Мгновения решают все

Глава 29

Воздух дрожал от заклинаний и проклятий, пронзительные крики мешали сосредоточиться на враге напротив него. Самая большая битва, в которой Гарри довелось принимать участие, началась пятнадцать минут назад, когда две нападающие стороны столкнулись друг с другом. Оставив несколько человек охранять семьи, если вдруг они потерпят поражение, авроры и члены Ордена перешли в наступление, разбившись на четыре группы по всему переметру школы.

Их задача была проста: «Защищать свою линию обороны, не позволить Пожирателям пройти и, поскольку эта битва должна была стать последней между Темным Лордом и Гарри, отвлечь внимание врага, чтобы Гарри смог исполнить то, что ему предначертано». Даже те, кто обычно не участвовали в боевых действиях, а имели обязанности в других частях замка, были сегодня здесь, готовые защищать, а если потребуется и отдать свои жизни за тех, кто остался за каменными стенами Хогвардса.

Гарри уклонился от очередного смертельного проклятия. Он был рад, что оно никого не задело. Он всегда боялся, что, увернувшись, подставит под удар кого-нибудь другого. Темноволосый мужчина прогнал чувство вины, уворачиваясь от очередного заклинания, летящего в него.

Гарри быстро поставил защитный барьер, и сильное заклинание было мгновенно поглощено магией, окружающей парня. В обычной ситуации Гарри послал бы ответное заклинание, но сегодня он знал, что ему потребуется вся его сила, поэтому при выборе между ответным ударом и поглощением заклинаний, он выбрал последнее. Кто знает, сколько магической энергии ему сегодня потребуется, чтобы завершить то, что необходимо? То, что он планировал для их специального гостя, никогда раньше не делалось. И если уж совсем честно, то никто не знал, что задумал наследник Гриффиндора, только то, что у него есть идея, как убить Темного Лорда раз и навсегда. Гарри не хотел рисковать тем, что что-то помешает его планам, если о них станет известно Лорду и тот сможет как-то подготовиться. Единственный кто знал о его намерениях и целях, никому не сможет о них рассказать. Никто и не поймет даже если тот попытается.

Мягкая трель раздалась в холодном ночном воздухе и Гарри посмотрел на Фоукса, летевшему к нему. Это хорошо. Это означало, что Драко смог найти выход из Покоев. Успокоившись, что его семья в безопасности, Гарри отправил быстро три заклинания в разные направления, эффективно убирая препятствия с дороги.

*          *          *

- Вау, ты только посмотри на это! - воскликнула Николь, обращая внимания на потрясающее зрелище вокруг них. Казалось, они идут уже не один час, но, скорее всего, вряд ли больше получаса, когда узкий коридорчик начал понемногу расширяться и стал ярче. Даже близнецы убыстрили тем, чтобы увидеть что-то, кроме окружавшей их темноты. Света от палочки перед ними и за ними хватало только на то, чтобы видеть пол под ногами. Источник появившегося светло-зеленого свечения стал увеличиваться по мере приближения, и Мэью споткнулся и врезался в спину брата, торопясь посмотреть, что же это такое, но сильные руки отца помогли ему обрести равновесие.

Мэтью благодарно улыбнулся отцу, успев  заметить уголком глаз усмешку брата, который обернулся к нему. Немного прийдя в себя, все четверо двинулись дальше навстречу все увеличивающемуся сиянию.

Спустя сотню ярдов, Мэтью снова въехал лицом в спину брата, только в этот раз он уже был солвсем невиноват в этом. Николь внезапно и без предупреждения остановилась, что и вызвало такую реакцию по цепочке. Мэтью тихо ахнул, почувствовав, как отец наткнулся на него. Слава богу, что Драко обращал больше внимания, куда идет, чем Мэтью, и смог быстро обрести контроль, прежде чем свалиться на сына. 

Драко ласково улыбнулся сыну, который в ответ послал ему яркую улыбку.

- Эй, поосторожней там, - крикнул Драко предводителю их небольшой экспедиции. - Мы были бы благодарны, если бы нас предупреждали об остановке.

Драко слегка заволновался, когда его подколка не вызвала ожидаемой реакции от Николь - она не вызвала вообще никакой реакции.

