Ты был такой противный, когда хвастался, что твой отец в соседнем магазине покупает тебе учебники, а мать пошла выбирать волшебную палочку, и ты еще ликовал по поводу того, что потом вы пойдете смотреть гоночные метлы. «Не могу понять, почему первокурсникам нельзя их иметь. Думаю, мне удастся убедить отца, чтобы он купил мне такую… а потом как-нибудь тайком пронесу ее в школу», - сказал ты.

- Поттер, нам же было по одиннадцать лет!

- Ты так гордился тем, что многие поколения твоей семьи учились в Слизерине, и говорил, что уйдешь из школы, если попадешь в Пуффендуй.

- Послушай, но я же был несмышленым мальчишкой, убежденным, что… - Драко осекся и отвел глаза.

- Я так себя неловко чувствовал. Ты спрашивал о таких вещах, о которых я не имел понятия: факультеты, квиддич, метлы… То чего я не знал, но так хотел иметь возможность стать частью всего этого. Ты спросил, почему меня сопровождал Хагрид, и где мои родители. Это ты хоть помнишь?

- Нет, не помню.

- А для меня все как будто было вчера. Я ответил, что мои родители умерли, и ты без малейшего сожаления спросил, были ли они такими же, как мы, то есть тоже волшебниками. Потом ты пустился в рассуждения о том, насколько тебе не нравится, что магглорожденные тоже могут учиться в Хогвартсе.

- Не может быть, чтобы из-за этого ты отказался стать слизеринцем, - прошептал Драко, опустив голову.

- Скажем так, первое впечатление о тебе не было фантастически прекрасным.

- Невероятно, - пробормотал Драко, на мгновение прикрывая глаза.

- Если добавить к этому то, что ты оскорбил Рона в Хогвартс-Экспрессе, думаю, ты не осудишь меня за то, что я не хотел иметь с тобой ничего общего.

- Это твоя проблема, Поттер, не моя! Ты сам не знаешь, что потерял, - воскликнул задетый за живое Драко, понимая, что его поведение было далеко от идеала, но не желая в этом признаваться, особенно теперь.

 «Малфой не должен и не может проявлять слабость», - сколько раз он слышал эти проклятые слова от своего отца. Несколько минут юноши хранили молчание и не смотрели друг на друга. Гарри первым прервал паузу, поднявшись и направляясь к своей кровати.

- Ты куда? - удивленно спросил Драко.

- Если позволишь, Малфой, я с ума  схожу от боли. Может, ты и забыл, но у меня травма головы и позвоночника, и мне нужно лежать.

- Ложись сюда, но не уходи.

- Куда «сюда»?

- Сюда, - Драко подвинулся, освобождая брюнету место рядом с собой. Увидев, что гриффиндорец впал в ступор от его слов, Драко воскликнул: - Прекрати пялиться, Поттер, это не то, о чем ты подумал. Ты не в моем вкусе. Я просто хочу, чтобы ты продолжил объяснять мне то, что я увидел.

- Но я могу сделать это и оттуда, - гриффиндорец указал на свою кровать.

- Ну да, а потом ты заснешь, и все кентавру под хвост!

- Не смеши, сейчас одиннадцать утра. И вообще, нам будет неудобно вдвоем на одной кровати, - не согласился брюнет, делая еще один шаг к своей кровати.

- Ты обещаешь продолжить?

- Обещаю! - выдохнул Гарри, вытягиваясь на своем скромном ложе и не сдерживая вздоха облегчения.

- Итак, там ты был слизеринцем. И как тебе?

- Странно! Сначала мне было очень неловко. Я ведь ничего не знал о вашем факультете, еще меньше о вас, я не знал даже о том, где искать вход в вашу гостиную, и ты хорошо развлекся, подглядывая, как я называл пароль не перед теми картинами и статуями. - Драко улыбнулся, а брюнет продолжил: - Рад, что доставил тебе удовольствие. Но потом мне понравилось. Я узнал столько вещей о вас, которые даже представить себе не мог. Мне понравились подземелья. Думаю, я не удивлю тебя, если скажу, что там есть волшебные окна, сквозь которые в ваши комнаты льется солнечный свет. Я думал, что вы живете в сумраке.

- Как мерзкие твари из сточных канав, - добавил Малфой, слегка качнув головой. - По школе ходит столько слухов о нас, один хуже другого, и ни одному из вас никогда не было интересно - правда ли это.

- Вы тоже не стремитесь просветить нас.

- Можно подумать, что вам есть до этого дело.

- Только избавь меня от попыток обвинить во всем нас, - сухо возразил гриффиндорец. - Вы повернуты на своей исключительности.

Драко презрительно сморщился и потом спросил: - Ты говоришь, что там мы друзья. Насколько близкие?

- Очень близкие.

- Как я и Блейз?

- Да, и даже больше.

- Поверить не могу. Там, наверное, и правда все перевернуто с ног на голову. Достаточно того, что мы дружим. Что еще?

- Представь, я терпеть не мог Рона и Гермиону, и они платили мне взаимностью, дружил с Блейзом, Панси, с тобой… Я был шокирован.

- Как ты их назвал? - удивленно спросил Малфой.

- По имени. Здесь прошло всего несколько часов, а там я провел два совершенно фантастических дня. Я узнал вас с другой стороны, и это было, мягко говоря, удивительно. Блейз великолепен, а Панси просто прелесть. Миллисента очень умная и забавная, также как и Крэбб с Гойлом. Нотт такой же придурок, как и здесь. А ты… ты совсем другой.

Драко выглядел ошеломленным, даже потрясенным. Он не верил собственным ушам. Услышанное казалось абсурдным и невероятным. Но он собственными глазами видел воспоминания, в которых он и Поттер действительно смеялись и беззаботно болтали, как настоящие друзья.

- Чем же я отличался?

- В тебе не было ни тени высокомерия, всегда улыбающийся, щедрый душой и готовый помочь всем, не только одноклассникам, но и тем, кто моложе.

- Здесь я делаю то же самое, просто не кричу об этом на всех углах.

- Правда?

- Правда, Поттер! если не веришь, спроси у Блейза. Я занимаюсь дополнительно  с отстающими  первокурсниками по Нумерологии и Зельям.

Гриффиндорец вздохнул и сказал: - Возможно, все не так уж и отличается в обоих мирах.

- Возможно, все не так отличается, как тебе показалось, - отозвался Драко и, услышав как кто-то с силой распахнул дверь в больничный покой, добавил: - Быстро ложись, укройся с головой и притворись спящим.

- Зачем?

- Просто сделай это! - Приказал он.

- Но…

- Быстро! - Прошипел он, прежде чем знакомый голос манерно протянул:

- Драко, ты где?

Гарри юркнул под одеяло и притворился спящим, как ему и говорил Малфой, вздрогнув от явного страха в голосе последнего, когда он ответил:

- Здесь, отец, за ширмой.

 



Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-