Не так, как кажется

Глава 16. Признания

Назавтра все трое обменивались на Нумерологии заговорщическими взглядами. В конце урока на лице Драко появилась удовлетворенная улыбка. Благодаря помощи Гермионы, он смог правильно ответить на все вопросы теста.

Гарри не удержался от счастливой улыбки при виде радости слизеринца, который, однако, в ответ состроил равнодушную гримасу.

«Наверное, мне показалось» - подумал брюнет. Но спустя пару минут на парту приземлился клочок пергамента:

«Прекрати пялиться, придурок, ты меня смущаешь! Кто-нибудь может подумать, что между нами что-то есть, - было в нем написано. - Во сколько встречаемся сегодня? Хочу поупражняться в Патронусе».

Гарри закатил глаза, вздохнул и, набросав несколько строк, отправил назад.

«Сам ты придурок. И я никому не улыбаюсь, особенно тебе. В десять в Выручай-комнате».

Малфой едва заметно кивнул головой и больше ни разу не посмотрел в сторону Гарри. Едва прозвенел звонок, он в компании странно молчаливого в это утро Блейза покинул класс.

Гарри и Гермиона собирались последними.

- Спасибо, Гермиона. Ты видела, как он радовался, когда ответил на все вопросы?

- Если нужна помощь, обращайся, - кивнула девушка.

- Я не думаю, что у него много пропущено. Я позанимался с ним и понял, что он просто намеренно забросил учебу. Ты знаешь, ему Люциус приказал.

- Серьезно? Не может быть! Но почему?

- Хотел, чтобы Драко исключили за неуспеваемость. Он планирует сделать из сына нового Темного лорда.

Уже было поднявшаяся Гермиона опять плюхнулась на стул:

- Не могу поверить, - шокировано пробормотала она.

- Но это правда.

- Гарри, мы должны сделать что-то, чтобы помешать ему испортить Драко жизнь.

- Это то, над чем я ломаю голову, Герм. Может быть, если нам удастся удержать Драко в школе, мы сможем остановить это безумие.

- Мерлин! А Блейз знает? - Вырвалось у девушки.

- Блейз? - лукаво улыбнулся Гарри. - Да, думаю, он в курсе. Проблема в том, что помочь Драко - это титанический труд.

- Гарри, но ты понимаешь, что это значит? Если Малфой принял твою помощь, значит, он доверяет тебе. Только тебе удалось заставить его стряхнуть с себя оцепенение, в котором он пребывал последние несколько месяцев.

- Он всего лишь нуждается во мне, - грустно сказал Гарри.

По дороге на Гербологию он посвятил Гермиону в свою тайну о перемещении между мирами, о думоотводе и о том, что он узнал в другом измерении. Гермиона выглядела ошеломленной. Она-то думала, что Гарри уже ничем не сможет ее удивить.

Рассказанное казалось чем-то невозможным, плодом чьей-то больной фантазии, абсурдом. Но зная способность Гарри попадать в самые невероятные ситуации, девушка ни на мгновение не усомнилась в том, что он говорит правду.

- Я думаю, первое, что мы должны сделать, это восстановить все пробелы в знаниях Драко. Во-вторых, необходимо узнать, что же произошло с его настоящим отцом. Если ты утверждаешь, что он существует в другом мире, значит, должен быть и у нас. Мы не можем сбросить со счетов предположение, что он был убит. Но я все же не думаю, что Люциус может оказаться таким глупым и жестоким.

- Ты не знаешь его, Герм. Поверь, он очень даже способен на такое.

- В этом я не сомневаюсь. Но знаешь, Гарри, даже в волшебном мире есть суеверия. Одно из них заключается в том, что тот, кто убьет кровного родственника, будет проклят на всю жизнь. Особенно широко такие поверья распространены в семьях чистокровных магов. Поэтому я полагаю, что Малфой избавился от брата другим способом.

- Уверен, он заставил кого-то другого убить его.

- Нет, Гарри. Убить самому или нанять кого-то, все равно - это братоубийство. К тому же не забывай, они - близнецы. А между близнецами связь всегда гораздо более сильная, чем просто между родными братьями, даже после смерти.

