Шах и Мат

Часть 2. Игра

Глава 7

Все тебе я отдам,

Ведь заставил меня ты

Позабыть, для чего я затеял игру.

Что случилось, не знаю,

Но нет мысли иной,

Чем потратить все время… с тобой.

Пер. Dancing Wind

           

На мгновение время застыло. Слова Гарри «Иди ко мне» повисли в воздухе между ними, эхом отдаваясь в тишине. Драко сделал шаг навстречу, скользя кончиками пальцев по поверхности стола, словно ему нужно было на что-то опереться. Он встал лицом к лицу с Гарри, очень близко; левая рука по-прежнему на столе, льняного цвета волосы казались красно-золотыми в отблесках пламени. Внезапно Гарри понял, что больше всего хочет вот так просто смотреть на Драко: на совершенный изгиб его верхней губы; на бледные щеки, на которых сейчас играл румянец - из-за пламени в камине или, может, по какой-то другой причине; на светлые, изящно приподнятые брови; на мягкие пряди волос, ниспадающие на эти прекрасные глаза. Гарри заметил, что Драко тоже изучает его лицо, и в голове промелькнул вопрос: а считает ли слизеринец привлекательным его самого? Потому что сейчас он как раз приходил к мысли о том, что Драко действительно красив. Нет, не женской красотой, но именно такой, которая могла заставить Гарри всю ночь любоваться его совершенными чертами…

            Взгляд Гарри переместился на светлый, блестящий в свете пламени локон, упавший на лоб Драко, и потребность смотреть превратилась в желание прикасаться. И Гарри уступил этому желанию. Легко дотронувшись кончиками пальцев, он убрал прядь со лба слизеринца, а потом позволил руке скользнуть по лицу Драко, за ухо, в шелковые волосы, спадавшие на шею.

            Драко закрыл глаза и, чуть дрожа, резко выдохнул.

            Гарри погладил его по шее, потом снова поднял руку и нежно провел по лицу блондина ото лба к губам.

            Драко чуть  повернул голову, потеревшись щекой о ладонь Гарри, и тот почувствовал, что сходит с ума от этого простого движения. Все так же, едва заметно прикасаясь кончиками пальцев к щеке Драко, он наклонился вперед и поцеловал его. Еще на долю секунды Гарри замер, будто сомневаясь, но уже ощущая дыхание Драко на своем лице, а потом их губы соприкоснулись, и он нежно поцеловал слизеринца, и все вокруг растаяло. Время, комната, мысли - все растворилось в этих волнующих ощущениях.

            Драко не пошевелил и пальцем, на этот раз позволяя Гарри полностью захватить инициативу, ни о чем не прося, подчиняясь любимому во всем, отдавая ему все. А гриффиндорец тем временем запустил одну руку в его шелковистые волосы, а другой обнял за талию и притянул ближе, постепенно углубляя поцелуй. Теплый рот Драко приоткрылся ему навстречу, и Гарри почувствовал, как юноша задрожал,  когда их тела соприкоснулись. И в то же мгновение, бессознательно затрепетав в ответ, гриффиндорец  ощутил, как будто недостающая половинка его тела  наконец вернулась на свое законное место. Он обнял Драко второй рукой, притягивая еще ближе, когда тот внезапно пошевелился, и теплые руки обвили шею Гарри, нежные пальцы стали поглаживать его кожу, зарываясь в волосы.

 «О….»

Драко отвечал ему, так доверчиво и страстно одновременно, что было совершенно непривычно для Гарри. И поцелуи сказали то, чего не  могли сказать никакие слова. «Он действительно хочет этого. Хочет меня. О Боже, для него это действительно серьезно, - подумал гриффиндорец. - Нет. Это серьезно  для нас обоих». В эту минуту Гарри понимал, что никогда, никогда больше не захочет причинить Драко боль. Он чуть отпрянул назад, осторожно прервав поцелуй, напоследок еще раз легко коснувшись губ слизеринца.