- Ники, что там? Ты видишь что нибудь?

Беспокойство в голосе Драко оторвало Николь от чудес, окружающих ее.

- Драко, подожди, сам увидишь. Это просто восхитительно.

- Ну, если ты будешь настолько добра, чтобы отойти в сторонку немного, тогда я, может быть, и пойму, о чем ты говоришь, - саркастично заявил Драко, пытаясь выглянуть из-за нависшего камня, но так и не смог рассмотреть, чем была так поражена Николь.

- О, конечно, мой господин, позволь мне убрать свое никчемное тело, чтобы вы смогли воочию насладиться этим невероятным зрелищем. Тогда, может быть, ты сможешь мне сказать, ГДЕ ИМЕННО МЫ НАХОДИМСЯ? - Голос Николь перешел от шепота к почти крику.

Драко нахмурился при последних словах Николь, отразившихся от каменных стен и отозвавшиеся эхом.

*          *          *

Гарри попытался не вздрогнуть от мучительного вопля, эхом разнесшегося по замороженному ландшафту. Он узнал бы этот голос где угодно, даже если они много лет не общались, он все еще его помнил. Это был Рон. Гарри не смог ничего с собой поделать и, окинув взглядом упавших людей, увидел всплеск рыжих волос человека, склонившегося над застывшей в снегу фигурой. Значит, это не Рон, а кто-то другой, кто для него очень дорог.

Словно в замедленном кино Гарри увидел двоих Пожирателе Смерти, приближающихся к его бывшему другу и готовых убивать. Даже не кинув на Пожирателей еще одного взгляда, он бросил в них два оглушающих заклятия.

Удача была на его стороне, Пожиратели успели кинуть в Рона всего одно короткое проклятье, прежде чем упали на землю бесполезной грудой мусора, каковым и являлись. 

Заклятие Пожирателя попало Рону в спину, его крик лучше, чем что бы то ни было, сказал, что это было одно из Непростительных. Слава Мерлину, что его действие закончилось, как только оглушающее заклинание Гарри начало дейсвовать на Пожирателя, наложившего на Рона Круциатус; поэтому боль Рона, хотя и сильная, оказалась недолгой.

Гарри кинул на Рона еще один взгляд и, увидев, что тот шелохнулся, поднял палочку и послал голубые искры в воздух. Сделав все, что мог, - вызвав колдомедика, - Гарри двинулся дальше в поисках своей неуловимой жертвы на этот вечер. 

*          *          *

Блондин резко вдохнул воздух через крепко сжатые зубы, это было единственной его реакцией на вид, открывшийся перед ним, когда Николь отступила в сторонку. Зрелеще было просто потрясающим. Они попали в тонель, который, казалось, был полностью сделан из воды. Она окружала их со всех сторон, даже с потолка. Зеленоватая вода плотно прижималась к невидимым барьерам и напомнила Драко аквапарк, в который они с Николь водили мальчиков в Калифорнии, пока Гарри занимался своими делами.

Мужина осторожно протянул руку и дотронулся до барьера, проверяя его твердость и желая убедиться, что он не грозит провалиться, если они случайно дотронуться до него. Последнее, что  сейчас нужно было Драко, чтобы Мэтью снова споткнулся и оказался на другой стороне стены.  Что ж, вроде он был достаточно плотным.

Подводная жизнь и нежное покачивание леса черных водорослей были именно такими, как описывал Гарри, рассказывая о втором конкурсе Тремудрого турнира. Они явно оказались на самом дне озера. Драко покачал головой при виде зрелища, окружающего его, и на секунду ему показалось, что он заметил мелькнувшую русалку, которые, как известно, жили здесь; но, когда он обернулся, чтобы хорошенько рассмотреть, она уже пропала. Он надеялся, что гигантский кальмар будет занят на другом конце озера. Драко совершенно не хотелось проверять прочность барьеров, если кальмар решит поиграть с новоприбывшими. Медленно, Драко выдохнул, даже не осознавая, что задержал дыхание, вступив в чудесный мир подводного царства. 