- Откуда ты знаешь все это?

- «История магии и традиции», глава третья. Этим летом я искала что-нибудь полегче для чтения и наткнулась на нее.

Гарри рассмеялся и обнял девушку за плечи: - Герм, я тебя обожаю. Что бы я без тебя делал? Знаешь, я  ужасно тебя ревную к этому распрекрасному мистеру Забини, который украл твое сердце.

При этих словах Гермиона мило покраснела и пробормотала: - Это так заметно?

- Достаточно. Но скажи мне: он знает?

- Ммм… да, - еле слышно ответила гриффиндорка.

- «Да, к сожалению» или «Да, к счастью»?

- Не могу тебе сказать наверняка, потому что после того как мы поцеловались, я сбежала от него, бормоча дурацкие извинения, и с тех пор мы не разговаривали, - грустно призналась Гермиона.

- Вы сделали что?! - завопил Гарри.

- Гарри, пожалуйста, не кричи. Я знаю, что сделала глупость, но он так мне нравится. Я уже три года мечтаю о нем. Я не удержалась.

- То есть ты хочешь сказать, что это ты его поцеловала?

Девушка смущенно кивнула.

- А он ответил?

Снова кивок.

- Так в чем проблема? - озадаченно спросил Гарри.

- Проблема в том, что я - магглорожденная из Гриффиндора, а он - чистокровный из Слизерина. У таких отношений нет будущего.

- Мне бы хотелось думать, что это возможно, - теперь настала очередь темноволосого юноши покраснеть.

Девушка удивленно посмотрела на друга и сказала: - Гарри, ты хочешь что-то рассказать мне?

- Не так-то это просто, - вздохнул юноша.

- Попробуй!

После секундной заминки брюнет произнес: - Я - гей, Герм. Я понял это совсем недавно. Но самое худшее то, что я влюблен в …

- Малфоя, - закончила за него девушка, получив в ответ утвердительный кивок. - Он знает?

- Ты шутишь?! Никто не знает, кроме меня и тебя.

- Но возможно…

- Оставим это, Гермиона, у нас и так проблем по горло, не будем добавлять новые.

- Я видела вас вчера вдвоем. Казалось, что вам хорошо вместе. По-моему, Малфой начал смотреть на тебя по-новому.

- Я боюсь обмануться, Герм. Может, постепенно это отойдет на второй план.

Девушка кивнула и заулыбалась, а потом обняла Гарри за плечи и ласково прошептала: - Эврика! Наш Гарри Поттер влюблен!

Юноша улыбнулся в ответ и смущенно сказал: - Об этом знаешь только ты. Я не хочу никому говорить, даже Рону. Ты же знаешь его, не думаю, что для него это будет приятным сюрпризом.

- Успокойся, ты сам ему все расскажешь, когда придет время, - Гермиона еще раз обняла его, и друзья вместе направились в теплицы на занятия по Гербологии.

 

- Редкое явление: ты в хорошем настроении. Что-то мне подсказывает, что ты ответил на все вопросы. Да?

- Да, - кивнул Драко. - А ты?

- По-моему, я тоже все сделал правильно.

- Тогда почему такое лицо?

- Да так. Задумался.

- Могу я спросить о чем?

- Об одном человеке… - попытался уйти от ответа Забини.

- Я его знаю? - полюбопытствовал Малфой.

- Знаешь, но не общаешься.

- Девушка или парень?

- Девушка, - вздохнул синеглазый слизеринец.

- Блейз, ты расскажешь, в чем дело, или я так и буду вытягивать из тебя информацию по одному слову?

- Понимаешь, тут такое дело… Я и сам не ожидал… но так получилось… И теперь…  О, разорви меня горгулья!

Драко изумленно уставился на друга. Он ни слова не понял из невнятного бормотания и, похоже, Блейз не собирался вдаваться в подробности.

- А можно поконкретнее? - ласково попросил блондин.

- У тебя было когда-нибудь так, что ты не можешь думать ни о чем другом кроме как о том, что ты неожиданно для себя разделил нечто чудесное…

- С кем-то? - закончил за него Драко.

- Да, - выдохнул темноволосый слизеринец и поднялся на ноги.