- Драко, - прошептал он.

Блондин открыл глаза и открыто встретил пристальный взгляд Гарри. Его глаза были будто подернуты легкой дымкой, и гриффиндорец почувствовал, что может раствориться в них. Стены были сокрушены, ограды уничтожены, все границы стерты с лица земли - и между ними остались лишь мириады неизведанных  пространств, бесконечные  изумрудные  поля  под  фиолетово-серым небом, сливающиеся воедино на линии горизонта, как сливаются реки, образуя моря.

Гарри закрыл глаза и поцеловал Драко в уголок рта, потом в щеку, в сладкое местечко  за ушком. Зарылся лицом в шелковистые светлые  волосы, пытаясь сохранить равновесие. Он часто дышал, сердце бешено колотилось. Он слышал сердце Драко, которое билось  в унисон, чувствовал его дыхание, которое, как зеркальное отражение его собственного, тепло щекотало ухо.

Драко обнял Гарри еще крепче и тихо прошептал:

- Конь  на В5. - И он стал покрывать медленными, до невозможности нежными поцелуями шею, потом ключицы и горло Гарри, потом его подбородок, до тех пор, пока снова не коснулся губ - и тогда гриффиндорец узнал, каково это, когда  тебя  целует  тот, кому ты действительно, безоговорочно нужен. Безумно сладкое откровение. Гарри  уже ощущал легкую слабость в коленях… но внезапно Драко прервал  поцелуй и отстранился.

Гриффиндорец широко распахнул глаза, глядя на Драко удивленно и обиженно одновременно. Он сам был потрясен тем, как, оказывается, не хотел, чтобы этот  поцелуй прекратился, и не понимал, почему  слизеринец так резко остановился.

Драко смотрел на него страстным взглядом, но на губах играла улыбка.

- Я просто хотел проверить, - сказал он низким, как если бы ему не хватало воздуха, голосом, но при этом сохраняя дразнящий тон. - Ты все еще хочешь, чтобы мы были… только друзьями… да, Гарри?

Тот расхохотался.

- О Боже, ну ты… - сказал он, качая головой, все еще не отдышавшись после поцелуя. - Нет, не хочу. - Ответная улыбка Драко заставила его сердце  колотиться  еще быстрее. Он наклонился и поцеловал блондина в уголок губ. Затем повернулся, взглянул на шахматную доску и снова расхохотался. - Да ты же даже не передвинул свою фигуру.

Драко кивнул и мило усмехнулся.

- Боюсь, я был слишком занят, - застенчиво сказал он. Оторвав одну руку от шеи Гарри, он тоже посмотрел на шахматную доску. - Хмм, - дразняще протянул он, поворачиваясь к Гарри и вскидывая бровь. - Похоже, что я съел твою пешку.

- Ну я-то твою все равно съел первый, - с ухмылкой заметил Гарри.

Драко рассмеялся и передвинул своего коня, после чего убрал пешку гриффиндорца с шахматной доски.

- Пешка на Е6, - сделал свой ход Гарри.

Он отступил на шаг назад, сел в кресло и потянул Драко за запястье к себе на колени. С любовью посмотрел в его серые глаза.

 - Поцелуй меня так еще раз, - сказал он, обнимая его. - Только на этот раз, - добавил он, когда Драко прижался к нему и нежно посмотрел в глаза, - не останавливайся.

Драко обнял его за плечи одной рукой и, опустив взгляд, стал другой расстегивать воротник рубашки гриффиндорца. Потянув на себя ткань, он прижался лицом к нежной коже и поцеловал Гарри в шею. Потом медленно поднял голову, запечатлевая мягкие поцелуи по направлению к уху.

- Нравится? - шепотом поинтересовался он.

Гарри тихо застонал, его глаза закрылись. Он почувствовал, как Драко скользнул языком в ухо, и задрожал. О Боже.

- Да, - выдохнул он, обнимая Драко и притягивая его ближе.

Внезапно слизеринец поднял голову и посмотрел на него ясным взглядом.