Не уверенный, что же было более удивительным: идти под водой по тоннелю или выражение лиц близнецовь - Драко повел их маленькую группу дальше. Мэтью и Эван рассмеялись, увидев стайку серебристых рыбок, пронесшихся у них над головами. Их смех оказался заразителен, и они все расхохотались. Почувствовав, как слегка спало напряжение в теле, Драко вытер слезы смеха в уголках глаз. Пообещав себе вернуться сюда когда-нибудь, чтобы провести побольше времени, они снова двинулись вперед, глубже под темную воду.

*          *          *

- Где он, черт возьми? - Пробормотал Гарри, связывая еще парочку Пожирателей. Но, казалось, на место каждого выведенного из строя Пожирателя приходило еще двое; однако Риддла все еще нигде не было видно.

Холодный ветер пронизывал насквозь даже в теплой мантии. Холод пробирался под кожу и впивался острыми колючками в кости, и Гарри чувствовал себя лет на двадцать старше. Жуткая тишина воцарилась вокруг, когда Гарри в замешательстве огляделся.

Яркие звезды, которые раньше были видны на практически безлунном небе, исчезли и, казалось, что темнота накрыла землю. Гарри упал на колени, чувствая, словно его сердце сжала ледяная рука. Гарри охнул, зная, что ему надо срочно прийти в себя. Он не чувствовал себя так с тех пор, как… Гарри почувствовал жгучее желание перекинуться в свою собачью анимагическую форму. Подавив в себе давно выработанный в Азкабане механизм, Гарри пришел в себя.

Дементоры. Волдеморт, должно быть, где-то близко, если выпустил на поле своих самых верных помощников. Прикусив до крови губу, Гарри тихо застонал, почувствовав, как разлагающиеся существа пробуют пробраться в его мозг. «Только не снова, только не снова…» Усилием воли Гарри, пошатываясь, поднялся на ноги. Высокий мужчина прикрыл глаза, увидев открывшееся перед ним зрелище: более сотни дементоров откликнулись на призыв Волдеморта и медленно направилялись к большому скоплению членов Ордена и авроров, все еще сражающимися с Пожирателями.

Понимая, что времени осталось совсем немного, прежде чем Светлая сторона ощутит на себе ужасный эффект дементоров, Гарри начал перебирать свои самые счастливые воспоминания. Зная, что только самая чистая любовь сможет отпугнуть такое количество дементоров, Гарри подумал о моменте, когда он впервые взял на руки своих сыновей. Он сконцентрировался на том, как выглядел Мэтью, впервые открыв свои яркие зеленые глаза, и как Эван доверчиво прижался к нему, сильно схватив за палец - Гарри и не подозревал, что у новорожденного столько силы.

Гарри поднял руку в воздух и выкрикнул: «ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!». Прошло много времени с тех пор, как ему в последний раз приходилось вызывать защитника, и Гарри чуть не заплакал, увидев знакомую фигуру серебристого оленя, вылетевшего у него из пальцев. Гарри уставился на образ. Он не походил на Патронуса, которого он видел раньше, этот был намного больше и выглядел практически живым. Он действительно был великолепен. Увидев, как дементоры почти достигли первой линии защиты, Гарри в последний раз глянул на образ отца.

- Давай, Сохатый, ты знаешь, что делать. 

Олень посмотрел на Гарри, ухмыльнулся и помчался к ближайшим дементорам. Гарри облегченно вздохнул, заметив, что к Сохатому присоединилось несколько других Патронусов, хотя и не таких сильных или наводящих страх, как его олень. Гарри обрадовался, узнав Патронусы Сириуса, Северуса и Ремуса, которые помогали отогнать дементоров.

- Черт, - ахнул Гарри, почувствовав, как оглушающее заклинание ударило ему в спину. Он был беспечен, полностью сосредоточившись на дементорах и забыв об орде Пожирателей, все еще воюющих на землях Хогвардса, только и мечтающих о том, чтобы принести его голову на серебряной тарелочке своему Господину. Еще раз Гарри почувствовал, как заклинание пробежало по его венам, впитываясь в кровь. Стряхнув легкое головокружение, Гарри развернулся и послал в отместку свои оглушающие заклинания.