- И кто эта счастливица?

- Ты никогда не поверишь…

- Дай угадаю: гриффиндорка, шатенка, карие глаза и по чистой случайности ее зовут Гермиона.

- Как ты догадался?

- Видел, как ты смотрел на нее на Нумерологии.

- Я поцеловал ее, Драко. Это был такой страстный и в то же время такой нежный поцелуй. Короче, самый лучший поцелуй в моей жизни. Наши губы как будто были созданы друг для друга. Я не могу его забыть, не могу перестать думать о ней. Ее запах, вкус ее губ, нежность рук, когда она зарылась пальцами в мои волосы.

- Да ты влип, приятель!

- Ты даже не представляешь насколько.

- Так в чем проблема? Насколько я понял, она ответила на поцелуй.

- Но я, наверное, сделал что-то не так, потому что потом она вырвалась и, бормоча извинения, убежала. И с тех пор мы ни разу не поговорили. Я уверен, она меня избегает.

- Так почему ты не поговоришь с ней, вместо того чтобы мучиться от неизвестности.

- Потому что я не осмелюсь!

- Что-о? Я ушам своим не верю! Ты - Блейз Забини - один из самых симпатичных парней Хогвартса, по которому вздыхает вся женская половина школы, спасовал перед Грейнджер? Хотя она и гриффиндорка, а все гриффиндорцы обладают такой чувственной аурой, что аж зашкаливает, но это не значит, что они недоступны.

Забини несколько секунд ошарашено смотрел на друга:

- А ты откуда знаешь о гриффиндорской чувственности?

- Не отвлекайся, это слишком долгая история, - Драко отвел взгляд.

- Я весь внимание. К тому же Бинс все равно опаздывает.

Малфой сглотнул, порозовел, но потом все же осмелился:

- Это все Поттер с его чертовой аурой хорошего мальчика, такой весь вежливый, всем улыбающийся. Он меня просто с ума сводит. Не считая того, что последнее время я вынужден постоянно любоваться его совершенным и соблазнительным, как сам грех, телом, должен признать, что он не так уж плох.

- Я думал, отец прикончит тебя, узнав, что ты не участвуешь в его планах, но твой отказ меркнет по сравнению с признанием в том, что ты хочешь своего заклятого врага.

- Не напоминай мне о нем, - пробормотал Драко и добавил: - Я не знаю, что со мной происходит, но когда он рядом, все кажется проще, я как будто вижу свет в конце тоннеля… И вообще, мне нравится находится рядом с ним.

- Да уж, попали мы  тобой, друг. Угораздило нас обоих влюбиться в гриффиндорцев. И в каких гриффиндорцев! - сказал Блейз.

- Тебе не кажется, что «влюбиться» это слишком сильно сказано?

- Может, для тебя и слишком, а для меня в самый раз. Если раньше я сомневался в существовании эдакого озарения в любви, то сейчас нет.

Драко не ответил. Он знал, что чувства, которые он начал испытывать к Поттеру, выходили за рамки простой благодарности. Блондин старался сделать вид, что ничего не происходит, пытался не замечать, что в глубине души после всего, что гриффиндорец сделал для него, он испытывает к нему искреннее уважение.

Блейз же со своей стороны решил, что должен поговорить с Гермионой, чтобы не сойти с ума.

Углубившись в свои мысли, друзья совершенно не слушали объяснения профессора Бинса, равно как и других преподавателей на Гербологии, Древних рунах и Предсказаниях.

За ужином двое слизеринцев, казалось, не могли отвести глаз от двух гриффиндорцев, которые в свою очередь демонстрировали полное спокойствие и расслабленность, хотя на самом деле вовсе их не чувствовали.

Вдруг внимание сразу нескольких гриффиндорцев привлекло внеурочное появление трех сов, одна их которых опустилась на стол перед слизеринским принцем, а две другие перед Гарри и Гермионой соответственно. Гриффиндорцы почти одновременно отвязали предназначенные им послания и принялись за чтение каждый своего.

 

«Нам нужно поговорить. Прошу тебя, приходи сегодня в десять часов вечера в старый класс Истории магии в Астрономической башне. Это важно! Б.З.»