- Гарри? - он дождался, пока тот открыл глаза и взглянул на него. Драко смотрел на него настойчиво, испытующе, прежде чем заговорил снова. - Ты должен знать, что для меня все это не игра.

- Знаю, - тихо ответил Гарри серьезно и искренне. - Единственная игра, в которую  я играю с тобой - это шахматы. - Он прикоснулся рукой к лицу Драко и нежно погладил большим пальцем по щеке. - Это самое настоящее чувство из всех, что я испытывал.

Он еще успел заметить озорные огоньки, промелькнувшие во взгляде слизеринца, прежде, чем тот закрыл глаза, и губы завладели ртом Гарри с силой, от которой по всему телу распространялись волны дрожи, смывая всякие мысли.

Долгое время они разговаривали на языке теплых губ и вздохов, тихих стонов и невероятно нежных прикосновений, заставлявших сердце замедлять ритм. Потом Драко опустил голову на плечо Гарри, ткнувшись носом ему в шею, и они просто сидели так, Гарри обнимал блондина одной рукой, перебирал его волосы другой, и этого было более, чем достаточно.

 

Гриффиндорец сидел с закрытыми глазами, наслаждаясь теплом и уютом. Пламя в камине стало чуть слабее,  дрова приятно потрескивали. Дыхание Драко щекотало шею… Гарри чувствовал, что готов сидеть вот так вот целую вечность, но постепенно реальность стала просачиваться в его сознание.

- Мне скоро надо будет идти, - прошептал он.

- Знаю, - ответил Драко. Никто из них не пошевелился.

Спустя некоторое время Гарри наклонился и поцеловал его в кончик носа.

- Наверно, я пойду, - сказал он. Драко приподнялся и сел прямо. Он выглядел мечтательным, полусонным, волосы рассыпались по плечам в восхитительном беспорядке.

- Что ты скажешь своим соседям по комнате? - поинтересовался он, внезапно приняв серьезный вид.

- Чем меньше они будут знать, тем лучше, - сказал Гарри. - По крайней мере, сейчас. А что бы ты хотел, чтобы я им сказал?

Драко задумался.

- Я не ожидаю, что ты будешь хранить секреты от своих друзей, Гарри, - сказал он, спустя минуту. - Но я думаю, что будет лучше, если о нас будут знать лишь очень немногие.

- Согласен. И… к тому же, это все в новинку для меня… и мы оба знаем, что это вызовет неслабый резонанс. Не хочу пока иметь дело с давлением общества. Поэтому до тех пор, пока мы оба не будем к этому готовы, я не посвящу в наш секрет даже своих друзей.

Тут внезапно ему в голову пришла неприятная мысль:

-  Но что насчет Пэнси? Она что-нибудь вспомнит? И вообще, что ты с ней сделал?

- Заклинание забвения, - ответил Драко. - Стер из ее памяти последние пять минут, так что нет, она ничего не вспомнит о том, что видела тебя здесь. - Он рассмеялся. - Кстати, слава Богу, я все еще злился на тебя, когда затащил обратно в комнату. А не то я бы наверно лопнул от смеха, глядя на твое лицо…

- Эй! - проворчал Гарри. - Ничего смешного. Я думал, она сожрет меня заживо.

- О, она могла бы, - сказал слизеринец. - Эта девочка - настоящая бомба. Благо, что еще не поймала тебя и не затащила в чулан для метел.

Гарри хмыкнул.

- Что, она проделывала это с тобой? Боже мой.

- Ага, проделывала. В конце пятого курса. Это было ужасно. Наверно, самый жуткий момент моей жизни. - Драко снова расхохотался, заметив потрясенное выражение на лице Гарри. - Да нет, она никогда не дотрагивалась до меня. Когда я понял, чего она хочет, то дал ей в нос и удрал от греха подальше.

 - Ты этого не сделал! - воскликнул Гарри. Потом почувствовал, что смеется. - А впрочем, наверно, сделал.

