Шах и Мат

Часть 1. Начало

Глава 5

            Драко дважды потянул за кольцо, и тяжелая дубовая дверь повернулась на петлях, открывшись как раз в тот момент, когда Гарри достиг верхней ступеньки лестницы.

            - Мистер Малфой… Мистер Поттер, - Дамблдор, сидевший за столом в своем большом кресле, кивнул обоим мальчикам. Гарри подумал о том, что еще никогда не видел столько антипатии в этих светло-голубых глазах, и почувствовал, как внутри что-то оборвалось. Похоже, ситуация грозила стать гораздо более сложной, чем он надеялся. Дамблдор сцепил пальцы и молча изучал мальчиков светлым взглядом, очевидно испытывая недостаток слов, которые могли бы выразить его полное, абсолютное разочарование в них обоих.

            Гарри быстро посмотрел на Драко. Тот стоял прямо и неподвижно, смиренно опустив глаза. Лицо бледное, но подбородок слегка приподнят - знак не поражения, а мужества, смелого принятия своей судьбы. И внезапно Гарри понял, что на этот раз Драко не собирается ни спорить, ни защищаться, ни обвинять ради того, чтобы избежать наказания. «Он действительно изменился», - подумал Гарри со всевозрастающим беспокойством относительно того, что должно было сейчас произойти.

            - Мистер Малфой, - сказал Дамблдор тихим, но строгим голосом. - Мне сообщили, что сегодня утром многие ученики стали свидетелями инцидента между вами и мистером Поттером. Причем вы первым ударили мистера Поттера в голень, а потом отдавили ему ногу. Это правда?

            Гарри понимал, что ему нельзя, ну никак нельзя сейчас смеяться, но едва представил себе, сколь ужасно обиженным он сейчас выглядит, так едва не прыснул. Он снова глянул на Драко и увидел, что тот тоже кусает нижнюю губу, пытаясь сохранить серьезное выражение лица.

            - Да, сэр, - ответил слизеринец слегка напряженным тоном.

            - И разве не вы, - продолжил директор, - в начале этого учебного года, когда я согласился сделать вас префектом, пообещали мне, что больше никогда  не будете драться с Гарри Поттером? Что вы больше не приблизитесь к нему?

Последовала долгая пауза.

- Да, сэр, - мягко ответил Драко, и из его голоса исчезли всякие признаки веселья.

Это подействовало на Гарри отрезвляюще. «О нет, - подумал он. - Вот этого-то я и не знал. Впрочем, мы же и не дрались. Да я и… я не хочу, чтобы он больше не приближался ко мне!»

- Профессор Дамблдор, сэр? - вклинился Гарри, попытавшись сделать это как можно более вежливо. - Могу мне кое-что сказать?

            Дамблдор послал ему предостерегающий взгляд.

            - Нет, мистер Поттер, не можете, - жестко сказал он. - Вы будете говорить тогда, когда наступит ваша очередь.

            Гарри почувствовал, как к горлу подкатил болезненный ком, когда директор вновь посмотрел на Драко.

            - До сегодняшнего дня, - продолжил Дамблдор так, будто Гарри и не прерывал его, - я верил, что вы собираетесь сдержать обещание. - Его тон стал строже. - Уверен, мне нет необходимости напоминать, что вас сделали префектом только потому, что ваше поведение, непосредственно затрагивающее интересы мистера Поттера, в последнее время было не столь катастрофичным. Ваши оценки выше, чем чьи бы то ни было в этом году: вы либо на первом месте, либо делите его с мисс Грэнджер.

 Здесь Дамблдор сделал небольшую паузу, а когда заговорил снова, в его голосе появились гневные нотки, заставившие Гарри вздрогнуть.

- Но я совершенно разочарован, потому что вы двое продолжаете упорствовать в своем взаимном противостоянии. Подобное поведение абсолютно неприемлемо и не соответствует ни вашему возрасту, ни вашему положению в этой школе, а потому отныне недопустимо. - Дамблдор встал. - Это ясно вам обоим?

- Да, сэр, - одновременно ответили они.

- Мистер Малфой?

- Сэр?