 

«Не забудь принести думоотвод. Я хочу еще раз заглянуть в него».

 

Гермиона, прочитав свое письмо, окаменела, но с завидным самообладанием изобразила легкое удивление: - Ошиблись, наверное.

С этими словами девушка заклинанием подожгла клочок пергамента, который за несколько секунд обратился в пепел.

Гарри после прочтения своего письма отметил, что Малфой не утруждал себя употреблением таких слов как «привет», «пожалуйста» и уж тем более «спасибо». Раздраженным жестом он смахнул письмо со стола и на лету поджег его Инсендио.

Друзья удивленно посмотрели на Гарри и Гермиону, но потом решили не придавать произошедшему значения, потому что юноша и девушка принялись болтать и смеяться как ни в чем не бывало.

А в это время за слизеринским столом двое юношей погрузились в чтение письма, полученного Драко. Содержание послания повергло обоих в состояние близкое к депрессии, особенно Блейза, который успел увидеть, какая участь постигла его записку, и совершенно неправильно истолковал жест гриффиндорской старосты.

- Что думаешь делать? - шепотом спросил Блейз друга, который с выражением полнейшего  ужаса на лице смотрел на Снейпа.

- Не знаю, - так же шепотом ответил тот.

- Скажи Поттеру, - посоветовал Блейз. - Он поможет.

- И что, ты думаешь, он сможет сделать? Помешает моему отцу забрать меня отсюда?

- Не знаю, но все вместе мы сможем найти решение.

Драко только глубоко вздохнул. Из его пальцев выскользнул лист пергамента, в котором Люциус Малфой уведомлял сына, что в скором времени приедет в школу, чтобы забрать его домой.

Вечер наступил незаметно, и оба слизеринца направились каждый на свою встречу. И Блейз, и Драко в глубине души надеялись, что персона, которой назначена встреча уже будет на месте.

 

Блейз вздрогнул, почувствовав пальцы Гермионы на своей руке. Потянув его за собой, девушка прошептала:

- Пойдем отсюда, здесь небезопасно. Поговорим в Выручай-комнате, там нас никто не найдет, даже миссис Норрис.

С этими словами гриффиндорка увлекла юношу за собой по многочисленным коридорам, лестницам и переходам. Они пересекли всю школу от Астрономической башни до коридора с картиной, на которой был изображен Варнава Вздрюченный, открыли дверь, появившуюся в стене при их появлении, и вошли в просторное помещение.

Комната оказалась обставленной в восточном стиле, камин весело мигал рыжими языками пламени, всюду были разбросаны подушки и расставлены мягкие пуфики. На столике возле камина стоял поднос с фруктами и напитками. В воздухе витал легкий аромат благовоний, создавая атмосферу отдыха и расслабления.

- Мерлин, где это мы? - удивленно воскликнул слизеринец.

- В Выручай-комнате. Она при необходимости превращается в то, что тебе в данный момент нужно.

- Тебе захотелось побывать в гареме? - спросил Блейз, легко касаясь рукой тонких занавесей, развешенных по стенам.

- Скажем так, «Тысяча и одна ночь» - одна из моих любимых книг.

На несколько мгновений в комнате стало тихо, потом юноша отважился произнести:

- Гермиона, я хотел сказать, что после вчерашнего я ни о чем думать не могу.

- Блейз, я…

- Подожди, прошу тебя, дай мне сказать. Если я не сделаю этого сейчас, то боюсь, потом не осмелюсь, - остановил девушку Блейз. Он взял ее тонкие  руки в свои и продолжил: - Не знаю, как для тебя, а для меня случившееся было фантастическим. У меня и в мыслях не было обидеть тебя, и поэтому мне хотелось бы знать, что означало твое «Извини»: «Извини, это было ошибкой», «Извини, это было прекрасно, но мне надо бежать», «извини, как я могла позволить тебе?», «Извини, мне хотелось бы остаться, но меня ждут» или «Извини, хочешь повторить?». Я с ума схожу весь день. Ты даже не взглянула на меня, а я не осмеливаюсь и слова тебе сказать. Пожалуйста, объясни мне, иначе я больше не выдержу!