- Она с тех пор оставила меня в покое, только вот продолжает обзываться, - усмехнувшись, пожал плечами блондин и встал. - Видимо, удар в нос сделал свое дело. А то мне пришлось бы спрыгнуть с одной из хогвартских башен, и превратился бы я в отвратительное кровавое месиво. Это не говоря уже о невосполнимой потере для общества.

Он протянул руку Гарри, тот взялся за нее и позволил поднять себя с кресла.

- Ты же знаешь, я не хочу, чтобы ты уходил, - мягко сказал Драко, не отпуская его ладонь. В его глубоком взгляде цвета дождевых облаков читались надежда и желание.

Гриффиндорца словно жаром обдало.

- Я… мне действительно нужно идти… Уже поздно… и мои соседи по комнате… - он запнулся, не зная, что сказать.

- Знаю, - ответил Драко с задумчивой улыбкой на лице и, наконец, отпустил его руку, легко пожав напоследок. Он стоял рядом, пока Гарри надевал очки и обувь.

Обняв Драко, брюнет поцеловал его: сначала глубокий, страстный поцелуй, потом  еще один - легкий и нежный.

- Ты разрешишь мне снова прийти к тебе завтра вечером? - робко спросил он, растворяясь во взгляде серых глаз.

- Гарри, - добрым и одновременно дразнящим голосом ответил Драко, - если ты завтра не придешь, я скажу Пэнси, что она тебе нравится!

Гриффиндорец вздрогнул, но тут же усмехнулся.

- Если ты ей это скажешь, то на следующий день тебе придется всем объяснять, откуда взялось отвратительное кровавое месиво у подножия астрономической башни.

Драко расхохотался и неожиданно выскользнул из его объятий. Он открыл дверь.

- Будь осторожен, когда пойдешь к себе.

- Буду, - ответил Гарри. - Не беспокойся. За шесть лет практики я научился не натыкаться на Филча. - Он замолчал на мгновение и скользнул кончиками пальцев по контуру лица блондина. Их взгляды снова встретились.

 - Спасибо… - очень нежно сказал Гарри, - … за то, что пришел поговорить со мной прошлой ночью.

Он уже начал спускаться по ступенькам, когда услышал тихое: «Спокойной ночи» в ответ и щелчок закрывающейся двери.

 

*            *            *

           

            Драко прислонился к двери, закрыв глаза, - точно так же, как чуть раньше, когда он выкинул из комнаты ботинки Гарри и самого Гарри. Но сейчас чувство было совершенно иное.

Тогда, в первый раз, ярость почти мгновенно была раздавлена сожалением, ощущением того, что он совершил огромную ошибку. Неужели он действительно выставил Гарри за дверь - и это после того, как он так сильно мечтал, чтобы тот пришел? Неужели он действительно сделал такую глупость? Гарри, наверно, уже спустился на первый этаж. Наверно, идти за ним слишком поздно… А придет ли ему самому в голову вернуться? Драко закрыл лицо руками и застонал. Даже если он и был зол, все равно ему хотелось, чтобы Гарри вернулся. А потом случилось чудо, и Гарри позвал его с той стороны двери. Он не ушел. Драко был так изумлен, что даже не сразу смог ответить. Он повернулся лицом к двери и слушал, как Гарри просит впустить его обратно. А потом гриффиндорец произнес: «Я должен тебе кое-что сказать. Что ты ошибаешься в том, что сказал относительно того, что меня не интересуешь. Это неправда» - и Драко уже потянулся к дверной ручке, но тут услышал голос Пэнси, и замер на мгновение. Потом кинулся искать свою волшебную палочку. И он вернул Гарри обратно. А потом опять, черт бы побрал его характер, едва все не испортил. Он был в шоке оттого, что накричал на Гарри. Но тот в ответ повел себя замечательно, посмеялся, и позволил все объяснить. И остался. Все, о чем мечтал Драко, произошло.