Глухой звук подтвердил, что он попал в интересующую его цель. Прежде чем он успел сконцентрировать свое внимание на следующей потенциальной жертве, его шрам взорвался болью. Гарри уронил палочку и обеими руками схватился за лоб, у него появилось ощущение, что кто-то провел раскаленным железом у него между глаз. Сделав глубокий вздох, Гарри заставил себя подняться с колен. Пытаясь забыть о боли, Гарри совершенно уверился, что Волдеморт здесь. Пришло время встретиться со своим дедулей.

*          *          *

Понемногу дно озера пошло вверх, что и хорошо: восхищение чудесами подводного мира давно прошло, и теперь мальчики ужасно устали от такой прогулки. Поняв, что они приближаются к берегу, Драко попытался отвлечься от нытья близнецов и решить, что ему делать дальше.

Мысленно представив перед собой карту, он прекрасно понял, куда именно они выйдут. К Запретному лесу. Мгновенно отбросив мысль о том, чтобы отпустить Николь и мальчиков глубоко в Запретный лес, так как это слишком опасно, Драко стал перебирать возможные варианты.

Но он отметал их один за другим так же быстро, как они и появлялись, пока не нашел самый удачный при данных обстоятельствах. Он их просто оставит под озером. Никто и не додумается искать их тут, а как битва будет закончена, Драко сможет вернуться и забрать их отсюда. Кроме того, если он уведет их далеко от Хогвардса, то есть вероятность, что он сам не успеет на последнюю схватку между Волдемортом и Гарри. Может, это и эгоистично, но Драко знал, что никогда не сможет простить себе, если что-то случится с Гарри, а его даже не будет там, чтобы помочь ему.

Подводный тоннель был узким, но иногда попадались секции, где двое взрослых людей могли встать плечом к плечу. В следующий раз, когда они подойдут к слегка расширяющейся секции, достаточной для того, чтобы они могли удобно сесть, Драко настоит на том, чтобы они передохнули, и расскажет Николь, что он задумал.

Обрадовавшись, что наконец он нашел лучший вариант, Драко убыстрил темп, в нетерпении побыстрее выбраться отсюда и посмотреть, что происходит на поверхности. Теперь, когда он нашел безопасное место для мальчиков, его мысли снова вернулись к опасности, которая сейчас окружает Гарри.

Тихо взмолившись, чтобы с его любимым все было хорошо, Драко со своей семьей двинулся дальше. 

*          *          *

Драко осторожно раздвинул заросли болотной травы, которая охраняла скрытый вход в тоннель под озером; он был рад, что поверхность озера была заморожена, поэтому на воде не осталось даже ряби, которая могла бы выдать его перемещение.

Николь не сильно обрадовалась, когда он сказал, что хочет оставить ее с мальчиками, пока сам участвует в сражении, но знала: что бы она бы ни сказала или сделала, это его не остановит. Поэтому уступила. Согласиться остаться с мальчиками под озером было лучшим решением, пока Гарри или Драко не придут за ними. Она трасфигурировала несколько гладких камней, найденных на полу, в подушки и одеяла для Эвана и Мэтью. Хотя вероятность того, что близнецы сейчас уснут, была невероятно мала, она все же на это надеялась. 

Пройдя немного назад, после того как сообщил Ники о своем уходе, Драко наложил заклинания, которые должны предупредить Николь, если кто-нибудь войдет в тоннель с той стороны, с которой они пришли. В этом случае у нее будет несколько минут, чтобы взять малышей и выбежать на поверхность, и, судя по тому, насколько им уже пришлось подняться, до выхода оставалось совсем немного. Однако Драко надеялся, что все же ничего не случиться сейчас, когда конец войны так близок.

Выбравшись из-под воды, Драко убедился, что капюшон мантии скрывает его легко различимые волосы, он двинулся вперед.

Чертыхнувшись при виде отпечатков ног на недавно выпавшем снегу, Драко быстро перекинулся в свою волчью форму, зная, что следы животного, ведущие от воды, не покажутся никому странными, в отличие от человеческих.

Темносерый волк жалобно завыл, услышав крики боли и страданий, доносившиеся с поля битвы. Драко со всех ног кинулся туда, где продолжало идти сражение. 