- Префект должен подавать пример другим ученикам. Я снимаю 30 баллов со Слизерина за ваше поведение сегодняшним утром, и еще 30 баллов за то, что вы нарушили данное мне обещание. Я также даю вам испытательный срок. В случае последующих инцидентов между вами и мистером Поттером, вы будете лишены статуса префекта и, возможно, исключены из школы.

- Да, сэр, - едва слышно ответил слизеринец.

Гарри был уверен в том, что слышал, как дрогнул голос Драко. Лицо юноши стало очень бледным, почти пепельного цвета. Гарри еще никогда не видел, чтобы тот был так близок к нервному срыву. И это было нечестно.

- Кроме того, - продолжил Дамблдор, - вы и мистер Поттер оба останетесь после занятий.

Гарри сделал шаг вперед.

- Но сэр, - сказал он с тихой уверенностью в голосе. - Есть кое-что, что вам следует знать.

Дамблдор повернулся к нему и нахмурился.

- Мистер Поттер, - жестко сказал он. - Я устал от извинений. Если вы и мистер Малфой собираетесь и дальше драться, я считаю, что единственным честным наказанием будет наказание вас обоих.

- И я понесу его, сэр, - решительно ответил гриффиндорец. - Потому что я его заслужил. А Драко не заслужил. В том, что произошло сегодня утром, виноват только я один. Так что думаю, что будет нечестно наказывать его.

Дамблдор уставился на Гарри.

Драко тоже.

И в этой наступившей на мгновение тишине тоненький голосок в подсознании Гарри истерично сообщил, что он только что назвал Драко Малфоя по имени. Гриффиндорец почувствовал, что краснеет.

- Гарри, нет… - прошептал Драко. - Ты не обязан это делать.

 

                                                *            *            *

В какое-то мгновение профессор Дамблдор привстал и просто смотрел на Гарри. Потом его взгляд стал более внимательным. Директор погладил себя по бороде. Он так устал от кажущейся бесконечной вражды между этими двумя мальчиками, что до сих пор не замечал того, что на самом деле происходит у него под носом. Где же злые лица, проклятия, оскорбления, плохо скрываемая потребность ударить? Почему же они не стоят на противоположных концах комнаты, метая друг в друга смертоносные ненавидящие взгляды? Дамблдор внимательно посмотрел на очень честное и очень серьезное лицо Гарри. Было очевидно, что гриффиндорец совершенно искренен. А затем, еще больше озадачив директора, он покраснел. И даже хуже того, Дамблдор услышал, как еще и Драко запротестовал, шепотом обратившись к Гарри. С каких пор эти двое называют друг друга по имени?!

Озадаченный Дамблдор повернулся к Драко, чтобы посмотреть, как тот отреагирует на слова Гарри, и увиденное заставило его буквально рухнуть в кресло. Промелькнула мысль о том, что у него отпадает челюсть от изумления, и он поспешил закрыть рот. Выражение лица Драко, смотрящего на Гарри, нельзя было истолковать двояко. Любимое перо Дамблдора как бы «случайно» упало на пол, и директор нагнулся за ним, что дало ему пару мгновений на размышления, скрывшись под столом.

«Итак, маятник качнулся! - подумал он. - И Боги, как он качнулся! А я-то всегда гадал, не скрывается ли что-то еще за их бурной реакцией друг на друга, за непрекращающейся и жесткой неспособностью оставить друг друга в покое. И похоже, что по крайней мере Драко наконец все понял. Интересно, а что насчет Гарри?»

            Это нужно было выяснить. Дамблдор поднялся спустя мгновение с упавшим пером в руках, надеясь, что выражение лица у него непроницаемое. Он повернулся к Гарри, слегка кашлянув.

            - Понятно, - сказал он так размеренно, как только мог. - Наверно, тебе стоит объясниться, Гарри.

            - Я уже пытался объяснить это сегодня утром профессору МакГонагалл, - очень серьезно ответил тот. - Что мы не дрались. Я знаю, что со стороны все выглядело именно так, но на самом деле все было иначе. - Внезапно Гарри снова покраснел. Он выглядел немного смущенным.

            - Продолжай, Гарри, - сказал Дамблдор, отчаянно пытаясь сохранить строгое выражение лица. - Если вы не дрались, тогда что же вы делали?