И теперь, вновь прислонившись спиной к двери, Драко внезапно понял, что болезненная страсть, преследовавшая его месяцами, исчезла, и от нее остались лишь  легкая грусть оттого, что Гарри ушел, и желание снова быть с ним рядом. Его охватило новое, незнакомое ему чувство: сердце заполнила необыкновенная теплота, а мысли затуманились, - возможно, это было счастье, или удовлетворенность, или что-то подобное, - он не хотел давать название этому чувству, он хотел просто наслаждаться им.

Драко прошел мимо кровати к шкафу, открыл нижний ящик и вытащил коричневую коробку. Опустился с ней на колени у камина, поставил на пол и еще пару секунд смотрел на вздрагивающее пламя, охваченный потоком нахлынувших воспоминаний. Драко все еще чувствовал легкие прикосновения Гарри, слышал его голос, слова, которые он произносил, ощущал мягкость его губ. Больше всего на свете Драко хотелось раствориться в воспоминаниях о том, как хорошо им было вдвоем.

Но он устал, он почти не спал прошлой ночью, а было уже поздно. И оставалось еще кое-что важное, что нужно было сделать, прежде чем лечь в кровать. Усилием воли Драко заставил себя сконцентрироваться: мысли о Гарри нужно было отложить на потом. Он открыл коробку и достал из нее другую,  с этикеткой с надписью «Портативный набор зелий». Драко заказал его по каталогу совиной почтой несколько недель назад - в основном из любопытства, но сейчас набор оказался как нельзя кстати.

            Драко вытащил оловянный котел размером 0.67, небольшую цепочку с крючками с обоих концов, щипцы, различные инструменты для нарезания и размешивания, сито и воронку - все необычайно маленькое, плюс несколько различных бутылочек и баночек с жидкостями, а также еще одну коробку, этикетка на которой гласила: «50 стандартных ингредиентов для зелий». В ней лежали закрытые пакетики и пузырьки с разнообразными веществами - от желчи муравьеда до истолченных лап зомби. Драко улыбнулся, довольный содержимым набора, и неожиданно для себя понял, что больше не хочет спать. Теперь у него было все, что нужно.

            Он резко встал, подошел к столу и извлек конспекты лекций, ингредиенты для школьных занятий по зельям, а потом и те, что он украл у Снейпа во время урока. Отнес все это к камину и осторожно разложил на полу, усевшись рядом и скрестив ноги. Развернув свиток пергамента, Драко перечитал текст. Он очень внимательно все записывал во время лекции Снейпа этим утром по усовершенствованному варианту Противочарного Репеллента. Что ж, возможно, все будет чуточку сложнее, потому что готовить зелье следовало в два этапа, но Драко надеялся, что сможет использовать ингредиенты из своего нового набора, чтобы приготовить настойку незабудок.

            Просмотрев все пакетики и пузырьки, Драко выбрал то, что требовалось, а остальное отложил в сторону. С помощью цепочки он закрепил маленький котел внутри камина так, чтобы тот висел прямо над огнем,  и занялся смешиванием ингредиентов. Принес из ванной воду в одной из маленьких бутылочек, нагрел ее в пламени камина. Потом добавил туда незабудки, выдержал нужное количество времени,  быстро всыпал измельченную шкуру бумсланга,  снова помешал, и, наконец, перелил содержимое в котел. В воздух взвилось облачко белого дыма, и жидкость в котле окрасилась в небесно голубой цвет.

            «Хммм, - подумал Драко. - Надеюсь, что так и должно быть».

            Он поискал щипцы, подхватил ими котел и снял с огня. Осторожно перелил содержимое в баночку и крепко завернул крышку. Поднял ее на уровень глаз, внимательно посмотрел. Нет, все сделано правильно, ошибки быть не должно.

            Драко поставил банку на стол, вздохнул и вытер пот со лба, зевая. Он очень устал - сказывался недостаток сна прошлой ночью, к тому же, сидя у камина, он вспотел.