*          *          *

 Холодные серые глаза внимательно изучали все поле битвы от края до края, подмечая каждую деталь, какой бы мелкой и неважной она ни казалась. Ни увеличивающееся количество замерших тел, которые продолжали падать на землю, ни пронизывающий зимний ветер не могли выжать из этих глаз ни слезинки. Владелец этих необычных глаз был невосприимчив к таким мелочам. Мелочам, от которых у других стала кровь в жилах.

Но у этого человека была своя миссия, единственная.

Люциус еще раз позволил себе пробежаться взглядом по замершей картинке напротив, заметив только один пурпурный проблеск на белом поле. У него не было и тени сомнения, что эта мантия надета не на кого-нибудь, а на самого Гарри Поттере. Ни у кого больше не достало бы силы и магии накладывать столько защитных и нападающих заклинаний, сколько наложил этот человек с самого начала сражения более часа тому назад.

Когда Забини сообщил Темному Лорду об уникальном и неожиданном наследии Поттера, это оказалось откровением, хотя и не очень радостным. То, что проклятьем Волдеморта оказался его собственный внук, его наследник, было просто невероятно. После того как пыль осела, и рассказ молодого Забини подтвердился другими фактами, все недостающие кусочки мозаики по имени Гарри Поттер встали на свои места. 

Невероятные магические способности Поттера всегда считались небывалыми с какой стороны ни посмотри, особенно если учесть, что по матери он маггл. Многие прихвостни Темного Лорда насмехались над способностями Поттера побеждать их Лорда из года в год, считая это просто невероятной удачей мальчишки, другие шептались за закрытыми дверями, что Поттер был сверхестественным феноменом, посланным, чтобы разрушить их стиль жизни. Люциус, конечно, не относился ни к тем, ни к другим. За все эти годы глава рода Малфоев научился уважать Поттера просто за то, что он был невероятно могущественным и талантливым магом. И теперь, когда последняя причина Люциуса не любить Поттера - его маггловская кровь - исчезла, его уважение к наследнику своего господина удвоилось. Он не был уж так расстроен, поняв, что его собственный сын трахает Поттера. При любых других обстоятельствах Поттер стал бы прекрасным дополнением к клану Малфоев; в конце концов, в его жилах течет кровь не только Лорда Волдеморта, но также и самого Салазара Слизерина.

Тем не менее, когда Забини сообщил, что Драко действительно предал Темного Лорда и пошел по стопам Снейпа, Люциус почувствовал, как в нем закипела кровь. Мало того, что один из самых верных, как они считали, их коллег всадил им нож в спину около года назад. Так еще и услышать о том, что его собственный сын тоже оказался предателем. Люциус был просто взбешен. Предать Господина было подобно предательству собственной крови и плоти.

Глава рода Малфоев заявил, что их семья остается верна Лорду и Драко не имел права ослушаться его. Черт, Драко вырос на постоянной пропаганде именно этого пути, ему еще до школы вбили в голову, что чистокровные маги намного лучше полукровок и - «боже сохрани» - грязнокровок. Люциус позволил себе отвлечься от происходящего и сразу ощутил прилив бешенства при мысли, что же именно Нарцисса сделал неправильно в воспитании их сына и почти наследника Темного Лорда. Теперь о своих планах можно забыть, а Волдеморт уже положил глаз на нового наследника. Как бы то ни было, Драко заплатит за свое предательство. За то, что позволил себе забыть о своей семье.

Люциус еще раз проклял Нарциссу за то, что та уговорила его взять в крестные отцы их сыну этого сальноволосого ублюдка, мастера зелий. В то время это казалось мудрым решением, но теперь оно оставляло в рту привкус горечи. Как могли двое людей, которым он больше всех доверял, предать его? Это немыслимо, и они заплатят, оба.

Тихий звук быстро приближающихся шагов по скрипучему снегу заставил Люциуса отложить на время мысли о мщении. Использовав свою мантию, чтобы слиться с деревьями, старший Малфой спрятался в тени, наблюдая за волком, бегущем в его сторону.

Животное было красивым, его темно-серый мех переливался над упругими мускулами, то синхронно напрягающимися, то расслабляющимися, в то время как зверь грациозно мчался по направлению к сражению. Как странно для животного приблизиться к запахам и звукам людей, особенно людей, участвующих в смертельной схватке. Несмотря на свой ум и хитрость, волки всегда были чрезвычайно независимыми, чтобы вступать в контакт с человеком.