            - Мммм, играли… в игру, - сказал гриффиндорец, краснея все больше с каждой минутой.

            Дамблдор заметил, как он метнул взгляд на Драко, который, успел подвинуться  к Гарри, и теперь они стояли так близко друг к другу, что их плечи практически соприкасались. Нет, действительно соприкасались! Драко уставился в стену позади Дамблдора с выражением легкого смущения и отрешенности на лице. «Это становится забавным», - подумал директор.

            - Игру? - спросил он Гарри чуть придушенным голосом. «О небо и звезды! Они что, ДЕРЖАТСЯ ЗА РУКИ?» Хрустальное пресс-папье внезапно упало со стола Дамблдора, и директору пришлось вновь наклоняться и ползать под столом пару минут, прежде чем удалось вернуть предмет на место. Когда он поднялся, Драко уже немного отодвинулся от Гарри.

            - Извините меня, - сказал директор, его усы чуть подергивались. - Иногда у вещей будто появляется собственный разум. Но, кажется, ты говорил, Гарри, что вы с Драко играли в игру?

            - Да, сэр, - грустно ответил гриффиндорец и снова посмотрел на Драко. - И я… ну, я… нарушил одно из правил, так что у него было право на два пенальти.

            - Значит, судя по всему, два пенальти выразились в том, что вас ударили в голень и отдавили ногу.

            - Да, сэр, - Гарри готов был сквозь землю провалиться. - Мы не знали, что нас кто-то видит.

            Дамблдор повернулся к Драко.

            - Это то, что произошло на самом деле?

            - Ну да, сэр, - очень серьезно ответил тот. - Но я знаю, мне не следовало…

            - И вы не собирались мне ничего рассказать? Ни о том, что «не совсем дрались», ни о том, что нарушили данное мне обещание?

            - Нет, сэр.

            - Могу я поинтересоваться почему?

            - Потому что я нарушил лишь часть своего обещания, сэр. Я приблизился к Гарри, и готов к любым честным на Ваш взгляд последствиям своего поступка.

            Дамблдор несколько минут чесал бороду, размышляя.

            - Гарри, - сказал он наконец. - Я правильно понял, что у тебя нет никаких претензий к мистеру Малфою за то, что он сделал?

            - Да сэр, никаких, - с надеждой в голосе ответил Гарри.

            - Ну хорошо, - сказал директор. - Так как произошедшее выглядело со стороны как драка, думаю, вы поймете, если мне придется сделать кое-что, что будет выглядеть как наказание? - Оба мальчика согласно кивнули. - Тогда по 20 баллов будет снято и у Слизерина, и у Гриффиндора. Дополнительных баллов со Слизерина я не сниму, также, как и не назначу вам испытательный срок, мистер Малфой. Но вам придется обоим дать мне самое честное слово, что между вами больше не будет драк. Так что?

            - Да, сэр, - сказал Гарри.

            - Спасибо, сэр, - сказал Драко. - Этого больше не повторится, я намереваюсь сдержать свое обещание.

            - Но сэр, - с сомнением в голосе добавил гриффиндорец. Он опустил взгляд в пол и снова покраснел. - Драко.. обязан сдержать и ту, вторую часть?..

            Вещи, которые могли случайно упасть со стола, у Дамблдора закончились, поэтому он потер усы рукой, пытаясь хоть как-то прикрыть заигравшую на губах улыбку. Драко снова смотрел на Гарри тем же самым взглядом.

            - Ты имеешь в виду то, что я сказал о его обещании не приближаться к тебе, Гарри?

            Гриффиндорец поднял взгляд.

            - Да, - сказал он мягко. - Кажется в этом… нет необходимости, сэр.

            - Очень хорошо, раз так, я освобождаю его от этого обещания, - сказал Дамблдор, убрав руку ото рта и позволив Гарри увидеть его улыбку. Брюнет улыбнулся в ответ. И Драко тоже. И на мгновение Дамблдор ошеломленно застыл. Он никогда прежде не видел такой улыбки на лице Драко Малфоя - такой настоящей, искренней, сердечной. «Боже, да этот мальчик разобьет не одно сердце такой улыбкой!» Эта мысль внезапно навела его на другие, более мрачные раздумья.