            Нужно было заняться уборкой. Драко вымыл маленький котел в раковине и, упаковав его, отнес всю коробку с «Портативным набором зелий» обратно в шкаф. В комнате не осталось и следа от его полуночных занятий. Колбу с голубой жидкостью он припрятал в своей личной аптечке. Теперь, если отец вскоре пришлет кольцо…

 

            Драко быстро принял душ и блаженно рухнул в постель. Только теперь он позволил себе вновь подумать о Гарри. Эта ночь, должно быть, навечно запечатлится в его памяти. Особенно тот момент, когда Гарри снял очки и сделал шаг по направлению к нему. От улыбки Гарри перехватывало дыхание, и в тот момент с чувством удивления и одновременно надежды Драко понял, что он собирается поцеловать его. Гарри сказал «Иди ко мне» так нежно, и пол комнаты, а может, и весь земной шар ушел у него из-под ног, и Драко приходилось опираться кончиками пальцев о поверхность стола, чтобы не упасть.

            Он подошел к Гарри, чувствуя, что колени дрожат. Драко никогда раньше не видел гриффиндорца без очков. В очках он был симпатичным, привлекательным, подчас почти восхитительным. И даже сами очки стали казаться Драко чем-то милым, так же, как и вечно взъерошенные волосы Гарри - просто потому, что они были гарриной неотъемлемой частью. Но Гарри без очков… от него замирало сердце. Его глаза, невероятно зеленые, сияли, как цветное стекло, или как драгоценные камни  - только не жесткие, а теплые и прекрасные, и их свет озарял все, на что смотрел Гарри. А еще длинные черные пряди… Сердце Драко пропустило несколько ударов. Гарри прикасался к нему так нежно и целовал так сладко, и в тот волнующий момент слизеринец был готов подарить ему целый мир.

            А потом Гарри прошептал его имя, и он открыл глаза, чтобы встретить зеленый взгляд и раствориться в нем…. Драко добровольно и радостно потерялся в каком-то безвременье, где нельзя было понять, где заканчивается один из них и начинается другой; потерялся в омутах зеленых глаз и без единого сомнения отдал им свое сердце…

            Но окончательно лед в его душе был растоплен, когда Гарри притянул его к себе на колени и сказал «Это самое настоящее чувство из всех, что я испытывал». Драко бы никогда не поверил, что какие-то слова способны затронуть его так глубоко. А потом именно Гарри первым спросил, смогут ли они снова встретиться. Это очень много значило. Например то, что он был действительно нужен Гарри. Драко не ожидал такого. Впрочем, он не ожидал ничего из того, что произошло этим вечером. Это превосходило все его самые смелые мечты. Драко думал, что все ограничится извинениями за прошлые ошибки, вопросами об отце и Пожирателях Смерти, а также о том, что он знает о темной магии. И он собирался ответить на эти вопросы так честно, как только мог. Но Гарри повел себя так, будто ничто из этого не имело значения. Он растопил его сердце своими мягкими, осторожными прикосновениями, нежными словами и поцелуями, и наполнил его душу новым, невероятным чувством.

            Драко повернулся на бок и шумно выдохнул. Нет, такого он действительно не ожидал. Гарри, который растревожил его чувства, явно не входил в его планы - это было слишком невообразимо - он не мог такого даже предположить. А теперь… Драко перевернулся на живот и зарылся лицом в подушку. Его охватило чувство сожаления. Потому что даже сейчас, в уголке его сознания рядом с восхитительным и прекрасным новым чувством к Гарри жило ужасающее понимание того, что он задумал сделать для своего отца. А это означало, что у него осталось очень мало времени, чтобы быть с Гарри и любить его. Больше всего на свете Драко хотел, чтобы Гарри узнал, как сильно он его любит - прежде, чем наступит неизбежный конец. Драко знал, что бы сделал его отец. Он с самого начала знал, какую страшную цену ему придется заплатить. Нет, сейчас он не мог думать об этом. Остановить то, что должно было произойти, он был не в силах. «У меня не было другого выбора, - подумал Драко. - Но прежде, чем я уйду от него, я хочу обнимать его, прикасаться к нему… любить его. Я просто хочу, чтобы он знал, как сильно я его люблю. Я просто хочу, чтобы он тоже полюбил меня в ответ».