Все это Блейз выпалил на одном дыхании, ни на секунду не отведя взгляда от карих глаз девушки.

Гермиона вздохнула и ответила: - Это означало: «Извини, это моя вина». - От этих слов Блейз замер, но когда она добавила: - Но мне до смерти понравилось, - он почувствовал, что снова может дышать.

- Блейз, ты мне нравишься. Очень. Уже три года я все время думаю о тебе. Все мои мысли заполнены тобой. И вчера, когда ты был так близко, я не смогла удержаться, это было сильнее меня. Но я прекрасно отдаю себе отчет в том, что нас слишком многое разделяет. Знаю, я застала тебя врасплох и, возможно, тебе было неприятно, но я…

- Шшшш, - прошептал слизеринец, прикладывая палец к губам Гермионы. - Знаешь, я никогда не следовал правилам, особенно тем, которые навязаны неизвестно кем и для чего, -  добавил он и, наклонившись, ласково поцеловал девушку в кончик носа. - Если ты позволишь, мне бы очень хотелось повторить вчерашний опыт.

Он дождался утвердительного кивка, чтобы прижаться к теплым девичьим губам. Очень медленно Блейз начал покусывать нижнюю губку девушки, которая в мгновение ока вознесясь в рай, пылко ответила на нежную ласку. Ее губы приоткрылись, и когда их языки встретились и закружились в медленном танце, сладкая дрожь удовольствия пронзила обоих с головы до пят, заставляя прижиматься друг к другу и желать большего.

Несколько минут спустя они оказались лежащими на одном из диванчиков, тут и там расставленных в комнате, не зная о том, что уже некоторое время две пары глаз безмолвно наслаждались прелестным спектаклем, на который у них не было билетов.

- Ты видишь то же, что и я? - шепотом спросил Драко у Гарри, который только кивнул в ответ. - Что будем делать?

- А что ты предлагаешь? Разворачиваемся и уходим, - прошептал гриффиндорец.

- И куда пойдем?

- Может, к тебе?

- Не подходит, моя комната слишком близко к покоям Северуса.

- В комнату Блейза?

- Еще хуже. Он живет с Ноттом, Крэббом и Гойлом. Может, к тебе?

- Я сплю с Роном, Симусом и Невиллом. Сомневаюсь, что они нас не заметят.

- Дерьмо! И что будем делать?

- Прервем их. Ты сейчас важнее. Они поймут.

- Ни за что. Блейз меня убьет. К тому же посмотри на них, просто слюнки текут - какие они сексуальные.

- Драко, без обид, но мне не очень улыбается стоять здесь и смотреть, как наши лучшие друзья обжимаются. У нас есть дела поважнее.

- Пойдем на поле, - прошептал слизеринец.

- Не получится: сегодня тренируются сначала когтевранцы, а потом пуффендуйцы. Раньше, чем через час, они не закончат.

- Тогда в лесу?

- Нет, ты хотел поупражняться в Патронусе, нас может кто-нибудь увидеть. Только здесь можно этим заняться, не рискуя быть услышанным или увиденным кем-то.

- Но… я…

- Никаких «но», - сухо перебил его Гарри, и повысил голос, чтобы привлечь внимание целующейся парочки.

Блейз и Гермиона отпрянули друг от друга, вскочили на ноги и в один голос смущенно воскликнули: - Привет!

- Привет, - также хором ответили ловцы.

- Извините, мы…

- Нет, это вы нас извините, но это единственное место, где можно упражняться в заклинаниях, не рискуя быть обнаруженным, - выпалил Драко.

- да, конечно, просто мы не ожидали, что Выручай-комната может понадобиться кому-нибудь еще, - ответила малиновая от смущения Гермиона.

- Герм, извини, просто я…

- Не надо, Гарри, все в порядке. Может, мы тоже можем чем-нибудь помочь?

Блейз согласно кивнул и посмотрел на своего лучшего друга, который пожал плечами и, кивнув в сторону Поттера, ответил: - Не смотрите на меня, он здесь старший. Сегодня мы собирались заняться Защитой.

- Почему бы и нет. Вы будете отличными противниками. Начнем!