            Дамблдор, конечно же, знал все об опустошившем душу Гарри расставании в начале прошлого лета. Более того, он подозревал, что был вообще единственным, кто знал историю до конца, и очень не хотел, чтобы кто-то вновь причинил Гарри боль. Можно ли было доверить Драко чувства Гарри? Того самого Гарри, чье сердце в конце прошлого учебного года было настолько разбито, что Дамблдор разрешил ему остаться в Хогвартсе на все лето. Того самого Гарри, которого никогда не любила семья, который ощущал недостаток любви так же, как ощущают нехватку отсутствующей руки, или ноги, или половины тела. Очевидно, что Драко каким-то образом ухитрился открыть разделявшую их  дверь, и было также совершенно ясно, что Гарри уже стоит на пороге. Причем Дамблдор не сомневался, что Гарри хочет переступить этот порог, и даже более того, непременно переступит.

            Директор повернулся и кивнул слизеринцу.

            - Драко, - сказал он. - Ты можешь идти. Я рад, что ты достаточно серьезно относишься к данному мне обещанию. - Затем он повернулся к гриффиндорцу. - Гарри, пожалуйста, задержись на минутку, я хотел бы поговорить с тобой еще немного, если ты, конечно, не возражаешь.

            Драко прошел мимо Гарри по направлению к выходу, но уже перед самым порогом обернулся, бросил быстрый взгляд на гриффиндорца, потом посмотрел на директора.

            - Еще раз спасибо, сэр, - сказал он и тихо закрыл за собой дверь.

            Дамблдор опустился обратно в кресло и сделал знак Гарри тоже сесть. Он взял со стола маленькое пресс-папье и стал задумчиво перекладывать его с руки на руку.

            - Гарри, - сказал он наконец.  - Я не могу отрицать того, что заметил, как все изменилось между тобой и Драко. И я хотел бы сказать, что очень этому рад. Но ты понимаешь, что он может причинить тебе гораздо более сильную боль, чем кто бы то ни было? - Дамблдор предостерегающе поднял руку, увидев шок на лице Гарри. - Нет-нет, я не имею в виду того, что ты не должен доверять ему, или что вам не следует быть друзьями. Я хочу сказать только то, что на данный момент его будущее крайне неопределенно, а потому любовь к нему может привести вас, вас обоих, к таким последствиям, которые никто из нас не в состоянии предвидеть.

            Гарри поерзал в кресле, уставившись взглядом в пол.

            - Полагаю, что мое будущее также крайне неопределенно, сэр, - очень мягко заметил он. А через мгновение добавил: - Я просто хочу понять, где скрывается правда. Мне кажется очень печальным то, что мы были врагами все это время, а могли бы быть… друзьями. И я не думаю, что чувствую… что-то еще.

            «Но что ты почувствуешь, когда поймешь, что он влюблен в тебя?» - подумал Дамблдор. Он выждал, но Гарри молчал.

            - Думаю, тебе следует знать, что он пришел ко мне в начале этого учебного года и сказал, что намеревается полностью порвать отношения со своим отцом. Что он хотел бы получить шанс доказать, что изменился, заслужить мое доверие и возможную должность здесь, в Хогвартсе, после того, как закончит учебу. Это единственное место, где он будет чувствовать себя в безопасности, если пойдет против своего отца. Вот почему я согласился сделать его префектом в этом году, и вот почему я попросил его дать мне то обещание.

            Гарри резко выпрямился.

            - Но это же прекрасно! Драко сможет остаться здесь и стать на следующий год преподавателем, вы же сказали, что его оценки очень хороши…

            - Гарри, - осторожно прервал его Дамблдор. - Я уверен, что из Драко получится очень хороший учитель, и я всерьез рассматриваю данную возможность. Но дело не в этом. Мы понятия не имеем, что предпримет Люциус Малфой, когда Драко открыто бросит ему вызов. Последствия могут быть ужасными и опасными, для него, и для тебя. Я просто хочу, чтобы ты был осторожен, Гарри. Я не хочу снова видеть, как кто-то причиняет тебе боль.

            Гриффиндорец медленно встал.

            - Я понимаю, сэр. Спасибо. Но что-то происходит между нами, и я… я не могу этого объяснить… но… - он опустил взгляд. - Не думаю, что хотел бы это остановить.