Но ведь это и не был просто какой-то старый волк, не так ли? Люциус поднял палочку со зловещей ухмылкой на лице. Драко - идиот, если думал, что сможет удержать в секрете свою форму. Люциус уже давно знал, что его сын незарегистрированный анимаг, как знал, и в какое животное он перекидывается. Подумав, что это решит хотя бы одну из его проблем, Малфой направил палочку на быстро исчезающую серую фигуру и стал шептать заклинание.

Люциус уже на половину произнес самое непростительное заклинание из всех, когда остановился. Он вынужден был признаться себе, что ему любопытно, чем это занимался Драко так далеко от своего любовничка в такое для того время. Будучи сильным воином, Драко никогда не избегал битв, и Люциус знал своего сына достаточно хорошо, чтобы понять, что Драко ни за что бы не пропустил именно это сражение. Не тогда, когда наступает решающий момент для каждой из сторон. Драко хотел бы быть здесь. Так что же для его предателя сына могло быть более важным, что заставило его оставить свою шлюшку без прикрытия в самой большой битве его жизни? Была только одна вещь, вернее, две, подумал с ухмылкой Люциус, которые смогли бы отвлечь Драко от такого исторического события. Если верить словам младшего Забини, Драко отвратительно лебезит перед ублюдками Поттера. Он практически стал им приемным папашей, этим гриффиндорским отродьям.

Логическим выводом было то, что Поттер заставил Драко припрятать ублюдков где-то, не будучи уверенным, что школа будет в безопасности. Зная, что Господин шедро наградит его, если он доставит его правнука после битвы, Люциус решил, что месть может подождать. Кроме того, если Волдеморт будет побежден - как бы невероятно это ни было - у него будет неплохое преимущество. И что же нужно, чтобы заставить Свет что-либо сделать? Иметь власть над детьми его Спасителя.

Приняв решение, Люциус развернулся и направился по следам, оставленным волком, прочь от битвы.

*          *          *

- Гарри Поттер, мы снова встретились. Кто знал, что ты будешь достаточно глуп, чтобы вернуться к этим трусам, которые помогли засадить тебя за решетку и оставили там гнить? Ты снова превзошел все мои ожидания. Я считал тебя более умным, чем, как оказалось, ты есть на самом деле.

Гарри стиснул зубы, когда лавина слов обрушалась на него. Он вызывающе поднял голову и посмотрел на чудовище, которое сегодня, наконец, заплатит за все свои преступления.

- Риддл.

Волдеморт прищелкнул языком, но звук получился сухой и невеселый.

- Ну-ну, Гарри, ты хотел сказать «дедушка»?

Гарри немного поизучал своего врага, чувствуя, как начинает закипать гнев. Каждое слово, слетающее с этих змеиных губ, разжигало костер в его душе все ярче и ярче.

- Ты, может быть, и изнасиловал невинную девочку и наградил ее ребенком, но ты никогда не был и не будешь дедом. Ты ничто, - рявкнул Гарри.

Годы, которые Гарри провел вдали от Англии, пошли на пользу Темному Лорду. Он выглядел здоровее и сильнее, чем в последний раз, когда Гарри его видел. Исчезла тонкая, бледная скелетообразная фигура, заменившись на стройное и загорелое тело. Тем не менее одно осталось неизменным, и Гарри чувствовал силу и подлость Волдеморта, отражающуюся в его кроваво-красных глазах.

Немного отвернув голову от Риддла, Гарри увидел, как битва вокруг них замерла. Все: теперь только от них двоих зависит будущее, и никто не хотел пропустить этого момента.

Его не удивило, что Волдеморт еще не поднял палочку. Риддл прекрасно знал, что их палочки - сестры и не могут сражаться друг с другом. Стратегия Гарри не включала в себя палочку, и он понял, что Волдеморт выбрал туже тактику, готовясь к этому сражению.