            Драко еще много думал, и прошло немало времени, прежде чем он, наконец, заснул.

            Мне просто необходимо, чтобы он полюбил меня в ответ…

 

*          *            *

 

            Гарри буквально ворвался в гостиную Гриффиндора. Он был возбужден и переполнен эмоциями, и ему хотелось бегать. К тому времени, когда он подошел к портрету Полной Дамы, он почти задыхался, и даже прислонился  к стене, прежде, чем смог произнести пароль. Полная Дама, с волосами, завитыми на бигуди, посмотрела на него сонным и недовольным взглядом. Гарри вспомнил, что уже вторую ночь подряд будит ее, чтобы войти в башню, а потому очень постарался придать себе извиняющийся вид, когда прошептал: «Пудинг с тапиокой».

            Войдя в гостиную, он улыбнулся и покачал головой. Этим летом они решили предоставить право сочинять пароли Невиллу, потому что иначе он их постоянно забывал. Идея оказалась не слишком хорошей, так как все пароли Невилла являли собой не что иное, как его любимые десерты, так что поначалу это вообще были слова вроде «торт», «пирожное», «печенье». «Ванильное мороженое» стало первым паролем, состоящим из двух слов. Гарри улыбнулся, поднимаясь в свою спальню по лестнице. Все подшучивали над Невиллом, но на самом деле никто не был против.

            Гарри открыл дверь в комнату так тихо, как только мог, и заглянул. Свет не горел, все были в постелях, и, скорее всего, уже спали. Выровняв дыхание, Гарри осторожно проскользнул внутрь и на цыпочках пошел к своей кровати. И в ту же минуту услышал, как все четверо его соседей будто по команде сели в постелях. Дин зажег лампу на тумбочке, и Гарри, освещенный ее ярким светом, застыл посреди комнаты. Он оглянулся и вздохнул.

            - Простите, ребята. Я не хотел вас будить.

            Он подошел к своей кровати и сел на нее.

            - А ты и не разбудил нас, Гарри - сказал Дин.

            - Да, - добавил Шеймус. - Мы ждали тебя.

            - Гарри, ты в порядке? - спросил Рон. - Ты так странно вел себя сегодня, а потом весь вечер тебя нигде не было видно.

            - Ага, - сказал Невилл. - Мы очень волновались, Гарри. Мы думали, Сам-Знаешь-Кто похитил тебя.

            - Нет, мы так не думали! - прервал его Дин.

            - А я думал, - тихим голосом повторил Невилл.

            - Ха! - хихикнул Шеймус. - Да он просто целовался с кем-то, вот где он пропадал.

            На  секунду воцарилось молчание.

            - Ой, да ладно тебе, Шеймус, - Рон встал с кровати, будто собираясь защищать Гарри. - Почему ты так говоришь?

            - А ты сам посмотри на него! - ухмыльнулся тот. - Я знаю этот вид: одежда в беспорядке, губы припухли, пуговицы на рубашке расстегнуты!

            И он говорил чистую правду. Хотя на Гарри по-прежнему был надет жилет, опустив взгляд, он заметил, что рубашка под ним была расстегнута полностью - от воротничка до самого низа. Гарри покраснел. Когда только это произошло? Боже, Драко прикасался к нему, и Гарри совершенно растворился в море ощущений, чтобы обращать внимание на всякие там детали. Так что, конечно, он не заметил, что слизеринец расстегнул ему рубашку.

            - Гарри? Ты что, правда с кем-то встречаешься? - обеспокоенно поинтересовался Рон. - Это и было причиной всему произошедшему сегодня?

            Гарри попытался одной рукой пригладить волосы, отчего часть прядей еще больше растрепалась.