            - Нет, - сказал Дамблдор, кисло улыбнувшись. - Конечно, не хотел бы. - Он подмигнул Гарри. - Тогда на сегодня ты свободен. Уверен, твой новый друг ждет тебя.

            Юноша улыбнулся, и Дамблдор махнул рукой в сторону двери.

            - И Гарри, - окликнул он его, когда тот был уже у самого выхода. - Приятно видеть, что ты снова улыбаешься.

Директор пронаблюдал за тем, как гриффиндорец закрыл дверь, и задумчиво потянул себя за бороду. Он посмотрел вверх, услышав тихий шелест, и вытянул руку. Фоукс плавно перелетел на его запястье со своей невидимой жердочки где-то на книжном шкафу. Дамблдор погладил феникса по ярким красно-золотым перьям на грудке.

- Эти двое - настоящая загадка, правда? - тихо сказал он.

Они были двумя самыми сильными юными волшебниками из всех, каких ему доводилось видеть, и способности одного почти идеально дополняли способности другого. Но из-за их неослабевающей вражды он начинал все больше и больше бояться, что из их силы ничего не выйдет. Что  в итоге они погасят друг друга в ненависти, а это будет означать полную потерю их обоих, использование их силы только для взаимного уничтожения. Но сейчас… что бы мог означать этот странный альянс? Стояло ли за всем этим что-то еще, что Дамблдору следовало бы увидеть? Он ощутил что-то, но явно не мог держать руку на пульсе.  Профессор пощекотал теплое местечко под клювом Фоукса.

- Хмм, какая-то загадка… - протянул он, размышляя.

Фоукс пропел несколько замечаний в ответ.

- Да, друг мой, - задумчиво сказал Дамблдор. - Теоретически это возможно, но так бывает крайне редко. Если память не обманывает меня, такой пары еще не бывало. Так что… я собираюсь приглядеть за ними.

«Да, - подумал он, - за ними определенно следует понаблюдать».

 

*            *            *

 

Драко ожидал Гарри в коридоре перед входом в кабинет директора, облокотившись спиной о стену.

- Гарри, - сказал он, выпрямляясь. - Ты же не влез в новые неприятности, правда?

- Нет, - ответил тот. Он подошел и встал рядом с Драко, скрестив руки на груди. - Ничего такого. Просто профессор Дамблдор иногда беспокоится обо мне. Он вроде как ощущает свою ответственность за меня, раз уж у меня нет ни отца, ни матери, с которыми я мог бы поговорить.

- Хмм, - Драко слегка нахмурился, изучая выражение лица Гарри. - Думаю, что я знаю, о чем он беспокоится. - Он вздохнул, посмотрел вниз, а потом потянулся и нежно прикоснулся к предплечью Гарри двумя пальцами. - Спасибо за то, что ты сделал там, - мягко сказал он. - Никто не делал для меня ничего более впечатляющего. - Он опустил руку, поднял голову и снова посмотрел в глаза Гарри. - Я… мм… думаю, ты должен послушаться Дамблдора, Гарри, так что если ты захочешь выйти из игры, все в порядке. Я пойму.

Глядя в глаза Драко, Гарри видел в них грусть и разочарование, которые ясно дали ему понять, как сильно слизеринец хочет, чтобы он продолжил игру. Но Драко так или иначе предлагал ему остановиться. «Очень благородный поступок», - подумал гриффиндорец, удивленный переменами, которые наблюдал в Малфое. Он улыбнулся.

- Ну, - медленно сказал он, - раз уж ты поднял этот вопрос, мне хотелось бы кое-что обговорить. Мне сложно играть в шамхаты в голове. Так что я подумал, может, у тебя есть шахматная доска, которой мы могли бы воспользоваться? И, если ты не против, мы могли бы удаляться туда, где у нас будет немного… уединения? Меня не особо волновала… эээ…  аудитория.. но сегодня утром…

Драко смотрел на него так, будто не верил собственным ушам.

- У меня есть доска в моей комнате, - неуверенно предложил он. - И мы могли бы играть там, я живу один.

- У тебя отдельная комната? - изумленно спросил Гарри. - Но где?