- Ты дурак. Я надеялся, что ты вырастешь к этому времени, но, похоже, гриффиндорская кровь оказалась слишком сильна. - Прошипел Волдеморт: заметив, что за ними наблюдают, он перешел с английского на парселонг. Так он был уверен, что их никто не поймет, а одновременно и устрашит и собьет с толку Светлую сторону, услышав, что у их самого опасного врага и их единственной надежды один и тот же талант, который присущь только Темным Магам.

Зеленые глаза сверкнули, прежде чем Гарри смог сдержать свои эмоции, как же ему было противно стоять перед ним.

- Ты так предсказуем, Риддл, оскорбляя мое гриффендорское наследие. Но конечно, ты разрушаешь все, чего твой умишко просто не может понять. Да, гриффендорская сторона делает меня иногда безрассудным, но она же дает мне силу, которую тебе никогда не получить. - Гарри был так занят своей речью, что даже и не понял, что разговор перешел на парселонг

Волдеморт усмехнулся, увидев недоверие и страх на лицах Светлых магов, когда они услышали ответ Гарри. О, этими людьми так просто манипулировать. Даже жаль, что сегодня все закончится, надо оставить несколько из них в живых на время, чтобы он смог с ними поиграть. Их слабоумие, их совершенное неумение скрывать мысли, даже если бы от этого зависили их жизни. Уж он повеселится на славу. А они даже и не поймут, что это их собственная неспособность скрывать свои чувства сохранила им жизнь, на время. Ну, до тех пор, пока ему не наскучит это.

- Представь мое удивление, когда я обнаружил, что ты - мой наследник и что в нас обоих течет кровь Салазара Слизерина. Всегда, Гарри, были только мы двое, даже теперь все ждут, что произойдет. Это все, что имеет значение, только ты и я. - Волдеморт внимательно наблюдал за своим внуком, зная, что ему нужно сильно разозлить молодого человека, чтобы он потерял котроль. Когда это произойдет, он нанесет первый и - надеялся - последний удар.

Волдеморт не питал никаких иллюзий насчет Гарри Поттера. Он знал, что этот мужчина невероятно могуществен, возможно, даже могущественней его самого. Но Гриффиндор был идиотом, могущественным идиотом, а то, что в нем течет кровь двоих основателей, давало ему еще и превосходство, которого у самого Лорда не было. Если он хочет победить Поттера, ему нужно действовать стремительно.

Крутя в пальцах палочку, которую он создал именно для этих целей, Волдеморт продолжил, когда Гарри не ответил на его слова:

- Ты же знаешь: все могло быть по-другому. Если бы я знал о твоем существовании, я бы просто забрал тебя от Поттеров, когда ты был младенцем, и воспитал сам так, как ты того заслуживаешь. Мы бы могли избежать всего этого, и тебе никогда не пришлось жить в том чертовом чулане.

Увидев, как гнев уже начал плескаться в зеленых глазах при одном только упоминании его родителей и его детства, Волдеморт почувствовал вкус победы во рту и продолжил:

- Но для тебя уже слишком поздно, Гарри, я думаю, ты это понимаешь, но еще не слишком поздно для твоего сына. Мой правнук вырастет рядом со мной, так как должен был расти ты сам. Он будет провозглашен моим единственным наследником.

- Сын? Ты имеешь в виду сыновья, знаешь, их двое? - ядовито прошипел Гарри, волнуясь из-за того, что план, придуманный несколько месяцев назад, чтобы обеспечить безопасность своих детей, вступил в силу.

Волдеморт усмехнулся, не понимая, почему он вообще волновался. Гарри был все тем же неуверенным в себе мальчишкой, которым управляли эмоции. Темный Лорд сделал глубокий вздох, наслаждаясь ответом Поттера, прежде чем выкинуть свою козырную карту.

- Вечно у тебя всего слишком много, Гарри, мне не нужно два наследника. - Красные глаза сузились. - Одного вполне достаточно.

Гарри охватила паника.

- Что ты имеешь в виду? - смог он выдавить сквозь плотно сжатые зубы.

- Так как бог одарил тебя парочкой, то я подумал, что поделюсь с тобой. Я решил, что мне достанется один, а второй присоединится к тебе и твоим мертвым родителям. Думаю, это честно. - Зловещие слова повисли в неподвижном воздухе на мгновение, прежде чем разверзлись врата ада.




Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-