            - На самом деле я просто играл в шахматы с человеком с другого факультета, - ответил он, стараясь придумать такое объяснение, которое бы не заставило его солгать. - И мы немного засиделись…

            Шеймус фыркнул.

            - Я бы скорее поверил, что вы играли в бутылочку, Гарри. Определенно, засосы у тебя на шее не мог оставить ни один из тех шахматистов, которых я знаю.

            Гарри застонал. Его происходящее отнюдь не веселило. Напротив, это зашло слишком далеко. Так уж случилось, что в один день все шесть лет подавляемых чувств, вся его боль, желание быть кому-то нужным и все бесконечное одиночество были смыты нежной любовью Драко. И Гарри хотелось просто полежать в темноте, погрузившись в воспоминания о минувшем вечере. Тихо и спокойно.

            - Ну и кто это, Гарри? - спросил Невилл.

            - С какого факультета? - поинтересовался Дин.

            - Мы знаем этого человека? - добавил Невилл.

            - Боже, помоги нам! - театрально воскликнул Шеймус, потихоньку подмигнув Дину и Невиллу. - Теперь эти двое будут все время гулять со своими подружками и совершенно забьют на нас!

            - Заткнись, Шеймус! - возмутился Рон. - Я не «гуляю» с Гермионой!

            - Еще как гуляешь, - парировал Шеймус. - Вот совсем недавно, например, ты…

- Хватит! - прикрикнул на них Гарри и посмотрел на своих застывших от изумления друзей. - Да, я кое с кем встречаюсь. И это серьезно! Очень серьезно, - чуть тише добавил он. - И я пока не хочу об этом рассказывать, ясно?

В ответ послышались поспешные «прости», «извини, Гарри».

Но Шеймус все же кротко спросил:

- Так ты целовался, Гарри?

- О, Боже мой, Шеймус! - вздохнул Гарри. - Ну, хорошо. Да. Целовался. И довольно много, если ты понимаешь, о чем я.  - Ему пришлось прикусить губу, чтобы сдержать улыбку. От нахлынувших воспоминаний он покраснел.

- Я так и знал! - воскликнул Шеймус. - Я могу распознать тех, кто только что целовался, за километр. Ну, Гарри, ты не дашь нам хоть маленькую подсказку? Кто эта счастливица?

- Ладно тебе, Шеймус, уже достаточно, - сказал Рон. - Оставь его в покое. Он скажет нам, кто она, когда сам будет готов.

Гарри благодарно посмотрел на друга. Тот ответил ему вопросительным взглядом:

- Я же прав, Гарри?

- Конечно, скажу, - искренне ответил он. - Вы же мои лучшие друзья. Обещаю, вы будете первыми, кто узнает. - «Сразу, как только я сам буду в этом уверен», подумал он. - Но сейчас уже поздно, и я хотел бы поспать. - Он начал раздеваться, и Дин выключил свет. Со всех сторон послышалось «спокойной ночи», а с кровати Шеймуса донеслось какое-то похрюкивание. Рон громко шикнул на него.

Гарри забрался в постель, чувствуя себя одновременно виноватым и довольным. Все решили, что он был с девушкой, и Гарри не собирался их в этом разубеждать, так как это избавляло от лишних вопросов. По крайней мере, до тех пор, пока они с Драко оба не будут к этому готовы. О, Драко был таким сладким секретом! И вечер с ним оказался действительно невероятным. Гарри никогда и представить не мог, что они смогут вот так вместе разговаривать и смеяться, как прошлой и этой ночью. Или что Драко Малфой может быть таким нежным, внимательным, и что он окажется способен вызывать в нем самом такие глубокие ответные чувства. В сердце Гарри поселилось восхитительное, волнующее счастье.

Он еще некоторое время лежал так, улыбаясь в темноте, позволяя воспоминаниям и ощущениям увлечь себя, пока не уснул самым спокойным за свою жизнь сном. И впервые за очень долгое время он с радостью ждал завтрашнего дня.



Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-