- Вниз по лестнице в подземелья Слизерина, у стены справа ты увидишь альков с маленькой медной статуей крылатого дракона. Просто войди в альков, на самом деле это вход в одну из небольших башен, и там ты увидишь еще лестницу. Моя комната на самом верху. - Слизеринец все еще выглядел ошеломленным. Пряди светлых волос спадали на лоб. - Когда ты сможешь прийти? - мягко спросил он.

- Мне уже нужно быть на тренировке по квиддичу, так что сейчас я пойду, но я приду сегодня вечером, после ужина и после того, как сделаю домашнее задание… если ты не против.

Драко кивнул.

- Я подготовлю шахматную доску.

Еще минуту они стояли, не зная, как попрощаться друг с другом. Потом Гарри сказал:

- Думаю, я лучше пойду.

- Ты уже сильно опоздал, - сказал Драко.

- Увидимся позже?

- Позже. 

Гарри наконец отвернулся и зашагал прочь. Он остановился и обернулся перед тем, как завернуть за угол. Драко все еще стоял на том же месте. Он выглядел потрясенным и… счастливым. «Думаю, что это я заставляю его так выглядеть,  - подумал Гарри. Он улыбнулся Драко и  в ответ был вознагражден улыбкой, от которой захватило дух. - Да, это определенно я».

 

*            *            *

 

Вернувшись в свою комнату, Драко первым делом достал палочку и, указав ей на камин, пробормотал «Инсендио». За решеткой вспыхнуло холодное пламя. Быстрым шагом блондин подошел к столу и открыл один из нижних ящиков. Потом покопался в кармане мантии и вытащил оттуда два маленьких пакетика. В одном находился кусочек шкуры бумсланга, во втором - незабудки, которые он утянул со стола Снейпа тем утром во время урока Зелий. Он спрятал оба пакета в ящик и закрыл его. Затем Драко переоделся и, наконец, словно приберегал лучшее напоследок, открыл окно и взобрался на подоконник. Он сидел, обхватив руками колени. Просто прислонился спиной к стене и глядел на улицу.

Когда ему только выделили эту комнату, и он впервые посмотрел за окно, у него дух захватило. Несмотря на то, что комната располагалась на верху одной из самых маленьких башен Хогвартса, отсюда все равно открывался потрясающий вид, причем непосредственно на поле для игры в квиддич. В этом году Драко провел немало часов, наблюдая за тренировками команды Гриффиндора, и причиной тому было отнюдь не желание позаимствовать несколько стратегических приемов для слизеринской команды. Ему просто нравилось смотреть, как летает Гарри.

И сейчас Драко видел, как Гарри направляется на поле. Он поднял руки с оттопыренными большими пальцами, подавая знак кому-то на трибунах - без сомнения, Уизли и Грэнджер, - и взмыл в воздух. Он поднимался и поднимался до тех пор, пока не оказался высоко над трибунами, потом повернулся и сделал несколько быстрых кругов, завершив их захватывающим пике, из которого вышел с удивительной точностью в самый последний момент, и наконец полетел параллельно земле, прижавшись всем телом к древку метлы. Гарри остановился высоко над полем, помахал рукой другим членам команды и сделал сальто. Драко улыбнулся. По тому, как Гарри летал этим вечером, было совершенно очевидно, что он находится  в превосходном расположении духа, и слизеринец очень надеялся, что знает причину. Уже довольно давно Драко не видел, чтобы Гарри делал подобные вещи - летал просто ради удовольствия. Было здорово видеть, что он снова стал летать так.

Несмотря на то, что Драко считал, что Гарри летает лучше, чем он сам, на деле их способности были почти равны. И слизеринец понимал, что Поттер всегда ловит снитч быстрее по другой причине. Да, причина заключалась в том, что Гарри всегда первым замечал снитч. По правде говоря, еще на пятом курсе Драко обнаружил, что гораздо проще следить за Гарри, чем пытаться отыскать этот поганый неуловимый золотой-шарик-переросток-с-крышылками. И даже более того: когда они были оба в воздухе, так близко друг другу, что временами почти соприкасались, -  и Гарри, такой потрясающий в своей алой квиддичной мантии, безупречно выполняющий очередной трюк, - в это время на него невозможно было не смотреть. Рано или поздно, как бы Драко ни старался сосредоточиться на игре, все заканчивалось тем, что он просто приклеивался взглядом к Гарри, начисто позабыв про квиддич, увлеченный созерцанием этой красоты верхом на метле…

Он очень смутился, когда это произошло впервые, когда понял, что хочет не только победить Гарри Поттера. Тогда он хранил это в строжайшем секрете. Теперь же Драко мог посмеяться над собой. Теперь он знал, чего в действительности хочет. Летать с Гарри, а не против него. «По правде, - подумал он, сидя на подоконнике и глядя в окно, - я бы никогда не хотел летать против Поттера. Только не после сегодняшнего дня».