В течение первого часа Гарри напомнил Драко все пройденные и выученные им самостоятельно заклинания защиты, а следующий час все четверо посвятили практике.

- Нет, здесь нужно заклинание Постоянного щита Scudo Sempra, при непростительных проклятиях Инкантатем Буфер не спасает, - пояснила девушка.

- Хорошо, Гермиона, теперь брось в Драко Экспеллиармус.

Подруга кивнула и направила на светловолосого слизеринца палочку, заставляя его собственную вырваться из рук и улететь на три метра.

Малфой ошеломленно замер, осознавая, что в реальном поединке он был бы уже мертв.

К счастью, Гарри опроверг его неутешительное предположение:

- Неприятно, но все поправимо. Ты знаешь безмолвные заклинания?

- Нет.

- Это те заклинания, которые ты можешь применять без палочки и не произнося вслух. Например, Imago invisibilum, которое позволит тебе стать невидимым, и другое, более распространенное и  известное тебе из курса Манящих чар - Accio - которое позволит призвать палочку.

- Я не знал, что его можно использовать без палочки, - сказал Блейз.

- Мало кто знает. Я обнаружил это во время дуэли с Волдемортом.

- А другие есть? - спросил Драко, восхищеный глубиной знаний Гарри.

- Да, все заклинания, используемые анимагами. Вспомните на первом курсе, когда мы с Роном опоздали на Трансфигурацию, профессор МакГоннагал превратилась из кошки в человека без помощи волшебной палочки. Я понял это уже гораздо позже.

- Верно, - заулыбался Блейз.

- Хотите посмотреть? - спросил Гарри, удивляя всех.

- Не говори мне, что ты анимаг, - ошалело проговорил Малфой.

Гарри кивнул и, не прибавив ни слова, превратился в великолепную черную пантеру с ярко-зелеными глазами.

- О, Мерлин! - выдохнула Гермиона и, приблизившись, зарылась пальцами в густую шелковистую шерсть цвета воронова крыла.

Слизеринцы не удержались и сделали то же самое. Но когда Драко положил руку на бархатную морду животного, Гарри трансформировался обратно в человека, и рука блондина оказалась прижатой к его правой щеке.

- Извини, - Малфой отдернул руку.

- Гарри, а в Министерстве знают? - спросила все еще не пришедшая в себя от изумления Гермиона.

- Нет.

- Следовательно, ты - незарегистрированный анимаг, - сделал вывод Блейз и зааплодировал. - Ты весь состоишь из сюрпризов, Поттер. Мои поздравления.

- Кроме вас знает только Дамблдор. Он-то и давал мне индивидуальные уроки. Мне это очень пригодилось в битве с Темным лордом.

- Невероятно, - прокомментировал Драко и с любопытством взглянул на внезапно появившийся ящик: - А здесь что?

- Боггарт. Ты же хотел научиться вызывать Патронуса. Становись напротив, я открою ящик, боггарт превратится во что-то, чего ты боишься…

- Нет, Поттер, я не смогу.

- Давай, Драко, вспомни что-нибудь хорошее. Например, детство или что-то, что вы делали с Блейзом.

- А если не получится?

- Я подстрахую, - улыбнулся Гарри.

- Но…

- Драко, просто попробуй! И помни - Экспекто Патронум!

Зеленоглазый гриффиндорец заклинанием открыл крышку ящика, но, видимо, дементоры не были самым большим страхом Драко, потому что перед друзьями предстал Люциус Малфой собственной персоной с палочкой наизготовку. От шока Драко выронил собственную и упал на колени. Гарри мгновенно заслонил его собой, и боггарт изменился, превратившись в дементора. Во всю силу легких Гарри прокричал заклинание, и с конца его палочки спрыгнул великолепный серебряный олень. Чудесное животное поскакало навстречу дементору, заставляя его отступить, а потом и вовсе испариться с тихим хлопком. Затем олень изящно поклонился своему хозяину и исчез.

Гарри тотчас же опустился на колени рядом с Драко и ласково прошептал ему на ухо:

- Успокойся, все в порядке.

Блондин порывисто обхватил его рукой за шею и разрыдался как ребенок.

 



Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-