В этот самый момент Драко решил, что непременно уйдет из слизеринской квиддичной команды. Слизеринцам придется найти себе нового ловца - да и в любом случае пришлось бы на следующий год. Он страстно хотел выйти вообще из всего, что так или иначе связано со Слизерином. С начала учебного года он умудрялся выдерживать правильную линию поведения, особенно с Крэббе и Гойлом, сохраняя дистанцию и в то же время не позволяя им узнать, что на самом деле он больше не хотел с ними иметь ничего общего. Он даже ухитрился убедить двух своих бывших телохранителей в том, что дружба с префектом разрушит их имидж плохих мальчиков. Он подкрепил свою точку зрения тем, что снял с них баллы и назначил наказание, когда они подложили бомбу-говнючку под кровать Пэнси Паркинсон. Конечно, он не рассказывал им, как забавно выглядела Пэнси, стоящая на пороге своей спальни в ночной рубашке с кружавчиками, перепачканной говном, и орущая, как банши, или как он смеялся, когда вернулся в свою комнату и закрыл дверь. Нет, он был чрезвычайно строг с ними со всеми, включая Пэнси. То, что теперь действительно имело для него значение, - это домашнее задание, получение оценок, которые бы впечатлили профессора Дамблдора, и исполнение своих обязанностей префекта. Потому что если бы он потерял место здесь, в Хогвартсе, о последствиях было бы страшно даже подумать. И еще здесь был Гарри. Гарри был важнее всего.

Он пронаблюдал, как Поттер выполнил идеальную петлю и буквально выхватил снитч из воздуха. Боги, он был невероятен! - и Драко хотел его во всех возможных смыслах. Он соскочил с подоконника, хотя тренировка еще и не совсем закончилась. Ему нужно было привести в порядок комнату и подготовить шахматную доску до ужина. Ну и, в конце концов, было еще и домашнее задание.

Внезапно в распахнутом окне мелькнула тень, и Драко отпрянул, немного испуганно. Филин его отца только что сел на карниз, сложил свои огромные крылья и вошел в окно.

- Привет, Люцифер, - сказал Драко с презрением в голосе. - Как папа?

Он взял записку у огромной птицы и вскрыл конверт.

«Драко,

Похоже, ты наконец-то пришел в чувство и сделал то, что я сказал. Мы обсудим твой план, когда ты приедешь домой на каникулы. Я ожидаю детального отчета о проделанных успехах.

Л.М.»

Драко подошел к столу, достал лист пергамента и перо. Подумав несколько минут, написал:

«Отец,

Мой план работает даже лучше, чем я ожидал. Пожалуйста, пришли мне серебряное кольцо с драконом, которое лежит в резной деревянной шкатулке в моем гардеробе. Я намереваюсь преподнести его в качестве подарка Поттеру на Рождество - с соответствующим наложенным заклятием в придачу, разумеется. Увидимся на следующей неделе.

Д.М.»

Драко привязал записку к ноге Люцифера и отправил его обратно. Он надеялся, что отец пришлет ему кольцо.  На улице стемнело, и легкий ветер, врывавшийся через открытое окно, стал холодным. Драко еще раз посмотрел, как гриффиндорцы возвращаются в замок, но в сумерках было сложно разглядеть Гарри среди остальных. Он улыбнулся. Очень скоро он увидит Гарри - и уже не там, за окном, а здесь, в своей собственной комнате. Он потянулся и закрыл окно, а затем, все еще улыбаясь про себя, пошел искать в сундуке свою шахматную доску и шахматы.




Следующая глава           

-На главную страницу- -В слэш по "Гарри Поттеру"-